Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

001-sobolev-a-n-

 

ГРОЗА ПРЕСТУПНОГО МИРА

Наши читатели, конечно же, помнят многосерийный фильм «Рожденная революцией» и тот ошеломительный успех, с которым он был принят телезрителями. По сведениям тогдашнего МВД, в дни показа в стране даже уменьшалось количество правонарушений

sob006-01-born-by-revolutionФрагмент постера многосерийного фильма «Рожденная революцией» (СССР, 1974-1977)

sob006-02-born-by-revolution-kolychevКадр из телефильма «Рожденная революцией»: бывший сотрудник царской уголовной полиции надворный советник Нил Алексеевич Колычев в исполнении В. А. Медведева

Один из персонажей фильма — бывший сотрудник царской уголовной полиции Нил Алексеевич Колычев, которого из-за его «старорежимного» прошлого увольняют из милиции. Приглашенным специалистом из «старорежимных кадров» был и реальный человек — гроза преступного мира Пензы Кирилл Ксенофонтов, судьба которого сложилась трагически.

30 марта 1907 года в помещении товарной конторы на железнодорожной станции города Пензы царило  обычное оживление. Суетились кассиры, переругивались получатели грузов. Здесь же в обнимку со своей берданкой сидел конторский сторож. Поначалу никто не обратил внимания на двух молодых мужчин, которые вошли в переполненную людьми комнату. Вдруг один из вошедших выхватил ружье у сторожа и крикнул: «Руки вверх! Ни с места!» Другой направил револьвер на конторщика и потребовал деньги. Тот молча кивнул в сторону стола. Грабитель выдвинул ящик и взял из него почти три тысячи рублей. В полной тишине злоумышленники покинули помещение, приказав всем под угрозой смерти не выходить из конторы...

 

«БЫЛ ПРИМЕРНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

Перепуганный люд опомнился уже через несколько секунд. Сторож выскочил на улицу и пальнул из ружья вслед преступникам. В ответ раздался револьверный выстрел. Еще немного и оба грабителя скрылись бы на задворках, но на шум подоспели городовые Ксенофонтов и Шеленев. Тут же к ним присоединилось несколько нижних чинов Новоархангельского полка. Изумленные обыватели, случайно оказавшиеся поблизости, могли наблюдать все подробности погони: крики, стрельба, топот сапог по весенней жиже. Ксенофонтов с шашкой наголо обогнал других преследователей и на Гоголевской улице догнал одного преступника. Тот, было, поднял револьвер, но городовой оказался проворнее. Ударом шашки он ранил грабителя в правую руку и голову. С помощью подоспевших солдат преступник был доставлен в участок. У задержанного отобрали револьвер-наган с четырьмя стреляными гильзами и паспорт на имя крестьянина Банникова. Сам же он назвался другим именем, рассказал, что дезертировал год назад из расквартированного в Пензе 213-го Оровайского полка и вступил в партию анархистов. Имя своего сообщника назвать отказался. Вот так состоялось боевое крещение отставного унтер-офицера Ксенофонтова на посту старшего городового третьей полицейской части города Пензы.

Село Крюково, в котором в 1876 году родился Кирилл Федорович Ксенофонтов, раскинулось на берегах тихой речки Марарайки, лениво струящейся по равнинам Чембарского уезда. Во второй половине 19-го века в селе проживало более двух тысяч жителей, оно считалось зажиточным. Здесь стояла деревянная церковь, работал поташный завод, было даже образцовое одноклассное училище, в котором обучались дети богатых селян. Впрочем, Кирилл Ксенофонтов училище не заканчивал. Он получил низшее домашнее образование, и жизнь его обещала быть такой же непритязательной и однообразной, как и у большинства односельчан: тяжелый крестьянский труд, скрашиваемый весельем в местном трактире «Минутка», в который крюковские мужики любили заглядывать по праздникам. Между тем судьба уготовила для простого крестьянского мальчишки столько приключений и испытаний, что их хватило бы не на одну жизнь.

По достижении совершеннолетия, как и большинство выходцев из низших слоев, Кирилл попал в солдаты. Его природная сметка и характер обратили на себя внимание командиров. Через некоторое время он становится младшим унтер-офицером и теперь сам руководит солдатами, обучает новобранцев. Позднее в его служебном аттестате напишут:

«Был примерным человеком, между товарищами любим. В боевом отношении всегда отличался».

 

ИЗ УНТЕРОВ В СЫЩИКИ

В возрасте тридцати лет унтер-офицер Ксенофонтов оставляет службу в армии, возвращается в Пензу и принимает решение пойти на работу в полицию. В 1907 году он становится старшим городовым, но на этой должности Кирилл Федорович долго не задерживается. Уже через год для умного и дисциплинированного служаки нашлось дело посерьезнее.

sob006-03-ksenofontov-kirill-fedorovichКирилл Федорович КСЕНОФОНТОВ (1876-1941)

В 1908 году в Пензе было учреждено сыскное отделение, в задачи которого входил розыск преступников, лиц, пропавших без вести, а также ведение агентурной работы в преступной среде. На службу в уголовный сыск отбирали лучших, ведь сыщиком способен быть не каждый. Здесь требуются особые качества: наблюдательность, острый ум и жизненная опытность. Ксенофонтов служил полицейским надзирателем в пензенском сыскном отделении с первых дней его существования. Начальником сыска был в ту пору Петр Адамович Упеник-Упенский. Ксенофонтов становится его заместителем и быстро приобретает репутацию одного из лучших сыщиков Пензы. О его успехах свидетельствует статистика тех лет. Так, в сентябре 1915 года сотрудники пензенского сыска раскрыли более пятидесяти преступлений. Из них двенадцать раскрыл лично Ксенофонтов. Такие везде на вес золота, поэтому неудивительно, что его приглашают для расследования особо запутанных преступлений даже в другие города. А когда в Пензе в 1911 году открывают питомник служебно-розыскных собак, то и здесь без него не обходится. Ксенофонтов едет в Санкт-Петербург для прохождения курса по дрессировке полицейских собак. 

Революция 1917 года опрокинула привычный уклад российской жизни. С улиц исчезли городовые, обновленную Россию захлестнула преступность. Бывших жандармов и сотрудников царской полиции большевики не жаловали, но вскоре стало очевидным, что новая власть не может эффективно бороться с преступностью, не опираясь на опыт сыщиков старой закалки. Видимо, не случайно выходит приказ ВЧК «Об отношении к бывшим полицейским чинам», в котором предписывалось освободить из тюрем «всех полицейских чинов, за коих советские партийные организации ручаются в их лояльном отношении к Советской власти». Кирилла Федоровича тогда не только не посадили в тюрьму, а, наоборот, назначили начальником уголовного розыска сначала в Пензе, а потом в Саранске. На этой должности он прослужит вплоть до 1923 года. Крестьянское происхождение ему только на руку. Ведь он, самородок пензенского сыска, тоже из низших слоев, из угнетенных. Но внезапно все изменилось. В 1923 году одним из жителей Пензы было подано заявление в прокуратуру. В заявлении сообщалось, что сотрудник угрозыска Ксенофонтов при царском строе, переодеваясь и гримируясь, занимался слежкой за революционерами, а также арестовывал активных борцов с самодержавием.

 

В ОТВЕТЕ ЗА ПРОШЛОЕ

Заявление недоброжелателя не осталось без внимания. Ксенофонтова берут под стражу, а начальник Пензенского ГПУ Тарашкевич утверждает обвинительное заключение. Начались допросы. Ксенофонтов свою вину отрицал. По его словам, он занимался расследованием уголовных преступлений и не касался преступлений политических. Через два месяца материалы следствия были направлены на согласование в Прокуратуру Пензенской губернии. Злопыхатели уже потирали руки, но развязка дела оказалась для многих неожиданной. Прокурор вынес заключение, что в действиях Ксенофонтова отсутствует состав преступления. По его словам, хотя сыщик и боролся с революционным движением, должность его не являлась особо ответственной. Он всего лишь выполнял то, чего от него требовали по службе, а к советской власти он лоялен. Свою роль сыграло и ходатайство начальника Отдела уголовного розыска республики, который писал:

«Ксенофонтов, как в довоенное время, так и теперь, является грозой преступного мира, в среде которого у него имеется много непримиримых врагов, стремящихся всякими способами скомпрометировать и удалить опасного для них человека».

Казалось бы, справедливость восторжествовала, но главные неприятности были еще впереди.

sob006-04-ksenofontov-kirill-fedorovichФотография из архивного дела № 7749-П на КСЕНОФОНТОВА Кирилла Федоровича

В конце 20-х — начале 30-х годов в стране всерьез взялись за «бывших». К таковым относили представителей дореволюционной интеллигенции, дворян, священнослужителей, офицеров царской армии, сотрудников жандармерии и полиции. Маховик репрессий неумолимо раскручивался, ломая судьбы тысяч людей. В 1930 году Кирилл Федорович Ксенофонтов как чуждый советской милиции элемент был «вычищен» из уголовного розыска. Опытный сыщик оказался не у дел. До 1931 года он тихо и скромно жил со своей семьей на Горяйновской улице в Пензе, а потом был арестован Пензенским горотделом ОГПУ. На этот раз обвинения оказались более серьезными. Его обвинили в том, что при старом режиме он по своей личной инициативе преследовал революционеров, а теперь «ведет агитацию против колхозного строительства и распространяет провокационные слухи о скорой гибели Советской власти». В октябре 1931 года бывшего начальника Пензенского угрозыска приговорили к высылке в северный край на три года, но на этом злоключения не закончились. Советская власть продолжала ему мстить за прошлое. После отбытия наказания он был осужден Архангельским облсудом и получил семь лет лишения свободы. Умер в ноябре 1941 года.

Время все расставляет по своим местам. В годы перестройки заключением прокуратуры пензенского сыщика реабилитировали. Совсем недавно архивное дело № 7749-П на Ксенофонтова Кирилла Федоровича рассекретили. Теперь мы, по крайней мере, знаем, кто в начале ХХ века был грозой преступного мира Пензы.

Александр СОБОЛЕВ.

По материалам архива УФСБ по Пензенской области. 

 

________________________________________
Опубликовано: «Наша Пенза», областная газета,
№ 03 — 15-21 января 2014 г.,
 с. 1, 7.

________________________________________
 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET