Печать
Рейтинг:   / 6
ПлохоОтлично 

 

В мае 1918 года началось вооруженное восстание Чехословацкого корпуса, охватившее Россию от Поволжья до Дальнего Востока. Одно из сражений между частями восставшего легиона и защитниками советской власти произошло в Пензе. Корреспондент американской газеты «Тhе NewYork Times» Карл Аккерман в 1918-1919 годах приезжал в Россию и написал книгу «По следам большевиков». В одной из глав он приводит рассказ чешского солдата, принимавшего участие в боях на улицах нашего города. Рассказ легионера, по словам Карла Аккермана, являлся образцом красочного эпического повествования нового времени, которое потомки молодого солдата непременно будут передавать из поколения в поколение. Чех говорил по-английски весьма живописно, хотя не без ошибок и не без некоторой наивности. Последнее, скорее всего, связано с молодым возрастом легионера, а может быть, с его знаниями английского языка. Ниже мы приводим его рассказ в сокращенном варианте.

 КРОВАВЫЙ МАЙ В ПЕНЗЕ

Чехословацкий корпус численностью несколько де­сятков тысяч человек был сформирован в основном из военнопленных чехов и словаков для войны с Германи­ей и Австро-Венгрией. После революции 1917года Россия вышла из войны, и корпус должен был отправиться через Владивосток во Францию. Эшелоны с солдатами корпуса растянулись от Поволжья до Сибири. В мае 1918 года движение эшелонов было приостановлено, а в Пен­зу, где в ожидании отправки находились легионеры, при­шла телеграмма: «…немедленно принять срочные меры к задержке, разоружению и расформированию всех ча­стей чехословацкого корпуса, как остатка старой регу­лярной армии». В результате боев на улицах Пензы, по разным данным, погибло от 30 до 100 чехословаков и от 150 до 230 защитников города.

 

МИТИНГ НА ВОКЗАЛЕ

Я сидел в вагоне и смотрел на Пензу — красивый белый городок, который стал частью истории нашей армии. Здесь решилась наша судьба. Вре­мя, проведенное здесь, особенно последние две недели перед боями, оказалось са­мым трудным в моей жизни. В Пензе мы должны были сда­вать оружие представителям специальной комиссии, в со­став которой большевики включили дезертиров из на­ших частей, называвших себя революционерами и интерна­ционалистами. Некоторые из них приходили в наши вагоны и агитировали нас вступать в Красную Армию. Они пря­мо говорили, что большевики специально задерживают эшелоны. чтобы как можно больше наших солдат пере­манить к себе на службу.

27 мая в 3 часа дня к нам на станцию (Рязано-Урапьский вокзал, ныне ст. Пенза-IIIздесь и далее прим. переводчика) пришел то­варищ Кураев (председатель Совета губернских комис­саров), пожелавший высту­пить перед солдатами. 

02-01-vokzal-ryaz-ural-zhdВокзал Рязано-Уральской ж.д. в Пензе, ныне вокзал ст. Пенза-III

Мы собрались вокруг вагона, с которого он начал свое вы­ступление. В своей речи Кураев показал все свое отно­шение к нам. Никогда рань­ше в своей жизни я не слышал такой демагогии! Похоже он думал, что перед ним стадо баранов. Потом высту­пал товарищ Минкин (пред­седатель губисполкома), речь которого произвела еще более удручающее впечатление. Он сказал:

«Вы воюете за трон царя! Вы не поедете во Францию. На самом деле вас отправят в Африку воевать против чернокожих рабочих и крестьян. Франция просто использует вас, но ничего не даст взамен. Вас продали американским миллионерам. Вы — козлиное мясо!»

Неко­торые из нас смеялись, другие кричали:

«Убирайся, мошен­ник!»

Выступил и кто-то из наших. Говорил, что винтовки не сдадим. Если они хотят их забрать, пусть только попро­буют. Здесь, на чужбине, мы всего лишь горстка изгнан­ников, у нас нет даже хлеба. Оружие — это все, что у нас есть. Если будет нужно, мы готовы воевать против кого угодно, хоть против всего мира. Внезап­ные раскаты грома и сильнейший ливень помешали продолжению митинга, и все разошлись. Я хотел спросить; товарища Ку­раева, что он обо всем этом думает, но тот отправился на телеграф про­сить помощи у Москвы.

 

«МЫ РЕШИЛИ ЗАХВАТИТЬ ПЕНЗУ»

Окруженные большевиками, в чужой стране, мы в любой момент могли подвер­гнуться нападению. Наше по­ложение становилось крити­ческим. Мы решили захва­тить Пензу, но не стали при­ступать к делу немедленно. Возможно, в этом проявил­ся добрый дух нашей нации. Нам не хотелось воевать с русскими, хотя атака на го­род в тот момент не принес­ла бы столько жертв, сколько их оказалось впоследствии. Мы оставались верны нашей традиции поднимать свой меч лишь в ответ на агрессию.

Тем не менее влияние большевиков чувствовалось повсюду, и уехать из Пензы можно было только свергнув их власть. Опасаясь внезап­ного нападения, мы выстав­ляли по ночам патрули, ко­торые контролировали тер­риторию между железнодо­рожной станицей и городом. Солдаты ходили в патрули без винтовок, только с руч­ными гранатами в карманах. Тем временем противник со­бирал силы, концентрируясь вокруг нас. В казармах около станции большевики формировали новые роты из венгров и немцев. Мне в те дни происходящее каза­лось сумасшествием — как мы, горстка бойцов, сможем выстоять против целого российского государства?

28 мая около 9 часов утра на станцию прибыл желез­нодорожный состав, на плат­формах которого мы увидели три бронеавтомобиля. Поезд остановился рядом с наши­ми вагонами, и случайно по­лучилось так, что башенные пулеметы броневиков смо­трели прямо на нас. Самый большой из бронеавтомобилей был вооружен пушкой и пулеметами (имел назва­ние «Грозный», 76-мм гор­ное орудие, пулеметы «мак­сим»), два других были по­меньше (один из них назы­вался «Адский»), вооружены пулеметами.

«Эти броневики — для нас. Мы должны за­хватить их», — таково было решение людей, оказавших­ся в смертельной опасности.

Приказ о захвате отдал по­ручик Швец. Тихо и незамет­но, словно тени, наши ребя­та пробежали между состава­ми, нырнули под вагоны, а по­том забрались на платформы. Без единого вы­стрела броне­вики оказались в наших руках! Другая группа ворвалась в ва­гоны с охраной (по чешским ис­точникам, охра­на почти вся со­стояла из ки­тайцев). Сопро­тивления никто не оказывал, хватило коман­ды «руки вверх!». Так у нас появились первые пленные чис­ленностью пятьдесят человек, впрочем, один из них все-таки был ранен.

02-02-chehoslovaki-na-Penza-3Чехословаки на станции Пенза-III

Несмотря ни на что, мы пытались продолжать переговоры. Бронеавтомо­били нам были нужны до тех пор, пока ситуация не прояс­нится. Надеялись, что теперь пензенские большевики ста­нут сговорчивее. Чтобы не обострять конфликт, мы от­дали им раненого, но тот но­чью умер.

Железнодорожная стан­ция была заполнена крестья­нами. С мешками и баула­ми они уже два дня ждали по­езда. Со всех сторон слыша­лись громкие проклятия и ругательства в адрес Красной Армии. Нам даже пришлось принять меры по защите на­ших пленников от гнева тол­пы. Мои братья по оружию разбрелись по вокзалу, объ­ясняя крестьянам, кто мы, чего хотим и почему нас здесь задерживают.

 

БОЙ В ГОРОДЕ

Как только местные вла­сти узнали об инциденте на станции, в городе объявили тревогу. Мы хорошо это слы­шали. Сначала раздался гу­док на одном заводе, потом на другом, на третьем... Ско­ро эти ужасные звуки слились в один бесконечный тревож­ный ним. Казалось, вся Пенза возопила о помощи. Так про­должалось все утро.

К полудню ситуация изме­нилась. Со стороны железно­дорожного моста послыша­лась стрельба — это боль­шевики обстреливали наших. Некоторые получили ране­ния. Мы тут же заняли оборо­ну. Второй батальон захватил дома около станции. Моя рота заняла казармы по другую сто­рону от железной дороги. В казармах находились немцы и венгры. Почувствовав опас­ность, они без колебаний пре­дали советскую власть и убежали в ближайший лес. Потом наступило затишье. Мы полу­чили приказ удерживать заня­тые позиции. Только с право­го фланга, со стороны вокза­ла Пенза-I, доносились оди­ночные выстрелы. Часть ба­тальона первого резервного полка, те, у кого было оружие, получила приказ взять вокзал Пенза-I и локомотивное депо. Задача была выполнена, и все локомотивы мы перегнали на Рязано-Уральский вокзал (на них чехословаки доставили подкрепление). На станции мы не открывали огонь, так как стрелять было не по кому. Но в городе стрельба стано­вилась все сильнее и силь­нее. Чуть ли не каждую мину­ту какой-нибудь новый пулемет обнаруживал свое присут­ствие звуками очередей.

02-03-itog-boev-v-penzeУбитые во время боев в Пензе. Фото из коллекции Игоря Шишкина

На следующий день про­тивник не предпринимал ни­каких активных действий, и город нами был занят. В ночь на 31 мая мы получили теле­грамму, в которой сообща­лось, что наши захватили Челябинск.

Перевод с английского Александра СОБОЛЕВА. 

________________________________________
Опубликовано: «Наша Пенза», областная газета,
№ 22 — 28 мая - 3 июня 2014 г.,
 с. 7.

________________________________________

 

По теме:

Шпаковский В. О.  «Мятежная броня» на улицах Пензы

 

 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET