Печать
Рейтинг:   / 7
ПлохоОтлично 

 

  МАСОНСКИЙ САД

  КНЯЗЯ А. Б. КУРАКИНА

  В УСАДЬБЕ НАДЕЖДИНО

01-guttenbrunn-l-kurakin-a-b-1800-rmА. Б. Куракин. Портрет работы Л. Гуттенбрунна, 1800 г. Дерево, масло, 40,5 x 31,7. Русский музей, Санкт-Петербург

Князья Куракины оставили выдающийся след в истории России: в политике, экономике, социальных отношениях, архитектуре, искусстве. Их столичные дома и дворцы известны специалистам. Вместе с тем, приходится признать, что дальние имения Куракиных изучены недостаточно, а среди них менее всех Надеждино Сердобского уезда Саратовской губернии (ныне Пензенской области), владения князя Александра Борисовича (1752-1818). В Надеждине князь прожил значительное время своей жизни: с ноября 1782 по ноябрь 1796 гг. и с сентября 1798 по февраль 1801 гг.. До длительного пребывания в сердобском имении он путешествовал по Европе, посетил множество дворцов и парков. Если по поводу авторства дворца в Надеждино идут споры, то парк является полностью творением князя А. Б. Куракина.

Скромная презентация Надеждинского парка в усадьбоведении не соответствует его значению в истории русского искусства и культуры. Оно определяется тем, что парк создавался одновременно с первыми пейзажными императорскими парками в окрестностях Петербурга. В 1780-х гг. начали строиться Английский сад в Петергофе, пейзажный парк около Большого дворца в Царском Селе, парк в Павловске.Но Надеждинский, созданный в соответствии с самой передовой европейской модой, появился в саратовской глуши. Изучение этого парка может быть продуктивным в следующих аспектах: его стилистическая принадлежность (пейзажная с элементами регулярной, в том числе и барочной планировки, архитектура садовых павильонов и пр.); сравнение с одновременными европейскими и русскими парками; его индивидуальные особенности и своеобразие. Наконец, масонская программа парка.

02-serdobsk-saratov-namestnichestvo-karta-1796Усадьба Надеждино (местоположение указано красным треугольником) на карте Сердобского уезда. Фрагмент карты Саратовского наместничества из Атласа Российской империи 1796 года

А. Б. Куракин принадлежал к шведско-берлинской масонской системе и состоял в высокой степени посвящения. С масонством он познакомился и был посвящён во время своих заграничных путешествий либо в 1770-х годах, либо в 1781-1782 годах, когда сопровождал цесаревича Павла Петровича.

 Авторитетный В. С. Турчин считает, что

«масонские программы особенно были ясно видны в Надеждине Куракиных, Савинском Лопухиных». (1)

Таким образом, куракинский парк входит в тройку «самых масонских», наряду с подмосковной усадьбой Я. В. Брюса в Глинках.(2) Но это положение автором не расшифровывается. Масонским Надеждино считает и М. В. Нащокина в монографии о русских садах. Она делает такое заключение на основе анализа топонимики храмов, просек и дорожек.(3)

Цель этой статьи — указать на возможные подходы при определении художественных образов парка, конкретно — его масонской программы. При этом необходимо учитывать замечание В. С. Турчина о несхожести мироощущения людей эпохи Просвещения с нашим:

«все люди до эпохи позитивизма и материализма XIX века были другими, их мировоззрение — качественно иным, со своим особенными понятиями и идеалами, даже с другой лексикой». (4)

К Надеждинскому парку это применимо дословно, так как важнейшей его особенностью является развитая топонимика. (5)

К сожалению, парк сохранился до настоящего времени только в виде зелёного массива: аллеи почти не просматриваются, а садовые затеи и строения находились в полуразрушенном состоянии уже в середине XIX в., а к его концу перестали существовать.

03-nadezhdino-palace-XX-cФасад, выходящий на парадный двор и парк. Разбитые стекла строений указывают на следы наступившего запустения.

04-kurakino-palace-650Современный вид состояния дворца в усадьбе Надеждино. Автор фото: Рассказова Л. В.

05-park-palace-facade-650Современный вид паркового фасада дворца в усадьбе Надеждино. Автор фото: Рассказова Л. В.

06-park-alleyАллея в парке. Автор фото: Рассказова Л. В.

07-former-bordБывший просек. Автор фото: Рассказова Л. В.

Однако иконография парка достаточно обширна. Сохранился гравированный в 1795 г. план (6), на котором указаны наименования храмов, просеков и дорожек. Известны гравюры и картины с видами нескольких уголков парка, преимущественно парковых сооружений. В мемуарных зарисовках, как современников князя, так и гостей усадьбы в середине и конце XIX и в начале XX века, описываются некоторые элементы его обустройства. Кроме того, недавно републикованы «Надписи в стихах к просекам, дорогам и храмам в Англинском саду», сочинённые неким Т. Троепольским и впервые изданные в 1795 г. (7)

Весьма увлекательно и логично зачислить парк, разбитый по проекту одного из первых русских масонов, в безусловно масонские. В статье, посвящённой русским масонским садам, задача которой составить парадигму масонской парковой атрибутики, М. В. Нащокина очень верно замечает, что

«парковые масонские символы <…> практически не повторяются, и каждый раз наделены какими-то уникальными чертами». (8)

Причина этого в том, что каждый усадебный парк — отражение личного опыта владельца, и одни и те же атрибуты в каждом парке имеют свои нюансы в символике. И дело здесь даже не в пресловутой масонской герметичности: только посвящённый видит тайный смысл, — а в том, что каждый посвящённый, в зависимости от масонской системы и степени посвящения, видит свой тайный смысл. (9) Однозначно масонских символов в Надеждинском парке практически нет. Почти любое название и элемент садовой архитектуры могут быть истолкованы и номинативно, и аллегорически, отсылая к некоему символическому значению. Как пишет И. И. Свирида,

«попытка прочесть образы пейзажного парка глазами вольного каменщика является лишь одним из способов интерпретации его многозначного текста, однако такое прочтение позволяет шире представить его многослойную семантику». (10)

Представляется, что наличие тех или иных элементов не является поводом для отнесения парка к масонскому, так как, по верному замечанию Ю. М. Лотмана,

«символ никогда не принадлежал какому-либо одному синхронному срезу культуры <…>, приходя из прошлого и уходя в будущее. Память символа всегда древнее, чем память его несимволического текстового окружения». (11)

Пожалуй, определяющим может служить наличие программы, охватывающей все элементы в единый комплекс. Какой же она может быть, исходя из анализа «Плана Англинскому саду из нагорной дубравы позадь Господского дома», гравированного в 1795 году по приказу князя А. Б. Куракина?

08-plan-of-1795-year-cc-1080«План Англинскому саду из нагорной дубравы позадь Господского дома» (1795 г.)

Усадебный парк князь начал разбивать в 1780-х годах, когда строился первый деревянный господский дом. План 1795 года отражает не окончательный вариант парка, что можно видеть из переписки князя. В письме от 12 мая 1794 г. к великому князю Павлу Петровичу он пишет:

«Я только что переименовал их все [садовые павильоны, очевидно, они уже существовали — Л. Р.] в храмы и дал имя этим храмам, всем просекам и дорожкам этого прелестного сада. На каждой просеке можно будет найти множество столбов с надписями, которые сообщат её имя, чтобы все прохожие могли тотчас проникнуться идеями и чувствами, которые здесь вызывают ассоциации». (12)

На плане некоторые дорожки, павильоны ещё не имеют названий, есть объекты неопределённого назначения. (13) Кроме того, в гравированном альбоме с видами парка есть изображение храма Верности (le Temple de la Fidelite), но такого нет ни на плане, ни в «Надписях в стихах».

10-prichetnikov-v--p- fidelity-temleХрам Верности в парке имения князя А. Б. Куракина «Надеждино», 1800 г. Картина работы Причетникова В. П. Холст, масло. 40,5х56,5 см. Тверская областная картинная галерея

В то же время, на плане и в надписях есть храм Благодарности (le Temple de la Reconnaissance) и Ворота красивого вида (la porte de Belle vue), но их изображения отсутствуют. На плане есть Новая китайская беседка (Nouveau Bosquet Chinois), есть и её изображение, но нет надписи ей. Известны виды дома Молчанова и Летнего дома, но их нет на плане, нет к ним и надписей. На мой взгляд, это свидетельство, во-первых, незавершённости работы над парком. Во-вторых, очевидно, программа (наименования) сочинялась применительно к тому, что уже есть.

Ещё одним аргументом в пользу этой версии, может служить существование в нём храма Лады. По-французски его название на плане переведено как le Temple de la Concorde (храм Согласия). А вот то же русское название храма под гравюрой с его изображением переведено как le Temple de Venus (храм Венеры). План и виды парка гравировались одновременно. (14) Надпись в стихах к храму Лады явно указывает на обращение к богине:

«Ты дщерь отца богов, ты мать всея природы!
Так вдревле чли тебя; так ныне чтут народы.
Сердце
[думаю, здесь ошибка, правильнее «сердца», т.е. множ. число — Л. Р.] — твой жертвенник; вселена — твой алтарь…
Тебе подвластен Царь, пастух и всяка тварь!»
.

Безусловно, здесь речь идёт о Венере (Афродите), богине Любви, дочери отца богов Юпитера (Зевса). Согласно греческой мифологии, ей подчинены боги и люди.

Интересно, что храм назван русским именем богини, а не античным, римским или греческим, что для князя Александра Борисовича было бы более привычным, а для нас ожидаемым. Во многих античных мифах Венера воспевалась как богиня плодородия, дарующая жизнь растительному и животному миру. Славянская языческая богиня Лада известна русским исследователям с XVII века, причём, именно этнографам, т.е. её культ зафиксирован в фольклоре, в записи песен и обрядов, ей посвящённых. Академик Б. А. Рыбаков пишет:

«Историко-этнографические материалы <…> рисуют нам Ладу как богиню брака и благополучия, празднования в честь которой проводились весной (1 мая) и в первую половину лета («зелёные святки» в диапазоне: середина мая – середина июня)». (15)

Обращает на себя внимание, что письмо князя Александра Борисовича к цесаревичу, в котором он сообщает о переименовании храмов и просеков, написано 12 мая, т.е. в самую пору прославления богини Лады. Известно, что в Надеждине была музыкальная школа, где наряду с «музыкантами иностранной нации» преподавали и русские музыканты. В одном из докладов А. Б. Куракину учитель нотного пения Лещинский упоминает, что занятия в школе ведутся по нотам русских песен, присланных князем. (16) В Надеждине был оркестр роговой музыки. Таким образом, народные песни звучали в усадьбе, и князь Александр Борисович интересовался народным творчеством. В 1780-1790-х годах в русском просвещённом обществе растёт интерес к нему. Издаются работы по древней славянской мифологии М. Попова и М. Чулкова. В 1776-1795 годах В. Трутовский издаёт «Собрание русских простых песен с нотами», в 1790 году появляется широко известное «Собрание народных русских песен» И. Прача и Н. Львова. О русской народной песне писал А. Н. Радищев в своём «Путешествии» в 1790 году. На этом фоне закономерно в 1795 году произошло открытие «Слова о полку Игореве», что может служить подтверждением общественного интереса к народной русской словесности.

 Архитектурный образ храма Лады лишь отдалённо можно ассоциировать с русским зодчеством. Судя по изображению на гравюре, он представлял собой лёгкий двухэтажный, видимо, квадратный в плане павильон с балконом по периметру во втором этаже и такой же верандой на первом. Только шатровая крыша, возможно, служит напоминанием о русском тереме. Выскажу осторожное предположение, что храм Лады, как и Новая китайская беседка, могут относиться к предполагаемой перспективе развития парка в направлении превращения его в «экстракт вселенной всей». Вспомним и о проекте «готического домика», который прислал брат Алексей.

11-prichetnikov-v--p- lada-templeХрам Лады в парке имения князя А. Б. Куракина «Надеждино». Картина работы Причетникова В. П. Холст, масло. 40х56 см. Тверская областная картинная галерея

Вернёмся к французскому переводу имени храма Лады на плане 1795 года. Очевидно, что по замыслу князя, желавшего, чтобы все знали о его чувствах и мыслях при прогулке по парку, названия первоначально придумывались по-русски. Во всяком случае, мемуаристы не пишут о двуязычных надписях. Если бы они были только по-французски, их бы не все посетители могли прочитать, так как в ту пору не все провинциальные дворяне и по-русски читать умели. А ведь князь Куракин принимал всех проезжавших мимо, без церемоний. На французский названия были переведены, вероятно, лишь при гравировке плана в 1795 году. (Само переименование происходило весной 1794 года). Возможно, переводчик надписей не знал имени славянской богини, переосмыслил его как форму женского рода от слова «лад», т.е. согласие. Интересно, что во французском языке есть два слова, обозначающих согласие: la сoncorde (ж.р.; с оттенком: единодушие, согласованность) и le consentement (м.р.; с оттенком: сочувствие). Кроме этого, на выбор слова переводчиком могло повлиять переименование в 1795 году в Париже, после многочисленных казней, в том числе и короля, площади Луи XV в площадь Согласия (de la Concorde). Впрочем, Г. Павлова в работе, посвящённой истории создания видов Надеждина (17), относит время создания гравюр к декабрю 1796 — ноябрю 1797 года, т.е. значительно позже гравировки плана. Тогда расхождения в переводе названий становятся ещё более понятными.

Таким образом, своеобразием масонского парка Надеждино является прежде всего то, что его масонская программа привнесена в уже готовый парк, явлена в номинациях, а не рельефе, топографии, репертуаре скульптуры и сооружений, как то мы видим в других, большей частью позднейших масонских парках (например, Остафьево, Архангельское и проч.). Неслучайно князь хочет «узаконить» масонские смыслы физически: многочисленными надписями на столбиках. И это было сделано.

На плане 1795 г. курдонер перед дворцом показан пустым. Но существует ещё макет, находившийся в усадьбе, ныне хранящийся в Саратовском музее краеведения. (18)

08-nadezhdino-model-in-saratov-museumМакет усадьбы Надеждино, находящийся в саратовском Музее краеведения

09-kurakin-gerbГерб князей Куракиных

На макете чётко виден партер перед дворцом, разбитый в виде равностороннего креста с вертикальной композицией в центре. Возможно, идея креста возникла позже гравировки плана. (19) В масонских усадьбах партер мог представлять выложенный из цветов ковёр ложи. Крест у масонов символизировал Веру, Любовь, Надежду, Терпение. Это, как мы увидим в дальнейшем, ключевые категории парковой программы. Надежда фигурирует в новом названии усадьбы, (20) а Терпение — в наименовании храма в парке. Можно вспомнить, что на княжеском гербе Куракиных начертан девиз: «За веру и верность». Первый орден, полученный князем Александром в 1766 году в бытность дипломатическим представителем России в Копенгагене, назывался Совершенного Союза или Верности. (21)

Обращают на себя внимание три круглые клумбы, расположенные на оси, параллельной фасаду дворца. Две из них устроены у концов креста именно для того, чтобы крест вышел равноконечным, поскольку курдонер овальный, и ось восток-запад длиннее, чем север-юг. Вместе с тем, аллюзии креста в партере перед дворцом можно отнести к вполне привычным и традиционным средствам планировки в русских усадебных парках, а не к намёку на тайный смысл.

Что же можно видеть из плана? Прежде всего, резкое отличие его левой (западной) и правой (восточной) части. Западная часть составляет менее трети общей площади парка. Раздел проходит по самому широкому Цесаревичеву просеку, (22) начинающемуся от выхода из курдонера. Планировка частей различна. Западная часть представляет собой запутанную сеть извилистых дорожек, собирающихся и разбегающихся от небольших полянок с храмами. Здесь нет ни одного просека, т.е. прямой аллеи. Из девяти поименованных на плане храмов (23) в этой части находится пять: Славы, Терпения, Лады, Дружбы, Благодарности. Характерно, что нумерация храмов и дорожек на плане начинается именно с этой части парка. Двучастная планировка масонского парка соответствует учению о Хаосе (дикой природе, непросвещённой душе) и Гармонии (утверждённой Творцом, о просвещённой светом истины душе) и, соответственно, о становящейся (из хаоса) и ставшей (обретшей гармонию) душе. Названия храмов в западной части можно трактовать как добродетели, помогающие человеку достигнуть истины, и сложный, непрямой путь достижения этих свойств.

12-prichetnikov-v--p- truth-templeХрам Истины в парке имения князя А. Б. Куракина «Надеждино». Картина работы Причетникова В. П. Холст, масло. 40х56 см. Тверская областная картинная галерея

Шестой храмИстины (21) — наиболее удалён от дворца, он расположен в восточной части на северной границе парка, и к нему от Ворот красивого вида идёт прямой просек (Софьин), один из пяти лучей, отходящих от Ворот в восточную часть парка. Ближе всех к дворцу в парке храм Славы, он находится по левую (западную) сторону от центрального Цесаревичева просека. Интересно, что в отличие от других храмов, связанных между собой — пусть и весьма замысловато — дорожками, в храм Славы можно попасть только одним путём — с Цесаревичева просека. Очевидно, что это не случайность.

В западной части находился ещё один интересный объект, не указанный на плане, но сохранившийся в мемуарах. Один из посетителей, побывавший в Надеждине ребёнком в конце 1860-х — 1870-е годы, вспоминает

«какие-то лабиринты узких дорожек, из которых, казалось, не было выхода и которые приводили опять и опять к этой лесной лужайке, где лежал огромный камень из темного гранита с золотом высеченными буквами: “memento mori”. А дальше в тени ветвей мы неожиданно натыкались на снежно-белую беседку с колоннами, построенную в виде греческого алтаря с манившей нас надписью: “Храм Благодарности”». (25)

Необработанный, «дикий» камень, символизирующий непросвещённую светом истины душу, является почти неоспоримым масонским парковым символом, равно как и лабиринт, символизирующий сложный путь непросветлённой души к истине. Размышления о смерти — непременная часть масонской эзотерики, ибо только в загробном мире для бессмертной души возможно достижение полного совершенства. (26)

Описание западной части закончу перечислением названий дорожек (27), здесь расположенных. Вряд ли существует какой-либо специальный смысл в переплетениях и соединениях их названий. Полагаю, важна идея, выраженная совокупностью их наименований: Удовольствия, Уединения, Неожиданного утешения, Преодолеваемых трудностей, Истинного разумения, Частого повторения, Вспоминовения прошедших утех, Постоянного друга, Отважности, Прихоти, Скорого достижения, Верных любовниц, Восторга, брата Степана. Только последнее наименование (если это не ошибка гравёра) выпадает из полного репертуара переживаемых душой чувств на пути к становлению.

Основой планировки парадной восточной части являются Цесаревичев просек, идущий от дворца с расположенным в его центре храмом Ворота красивого вида, обращённым к правой части парка, с отходящим от Ворот пятилучьем просеков (не считая Цесаревичева), с двумя этуалями на самом длинном, прорезывающем парк с запада на восток просеке Твёрдости, и двумя этуалями в южной и северной частях парка. Просек Твёрдости идёт почти параллельно «улице» каменных зданий (за пределами парка) и продольной оси дворца.

В восточной части находятся два храма: Ворота красивого вида и Вместилище чувствий вечных. Князь И. М. Долгорукий называет Ворота триумфальными, (28) а А. Голомбиевскому, в 1910 году посетившему усадьбу, уже ничего не удалось увидеть, кроме Ворот красивого вида, «очень напоминающих постройки в Царицыно». (29) Здесь симптоматично сравнение с баженовскими строениями, возможно, имеющими масонскую символику. Смысл названия храма вполне разъясняется описанием другого мемуариста. По прямой аллее (Цесаревичев просек) от дворца они дошли до круглой площадки, где находился прежде летний деревянный домик. (27)

«От него тянутся лучами широкие аллеи, будто тоннели, проложенные в массе зелени, открывая вдаль разнообразные картины; впечатление, какое они производят на зрителя, - истинно очаровательно! Однообразие аллеи делает незаметным ее далёкое протяжение, между тем там ярко освещённый предмет заканчивает чрезвычайно приятно эту тёмную перспективу и составляет живописный с нею контраст. Это очарование невыразимо, когда смотришь в аллею Марии-Антуанетты, названную так по видневшемуся в её конце памятнику. <…> На конце других аллей представляются: в одной – фасад дома, в другой – сельский вид, будто в диораме, в третьей – голубая даль, поля и проходящее стадо при золотистом свете вечернего солнца». (31)

Упоминание вечернего солнца заставляет вспомнить парк в Павловске. Известно, что там Д. Кваренги был задуман «вечерний сад»: выбиралось место, откуда хорошо виден закат солнца. (32) Вечер и закатное солнце ассоциировались с мотивами призрачности всего земного, настраивали на отстранение от преходящего. (33) Вместе с тем, это просто любование красивым местом, «естественной» натурой, а князь Александр Борисович был «истинным любителем природы», о чём свидетельствуют его письма из Надеждина.

13-prichetnikov-v--p-prichuvctviy-galleryГалерея Вместилище чувствий вечных в парке имения князя А. Б. Куракина «Надеждино». Картина работы Причетникова В. П. Холст, масло. 40х56 см. Тверская областная картинная галерея

14-dolgorukiy-ivan-mihailovichКнязь Иван Михайлович Долгорукий (Долгоруков) (1764-1823), государственный и общественный деятель, поэт, мемуарист, в 1791-1797 гг. — вице-губернатор Пензенской губернии

Название второго храма парадной части «Вместилище чувствий вечных» говорит об установившейся гармонии души, где господствуют вечные, то есть высшие, не изменяющиеся чувства. Правда, князь И. М. Долгорукий описывает его по-другому.

«В этой зале, поставленной в саду, было четыре кабинета; на дверях каждого был вензель любезной какой-либо особы князю. Мысль его всегда обращалась к той, чье имя видел он там, где избрал сидеть. Из этой залы мы смотрели на представление в поле людьми его драмы “Эмилия Галотти”». (34)

Князь Иван Михайлович Долгорукий не был масоном, (35) поэтому тайный смысл имени храма ему не мог быть открыт. Из надписи к храму явствует, что «чувствия вечные» — это «не внешние чувства, душевные и сердечные», переживаемые героем в обществе, а «всё, что вокруг меня», т.е. «естественная» природа (английского пейзажного, а не регулярного французского парка), явленная в надеждинском саду. Таким образом, «чувствия вечные» — это общая аллегория природы, а не изменчивого человеческого общества. Парк — прибежище покоя и блаженства души: его

«воздвигнули блаженство и покой <…>
Здесь дружба и любовь век обрели златой».
(Надпись к караульне у входа в парк).

В восточной части заметно преобладание названий просеков в честь конкретных людей — семь из тринадцати: Цесаревичев, Антуанетин, Нелидовой, Катишин, Софьин, Алюнин, Браницкой. (36) Остальные наименованы: Славных дел, Твёрдости, Ожидаемого благоденствия, Приятного наслаждения, Отрады и Милой тени.

«Эти названия вызывают у меня приятные и интересные воспоминания, писал князь Александр Борисович. — Они обозначают природу чувств и имена людей, которые занимают мое сердце. Они будут часто вызывать у меня грусть, но она всегда будет сопровождаться душевным спокойствием, и за ней последует радость ничем неомраченного счастья, свободного от хлопот, тревог, угрызений совести и сожалений, которым так часто предаёшься в большом свете». (37)

Память — одна из главных тем, воплощённых как в номинациях сада, так и в «Надписях в стихах». Из сорока шести миниатюр в десяти присутствуют слова «память» или «памятник». Прежде всего, во всех случаях, где названия посвящены конкретным лицам. (38)

Очевиден другой принцип называния просеков и дорожек в этой торжественной части парка, свидетельствующей о победе Души над Хаосом и о найденной гармонии. Теперь душа хозяина парка явлена в зримых образах памятников, павильонов, аллей и дорожек, видов, уголков — во всём многообразии ассоциативных и мемориальных связей. Одновременно, по верному замечанию О. С. Евангуловой, «имена призваны внушить посетителю, что он становится гостем некоего государства с его пределами и сопредельными местностями». (39) Князь Александр Борисович является государем этого маленького княжества и двора, а присвоение имён близких людей аллеям парка может восприниматься пожалованием милости, как при настоящем дворе. Кстати, сами отмеченные вниманием хозяина так к этому и относились. Например, брат Степан обижался, что его дорожка короче дорожек управляющих княжескими имениями Молчанова и Ямпольского. Намёк на масонство в таком случае можно увидеть лишь в пренебрежении социальной иерархией тех людей, именами которых названы просеки и дорожки.

Есть ещё и третий смысл в парковой топонимике: зашифрованное послание другу. В письме цесаревичу Павлу Петровичу князь А. Б. Куракин писал:

«Я сделал для Вас, мой дорогой покровитель, уменьшенный план моего сада, и отправляю его Вам, как только будет готов список названий, коими я его наполнил. Эти имена не будут представлять для Вас загадку, как для других: они позволят Вам проникнуть в самые сокровенные тайники сердца Вашего покорного слуги и откроют для Вас его чувства, чаяния, радости. Вы узрите его обнажённую душу и увидите, что он всегда таков, каким Вы его знали <…>». (40)

Недомолвки князя проясняются «надписями в стихах». Так, первые строчки посвящения Цесаревичеву просеку показывают благородную неизменность чувств и преданность Павлу:

«Кого в душе моей по Боге первым чту,
Для коего презрел блистательну мечту».

В посвящении храму Благодарности мотив богоподобия Павла повторен:

«<…>А кто благотворит, тот Божеству подобен,
Таков ты <…>, коему навек я посвящен и сам». 
(41)

О планировке просеков можно заметить, что от точки входа в сад прямо до Ворот идёт самый широкий Цесаревичев просек, а почти под прямым углом к нему правее — Славных дел, пересекающийся с Антуанетиным. На месте пересечения, видимо, был поставлен памятник французской королеве. Получается малый треугольник: Цесаревич, Славные дела, Мария-Антуанетта. Далее просек Славных дел доходит до пересечения с просеком Твёрдости и получается большой треугольник: Цесаревич, Славные дела, Твёрдость. Кстати, эти три просека — самые длинные в парке.

Особенности рельефа, играющие большую роль в масонской символике (холмы, горки, пещеры, гроты, острова и проч.), практически не участвуют в масонской программе надеждинского парка. Имеющиеся на плане пруды никак не обозначены ни в надписях, ни в названиях. Только в двух миниатюрах содержится упоминание о конфигурации объектов. О просеке Твёрдости сказано:

«Прямизна сей стези, толико протяженной,
Являет цель души, ко благу устремленной».

Те же без обиняков высказанные масонские идеи и в посвящении дорожке Удовольствия:

«Хоть сей искривлен путь, но прямо он ведет
К тем удовольствиям, не знает коих свет».

На гравированных изображениях видно, что некоторые храмы стоят на небольших возвышениях (несколько ступенек), скорее высоких фундаментах, так как парк разбит на ровном возвышенном плато. Исключение составляет храм Славы. Он венчает искусственный холмик, по склонам которого змеится дорожка-серпантин, её хорошо видно и на плане. Надпись о Славе, венчающей бессмертьем «великих душ дела» закрепляет эту прозрачную аллегорию восхождения.

Топонимика и планировка данным анализом, безусловно, не исчерпывается, однако общий принцип устройства парка и его программа, на мой взгляд, достаточно ясны. Я полагаю, что искать их надо не в масонской герметической символике, а в масонской этике. Отличительной особенностью Надеждинского парка является полное отсутствие мистики и сложной аллегории. Как указывает И. И. Свирида, масонство XVIII века,

«начавшись прежде всего в качестве морально-этического движения, на протяжении столетия обрастало мистическими напластованиями, <…> его структура и ритуал всё более усложнялись». (42)

А. Б. Куракин принадлежал к самым первым по времени появления русским масонам, разрабатывавшим нравственно-этические идеи. Их задачей было самопознание.

«Они больше масонствовали, чем были масонами», — написал о русских масонах первого поколения В. О. Ключевский. — Они <…> вступили в состав “малого избранного народа” вольных каменщиков только для того, чтобы самих себя переработать в пригодные камни для мысленного храма Соломонова». (43)

Необходимо учитывать и такие качества личности князя Александра Борисовича, отмечаемые всеми современниками, как самопрезентация (или, как писали некоторые мемуаристы, тщеславие), постоянное напоминание о своём положении при дворе и проч. (44) Оказавшись в ссылке, князь осмысливает и стремится «обжить» эту ситуацию как возможность явить в натуре масонские добродетели в суровых испытаниях, посланных ему Творцом. «Абстрактные» названия аллей при таком прочтении становятся говорящими. Это очевидно при обращении к «Надписям в стихах». Самый популярный мотив в них — плодотворность уединения. Слова «уединение», «пустыня», «убежище», «покой», «тишина», «безмолвие» присутствуют в тринадцати миниатюрах. Это впрямую соотносится с одной из заповедей вольных каменщиков:

«Ищи сам истину в тишине и уединении». (45)

Даже «приятное наслаждение» возможно только после уединения, «которому здесь жизнь посвящена моя». (Посвящение просеку Приятного наслаждения).

Итак, парк в Надеждино — это место поиска истины душой, жаждущей совершенства. Истинный «друг человечества», обретший твёрдость и гармонию, не озлобляется, не замыкается в себе, не скорбит, не отчаивается, не предаётся унынию. Он благодарен всем за малейшее сочувствие к его судьбе. Он открыт радостям жизни: это говорит о его чистой душе.

«Места, блаженные едемской простотою,
Места, далёкие от светских туч и стрел!

Я в вас душевное спокойствие обрел».

(Надпись к дорожке Спокойствия душевного).

Здесь душа обретает утраченную первородную беспорочность, как в Эдеме (рае).

16-nadezhdino-vue-de-chateauVue du château de Nadejedino de S. A. le Prince A. B. Kourakine — Вид дворца князя А. Б. Куракина в Надеждино

15-nadezhdino-vue-de-villageVue du village de Nadejedino de S. A. le Prince A. B. Kourakine — Вид села Надеждино князя А. Б. Куракина

 17-nadezhdino-vue-de-nadezhdinoVue de Nadejedino du coté du couchant de S. A. le Prince A.B. Kourakine — Вид Надеждино князя А. Б. Куракина с западной стороны18-nadezhdino-vue-de-nadezhdinoVue de Nadejedino du coté du levant de S. A. le Prince A.B. Kourakine — Вид Надеждино князя А. Б. Куракина с восточной стороны

 

 

 

 

 

 

 

 

В топонимике парка нет чувств греховных, угнетающих, даже скорбных или грустных, что дало повод некоторым исследователям (О. С. Евангулова) говорить о гедонистической программе парка (46), т.е. не выходящей за рамки сентиментализма. Действительно, такое впечатление может сложиться, если посмотреть только названия просеков, храмов и дорожек. В стихотворных надписях гедонизм сменяется масонскими идеями самосовершенствования, приближения к Эдему (раю). (Анализ стилевой принадлежности и литературной программы «Надписей в стихах» требует отдельной статьи). Хозяин парка убеждает посетителей в том, что на лоне природы человек забывает об изменчивости и коварстве света, чувства его чисты и естественны, он уподобляется праотцу Адаму в эдемском саду. Но достижение такого состояния даётся трудом души.

Многочисленными исследователями признано, что масонство является философской основой сентиментализма. (П. Н. Сакулин, Г. А. Гуковский, Г. П. Макогоненко, П. А. Орлов, Н. Д. Кочеткова, И. И. Свирида, О. Н. Купцова, В. И. Сахаров и др.). Напомним, что Англия была родиной и масонства, и сентиментализма, и пейзажных парков. Затем пути их расходятся, масонство сентиментализмом не поглощается и не исчерпывается, как и пейзажный парк не поглощается и не исчерпывается идеями вольных каменщиков. Сентименталисты предпочитают любоваться «естественной» природой и своими чувствами, масоны — постигать тайный смысл мироустройства и пути самосовершенствования. И оба делают это в пейзажном парке. (47)

На мой взгляд, самобытным в парковой топонимике Надеждино является постоянный уход его владельца от абстрактного философствования о мироустройстве к изображению «чувствий» своей души. И в этом — прелесть и очарование этого парка. Здесь, например, мы видим памятник не масонскому учителю и не благодетелю, а несчастной французской королеве Марии-Антуанетте, с которой князь А. Б. Куракин был хорошо знаком.

«На медной доске пьедестала вызолоченными словами идет надпись о ней, заканчивающаяся словами: “Мимоидущий, вспомни о ней, возрыдай о несчастьях ея, вознеси о ней горячую молитву твою пред Всевышним”». (48)

Это прямое противопоставление масонским памятникам учителям (Ср., например, парк в Савинском с памятниками Репнину, Руссо, Фенелону, Юнгу, Лейбницу, Конфуцию, Квирину Кульману, Эккартсгаузену и проч.). (49) Аллеи здесь называются не в честь героев Отечества или всемирной истории, являющих образцы доблести для подражания, а именами людей, имеющих заслуги только перед самим владельцем парка. Это не величие «чувствий», а индивидуальность переживаний.

Программа парка может быть выражена понятиями «верность, терпение, любовь и надежда», являющимися основой душевной гармонии, к которой она приходит, познав дружбу, славу, благодарность, верность и проч. чувства, варьирующиеся в партере, в названии храмов, просеков и дорожек западной и восточной частей парка, в посвящённых им надписях. Это соотносится и с девизом герба Куракиных («За веру и верность»), и с психологическими особенностями личности и биографией князя Александра Борисовича. Он был постоянен в привязанностях и благороден, что отмечено и благодарной за память о муже императрицей Марией Феодоровной, (50) и многочисленными дипломатами (поведение князя на пожаре в Вене в 1810 году). Язвительный Ф. Ф. Вигель писал:

«Он хотел казаться не модником, а великим господином. <...> За то, какою искусною представительностью, каким благородством, каким постоянством и нежностью в дружбе заменял он все недостатки свои!» (51)

Особенностью Надеждинского парка является полное отсутствие исторических и географических аллюзий и отсылок: нет ни античных богов, ни египетских сфинксов, ни руин, ни средневековых подземелий и проч. Нет стихий огня и воды. Князь И. М. Долгорукий создал афористическое описание Савинского парка:

«на десятине» снят «экстракт вселенной всей».

Надеждинский парк ему противоположен: здесь не макро-, а микрокосм — душа человека, стихия тонкой душевной материи. В Надеждинском парке личность заявляет своё право на своеобразие, неповторимость, причём, с наивной убеждённостью, что она, конкретная душа, интересна всем самыми своими мельчайшими движениями и привязанностями. Масонский смысл этой программы заключается в том, что в парке представлен образ души идеальной, самосовершенствующейся в уединении. В дальнейшем парк мог измениться. Но после 1801 года князь Александр Борисович в имение не приезжал. Так парк и остался «портретом» благородной души владельца на определённый момент его бытия.

Л. В. Рассказова

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Турчин В. С. Взгляд русского масона на природу естественную и искусственную// Русская усадьба: Сб ОИРУ. Вып. 8. М.: Жираф, 2002. с.45.

2 В Глинках парк регулярный, принадлежность к масонству определяется по присутствию статуй греко-римского пантеона, павильону, где заседала ложа, и планировке аллей в виде масонских символов. См.: Нащокина М. В. Русский масонский сад.// Русская усадьба: Сб ОИРУ. Вып. 12. М.: Жираф, 2006. С. 514-515.

3 Нащокина М. В. Русские сады. XVIII – первая половина XIX века. М.: АРТ-Родник, 2007. с.227-230.

4 Турчин В. С. Указ. сочинение, с. 48.

5 Например, надо иметь в виду, что значение слова «любовницы» в названии одной из дорожек парка — «Верных любовниц» — в XVIII веке и в XX веке разнится. Под любовницей в наше время подразумевается незаконная связь, а в XVIII в.  — возлюбленная, а любовники — влюблённые. Таким образом, «верные любовницы» можно трактовать, например, как возлюбленные, или влюблённые, преодолевшие все препятствия.

6   РГАДА, ф.1375, оп. 2, д.6., л.1.

7 См.: Дмитриева Е., Купцова О. Жизнь усадебного мифа: утерянный и обретённый рай. 2-е изд. М.: ОГИ, 2008. с. 458-467. В дальнейшем тексты «надписей в стихах» приводятся по этому изданию. Об авторе «Надписей» ничего неизвестно. Я полагаю, что, во всяком случае, программа их составлялась самим князем А. Б. Куракиным.

Нащокина М. В. Русский масонский сад.// Русская усадьба: Сб ОИРУ, Вып. 12. М.: Жираф, 2006. с. 518.

9 Об «идейной пестроте» русского масонства говорят многие исследователи и сами масоны. См., например: Сахаров В.И. Иероглифы вольных каменщиков. Масонство и русская литература XVIII — начала XIX века. М.: Жираф. 2000. с. 53.

10 Свирида И. И. Указ. соч., с. 139.

11 Лотман Ю. М. Символ в системе культуры. Тарту, 1987. с. 11-12. Цит. по: Свирида И. И. Сады Века философов в Польше. М.: Наука, 1994. с. 139.

12 Восемнадцатый век. Исторический сборник, издаваемый по бумагам фамильного архива <…> кн. Ф. А.Куракиным./ Под ред. В.Н.Смольянинова. Т. 2, М., 1905, с. 123-124. Курсив мой.

13 Например, нечто в виде холма правильной круглой формы, — видимо насыпного, исходя из изображения на плане, — в середине просека Твёрдости. Репертуар земляных парковых сооружений этого периода весьма обширен: горка Парнас; горка с гротом или пещерой внутри. Из масонских объектов — подземный лабиринт или помещение для тайных заседаний ложи. Наконец, просто погреб, оформленный как грот. Побывавший в парке в 1848 г. Д. Карташев упоминает о каком-то земляном кургане, с которого по вечерам звучала музыка.

14 Скорнякова Н. Н. Усадьба Надеждино. Работы художников Я. Филимонова и В.Причетникова в собрании ГИМ// Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. Еже-годник. 1997. М.: Наука, 1998. с. 513-523.

15 См. подробнее: Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М., 1981. Ч.III. Гл. 7 «Рождение богов и богинь».

16 Дьяконов В. А. Лицедеи, певчие, музыканты. Саратов, 1991. с. 15.

17 Павлова Г. Виды села Надеждина// Собрание. 2010. №1 (24). с. 88-97. Автор делает вывод, что гравюры с видами надеждинского парка — самый ранний опыт работы русских мастеров в жанре ландшафтной гравю-ры (до создания класса ландшафтной гравюры в Академии художеств в 1799 г.). 

18 Опубликован: Ежова И. К. Зубриловка, Надеждино: дворцово-парковые ансамбли в Поволжье. Саратов, 1979.

19 Известно, что Павел I в 1797 г. учредил в России великое приорство Мальтийского ордена. После захвата в 1798 г. Наполеоном острова Мальты Павел I был избран великим магистром ордена. Князь А. Б.Куракин в это время был в Петербурге, рядом с императором, а с 1798 г. — опять в Надеждино.

20 Первоначально село называлось Борисоглебское.

21 Павлова Г. Указ. соч., с.96. С этим орденом князь изображён одном из наиболее ранних его портретов — на гравюре 1779 года А. Радига по оригиналу А. Рослина.

22 На плане тринадцать пронумерованных просеков: 1 — Цесаревичев, 2 — Славных дел, 3 — Нелидовой, 4 — Антуанетин, 5 — Твердости, 6 — Катишин, 7 — Софьин, 8 — Алюнин, 9 — Браницкой, 10 — Ожидаемого Благоденствия, 11 — Приятного Наслаждения, 12 — Отрады, 13 — Милой тени.

23 Девять храмов, обозначенные на плане латинскими литерами, имеют следующие названия: Славы, Терпения, Лады, Дружбы, Благодарности, Ворота красивого видаВместилище чувствий вечных, Истины, Новая Китайская беседка.

24 Во время Отечественной войны 1812 года при подходе Наполеона к Москве в храм  Истины в Надеждино по приказу князя был перевезён семейный архив Куракиных из дома на Басманной. После войны документы были возвращены в Москву.

25 Ладыженский В. Н. «В последние годы крепостного права и первые годы воли». Неоконченные воспоминания.// Земство. 1995.  №1. Пенза, 1995. с.52-53.

26 Ср.: «Не забывай своего собственного совершенства и радей об удовлетворении нуждам бессмертной души твоей. <…> Познание самого себя есть основание каменщицких правил. Душа твоя есть дикий камень, который очистить должно». Из «Устава вольных каменщиков, утверждено на всеобщем Совета Конвенте, бывшем в Вильгельмсбаде в 5787 [1782] году». Цит. по: Масоны и масонство. Вып.1. М.: Эра, 1994. с. 105.

27 Имена дорожек (их всего 29, нумерация просеков и дорожек общая): 14 — Удовольствия, 15 — Уединения, 16 — Неожиданного утешения, 17 — Преодолеваемых трудностей, 18 — Жаркого любовника, 19 — Истинного разумения, 20 — Частого повторения, 21 — Вспоминовение прошедших утех, 22 — Спокойствия душевного, 23 — Постоянного друга, 24 — Веселой мысли, 25 — Задумчивости, 26 — Отважности, 27 — Прихоти, 28 — Скорого достижения, 29 — Верных любовниц, 30 — Доброго согласия, 31 — Восторга, 32 — Брата Степана, 33 — Новая, 34 — Брата Алексея, 35 — Трудолюбия, 36 — Гатчинская, 37 — Петра Молчанова, 38 — Размышления, 39 — Радости, 40 — Степана Ямпольского, 41 — Великодушия, 42 — Услаждения самого себя.

28 Долгоруков И. М. Повесть о рождении моем, происхождении и всей жизни. Петроград, 1916. с. 242.

29 Голомбиевский А. Покинутая усадьба. Село Надеждино, бывшее имение князей Куракиных // Старые годы, 1911, № 1. с. 22.

30 Это, всё-таки, Ворота красивого вида, судя по дальнейшему описанию. Поскольку мемуарист ни плана, ни самих построек не видел, он мог перепутать названия и расположение садовых павильонов.

31 Карташев Д. Село Надеждино (В Сердобском уезде)// Иллюстрация. СПб. 1848. Т.VII. № 162. с. 84-88.

32   Никифорова Л. В. «Глядясь в зерцало вод…»// Русская усадьба: Сб ОИРУ. Вып. 11. М.: Жираф, 2005. с.132.

33 Ср.: герой очерка Н. М. Карамзина «Прогулка» (1789) отправляется вечером на прогулку, цель которой — встреча восходящего солнца, «величественного образа величественного творца всего». При этом необходимо взойти на холм, символизирующий «приближение смертного к своему бессмертному началу». (Орлов П. А. Русский  сентиментализм. М.: МГУ, 1977. с.119). Известно также, что масоны называли себя «детьми вдовы», т.е. таинственной Натуры, вдовствующей ночью без ушедшего солнца Матери-природы. (Сахаров В. И. Указ. соч. С.31).

34 Долгорукий И. М. Указ. соч., с. 322.

35 См.: Серков А. И. Русское масонство. 1731-2000 гг. Энциклопедический словарь. М.: РОССПЭН, 2001. Впрочем, автор этого справочника не претендует на исчерпывающую полноту списков.

36 Реальный комментарий см.: Дмитриева Е. Е., Купцова О. Н. Указ. соч., с. 458-461. 

37 Восемнадцатый век. Т.2. Указ. изд., с.124.

38 Только в надписи к Цесаревичеву просеку нет слова «память», но это чувство выражено опосредовано: герой «чтит» друга в своей душе, т.е. постоянно думает о нём.

39 Евангулова О. С. Страны и народы мира в художественной Вселенной усадьбы.// Русская усадьба: Сб ОИРУ. Вып. 5. М.: Жираф, 1999. С. 22.

40 Восемнадцатый век. Т. 2. Указ изд., с. 124. Перевод О. Н.Купцовой, см.: Дмитриева Е. Е., Купцова О. Н. Жизнь усадебного мифа: утраченный и обретённый рай. 2-е изд. М.: ОГИ, 2008. с. 455.

41 Ф. Ф. Вигель свидетельствует, что «изображения великого князя Павла Петровича находились у него во всех комнатах» дворца. (Вигель Ф. Ф. Записки. Ч.1. М., 1892. С.195).

42 Свирида И. И. Сады Века философов в Польше. М.: Наука, 1994. с.127.

43 Ключевский В. О. Воспоминания о Н. И.Новикове и его времени.// Он же. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М.:Правда, 1990. с. 384-385. Сам В. О. Ключевский был масоном. См.: Серков А. И. Указ. соч., с.397.

44 Известны слова князя А. Б. Куракина о Надеждине: «Если и не удастся мне сим домом пользоваться и в нем жить, пусть же останется он здешнему месту прочным украшением и памятником обо мне». (Цит. по: Голомбиевский А. Указ. соч., с.25). Я полагаю, что здесь более глубокое чувство, чем про-сто тщеславие.

45 Карманная книжка для В* К*. М., 1783. Издана Н. И.Новиковым. Цит. по: Новиков В. И. Указ. соч., с.231.

46 О. С. Евангулова пишет о названиях: «Ассортимент их типичен для своего времени и покоится на гедонистической основе». (Евангулова О. С. Изображение и слово в художественной культуре русской усадьбы // Русская усадьба. Сб ОИРУ. Вып. 2. М., 1996. С.43).

47 Интересное наблюдение в этой связи приводит П. А. Орлов. А. М. Кутузов и Н. М. Карамзин бывали в берлинском Тиргартене. Одна и та же аллея первого из них навела на мрачные размышления о смерти и загробной жизни, второго — на воспоминания о друге (том же Кутузове), который тоже здесь бывал. См. подробно: Орлов П. А. Русский сентиментализм. М.: МГУ, 1977. с.129.

48 Карташев Д. Указ. соч., с. 88.

49 См.: Новиков В. И. Масонские усадьбы Подмосковья // Русская усадьба. Сб ОИРУ. Вып.5. М.: Жираф, 1999. с. 231-239. 

50 Императрица поставила в Павловске надгробный памятник кн. А. Б.Куракину с надписью «Другу друга моего». Ср. у А. Голомбиевского: «чистосердечная, бескорыстная и беспредельная преданность наследнику престола». (Указ. соч., с. 7).

51 Вигель Ф. Ф. Записки. Ч. 1. М.: Издание «Русского архива», 1892. С. 194-195.

 

________________________________________
Опубликовано: 
Русская усадьба: Сборник  Общества изучения русской усадьбы.
Вып. 16 (32). / Научн. ред.-сост. М. В. Нащокина. СПб: «Коло», 2011. с. 70-87.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET