Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

001-tyustin-630-180

 

 

ДВОРЯНСКИЙ НЕКРОПОЛЬ

ПЕНЗЕНСКОГО КРАЯ

Места земной жизни человека сопровождают места его астрального существования — кладбища. Лю­бой некрополь — скромный сельский погост или внушительное городское кладбище — важный исторический источник, прежде всего в биографическом и социальном плане.

31506-0401-gvozdev-b-Борис Николаевич ГВОЗДЕВ (1886-1927), этнограф, краевед, музейный работник

Из пензенских историков только один обращался к этому угасающему источнику — Борис Нико­лаевич Гвоздев (1886-1927). В 1912 г. он окончил историко-филологический факультет Варшавского университета, несколько лет преподавал историю в учебных заведениях Пензы, а в 1921 г. возглавил исторический отдел Пензен­ского губернского музея. В годы интенсивного разрушения старых кладбищ он успел очень скупо описать небольшую группу могил кладбищ женского и мужского монастырей, а также Всехсвятского, Лютеранского и Католического кладбищ г. Пензы.

С 1965 г. автор этих строк занимается фиксированием сохранившихся в области старинных захоронений и сбором сведений о людях, погребённых на пензенских кладбищах. В 1993 г. автором подготовлена первая часть «Пензенского некрополя. XVIII — начало XX вв.», машинопись которого хранится в Пензенском государственном объединенном краеведческом музее и библиографическом отделе Пен­зенской научной библиотеки им. М. Ю. Лермонтова, а так­же в собрании главного герольдмейстера Российского Дворянского собрания С. А. Сапожникова.

* * *

На рубеже ХVIIVIIIвв., в пик колонизации Пензенского Посурья, на богатых здешних чер­нозёмах, благодаря царской щедрости и милости, выросли десятки вотчин и поместий птенцов гнез­да Петрова. В этом укромном уголке российской глубинки прочно обосновались ставшие зна­менитыми в отечественной истории Куракины, Головкины, Шереметевы, Полянские, Суворовы, Щер­батовы, Долгоруковы, Тургеневы, Сумароковы, Ло­пухины, Бахметевы, Шафировы, Возницыны, Салтыковы и другие, определившие особый статус Пензенского края как одного из дворянских гнезд России.

Летописец пензенской провинциальной жизни Василий Антонович Инсарский (1814-1882) в книге «Половодье» отмечал:

«Дворянство там (в Пензен­ской губернииА. Т.) было большею частью чистокровное и заключало в себе много древних фамилий: как Араповы, Загоскины, Сабуровы, Ахлебинины, Всеволожские, Кишенские, Дубенские».

Пензенская земля была не только стартовой площадкой для головокружительных полетов по государственной, военной и научно-культурной орбитам сотен дворянских деятелей, но и местом их последнего пристанища. Наиболее притягатель­ным для пензенской аристократии было старинное кладбище Спасо-Преображенского монастыря, где покоился прах целых дворянских родов.

31506-0402-spaso-preobrazhenskiy-monastyrПензенский Спасо-Преображенский монастырь

Земное единство пензенской родовитой знати, ведшей исключительно замкнутый, почти касто­вый образ жизни, продолжалось и в ином мире, где «в гробах уединенных навеки затворясь, сном не­пробудным спят». Рядом с соборной монастырской церковью несколько чугунных плит и гранитных памятников обозначали место вечного покоя Беке­товых. Это были представители старинного дво­рянского рода, существовавшего в XVI в. и состояв­шего в родстве с Карамзиными, Тургеневыми. Пер­вым здесь был похоронен пензенский знакомый П. А. Вяземского статский советник Аполлон Николаевич Бекетов (1770-1824), служивший про­курором в Пензе, а рядом — его дочери Надежда Аполлоновна (1809-1857) и Софья Аполлоновна (1799-1887) Бекетовы. На этом же участке была предана земле Елизавета Николаевна Бекетова (1800-1867) — дочь наровчатского помещика Нико­лая Андреевича Арапова и жена (с 1819 г.) подпол­ковника Петра Алексеевича Бекетова (1783 — ?). Последним здесь поставили богатый памятник на могиле Алексея Николаевича Бекетова (26.08.1824 — 07.09.1898) — брата академика Н. Н. Бекетова и про­фессора А. Н. Бекетова. В 1844 г. Алексей Никола­евич окончил Главное инженерное училище и в те­чение 13 лет служил военным инженером. Выйдя в отставку в чине штабс-капитана, он перешел на статскую работу, а в 1865 г. был избран председа­телем Пензенской губернской земской управы, пробыв в этой высокой должности до конца своих дней. А. Н. Бекетов возглавлял пензенское земство в самый ответственный период его становления. М. Е. Салтыков-Щедрин, хорошо знавший Алексея Николаевича по Пензе, называл его «незабудкой». Портрет А. Н Бекетова работы академика живописи И. К. Макарова был вывешен в зале за­седаний Пензенской губернской земской управы. Подробные биографические сведения об этом крупнейшем деятеле пензенского земства были опубликованы в «Пензенских губернских ведомо­стях» за 1898 г. (см., например, статью А. Розалиева «А. Н. Бекетов. Некролог» за 18 сентября; инфор­мацию «Похороны» за 11 сентября. Почти сто лет спустя кандидат филологических наук О. М. Савин опубликовал в «Пензенской правде» за 1 августа 1995 г. большую статью «...Признательность за полезные труды». Страницы жизни А. Н. Бекетова, первого председателя губернской земской упра­вы».)

Комплекс внушительных, высокохудожествен­ных памятников с изображением на одном из них родового герба был возведен на месте захоронения Араповых, известных в России с XVI в. Первым мо­настырская земля приняла прах богатого наров­чатского помещика секунд-майора Николая Андреевича Арапова (05.12.1757 — 02.11.1826), построив­шего в 1803 г. один из крупнейших в округе виноку­ренных заводов, а одиннадцать лет спустя — его брата, секунд-майора Сергея Андреевича (21.10.1765 — 24.02.1837), владевшего в Наровчатском уезде двумя винокуренными заводами (возведены в 1790 и 1803 гг.). Наиболее почитаемой могилой семейного некрополя Араповых было захоронение Александра Николаевича (27.12.1801 — 08.11.1872) — ге­нерал-лейтенанта, служившего в 1854-1872 годах пензенским губернским предводителем дворянст­ва. Пензенский мемуарист Григорий Иванович Мешков (16.01.1810 — 30.04.1890) указывал, что самый великолепный памятник венчал могилу Агафьи Николаевны Араповой (1809-1864) — сестры изве­стного театрала Пимена Николаевича Арапова (1796-1861). За массивной решеткой чугунного литья находились могилы майора Андрея Никола­евича Арапова (28.10.1807 — 11.05.1874) и его сына, пол­ковника Николая Андреевича (20.07.1847 — 21.01.1883) — свата и зятя Н. Н. Пушкиной-Ланской. Позднее на участке родового некрополя появились могилы Варвары Павловны Дядьковой (Дятьковой) (1862-1914) — дочери дипломата, действительного стат­ского советника, пензенского помещика Павла Александровича Арапова (1838-1885). В смутное послеоктябрьское время скромным памятником было отмечено место захоронения тайного советника Александра Александровича Арапова (1832-1919) — помещика с. Проказна (Бессоновского района).

На фоне пензенского дворянства Загоскины выделялись своей породистостью, древностью происхождения и высоким общественным положением. Династические браки тесно связывали их с другими дворянскими родами. На кладбище Спасо-Преображенского монастыря, по сведениям На­тальи Владимировны Араповой (Оппель) (1874-1976), в фамильном склепе были похоронены родители основоположника русского историчес­кого романа М. Н. ЗагоскинаНиколай Михайлович Загоскин (24.10.1761 — 24.04.1824), служивший в молодости в гвардии, а затем ушедший в Саровскую пустынь и вновь вернувшийся в мир, и На­талья Михайловна, урождённая Мартынова (26.12.1769 — 17.03.1833). Немало симпатичных слов посвятили Н. М. Загоскиной Ф. Ф. Вигель («В Пензе не находилось хозяйки дома более приятной На­тальи Михайловны»), И. М. Долгорукий («Г-жа Загоскина... имела все те дары и свойства природы, которыми мужчины пленяются преимуществен­но»). (Биографические сведения о Н. М. и Н. М. За­госкиных опубликованы в книге: А. Н. Нарцов. Ма­териалы для истории дворянских родов Мартыно­вых и Слепцовых с их ветвями. Тамбов, 1904, с. 44-50). В этом же склепе погребены племянник писа­теля Сергей Маркеллович Загоскин (1824-1889) — гвардии полковник и кавалер, городищенский уез­дный предводитель дворянства, владелец родового поместья Рамзай, его мать Любовь Сергеевна, урождённая Олсуфьева (1800-1854), дочь генерала С. А. Олсуфьева, и жена Мария Дмитриевна, урождённая Микулина (1832-1912). Брат Любови Сергеевны — действительный статский советник, гвардии полковник Дмитрий Сергеевич Олсуфьев(1794 — 17.121858), избиравшийся в 1852-1855 гг. пен­зенским губернским предводителем дворянства, похоронен в родовой усыпальнице в Вазерках (Бессоновского района).

31506-0403-saburov-ivan-vasilИван Васильевич САБУРОВ (1788—1873). агроном, общественный деятель

Родоначальником Сабуровых считается та­тарский мурза Чета, праправнук которого Федор Иванович Зернов получил прозвище Сабур. В 1835 г. в Санкт-Петербурге вышла без указания автора небольшая книжка «Четыре роберта жизни. Олицетворенная дума Мурзы Чета». Её написал Иван Васильевич Сабуров (1788-1873) — бывший командир батальона Пензенского ополчения периода Отечественной войны 1812 г., участник за­граничных походов русской армии. Вернувшись в родовое пензенское поместье, он стал проводить эксперименты в своем хозяйстве и в 1822 г. в ува­жение своих ученых опытов был избран членом Им­ператорского Московского общества сельских хо­зяев восточной России. Его брат Яков Васильевич (1790-1855) принадлежал к активно действующему предпринимательскому слою пензенского дворян­ства. В 1825 г. он вышел в отставку, а в 1825-1827 гг. занимал должность городищенского уездного предводителя дворянства, в 1837 г. в его пензенском доме останавливался В. А. Жуковский. Пантеон Са­буровых также находился в стенах Спасо-Преображенского монастыря.

31506-0404-kishenskiy-n-fНиколай Фёдорович КИШЕНСКИЙ (1775—1831) — генерал-майор, командир Пензенского ополчения 1812 г. при формировании

Кишенские составляли наиболее влиятельный слой пензенского дворянства. Генерал-майор Николай Федорович Кишенский (1775-1831) был сыном харьковского наместника Федора Ивановича (1750-1811) и в 1813-1814 гг. командовал пен­зенским ополчением, а в 1820-х гг. возглавлял пен­зенское дворянство. Выдвижению Н. Ф. Кишенского в немалой степени способствовал брак с Варва­рой Николаевной Араповой (1799-1857). Их сын Николай Николаевич (1821 — после 1873) в 1843 г. вышел в отставку штабс-ротмистром и служил в судеб­ных органах Пензенской губернии, в 1857 г. назна­чен председателем Пензенской уголовной палаты (сведения сообщил в 1967 г. ныне покойный Ю. Б. Шмаров). В Пензе жил и другой сын, Федор Николаевич (1820-1860), а также дочь Анна Федо­ровна (? — 1854). Могила Кишенских на монастыр­ском кладбище была отмечена величественным гранитным аналоем.

31506-0405-kisileva-mariya-mihailovnaМария Михайловна КИСЕЛЕВА (урождення княжна ЧЕГОДАЕВА) (1798-1887), пензенская дворянка, благотворительница, попечительница о бедных и нуждающихся

Местом невольного паломничества на мона­стырском кладбище оказалось захоронение умер­шего за границей статского советника Александ­ра Григорьевича Киселева (1791-1847), навсегда занесённого на скрижали пензенской благо­творительности. Военную службу он начал в 1805 г., а в следующем году перешёл в гражданское ведом­ство. В 1832 г. А. Г. Киселев переехал в Пензу, где в 1835 г. стал попечителем публичной библиотеки, на содержание которой ежегодно вносил по 500 руб­лей. (Биографические сведения об А. Г. Киселеве извлечены из формулярного списка, хранящегося в Государственном архиве Пензенской области: ф. 5, оп. 1, д. 2537, лл. 7-18 и выявленного А. Ф. Го­ловиной). Его жена Мария Михайловна, урождённая княжна Чегодаева (1798-1887), со­державшая известную в Поволжье киселевскую богадельню, построила над могилой А Г. Киселева большой двухэтажный пятиглавый храм. Сама Мария Михайловна была похоронена в одном склепе с мужем. Место их захоронения отмечала чугунная плита с надписью:

«Александр Григорьевич и
Мария Михайловна Киселевы
скончались
12 апреля 1847 и 6 декабря 1887».

31506-0405-panchulidzev-a-aАлександр Алексеевич ПАНЧУЛИДЗЕВ (1790—1867), российский государственный деятель, тайный советник, пензенский губернатор в 1831-1859 гг.

Панчулидзевы внесены в родословные книги Пензенской и Саратовской губерний. Основопо­ложником этого рода был грузин Давид Матвеевич Панчулидзе, поступивший в 1738 г. на службу российскому царю. Его внук, тайный советник Александр Алексеевич Панчулидзев (1789-1867) с 1851 г. служил флигель-адъютантом Его Импера­торского Величества, в 1822-1831 гг. занимал долж­ность саратовского губернского предводителя дво­рянства, а в 1831-1859 гг.пензенского губернато­ра. А. А. Панчулидзева с особыми почестями похо­ронили в стенах Спасо-Преображенского монасты­ря. Земля монастырского кладбища соединила двух жен губернатора: Софью Николаевну, урождённую Сушкову (1800-1843), и Варвару Николаевну, урождённую Загоскину (1812-1880). Рядом покоился прах действительного статского советника, бывшего саратовского губернского пред­водителя дворянства, затем черниговского губер­натора Владимира Алексеевича Панчулидзева (1849-1890), внука А. А. Панчулидзева, а также его жены Марии Владимировны, урождённой Сабо (1847-1902), окончившей в 1865 г. с золотой медалью Одесский институт благородных девиц. В 1890 г. М В. Панчулидзева министром просвещения утвер­ждена начальницей Пензенской женской гимназии (см. Дм. Владимиров. Памяти М. В. Панчулидзевой. //«Пензенские губернские ведомости», 1902, 6 и 13 ноября). Особым почётом посетителей монастыря пользовались могила Натальи Павлов­ны Панчулидзевой (1825-1870), жены Алексея Алексеевича Панчулидзева (1816-1870), в жилах которой текла кровь родовитого пензенского дво­рянства: по отцу она приходилась внучкой Ф. Л. Вигелю, а по материЕ. П. Чемесову. Великолепие и образцовое содержание могилы поддерживали её сыновья — Павел Алексеевич, русский консул в Черновицах, Николай Алексеевичкамергер и предводитель дворянства Пензенского уезда, но в первую очередь Сергей Алексеевич (1855 — после 1917), бывший кавалергард, военный историк, сос­тавитель многотомных биографий кавалергардов.

Пензенская земля приняла прах многих пред­ставителей старого дворянского рода Киреевых. Небольшой участок кладбища Спасо-Преображенского монастыря занимал их фамильный пан­теон. Тяжелая мраморная плита закрывала могилу Надежды Александровны Карлбрехт (01.05.1819 — 17.10.1884), вышедшей в 1836 г. замуж за Александра Дмитриевича Киреева (1796-1857). Он владел 548 душами и 780 десятинами земли в родо­вом имении Пятницкое, Родники тож Мокшанско­го уезда. В 1813-1829 гг. он служил в армии, в отставку уволился «к статским делам с повы­шением чина». В 1832 г. А. Д. Киреев стал управля­ющим конторой императорских театров. Он принадлежал к близкому окружению М. Ю. Лер­монтова, проявив большие усилия в прижизненном издании «Героя нашего времени» и стихотворений поэта. Могилу его сына Алексея Александровича Киреева (17.11.1854 — 07.11.1893) на этом же кладбище отмечал дубовый крест с металлической ме­мориальной доской. В 1874-1877 гг. он учился в Николаевском кавалерийском училище, затем служил в Кавалергардском полку, откуда в 1882 г. вышел в отставку. В течение четырёх лет А. А. Киреев подобно отцу вращался в высоких пев­ческих кругах, исполняя должность помощника директора придворного хора. С 1890 г. Алексей Александрович избирался уездным и губернским гласным от Мокшанского уезда, так как в этом уезде в его владении находилось 1500 десятин земли.

Кладбище Спасо-Преображенского монастырянавечно объединило некоторых представителей старинного дворянского рода Захарьиных, наибо­лее выдающимся представителем которого является выдающийся русский терапевт, почетный член Академии Наук России Григорий Антонович (1829-1897). На родовом участке монастырского кладбища похоронен Павел Сергеевич Захарьин (1800-1871). Два года спустя в эту же могилу опустили гроб с телом Аглаиды Дмитриевны За­харьиной (1851-1873). Скромный памятник венчал могилу Федосьи Матвеевны Захарьиной (1855-1895), муж которой, статский советник Дмитрий Алексеевич Захарьин (1853-1907), с 1877 г., по окон­чании Санкт-Петербургского историко-фило­логического института, преподавал латинский и греческий языки в 1-й Пензенской мужской гимназии, но был похоронен отдельно от жены — на Мироносицком кладбище Пензы.

Чемесовы принадлежат к коренному пензен­скому родовитому дворянству и своими делами на­всегда вписаны в летопись этого края. Чемесовы происходят от выехавшего из Золотой Орды в Россию мурзы базы Чемеса. Первым пензенская земля приняла в свое холодное чрево сержанта гвардии Преображенского полка Петра Лукьяновича Чемесова (1707-1744). Фамильный пантеон Чемесовых находился в ограде церкви Казанской Божьей Матери, построенной в 1757 г. на Пескахв островной части Пензы. В 1778 г. здесь были похо­ронены трое детей Ефима Петровича ЧемесоваПавел, Екатерина и Ефим, а в 1783 г.Адриан, Ефим и Мария. Позже Чемесовых стали хоронить на кладбище Спасо-Преображенского монастыря. В наиболее людном месте был установлен мрамор­ный памятник с надписью:

«Здесь положено тело
статской советницы
Марии Андриановны Чемесовой,
скончавшейся на 85 году
30 ноября 1834 года»
.

Ещё раньше здесь был похоронен её муж, статский советник Ефим Петрович Чемесов (18.12.1735 — после 1807), брат знаменитого русского, гравёра Е. П. Чемесова. Ефим Петрович с 1763 г. служил пен­зенским прокурором, а в 1785-1787 и 1802-1805 гг.пензенским губернским предводителем дворянст­ва. Рядом располагались могилы его дочери На­тальи Ефимовны Чемесовой (22.08.1788 — 26.03.1852) и внука Ивана Ивановича Чемесова (1821-30.31901) — коллежского секретаря.

На этом же кладбище был похоронен пен­зенский чиновник Иван Иванович Мешков (1767 — 19.02.1844), нарисовавший в своих известных «Записках» («Русский архив», 1905, кн. 2, вып. 6, стр. 177-242, подготовлены В. Л. Модзалевским) до­вольно широкий портретный веер пензенских дво­рян.

По сообщению «Русского инвалида» за 1816 г. (№ 143), 27 мая скончался занимавший с 1804 г. должность пензенского вице-губернатора действительный статский советник Александр Михай­лович Евреинов — представитель дворянского рода, начало которого положил первостатейный купец в Москве и Петербурге, выходец из Польши Матвей Григорьевич Евреинов. Бывший пен­зенский вице-губернатор приходился родным бра­том участнику войны 1812 г. и мемуаристу Михаилу Михайловичу Евреинову, который в 1854 г. пожертвовал свое имение в пользу Московского архива Министерства иностранных дел. Поэт пушкинской поры П. А. Вяземский отмечал Евреиновых как своих пензенских знакомых (см. П. А. Вяземский. Записные книжки (1813-1848). Издание подго­товила В. С. Нечаева. М., 1963, с. 109). С почестями, достойными людей подобного общественного поло­жения, А. М. Евреинова похоронили на кладбище мужского монастыря.

Десятью годами раньше пензяки со столь же пышными почестями провожали в последний путь генерал-поручика Ивана Алексе­евича Ступишина (1734 — 20.11.1806), назначенного 21 апреля 1787 г. правителем только что открытого Пензенского наместничества. Рядом с ним похоро­нена умершая в 1826 г. его жена Анна Дмитриевна Ступишина. На этом же кладбище покоился прах Алексея Петровича Ступишина (1792-26.6.1855) — статского советника, сына Петра Петровича Ступишина, майора, помещика Пензенского уезда. На рубеже ХVIIIIXвв. одним из наиболее притягательных центров пензенского дворянства было родовое поместье князей Голицыных Зубрилово (ныне Тамалинского района), славивше­еся причудами барской фантазии и забавами праздной жизни. Возведённая в строгом классиче­ском стиле, богатая усадьба Голицыных включает в себя целый комплекс сохранившихся и поныне построек, в том числе церковь. Внутри её на­ходилась медная плита с надписью:

«Церковь сия Спаса Преображения построена князем Сергеем Федоровичем Голицыным и супругою его Варварой Васильевной, рождённой Энгельгардт, 1796 г.».

31506-0407-ortolani-prince-sergei-golitsyn-portraitСергей Федорович ГОЛИЦЫН (1749-1810), князь, русский военачальник эпохи Екатерины II, генерал от инфантерии. Портрет работы Д. Б. Дамон-Ортолани, 1800-е гг. Холст, масло. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

В этой церкви крестили, венчали, отпевали и похо­ронили многих представителей этого славного княжеского, навечно вошедшего в анналы российской истории, рода. Первым в богатом цер­ковном склепе похоронили флигель-адъютанта Екатерины II Сергея Федоровича Голицына (05.11.1749 — 20.01.1810), состоявшего членом Государст­венного совета. О погребении знатного вельможи в Зубрилове сохранились свидетельства совре­менников:

«С места Тарнополь за границею, где на службе Отечеству испустил свой мирный дух, тело его везено было с приличною почестию до любимого села Зубриловки, где он проводил дни свои как друг человечества, как благодетельный сосед, как отец подчиненных, и как истинный по делам Вель­можа… Испортившийся зимний путь остановил шествие за 30 верст. В назначенный день к перевозу его оттуда преданные и любившие его дворовые люди устремились из жилищ своих и донесли гроб на плечах… В пределах храма раздавались рыдание и стон. И какое горестное зрелище пора­жало взоры и сердца! Семь сыновей и невестка стояли в сокрушении с поникшими головами; со­бор знакомых, благодарных служителей и поселян приносили ему жертву сокрушения душевного… Князь Голицын оплакан всеми...».

31506-0408-golitzyn-grigori-sergeevichГригорий Сергеевич ГОЛИЦЫН (1779-1848), князь, тайный советник, пензенский губернатор (1811-1816), сенатор

   В семейном пантеоне Голицыных погребены: генерал-адъютант, сенатор, тайный советник Григорий Сергеевич (1780-1848), служивший в 1811-1816 гг. пензенским губернаторомкамер-юнкер Па­вел Сергеевич (1788-1837) — бывший гвардейский ротмистр, моршанский уездный предводитель дворянства (1821-1827); флигель-адъютант Александ­ра I, генерал-майор Сергей Сергеевич (17.02.1783 — 14.03.1833); егермейстер Федор Сергеевич (20.12.1781 — 12.01.1826), получивший известность организацией в Зубриловке роскошных празднеств, на которые приглашал своего друга поэта Е. А. Баратынского; камер-юнкер, чиновник русской миссии в Константинополе Давид Федорович (12.01.1816 — 18.03.1855); меломан и писатель Сергей Григорьевич (02.07.1803 — 19.11.1868), входивший в творческое окружение А. С. Пушкина, П. А. Вяземского, М. И. Глинки и
известный в аристократических кругах Петербур­га под именем «Фирс»;

31506-0409-ortolani-princess-varvara-golitsyna-portraitВарвара Васильевна ГОЛИЦЫНА (урожденная Энгельгардт, 1757-1815), княгиня, племянница князя Потемкина, фрейлина императрицы Екатерины II, переводчица с французского. Портрет работы Д. Б. Дамон-Ортолани, 1800-е гг. Холст, масло, 30,5х23,5. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

поэт и публицист Михаил Григорьевич (31.05.1808 — 19.12.1868), на стихи которо­го М. И. Глинка писал музыку. В родовом склепе усадебной церкви похоронены снохи Голицыных: Анна Александровна, урождённая Прозоровская (28.12.1782 — 12.12.1863), Вера Аркадьевна, урождённая Столыпина (10.11.1821 — 09.06.1853), Екатерина Ивановна, урождённая Соллогуб (13.03.1784 — 01.03.1824). Последнюю воспел Г. Р. Державин:

«Желал бы век я с жидовочкой прекрасной,
талантов тыс­
ячью и прелестями пленясь...».

Жена Сергея Федо­ровича (с 1779 г.) Варвара Васильевна Энгельгардт (12.31757-2.51815), переводчица и писательница, покровительствовавшая И. А. Крылову, К. Ф. Рыле­еву, находившаяся в дружбе с Г. Р. Державиным, похоронена в специальной усыпальнице в форме усеченной пирамиды, возведённой напротив церкви. Родовой пантеон Голицыных — один из са­мых выдающихся пластов пензенского дворянско­го некрополя.

31506-00-golitsyna-usypalnitsa-01Усыпальница В. В. Голицыной, 1-я четв. XIX в. с. Зубрилово Тамалинского района Пензенской области. Фото А. В. Тюстина, 1966 г.

31506-0410-hovrina-maria-dmitrievnaМария Дмитриевна ХОВРИНА (урожденная Лужина, 1801-1877), содержательница литературно-художественного салона

Село Саловка (Пензенского района) в прошлом представляло семейное гнездо культурного слоя пензенского дворянства Ховриных. В склепе Никольской церкви похоронены подполковник, участник Отечественной войны 1812 г. в составе пензенского ополчения Николай Васильевич и его жена Мария Дмитриевна, урождённая Лужина (1801-1877), содержавшая литературный салон, ко­торый посещали П. А, Вяземский, Д. В. Давыдов и др. В. Г. Белинский называл её «премилой и преумной женщиной… она понимает Пушкина и Гоголя». На массивной гранитной плите был высечен текст в память Леонида Николаевича Ховрина (19.10.1825 — 27.02.1865), служившего начальником школы кантонистов, а в 1860-х гг.мировым пос­редником в Пензенском уезде. Рядом с Л. Н. Ховриным похоронены его дочери Мария Леонидовна (1858-1865) и Надежда Леонидовна (1859-1860).

Посопная Пелетьма (Лунинского района) в те­чение ХVIIIв. была связана с родом Сумароковых. В 1693 г.«пожаловали стряпчего нашего с ключем Панкратия Богдановича Сумарокова за его... мно­гую верную и радетельную службу… села Пелетьминскую слободу в вотчину со крестьяны…». Во второй половине XIXв. это село оказалось во владении дворян Обуховых, состоявших в родстве с Киреевыми, Панчулидзевыми, Левиными, Саловыми, Олферьевыми. Около сельской церкви, нахо­дящейся сейчас в руинах, разбросаны тяжелые гранитные штаты, обозначавшие места захоро­нения местных помещиков Михаила Петровича Обухова (04.06.1848 — 30.04.1888), Марии Михайловны (27.03.1848 — 03.06.1906), Софьи Михайловны (1844 — 1906/07) и Натальи Федоровны (1825-Ш2.1908), до­чери ротмистра, мокшанского уездного пред­водителя дворянства Федора Ивановича Левина (1777 — после 1825), вышедшей в 1841 г. замуж за ротмистра Михаила Петровича Обухова (1813 — до 1908), мокшанского уездного предводителя дво­рянства.

31506-0411-posopnaya-peletmaс. Посопная Пелетьма Лунинского района. Старинные надгробья. Автор фото: А. И. Дворжанский

Мартыновы занимали в среде пензенского дво­рянства особо почётное место. Михаил Ильич Мар­тынов (1719-1788), летописец своего рода, в состав­ленной им поколенной росписи своей фамилии ут­верждает, что Мартыновы перешли из Польши в Москву при великом князе Василии Васильевиче. Начало пензенской ветви положил Григорий Фе­дорович Мартынов, поверстанный в Пензе бо­ярским поместным окладом. Пензенские Мартыно­вы, пожалуй, один из немногих родов, обративший на себя внимание известных мемуаристов Ф. Ф. Вигеля, И. М. Долгорукого, Д. М. Мертваго. Они оставили нам интересные подробности жизни многих Мартыновых. В Пензенской губернии пред­ставителям этого старинного рода принадлежало несколько поместий в различных уездах, поэтому не существует их единого фамильного пантеона.

В Липягах похоронены Фекла Ивановна Мар­тынова, урождённая Палеолог (? — 1725), жена сер­жанта лейб-гвардии Семеновского полка Ильи Григорьевича Мартынова (? — 1722), происходившая от византийских императоров последней династии. Здесь же погребены все три жены фурь­ера Измайловского полка Михаила Ильича Мар­тынова (1719-1788) — Мария Алексеевна, урождённая Гурьева (? — 1746), Анна Григорьевна, урождённая Кривская (? — 1770) и Екатерина Ива­новна, урождённая Нелюбова (? — 1796).

Село Палеологово (Сергиевское) до 1824 г.принадлежало Мартыновым, а в 1824 г. было про­дано В. Н. Кишенской, урожденной Араповой. Здесь похоро­нены карабинерный ротмистр Сергей Егорович Мартынов (? — 1774) и его жена Прасковья Андреев­на, урождённая Арапова(? — 1774), оба ставшие жертвами пугачёвского разгула.

Центром многочисленных пензенских поместий Мартыновых было старинное село Кучки, куда торжественные семейные события часто собирали всех отпрысков этого рода. В июле 1774 г. в семей­ном склепе похоронили убитых восставшими крестьянами секунд-майора кавалерии Егора Ильича и его жену Евфимию Яковлевну, Савву Михай­ловича (1762-1774) и Николая Михайловича (1760-1774). В ограде сельской церкви во имя Архистратига Михаила погребена Варвара Его­ровна, урождённая Пучкова (? — 1786) — первая жена Ф. М. Мартынова. Под основанием церкви Казан­ской Божьей Матери похоронены: Андрей Серге­евич Мартынов (1772-1848) — каптенармус лейб-гвардии Преображенского полка, с 1790 г.вахмистр, а около церкви его дети — майор Павел Андреевич (1808-1860), подпоручик Иван Андреевич (1817-1855), Сергей Андреевич (1822-1880) и Капитолина Андреевна (1815-1872).

На кладбище Пензенского Спасо-Преображенского монастыря был похоронен Федор Михай­лович Мартынов (01.06.1751 — 08.04.1819), известный своей дружбой со своим сослуживцем А. В. Суворовым. Будучи прокурором Пензенского Верхнего земско­го суда, он, по поручению полководца, отстаивал его интересы в многочисленных земельных спорах с помещиками — соседями по пензенской вотчине А. В. Суворова. Богатейшая библиотека Федора Михайловича была вывезена в Тамбовскую ученую архивную комиссию. Могила Ф. М. Мартынова на­ходилась в центре монастырского двора. На ней лежала чугунная плита с надписью:

«Федор Михайлович Мартынов,
скончался 8 апреля 1819 г.,
68 лет
и его жена Татьяна Александровна,
рождённая Беликова,
скончалась 2 августа 1819 г.,
65 лет».

Расположенную рядом могилу его сестры венчал мраморный памятник в виде гробницы с надписью:

«Здесь погребено тело
Пелагеи Михай­
ловны Мартыновой,
девицы 54 лет.
Скончалась
1825 г. 12 августа.
Родилась 4 октября 1771 г.»
. 

31506-0412-vigel-filip-lavrentievchФилипп Лаврентьевич ВИГЕЛЬ (1740-1812), тайный советник, пензенский губернатор в 1801-1809 гг. Портрет работы неизвестного художника начала, Пензенский областной краеведческий музей

Фамилия Вигелей получила известность бла­годаря многотомным «Запискам» Филиппа Филип­повича Вигеля (1786-1856), через которые проходит панорама русской столичной и провинциальной жизни с множеством действующих лиц. По матери он происходит из пензенского первопоселенческого рода Лебедевых, основавших недалеко от Пензы свою вотчину — Лебедевку. Во Владимирской церкви Лебёдевки похоронены прадед и дед ма­тери мемуариста Иван Кондратьевич и Иван Ива­нович Лебедевы. За первым в 1710 г. числилась вотчина в с. Родники (Пятницкое), за вторым — поместье в Лебедевке. Около церкви находилось величественное надгробное сооружение над захо­ронением Анны Александровны Вигель (ум. 22.08.1898). Отец мемуариста, генерал-майор, тайный советник Филипп Лаврентьевич Вигель (12.06.1740 — 1812), в 1801-1809 гг. был первым пен­зенским губернатором и похоронен в родовом поме­стье Симбухове (Симбухине). Его дочь Елизавета Филипповна Вигель (1772 — 24.12.1867) в вос­поминаниях брата характеризуется как дама, известная всей Пензе своей оригинальной набож­ностью и выездами в церковь в старинной карете. Её похороны на кладбище Пензенского Троицкого женского монастыря отличались поэтому особой торжественностью и пышностью, усопшую отпевал сам епископ Антоний.

В восточной части церкви Казанской Божьей Матери в с. Ломовка (Лунинского района) высокая колонна черного гранита обозначала место захоронения Петра Григорьевича Полякова (1794-1870), происходившего из дворян Киевской губернии. Он участвовал в заграничных походах русской армии в 1813-1814 гг., а в 1839 г. получил чин генерал-май­ора. В 1855 г. вместе с А. Н. Араповым бал­лотировался на должность начальника Пензенско­го ополчения, сформированного в период Крым­ской войны.

31506-0413-dubenskiy-porfiriy-nikolaevichПорфирий Николаевич ДУБЕНСКИЙ (1808-1861), гвардии полковник, пензенский губернский предводитель дворянства в 1847-1852 гг.

Родоначальником старинного дворянского рода Дубенских был дьяк Федор Дубенский, который ездил от великого князя Василия Васильевича Тёмного к хану Углу-Махмету. Первые Дубенские появились в Пензенском крае в ХVIIв., когда служилый человек Дмитрий Афанасьевич Ду­бенский (? — 1705) получил в 1692 г. земли в Саран­ском уезде по реке Азясь. Позже в сферу владений Дубенских попало с. Дурасовка Пензенского уезда, оказавшееся во владении отставного майора Порфирия Гавриловича Дубенского (1730 — до 1799), избиравшегося в 1780-х гг. пензенским губернским предводителем дворянства. Его сын, сенатор и тай­ный советник Николай Порфирьевич Дубенский (1774 — до 1849) построил в 1836 г. храм во имя Нико­лая с приделами в память о своем отце и дяде во имя преподобных Ксенофонта и св. Порфирия. В ограде этой семейной церкви погребён его сын Порфирий Николаевич (1808-1861) — один из выда­ющихся питомцев Пажеского корпуса: его фамилия была увековечена на мраморной плите. Несколько лет служил в Кавалергардском полку, а в 1826 г. был приглашен светлейшим князем А. И. Чернышевым к нему адъютантом. В 1837 г. Порфирий Николаевич вышел в отставку пол­ковником и кавалером орденов Анны 3 степени, Владимира 4 степени и Станислава 2 степени. В 1847-1852 гг. П. Н. Дубенский возглавлял пензен­ское дворянство.

Могила Ксенофонта Ивановича Селунского (1768 — до 1847) в Новой Пятине Нижне-Ломовского уезда была наиболее почитаемой. К. И. Селунский происходил из небогатой семьи пензенских дворян, в 1773 г. был зачислен в сухопутный шляхетский корпус, в 1787 г. перешёл поручиком в Екатеринославский гренадёрский полк. В 1808 г. нижнеломовские дворяне избрали отставного офицера своим предводителем, а в 1812 г. полковник Се­лунский принял под своё командование 1-й пехот­ный полк Пензенского ополчения. В 1 и 2 книгах трудов Пензенской ученой архивной комиссииопубликованы «Записки нашему походу, писанные от скуки на марше, для воспомимнания всех наших странствий и некоторых минут с приятностью в го­ре проведённых», автором которых был кавалер креста «Золотой знак» К. И. Селунский.

31506-0414-annenkov-vladimir-ivanovich

Анненковы одними из первых записаны в 6 часть дворянской родословной книги Пензенской губернии, ибо упоминаются среди местных вотчинников с 1657 г. Именно в этом году пред­ставитель шестого колена Гавриил Семенович Анненков был верстан по Саранскому уезду. В с. Скачки (Мокшанского района), где находилось имение декабриста Ивана Александровича Анненкова (1802-1877), погребен его сын Владимир Ива­нович (28.10.1831 — 05.11.1879) (на надгробном памят­нике указан другой год смерти — 1891). Он окончил Тобольскую гимназию и в 1850 г. вступил в стат­скую службу, в чине действительного статского советника был председателем Самарского окружно­го суда. В ограде сельской церкви с. Анучино (Лунинского района) похоронен правнук декабриста, офицер 274-го пехотного Изюмского полка Федор Иванович Анненков (20.07.1869 —  03.11.1915), погибший на фронте и награжденный орденом Анны 2 степени с мечами, Владимира 4 степени с мечами и бантом.

В 1816 г. в память об Отечественной войне 1812 г.была построена церковь во имя архистратига Михаила в с. Сыромяс Городищенского уезда родовом гнезде Колокольцовых. Впервые здесь обосновался Федор Михайлович Колокольцов (1732-1818) — барон, армейский бригадир, сенатор, дочь которого Екатерина Федоровна (1771-1848) приходилась матерью декабристам Муравьевым Около церкви сложился фамильный пантеон Ко­локольцовых, в котором похоронен генерал-лейте­нант Дмитрий Григорьевич (1815-1896). Военную службу он начал в лейб-гвардии Преображенском полку, а в 1848 г. занял должность полицмейстера Москвы, в 1851 г. вышел в отставку, но в 1860 г. возобновил военную службу, пройдя путь от подпол­ковника до генерала. В Сыромясе Дмитрий Григорьевич владел суконной фабрикой, построен­ной в 1822 г. Вторая могила принадлежала земско­му начальнику и гласному Городищенского земско­го собрания Григорию Дмитриевичу Колокольцову, умершему в январе 1914 г. Небольшую могилу вен­чал гранитный памятник с трогательной надписью:

«Под сим камнем покоится
прах 4-лет­
него младенца
Леонида Колокольцова,
сына
Дмитрия Григорьевича
и Марии Александровны
к
душевному их прискорбию
скончавшегося 15 нояб­
ря 1855 года».

Внушительные надгробные памятники укра­шали кладбище Вьясского Владимирско-Богородицкого мужского монастыря, основанного в конце ХVIIв. Здесь были похоронены помещики ближних и дальных сел. Траурный кортеж, проходивший через Ломовку, Казачью Пелетьму и Лесной Вьяс, доставил сюда гроб с телом помещика с. Михайловка (Лунинского района) на­дворного советника Якова Александровича Азаревича (1834-1894). В 1857 г. он окончил Петер­бургский университет со степенью кандидата, службу проходил в Московской провиантской комиссии. В 1868 г., выйдя в отставку, поселился в хорошо организованном поместье своего отца, гвардии полковника Александра Аполлоновича Азаревича. В Михайловке не было приходской церкви, но при второклассной мужской школе су­ществовала церковь во имя святого Александра Невского, в ограде которой похоронен умерший в Петербурге генерал-майор Лев Федорович Левин(15.07.1818 — 15.01.1875) — участник Кавказской войны, командир Кавказской резервной гренадерской бригады (с 1856 г.), награждён орденами Анны и Станислава и золотым оружием. Его сестра На­талья Федоровна похоронена в родовом пантеоне Обуховых, что находился в Посопной Пелетьме. В Михайловке похоронен и Сергей Сергеевич Сабу­ров (1857-1907) — отставной штабс-капитан 5-го Гусарского Александрийского полка, исполнявший с 1892 г. должность участкового земского начальника Мокшанского уезда. Разведясь со своей законной женой, нарвской мещанкой На­тальей Леонтьевной Ивановой (1855 — ?), он вступил в гражданский брак с Ольгой Николаевной Азаревичвдовой Я. А. Азаревича и дочерью ака­демика Н. В. Калачева. Эта связь оказалась замеченной сыном Якова Александровича, который, возможно, и был причастен к убийству С. С. Сабу­рова.

В 1683 г. по грамоте патриарха Иоакима осно­ван Керенский Тихвинский женский мона­стырь, в ограде которого существовали старинные захоронения. Мы отметим могилу действительного статского советника Сергея Петровича Вышеслав­цева (1843 — 02.01.1908), происходившего из дворянско­го рода, сформировавшегося в XVв. «За многие службы» Вышеславцевы жалованы поместными и денежными окладами и занесены в самую престижную VI часть родословной книги Пензен­ской и других губерний. Внук коллежского регистратора, приказнослужителя Чембарского уездного суда Николая Михайловича Вышеслацева (1765 — после 1807), Сергей Петрович общественную деятельность начал в 1859 г. в Керенском суде, а с 1877 г. избирался председателем Керенской зем­ской управы и уездным предводителем дворянства. На одном участке, обнесенном строгой чугунной решеткой, находилась могила его жены Марии Петровны Вышеславцевой (1848 — 27.06.1911). Их дочь Ольга Сергеевна, по данным Н. Г. Прокофьева, ав­тора статьи «Керенский Тихвинский женский мо­настырь», опубликованной в одиннадцатом выпу­ске «Пензенского временника любителей старины» за 1995 г., вышла замуж за керенского нотариуса Бориса Карловича Гуля. От этого брака и родился Роман Борисович Гуль (1896-1986), русский писа­тель-эмигрант, вспомнивший на закате своей жизни:

«В детстве я и мой брат Сергей (умер во Франции в 1945 г.) часто ездили к деду в уездный город Керенск Пензенской губернии. С этим забро­шенным городком у меня связаны прекрасные детские воспоминания…».

31506-0415-kerensk-monastery-1906Керенский Тихвинский женский монастырь, 1906 г.

На кладбище Тихвинского монастыря распола­галась могила Александра Васильевича Малинина (1835 — 29.03.1898) — врача, общественного и культур­ного деятеля, происходившего из семьи пензенских дворян. В 1854 г. он окончил Пензенский дво­рянский институт, а в 1860 г.Казанский университет. 27 лет своей жизни он провел в Минусинске, где создал первую в городе аптеку и женскую гимназию, учредившую после 1898 г. специальную стипендию им. А. В. Малинина.

В 1648 г. построен Казанский Богородицкий мужской монастырь в Нижнем Ломове, а в 1722 г. над святым источником на монастырской территории была возведена Казанская церковь. Она оказалась усыпальницей князя Василия Сергеевича Долгору­кова, умершего в 1803 г. Он был сыном выдающегося русского дипломата, тайного советника Сергея Григорьевича Долгорукова, казненного вместе со своим племянником И. А. Долгоруковым, и баронес­сы Марфы Петровны урожденной Шафировой (1697-1762).

31506-0415-nizhniy-lomov-monasteryНижнеломовский Казанский Богородицкий мужской монастырь

Василий Сергеевич был женат на Анастасии Ивановне Лодыженской, внучке князя кесаря Ф. И. Ромодановского, исполнявшего функции пра­вителя страны в отсутствии Петра I. При своём за­мужестве она получила в приданное 8 тысяч кре­постных душ и дожила свой век (скончалась в 1823 г.) в с. Знаменском Мокшанского уезда (неда­леко от Плеса, где похоронен Петр Михайлович Обухов (26.12.1842 — 31.08.1884).

Старший сын Василия Сергеевича, Павел Васильевич Долгоруков (1758 — 03.02.1837), офицерс­ким чином был пожалован в раннем детстве и всю свою жизнь отдал русской армии, разделив с ней все походы и кампании. В 1796 г. вышел в отставку в чине генерал-майора, поселившись в Старой Кутле того же Мокшанского уезда (теперь Лунинского района). По воспоминаниям его зятя Андрея Михайловича Фадеева (31.12.1789 — 28.08.1867), издан­ным в Одессе в 1897 г., отставной генерал

«скромно проживал по соседству от родителей в своём небольшом именьице из ста крестьян... Всё своё сво­бодное время проводил он за серьёзными за­нятиями в своей громадной библиотеке, составлен­ной преимущественно из книг учёного содержания, по всем отраслям знания и всяких языков. Он очень хорошо знал несколько древних и новых языков и совершенно свободно изъяснялся на них. Деревен­ская жизнь не прервала его отношений к большо­му свету; близкие родственные и дружеские связи его с знатными домами обеих столиц поддержи­вались постоянными сношениями и перепиской».

Павел Васильевич умер в Пензе на руках своего зятя, который свидетельствует:

«Князь заявлял желание, чтобы его похоронили в деревенской церкви, в его имении Кутле, возле сестры его Ека­терины Васильевны Кожиной, в сорока верстах от Пензы, и 5 февраля, при большом морозе, по дурной снежной дороге, мы повезли его, сопутствуемые огромной толпой пензенских жителей всех со­словий, провожавших далеко за город тело своего столь давнего и уважаемого старожила. А за не­сколько верст от Кутли вся деревня вышла на­встречу погребального шествия. Во всех крестья­нах видна была истинная любовь к их помещику и живая скорбь о потере его. Они взяли гроб на руки и несли его до церкви, где на другой день, по совер­шении заупокойной литургии и панихиды, тело было предано земле».

Таким образом, в Старой Кутле ещё раньше бы­ла похоронена его сестра Екатерина Васильевна Кожина (около 1831) — воспитанница Смольного монастыря, богатая пензенская помещица, чрезвы­чайная скупость которой поражала своей изощрённостью впечатлительных пензенских про­винциалов. Её племянник А. М. Фадеев отмечает, что Екатерина Васильевна «раз в год, на свои именины, давала бал, на котором не было других конфет, как собранных ею в продолжении целого года на других балах, для чего и носила всегда огромный ридикюль». Её муж Василий Иванович Кожин (1756? — до 1811) «слыл за богатого человека, жил роскошно, давал балы, пиры, держал свой оркестр музыки, домашний театр с группой из крепостных людей, увеселял и удивлял губернскую публику своей широкой жизнью». После смерти мужа княгиня «разогнала музыкантов и актеров».

Пензенская земля приняла прах князей Долго­руковых, оказавшихся по женской линии пред­ками русской путешественницы и писательницы теософического направления Е. П. Блаватской, на­речённой в честь Елены Павловны Долгоруковой (1789-1812), дочери кутлинского помещика. Родо­начальником князей Долгоруковых был, по све­дениям П. Н. Петрова, князь Андрей Кон­стантинович Оболенский — потомок светлейшего князя М. В. Черниговского. Вхождение Долгоруковых в среду пензенского дворянства началось на рубеже ХVIIVIII вв., когда земельный надел в нашем крае получил Владимир Владимирович Долгору­ков (1667-1750) — сенатор, бывший вице-губерна­тор Сибири, сосланный в 1739 г. в Соловецкий монастырь.

На монастырском кладбище Н. Ломова покоился Иван Федорович Лукин (1730 — 04.01.1803), получивший известность своими мемуарами «Жизнь старинного русского дворянина...», увидев­шими свет в 1865 г. на страницах «Русского архива». Рано начав военную жизнь, Иван Федорович участ­вовал в войне с Пруссией и в 1760 г. вышел в отстав­ку в чине капитана. Поселившись в Н. Ломове, он стал секунд-майором, а в августе 1774 г. возглавил оборону этого города от пугачевцев, так как

«...во­евода из города бежал; товарищ его, хотя и не ушел, но однако сказался сообщником тех злодеев..., команда весьма малая и защитить город не с кем. Но остался с тем, чтобы, сколь силы моей бу­дет, обороняться от нападения злодеев…».

При штурме пугачевцами городового замка И. Ф. Лукин попал в плен и был обречен на казнь. В своих записках, приводя многоречивые рассуждения из священных книг, Иван Федорович забыл расска­зать о том, как остался в живых. Усмиритель пугачевщины П. И. Панин удостоил И. Ф. Лукина чина премьер-майора и похвального листа. Он умер в расположенном в предместьях Н. Ломова Кривозерье, на собственной даче.

Путешествуя по дворянскому некрополю пен­зенского края, вспоминаешь слова гения мировой литературы А. С. Пушкина:

«Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам...».

Увы! Судьба скорбной летописи пензенского дворянского некрополя оказалась трагической. Нет теперь одного из лучших в Пензе кладбища Спасо-Преображенекого монастыря, как и многих других кладбищ и могил. Жестокое время и люди, забыв «любовь к отеческим гробам», утратив элементарную благочестивость, разрушили то, что есть священно и должно быть вечно. Сохранению в памяти человеческой имен людей, чей земной путь был обозначен роскошными надгробиями и скром­ными деревянными крестами, в назидание гря­дущим поколениям, направляет свои усилия автор.

А. В. ТЮСТИН.

________________________________________


Источник: Тюстин А. В. Дворянский некрополь Пензенского края
—  Земство, журнал местной истории. 1995, № 5 (9) —  с. 66-74.
________________________________________

 

 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET