Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

 

Эта статья никогда бы не появилась в «Пензенских хрониках», а может быть, и не была бы написана, если бы не существовал этот краеведческий портал. Он не только знакомит любителей с новыми краеведческими знаниями, но и связывает краеведов разных областей, помогая в их исследовательской работе.

Герой статьи пензенский и владимирский помещик В. Н. Зубов — личность, знакомая специалистам. Тем не менее, с такой полнотой биографических сведений он впервые является перед пензенским — да и российским! — читателем. Фигура весьма колоритная для XVIII века, «столетья безумного и мудрого», как определил его А. Н. Радищев.

Л. В. Рассказова, кандидат культурологии,

главный хранитель Объединения государственных
литературно-мемориальных музеев Пензенской области

 

 

ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
02.05.2017 

 

ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ ЗУБОВ:
   ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ЭПОХИ

Русская история вряд ли бы сохранила память о Василии Николаевиче Зубове, если бы не одно обстоятельство. Он был младшим братом графа Александра Николаевича Зубова и приходился дядей его детям: князю Платону, последнему фавориту Екатерины II, Валериану, Дмитрию, Николаю и Ольге. Он и по сей день остается в тени своих знаменитых родственников. Но его собственная биография наполнена такими событиями и поворотами, которые даже для авантюрного XVIII века могут показаться слишком крутыми.

Василий был младшим сыном небогатого владимирского помещика Николая Васильевича Зубова. Он родился 27 декабря 1747 года, когда отец был уже не молод. Его мать — Агафья Ивановна Наумова, бывшая камер-юнгфера императрицы Елизаветы Петровны, вторая жена Николая Зубова. От первой жены, Татьяны Алексеевны Трегубовой, у него было двое сыновей: Александр (1727-1795) и Афанасий (1738-1822). (1) Василий Николаевич Зубов детство и юность провел в селе Фетинино, владимирском имении своего отца.

kostyg01-01fetinino-manor-houseУсадебный дом в Фетинино Владимирской области. Фото Е. Теркель и Д. Теркель

Хорошего образования не получил и фактически вынужден был присматривать за престарелым отцом и хозяйством, пока его братья делали карьеру. В 16 лет пошел по стопам братьев: поступил на службу в Конный гвардейский полк, дослужился до чина капрала, но под давлением старшего брата Александра, вынужден был вернуться в деревню. Исповедальная ведомость села Фетинино свидетельствует, что в 1771 году прапорщик Василий Зубов проживал в селе вместе с отцом, сестрой Елизаветой и молодой женой.(2)

Новый брак Николая Васильевича нарушил мирное течение жизни семьи Зубовых. Старшие сыновья — Александр и Афанасий понимали, что отец их небогат и незнатен, рассчитывать на хорошее наследство не приходилось. А тут, как назло, новые претенденты на небольшое имение. Даже собственные дети Александра Николаевича вынуждены были признать, что он враждебно отнесся и к мачехе, и к её детям, видя, как его отец с большей любовью и вниманием относился к новой семье. (3) Большая разница в возрасте (20 лет!) между Александром и Василием, не позволяла надеяться на взаимопонимание братьев.

kostyg01-02count-zubov-a-nГраф Александр Николаевич ЗУБОВ (1727-1795). Миниатюра из собрания М. Е. Леонтьевой (в подписи — ошибка в дате смерти). Источник: Русские портреты XVIII и XIX столетий / Изд. вел. кн. Николая Михайловича. — Санкт-Петербург: Типография Экспедиции заготовления государственных бумаг, 1905-1909. — Т. 1: Вып. 3. — 1905. — LXXII

«Чёрная кошка» между Александром и Василием пробежала, когда младшему было 11 лет. Сам Василий считал, что это случилось после того, как он стал невольным свидетелем надругательства своего брата над суздальским помещиком, гвардии секунд-ротмистром Василием Анненковым. История сама по себе темная и грязная, спор, скорее всего, возник из-за имения ротмистра в селе Щенячья Слободка, на которое претендовал Александр Зубов. Имение он отнял, но публичное избиение и унижение дворянина могло ему и не сойти с рук. А Василий Зубов — нежелательный свидетель, да к тому же, если верить словам самого Василия, вступившегося в защиту истязаемого Анненкова (4), Александру пришлось откупаться от грозившего ему наказания. С дозволения отца деньги, а это немалая по тем временам сумма — 30 тысяч рублей, взяты были из доли наследства Василия: ребенку деньги ещё не скоро понадобятся, а когда придет срок – все будет возвращено. (5) Деньги и имение и стали камнем преткновения в тянувшейся до самой смерти Александра вражды двух братьев. Современники отмечали, что оба были достаточно умны, но невероятно корыстолюбивы, жадны и беспринципны. Василий не смог простить брату унижений детства и потерянных денег, Александр — того, что разделяя владимирское свое имение между братьями, отец лучшую долю в селах Фетинино, Авдотьино, Аулово, всего 326 душ крепостных выделил младшему сыну Василию, который даже сумел увеличить его, приобретя село Сущево и деревню Карандышево. А если учесть, что незадолго до этого Василий выгодно женился, получив за женой имение Меховицы в Ковровском уезде и наследовал материнское имение — его положение выглядело куда лучше, чем старшего брата. (6) Александр оказал беспрецедентное давление на отца и добился пересмотра условий раздела. В 1776 году отец заставил Василия продать Фетинино с окрестными деревнями Александру за 30 тысяч рублей. Тот, правда, заплатил только 20 тысяч. Даже получив деньги от брата, Василий публично обвинил его в том, что сделка была безденежная, призвав в свидетели третьего своего брата Афанасия и даже соседа по имению фельдмаршала Н. И. Салтыкова. (7) Однако Василий предвидел такой оборот дела, и вместо того, что бы развивать свои владимирские деревни, он целенаправленно разорял их, что бы брату они достались в плачевном состоянии.

kostyg01-03count-zubov-n-aГраф Николай Александрович ЗУБОВ (1763-1805). Портрет работы неизвестного художника, начало XIX в. Копия портрета С. С. Щукина (?) из собрания Грозненского художественного музея. Холст, масло, 71 х 51 см. Владимиро-Суздальский музей-заповедник

Граф Николай Александрович Зубов племянник Василия, писал, что суконная фабрика в Фетинино, которой гордился В. Н. Зубов, быстро разорилась, мастер сбежал, а лошадей и коров он просто вывел в имение Меховицы, где проживал вместе с семьей. Туда же были вывезены семьи крестьян, приписанные к суконной фабрике. (8) С этого момента отношения между братьями переросли в открытую войну. Интересно, что Афанасий Зубов, старался не вмешиваться открыто в спор братьев, но принял сторону младшего и последовательно придерживался своего выбора много лет.

Тайный советник, сенатор и кавалер, муромский предводитель дворянства, правитель Курского наместничества Афанасий Николаевич Зубов сыграл немалую роль в судьбе как самого Василия, так и его детей. Сам Афанасий, после завершения военной карьеры в 1761 году занял пост пензенского воеводы, прослужив 4 года. Видимо, южные губернии ему приглянулись больше, чем родное Нечерноземье. Во всяком случае, с 1772 по 1777 год он служит в Саратовской соляной конторе, с 1779 по1781 год вице-губернатор в Тамбовском наместничестве, а с 1781 по 1791 годгубернатор Курского наместничества. (9)

kostyg01-04zubov-afan-nАфанасий Николаевич ЗУБОВ (ок. 1738 — 22.2.1822). Миниатюра из собрания Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург

Нет сомнения, что именно в эти годы он обзавелся немалыми владениями на юге России. По сведениям на 1795 год он имел поместья в Сердобском, Кузнецком, Петровском уездах, не исключено, что и других частях как Пензенской, так и Саратовской губерний. (10) Афанасий и предложил Василию стать пензенским помещиком, сделав ему хорошую протекцию.

В конце 70-х годов XVIII века Василий Николаевич Зубов служил переводчиком при штабе генерала Н. И. Салтыкова. (11) Он оставляет службу и не позднее 1779-1780 годов приобретает имение в Саратовском наместничестве. Скорее всего, речь идет о селе Анненково Кузнецкого уезда, но впоследствии по примеру брата он приобретает поместья в Сердобском уезде того же наместничества, Городищенском и, возможно, других уездах Пензенского наместничества. (12) Дела у Василия на новом месте пошли в гору. Он быстро просчитал основные достоинства новых владений, завел винокуренный завод. Имение, по словам его племянника, графа Николая Зубова, приносило неплохой доход, да и сам Василий Николаевич скромно сообщал, что «посредством хозяйства и винного завода снискал потерянное», (13) имея ввиду владимирские поместья. Около 1780 года в Анненково приезжает отец ВасилияНиколай Зубов, здесь он провел последние шесть лет жизни. Фактически изолировав отца от брата, Василий сумел вернуть его расположение и добиться выгодного для себя завещания. В нем говорилось о семейственном разрешении всех споров между братьями, без обращения в официальные суды, а так же предписывалось старшему сыну Александру вернуть Василию Владимирские имения. Завещание было составлено в 1786 году, а душеприказчиками Николая Зубова выступили самые именитые граждане Пензенской губернии губернатор, генерал-лейтенант И. А. Ступишин и князь А. Б. Куракин. (14)

kostyg01-05brompton-prince-kurakin-a-bКнязь Александр Борисович КУРАКИН (1752-1818). Портрет работы Р. Бромптона, около 1780 г. Холст, масло, 113,6 х 75,2 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Удивительно, как легко и прочно умел Василий Зубов войти в доверие к нужным людям, выбирая самых именитых и влиятельных. В бытность свою во Владимирской губернии он сумел расположить к себе фельдмаршала Н. И. Салтыкова, заручившись «по-соседски» его поддержкой в земельном споре с братом, пользовался его благосклонностью и в дальнейшем. Сам проходил не обременительную службу под его началом и сына пристроил в штаб фельдмаршала, где юноша сделал неплохую карьеру, дослужившись до адъютанта самого Н. И. Салтыкова. (15) Вот и на новом месте среди его близких знакомых оказались весьма влиятельные особы, расположением которых он неоднократно пользовался, оказывая при этом различные щекотливые услуги. Так, в 1793 году Василий Зубов, будучи уже Городищенским предводителем дворянства, засвидетельствовал благородное происхождение пятерых незаконнорожденных детей князя А. Б. Куракина, в том числе и будущего барона А. Сердобина. (16) Был ли Василий Зубов приобщен князем к масонству достоверно неизвестно, но с А. Б. Куракиным Василия Зубова связывают особо крепкие и длительные отношения, явно выходившие за рамки стандартных отношений магната и клиента.

kostyg01-06eggink-prince-zubov-platon-aКнязь Платон Александрович ЗУБОВ (1767-1822). Портрет работы И. А. Эггинка, первая четверть XIX в. Холст, масло, 63 x 42 см. Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина», Ленинградская область

Они продолжились и после того, как опала с А. Б. Куракина была снята, и он вернулся в столицу и ко двору. Кроме того, что князь стал душеприказчиком отца Василия Зубова, ему была передана доверенность представлять интересы Василия в его имущественном споре с племянниками, выступать посредником в переговорах с князем Платоном Зубовым. (17) На высокие должности в Городищенском уезде В. Зубов попал явно не без помощи А. Б. Куракина, у которого были обширные имения в Пензенском наместничестве. Именно по протекции губернатора И. А. Ступишина, а не своего племянника князя Платона, как ошибочно полагал в своих воспоминаниях князь И М. Долгорукий, служил Василий Зубов Директором экономии Пензенского наместничества в 1792-1794 годах. (18) Платон Зубов вряд ли стал бы помогать заклятому врагу своего отца, да и сам Александр Николаевич в ту пору был ещё жив и могуществен. Но о семейных спорах не были осведомлены посторонние, да и сам В. Н. Зубов не прочь был козырнуть своей фамилией и высоким родством, чтобы пустить пыль в глаза.

И. М. Долгорукий, поэт и мемуарист, был непосредственным начальником Василия Зубова в Пензе и оставил весьма нелестную, но точную характеристику своего подчиненного. Не могу не привести её полностью:

«Василий Николаевич. Когда я служил вице-губернатором в Пензе, он был несколько времени директором экономии и зависел от меня. В то время родной его племянник был фаворитом у двора; известно, что это название значило при Екатерине. Зубов, возгордившись родством и случаем, вздумал самовластвовать в палате. Он делал всякий вздор, и я ему часто ошибал крылья. Не перенеся того, он жаловался раз и два своему племяннику, князю Зубову, наконец, послал к императрице донос, в котором хотел доказать, что я похитил, обще с палатой, до двух миллионов казенных денег по винокуренным заводам. Я в оправдание сего приводил только несколько арифметических выкладок, коими доказал, что, где всего отпущено шестьсот тысяч, там похитить двух миллионов невозможно: сличили его доносы с моими рапортами и скоро увидели, что он человек неугомонный и пишет вздор. Фаворит вызвал дядюшку своего к себе в Питер и там его выгнал в отставку; оттуда уже он к нам в Пензу не возвращался, а доносы его брошены без внимания. Трудно мне было с ними бороться, но более скучно, и потому короткое время моего с ним отношения сделалось мне навсегда памятно, как полоса неприятная в моей жизни».(19)

Сам Платон Зубов писал:

«Что лежит до отставки его от места экономии директора, как оная последовала — не знаю, но вероятно по собственному прошению его, не от меня и не через меня». (20)

Чин надворного советника и орден Св. Владимира 4-й степени Василий Зубов тоже получил не благодаря стараниям князя Платона. Кто постарался в этом больше — князь А. Куракин, губернатор И. Ступишин или брат Афанасий – остается неизвестно.

В 1792 году В. Н. Зубов успел выпустить брошюру «Способ увеличения винокурения В. Зубова» и существенно поправить свои финансовые дела. О том, как ему это удалось, писал Павел Радищев, сын знаменитого писателя А. Н. Радищева. Дело в том, что имение Радищевых Преображенское, Верхнее Аблязово тож находилось всего в шести верстах от Анненкова, которым владел В. Н. Зубов. Считаю необходимым привести воспоминания П. А. Радищева о Зубове полностью, во-первых, они добавляют к характеристике личности этого человека немало важных деталей, а во-вторых, биография А. Н. Радищева, написанная его сыновьями, достаточно редкий источник и с 1959 года не переиздавалась полностью.

«Еще один сосед, живший в шести верстах от села Преображенского, в селе Анненкове, Василий Николаевич Зубов, бывал в селе Преображенском. Он славился жестокостью своею с крестьянами. Купив село, Анненково с 250 душами и множеством земли, он, прежде всего, обобрал у мужиков, живших на ней, весь хлеб, скотину, лошадей и посадил их на месячину, а в рабочую пору кормил их на барском дворе. В большие корыта им наливали щи, и они должны были довольствоваться тем, что отпускали им. За малейшие вины наказывали их строго, а за большие сажали в острог, устроенный им в другой, несколько отдаленной деревне. Александр Николаевич не удостаивал никого никогда ни одним словом, хотя г. Зубов был довольно уважаем, как человек богатый и довольно умный, только с некоторыми странностями; например, он считал себя стихотворцем. Одно его дидактическое сочинение начиналось следующим стихом: «Неизмеримость стоит на измерении миров...», — и подобная галиматья следовала далее. Он очень удивлялся, что цензура не пропустила этого сочинения. Однажды вздумалось ему отучить себя от замечаемой им в себе лености. Он велел себя высечь розгами. Камердинер, которому он препоручил эту экзекуцию, стал было бить осторожно. В. Н. Зубов вскочил и грозил положить его самого. Тогда уже лакей вынужден был его больно выдрать». (21)

kostyg01-07radishchev-a-nАлександр Николаевич РАДИЩЕВ (1749-1802). Портрет работы неизвестного художника, не позднее 1790. Холст, масло, 61 x 49 см. Саратовский государственный художественный музей им. А. Н. Радищева, Саратов

Василий Зубов был не первым и не единственным помещиком, который перевёл своих крестьян на «месячину», то есть лишил их земельных наделов и заставил нести круглогодичную барщину. Это было во второй половине XVIII века не редким явлением, особенно в черноземных губерниях. Но среди литературоведов почему-то утвердилось мнение о том, что именно В. Н. Зубов стал прототипом помещика из главы «Вышний Волочек» в «Путешествии из Петербурга в Москву». Хотелось бы внести ясность в эти утвердившиеся выводы. Исследователи творчества А. Н. Радищева хорошо знали его биографию, но плохо — Василия Зубова. Например, в путеводителе по музею А. Н. Радищева 1974 года Василий Николаевич Зубов назван «флигель-адъютантом». (22) Его явно путают здесь с одним из его племянников — Василий Зубов придворных званий не имел вовсе, а службу свою закончил в весьма скромном чине надворного советника. Характеристика Василия Зубова, данная ему Павлом Радищевым, подходит и для главы «Едрово», и для главы «Зайцово», и для других глав «Путешествия из Петербурга в Москву». Биографы и знатоки творчества А. Н. Радищева почему-то упускают из вида факт, что П. А. Радищев помещает свой рассказ о В. Н. Зубове в последний период жизни своего отца, когда «Путешествие» не только уже опубликовано, но и сам Радищев успел отбыть сибирскую ссылку. Если они в 1798-1799 годах встретились впервыеВасилий Зубов не мог быть прототипом героя «Путешествия из Петербурга в Москву». Могли ли они встречаться раньше? Сверяя факты биографий В. Н. Зубова и А. Н. Радищева, можно предположить, что их первая встреча могла произойти в период с декабря 1778 по март 1779 годов, когда А. Н. Радищев вновь посетил Аблязово, а В. Н. Зубов вполне мог уже быть хозяином Анненкова, которое он приобрел в период с 1777 по 1779 годы. Но успел ли он за это время завести в поместье новые порядки? Вопрос остается открытым. В остальное время, вплоть до 1798 года встреча писателя и Зубова просто не могла состояться. Вполне возможно, что Радищев мог узнать о своем новом соседе от родственников, что и послужило поводом описать его в своей книге. При всех нелицеприятных характеристиках В. Н. Зубова Павел Радищев отмечал его влияние, богатство и ум, без которых невозможно было бы достичь того, что уже имел Василий Зубов и смог получить в дальнейшем.

После ссоры с И. М. Долгоруким в 1794 году В. Н. Зубов действительно приехал в столицу, затем в Москву, где пытался в очередной раз договориться с братом Александром и его детьми относительно владимирского имения. Неожиданная смерть брата в феврале 1795 года явно развязала Василию Николаевичу руки. Он чувствует себя более уверенно, ему хочется показать своё благополучие окружающим, войти в высшие слои российского общества, где, как ему казалось, он и должен был находиться по рождению и родству своему. Ничего удивительного, что теперь из глухой провинции, где он вынужден был фактически скрываться от мстительного и могущественного брата, он хочет перебраться поближе к центру. В 1796 году Василий Зубов покупает у князя И. Д. Трубецкого подмосковное имение «Нескучное».

kostyg01-08neskuchnoe

Полностью оно называлось «Нескучный загородный дом» и было приобретено князем Никитой Трубецким в 1753 году. Нескучное было увеселительной усадьбой князя, которую он обустроил для пышных приемов и торжеств. Выдающийся архитектор московского барокко Д. В. Ухтомский блестяще обыграл сложный рельеф усадьбы, создав на сравнительно небольшой площади настоящий шедевр, к сожалению, почти не сохранившийся. Имение было выставлено на продажу ещё в 1767 году наследниками князя Никиты Трубецкого всего за 30 тыс. рублей с рассрочкой. Но покупателей не нашлось, оно переходило из рук в руки, приходя в упадок. В 1791 году были разобраны въездные ворота, флигели, беседки и ряд других сооружений. А в 1795 году в имении был организован постой солдат московского второго батальона. От этого цена на Нескучное, естественно, только упала. В. Н. Зубов покупал его явно по дешёвке, хотя денег у него хватило, чтобы приобрести ещё два соседних именияпоручика Горяинова и усадьбу Андреевское князя И. С. Барятинского. Объединив все владения в одно, Василий Зубов в 1804 году полностью перестроил дом, изменил планировку парка, открыв большую его часть для публичных гуляний. (23) От работы Д. В. Ухтомского осталось совсем немного, а до сегодняшнего дня в первозданном виде сохранился только Охотничий домик, известный уже много лет каждому россиянину: здесь проходят съемки телепрограммы «Что? Где? Когда?».

kostyg01-09hunting lodge in neskuchny gardenОхотничий домик в Нескучном саду, Москва. Архитектор — Д. В. Ухтомский, автор фото — А. Ребров

Покупка Нескучного положило начало новому этапу жизни В. Н. Зубова. До этого он показал себя как клеветник, скряга, подхалим. Теперь пришла очередь раскрыться Василию Зубову как авантюристу и мошеннику, нарушителю как юридических, так и моральных норм. Дело в том, что при заключении сделки на Нескучное с князем И. Д. Трубецким Зубов пошел на явный подлог: назвался надворным советником Василием Тимофеевичем Зубовым. (24)

Это не ошибка канцеляриста, такого дворянина в природе не существовало, и подлог был осуществлен с намерением скрыть истинного владельца. То, что им был именно Василий Николаевич Зубов, подтверждается его письмами 1796-1799 годов с указанием Нескучного как место их написания, а значит, и пребывания самого автора. От кого прятался Зубов? Несомненно, от своих могущественных племянников, которые могли испортить жизнь своему постылому дядюшке.

Но маскироваться пришлось не долго — через несколько месяцев умерла Екатерина II, а Павел I подверг семейство Зубовых опале. Этим не преминул воспользоваться Василий Зубов. Уже в декабре 1796 года он через князя А. Б. Куракина предъявляет претензии на владимирской имение князю Платону Зубову и получает от него 20 тыс. рублей отступных. (25) Этого ему показалось мало, и он в 1799 году пишет прошение на Высочайшее имя и начинает тяжбу с племянниками, пытаясь вернуть себе владимирские имения и получить почти 300 тысяч (!) отступных за все свои страдания. (26) А ведь был он к этому времени отнюдь не беден.

kostyg01-10lampi-count-zubov-valerian-aГраф Валериан Александрович ЗУБОВ (1771-1804). Портрет работы И. Б. Лампи Старшего. Холст, масло, 258 х 184 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Граф Валерьян Зубов писал об этом периоде жизни своего дядюшки:

«В бытность мою в Москве нетрудно мне было удостовериться, как по образу жизни его в сем городе, так равно и потому, чем он владеет, ис чего и увидел, что он гораздо богаче покойного деда моего». (27)

Но афера с Нескучным подложной купчей не ограничилась, в 1806 году от имени все того же несуществующего «Василия Тимофеевича Зубова» Василий Николаевич Зубов оформляет дарственную на Нескучное и вновь приобретенные имения жене своего племянника В. Н. Зубова Зубовой Марии Емельяновне. (28) Племянник этот, естественно, он сам, а вот кто такая Мария Емельяновна Зубова — об этом чуть позднее. Нет необходимости говорить, что сверка с родословным древом рода Зубовых не нашла там никакого «дяди» у Василия Николаевича с таким именем и отчеством. Мария Емельяновна Зубова считалась владелицей Нескучного вплоть до 1820 года, когда она продала его княгине Е. Е. Шаховской, хотя эта дата спорна, есть сведения, что уже в 1814 году Нескучным владел некто Е. Ф. Риттер. (29)

Но самая грандиозная афера Василия Зубова была связана с собственной семьей. Женился Василий Зубов в 22 года на шестнадцатилетней Татьяне Степановне Трегубовой и получил в приданое за ней село Меховицы в Ковровском уезде Владимирского наместничества. (30) Семейная жизнь Василия Зубова, пока он жил с молодой женой в Фетинино, затем в Меховицах складывалась вполне стандартно. У супругов было пятеро детей (по другим сведениям, шестеро, но одна девочка, скорее всего, умерла в детском возрасте). Старший сын Николай успешно служил по военной части, дочери Наталья, Любовь, Варвара и Евгения оставались с матерью. К сожалению, даты рождения детей неизвестны, но очевидно, что все они родились в период с 1770 по 1786-87 годы, пока Зубовы жили во Владимирской и в Саратовской губернияхдо смерти отца Василия Николаевича в 1786 году. Скорее всего, после похорон отца в Фетинино Василий Зубов вернулся в Анненково уже без семьи. Официально — из-за болезни жены, а на самом деле… В приведенных выше воспоминаниях П. А. Радищева отмечалась страсть Василия Зубова к распутству. Она-то и сыграла роковую роль в его дальнейшей судьбе.

Приглянулась стареющему Василию Зубову молодая красоткадворовая девка помещицы Петровского уезда коллежской советницы М. В. Сумароковой Мария Емельянова. Он выкупил ее и сделал своей наложницей. По одним сведениям, это случилось около 1793 года, по другим — тремя годами ранее. По собственным ее словам, она родила ему двоих сыновей: в марте 1795 годаНиколая, в июле 1799 года Василия. Дети получили фамилию Невéдомские. (31)

Кстати, такую же фамилию носили и внебрачные дети Афанасия Зубова. Известно, что у него была дочь Мария Афанасьевна, которая была замужем за муромским предводителем дворянства П. И. Бурцевым. За родным братом П. И. Бурцева И. И. Бурцевым была замужем одна из дочерей Василия ЗубоваВарвара. (32) Очень вероятно, что русский изобретатель и инженер Иван Афанасьевич Неведомский, родившийся в Муромском уезде, тоже был незаконнорожденный сын Афанасия Зубова.

Но Марию Емельянову и Василия Зубова связало нечто большее, чем мимолетная страсть стареющего ловеласа. Дворовая девка оказалась наделена немалыми способностями и железной волей, она явно смогла подчинить своему влиянию сластолюбивого дворянина и прочно поселилась не только в его сердце, но и в доме, понимая, что это её шанс выбиться в люди. Во всяком случае, встретившись однажды, они больше не расставались до самой смерти Василия Николаевича.

В 1803 году Василий Зубов дал своей любовнице вольную и провернул очередную аферу, выдав ее замуж за некоего майора инвалидной команды Попова, жившего у него в доме, человека одинокого, болезненного и вскоре умершего, сделав бывшую дворовую девку дворянской вдовой. (33) Теперь ничто не мешало узаконить их отношения. В 1808 году в селе Анненково Кузнецкой округи был заключен брак между надворным советником Василием Зубовым и вдовой майора Попова Марией Емельяновой, ставшей с этого момента Зубовой. (34)

И всё бы ничего, если бы не одно обстоятельство. Первая жена Василия Зубова Татьяна Трегубова на тот момент была жива-здорова, проживала в имении своем Меховицы, и расторгать свой брак с Зубовым не собиралась. Так Василий Николаевич оказался ещё и двоеженцем. Законная семья об этом до определенного момента и не знала, но была очень недовольна тем, что глава семьи разбогател, а родным детям от благ его ничего не перепадало.

Незаконная жена получала в это время роскошные подарки. Помните, как в 1804 году Нескучное было подарено жене Василия Николаевича Зубова Марии Емельяновне? А ведь тогда она была женой майора Попова и до брака с Зубовым было ещё четыре года! Удивительно, с какой наглостью Василий Зубов нагромождал одно мошенничество на другое.

А в это время судьбу его дочерей устраивали ненавистные племянники. Так, граф Дмитрий Александрович Зубов ещё в 1793 году выдал дочь Василия Зубова Наталью за своего соседа по белорусскому имению П. И. Богдановича. (35) А вот судьбой своего единственного сына Николая В. Н. Зубов распорядился в высшей степени странно. Молодой человек успешно служил адъютантом фельдмаршала Н. И. Салтыкова. Есть непроверенные сведения, что он дослужился до чина генерал-майора. На пике карьеры его внезапно настигает неведомый недуг, и в 1799 году он был официально признан сумасшедшим, причем, при активном содействии родного отца. Остаток жизни он провел в Меховицах, где и был погребен в 1812 году. (36)

kostyg01-11family tombstone teeth in mehovitsyФамильное надгробие Зубовых в селе Меховицы Савинского района Ивановской области. Фото неизвестного автора, 1992 г. До настоящего времени памятник не сохранился. Источник: Ковровский исторический сборник. Ковров: «Маштекс», 2000, с. 8

Не хотел ли тем самым Василий Зубов избавиться от единственного законного наследника, которому могли перейти Меховицы после матери, чтобы самому прибрать к рукам это имение? И не связано ли с этим странным сумасшествием неясное происхождение другого Николая ВасильевичаНеведомского? Кроме слов Марии Емельяновны о том, что Николайеё сын, и рожден он был 14 марта 1795 года, других доказательств их родства, а так же даты рождения и отцовства Василия Зубова нет. По свидетельству дочери В. Н. Зубова Варвары Николай был рожден и крещен в селе Надеждино Сердобской округи, то есть в имении А. Б. Куракина, но доказательств своих слов она не приводит. Собирая по крупицам факты биографии Николая Неведомского, я пришел к выводу, что Мария Емельяновна Попова (Зубова) действительно его родная мать. А вот являлся ли Василий Зубов его отцомв этом уверенности нет.

Дело в том, что Николай не мог родиться ни в 1795, ни в 1796 году, как указывают большинство опубликованных источников. Скорее всего, это был 1790 или 1791 год. Мать явно солгала (что, впрочем, для нее было не в первый раз). Что она скрывала? Не исключено, что Василий Зубов не был отцом ребенка, и Мария Емельянова попала к нему уже с маленьким сыном на руках и, пользуясь своим безграничным влиянием, заставила Василия признать отцовство. Сам же Николай Васильевич никогда не говорил о своем происхождении. А если требовалось это указать, то всегда использовал одну и ту же версию, очевидно, подготовленную заранее:

«Из дворян, за отцом его крестьян 100 душ». (37)

А вот Василий Васильевич, ещё один внебрачный сын Василия Зубова, никогда не скрывал своего происхождения и во всех документах указывал на него как своего отца. Дело дошло до того, что при поступлении на службу в 1805 году оба брата сообщили о своем рождении абсолютно разные сведения. (38)

Возможно, со временем эту загадку удастся разгадать, а пока можно сказать, что судьба детей Василия Зубова и Марии Емельяновны сложилась вполне успешно. Василий служил в весьма престижных учреждениях Москвы и Санкт-Петербурга, закончил службу исправником Земского суда Кашинского уезда Тверской губернии в чине титулярного советника и кавалера ордена св. Владимира 4-й степени.

Николай преуспел гораздо больше. В 1812 году волонтером записался в Санкт-Петербургское ополчение, оказался в партизанском отряде А. Фигнера, сражался в Германии и Польше. После войны продолжил службу в кавалерийских полках. В отставку вышел ротмистром в 1821 году. Проживал сначала в имении матери Кашинского уезда Тверской губернии, затем в соседнем Бежецком уезде купил собственное имение Подобино. Но известность свою Николай Васильевич получил как поэт, баснописец и публицист. Входил в круг Г. Р. Державина, был знаком со многими известными литераторами первой половины XIX века. Прославился своими партизанскими очерками, печатавшимися П. Плетневым в «Современнике».

Так и проживал Василий Николаевич Зубов со своей новой семьей то в Москве, то в саратовских своих имениях. Но под конец жизни его, видимо, стала мучить совесть. Несколько раз он пытался оставить все свое имущество Московскому воспитательному дому, и если бы не железная хватка Марии Емельяновны – сделал бы это. Поэтому, чтобы обеспечить себя и своих детей, она заставила Василия в 1820 году составить завещание таким образом, что все имения и капиталы уже имеющиеся или приобретенные в будущем наследует тот из супругов, который останется в живых. После смерти последнего все недвижимое имущество переходило Василию и Николаю Неведомским и их нисходящему потомству. Денежный капитал помещался в Сохранную казну Опекунского совета, процентами от которого распоряжались супруги. Проценты с суммы 258 620 руб. поступают на жизнь Марьи, а проценты с капитала в 154 350 руб.на жизнь Василия Зубова. И здесь хваткая дворовая девка обошла своего господина. После их смерти проценты и сами капиталы переходили так же Василию и Николаю. (39) Так что к концу жизни Василий Зубов действительно был богат: более 300 тысяч капитала, не считая недвижимости.

Скончался надворный советник и кавалер Василий Николаевич Зубов 27 января 1824 года и был погребен на кладбище московского Новоспасского монастыря. К сожалению, некрополь был разорен в первые годы советской власти. Не сохранилось и семейное захоронение Зубовых в Меховицах.

С. Ю. КОСТЫГОВ.

 

Об авторе: КОСТЫГОВ Станислав Юрьевич, историк, проживает в городе Бежецк Тверской области. Почти 13 лет возглавлял Бежецкий литературно-мемориальный и краеведческий музей. В настоящее время преподаватель Бежецкого промышленно-экономическом колледжа. Профессиональные интересы: историческое и мемориальное краеведение, политическая история России послемонгольского периода — XIII-XV вв.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Памятник семейства Зубовых в Меховицах // Ковровский исторический сборник / Авторы-составители Фролов Н. В., Фролова Э. В. Ковров: «Маштекс», 2000. с. 8.

2. Архивная справка Государственного архива Владимирской области (ГАВО) № Т-315 от 17.06.2014.

3. Труды Владимирской учёной архивной комиссии. Книга 6. Владимир, 1904. с. 21.

4. Там же, с. 32.

5. Там же, с. 33.

6. Там же, с. 32.

7. Там же, с. 34.

8. Там же, с. 23.

9. Архивная справка ГАВО.

10. Суслоны. [Электронный ресурс] Авторский портал Михаила Полубоярова [сайт]. URL: http://www.suslony.ru

11. Труды Владимирской учёной архивной комиссии, с. 22.

12. Суслоны. Авторский портал Михаила Полубоярова.

13. Труды Владимирской учёной архивной комиссии, с. 10.

14. Там же, с. 11.

15. Там же.

16. Рассказова Л.В. Никольский храм в селе Куракино Сердобского района Пензенской области [Электронный ресурс] Пензенские хроники. Краеведческий портал, [сайт] URL:
http://penzahroniki.ru/index.php/publikatsii/112-rasskazova-l-v/1317-nikolskij-khram-v-s-kurakino-serdobskogo-rajona-penzenskoj-oblasti.

17. Труды Владимирской учёной архивной комиссии, с. 19.

18. Там же, с. 12.

19. Долгоруков И. М. Капище моего сердца. М.: Наука, 1997. с. 64.

20. Труды Владимирской учёной архивной комиссии, с. 16.

21. Биография А. Н. Радищева, написанная его сыновьями. М.; Л.: АН СССР, 1959. с. 93.

22. Савин О. М. Государственный музей А. Н. Радищева: Очерк-путеводитель. Саратов: Приволжское книжное изд., 1974. с. 19.

23. Рублев А. Д. Парк Горького (Нескучный сад). Глава 2. [Электронный ресурс] Библиотека Максима Мошкова [сайт] URL:
http://samlib.ru/r/rublew_a_d/2parkgor.shtml

24. ЦИАМ. Ф. 50. Оп. 14. Д. 490. Л. 6-8. N 369.

25. Труды Владимирской учёной архивной комиссии, с. 18.

26. Там же, с. 7.

27. Там же, с. 29.

28. ЦИАМ. Ф. 50. Оп. 14. Д. 490. Л. 6-8. N 369.

29. Рублев А. Д. Парк Горького (Нескучный сад). Глава 2. [Электронный ресурс] Библиотека Максима Мошкова [сайт] URL:
http://samlib.ru/r/rublew_a_d/2parkgor.shtml

30. Памятник семейства Зубовых в Меховицах// Ковровский исторический сб. Ковров: «Маштекс», 2000. с. 9.

31. РГИА. Ф. 1151. Оп. 2, 1839 г. Д. 34. Л. 8.

32. Архивная справка ГАВО.

33. РГИА. Ф. 1151. Оп. 2, 1839 г. Д. 34. Л. 14

34. Там же, л. 18.

35. Труды Владимирской учёной архивной комиссии, с. 26.

36. Памятник семейства Зубовых в Меховицах// Ковровский исторический сб. Ковров: «Маштекс», 2000. с. 7.

37. РГИА. Ф.1343. Оп. 26. Д. 701. Л. 6. Также см.: Чернявский М. Приложения к генеалогии господ дворян, внесенных в родословную книгу Тверской губернии в 1787-1869 годах. Тверь. с. 148.

38. РГИА. Ф. 1151. Оп. 2, 1839 г. Д. 34. Л. 28.

39. Там же, л. 43.

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET