Печать
Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 

001-tyustin-630-180

 

ПЕНЗЕНСКОЕ ДВОРЯНСТВО:

ИЗ ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ

И ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛИ

Воплощением блеска, могущества и славы России, наиболее ее культурным и образованным слоем, высшим правящим сословием государства было дворянство. В самом авторитетном энциклопеди­ческом издании Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона оно рассматривалось «как высшее, правящее сословие», возникшее «на почве государст­венной службы».

Пензенский край заслуженно имел репутацию «дворянского гнезда» России, активно поддержанную чиновниками и мемуари­стами Ф. Ф. Вигелем и В. А. Инсарским, писателем М. Е. Салтыковым-Щедриным, дворянским деятелем и мемуаристом князем Д. В. Друцким-Соколинским, драматургом Н. Д. Волковым и другими деятелями российской культуры.

Будучи в эпицентре русской государственности и культуры, местное дворянство оказалось в зоне устойчивого интереса исследо­вателей Пензенского края. Основы регионального родословия, за­тронувшего пензенское дворянство, заложил председатель Тамбов­ской ученой архивной комиссии А. Н. Нарцов, издавший в 1904 г. в своем родном городе капитальное исследование «Материалы для ис­тории дворянских родов Мартыновых и Слепцовых с их ветвями». В этой книге, выпущенной небольшим тиражом с пометкой «Не для продажи», опубликованы генеалогические росписи Мартыновых, Загоскиных, Колокольцовых, Друцких-Соколинских, Слепцовых, Сабуровых, Ступишиных, Кугушевых, Кашкаровых и др.

В 3-м томе Трудов Пензенской ученой архивной комиссии (Пенза, 1905) помещены «Материалы к истории рода дворян Аннен­ковых», начало которому положил в первой половине XVI в. Васи­лий. Ценная информация о хозяйственном освоении дворянами пен­зенской территории, образовании фамильных вотчин и количестве в них крестьян представлена в статьях В. И. и Г. И. Холмогоровых «Материалы для истории, археологии, статистики и колонизации Пензенского края в XVII и XVIII ст.» (Сборники Пензенского гу­бернского статистического комитета. Вып. IV. — Пенза, 1899; Вып. V.— Пенза, 1901).

В 1897 г. член Археографической комиссии Александр Платонович Барсуков (1839-1914) издал «Десятни Пензенского края», в которые вошли переписные дворянские книги 1669-1696 гг. Сохра­нением этих ценных для изучения истории пензенского дворянства мы обязаны Пензенскому губернскому предводителю дворянства в 1787-1789 гг. А. Е. Столыпину. (См. А. В. Тюстин. Пензенские губерн­ские предводители дворянства. — Пенза, 2001. — с. 22-23).

В 1922 г. вышла из печати книга профессора А. Л. Хвощева «Очерки по истории Пензенского края», в которой раскрыто станов­ление служилого дворянства и масштабы помещичьей колонизации. Интересные фактические сведения присутствуют и в книге П. О. Никишина «Пензенские помещики и их крепостные накануне реформы 1861 года. (Бытовые очерки, составленные по архивным документам)», изданной в Пензе в 1926 г. Но в этой работе, к сожа­лению, научное содержание отступает от обличительных штампов по отношению к дворянству, как чуждому крестьянско-пролетарскому обществу классу.

Затем в течение 70 лет вокруг «буржуазной» генеалогии сло­жился вакуум, частные вопросы истории пензенского дворянства рассматривались лишь через призму биографий А. Н. Радищева, М. Ю. Лермонтова, Н. П. Огарева, М. Н. Загоскина и др. В известном смысле энциклопедией пензенского дворянства являются книги кан­дидата филологических наук О. М. Савина «Твое имя помнят люди» (Страницы мордовской пушкинианы) [Саранск, 1987] и «...Пишу тебе в Пензу. (Пензенская тропинка к А.С.Пушкину)» [Пенза, 1983], в которых содержатся ранее малоизвестные сведения о пензенских дворянах из пушкинского окружения.

В 1990-х гг. в местных изданиях «Пензенский Временник лю­бителей старины» (редакторы А. И. Дворжанский и С. Л. Шишлов), «Сура» (редактор В. А. Сидоренко), «Земство» (редактор В. И. Мануйлов), «Краеведение» (редактор Г. Н. Белорыбкин) появил­ся довольно обширный блок статей генеалогического характера. Их авторами выступили В. Е. Малязев, В. А. Мочалов, А. И. Калинина, Т. Н. Кольян, С. Л. Шишлов, Н. М. Инюшкин, А. А. Цветков (Москва), А. Ю. Плотников, Л. В. Рассказова, А. И. Дворжанский, Е. К. Максимов (Саратов), А. В. Тюстин и др.

В 1996 г. в 3-м томе издания «Дворянские роды Российской империи» опубликованы статьи В. В. Первушкина, С. А. Ковылова-Алексеева, С. Л. Шишлова с росписями родов татарских князей Акчуриных, Баюшевых, Бибарсовых, Еникеевых, Мансыревых, Максутовых и др. Пензенское дворянство формировалось на основе двух составляющих: московского, наиболее привилегированного своей близо­стью к государю, и служилых людей, несших государеву службу на беспокойных юго-восточных рубежах России.

Московские дворяне, получившие преимущественно в петров­ские времена богатые поместья в пензенских местах, происходили чаще всего из бояр. Великие князья жаловали своим слугам боярст­во, а менее знатным - прочие придворные чины: стольников, спаль­ников, постельничих. Причисление боярских детей из российской провинции в состав московского дворянства считалось большой че­стью для них. Московские дворяне, внесенные впоследствии в родо­словную книгу Пензенской губернии, на рубеже XVII-XVIII вв. были представлены блистательными именами. На пензенской земле прочно обосновались князья Мещерские, князья Голицыны, князья Трубецкие, Суворовы, Сумароковы, князья Долгоруковы, графы Матвеевы, князья Кура­кины, графы Шереметевы, князья Урусовы и мн. др. Некоторое представ­ление о пензенских помещиках Пензенского уезда начала XVIII в., представлявших столичное дворянство, дает настоящая таблица:

Фамилия, имя, отчество, краткие сведения

Название поселе­ния

Размеры владений

КУРАКИН Борис Иванович
(1671-1727)
Князь, действительный тайный
советник, свойственник Петра I

Борисоглебское Завального стана

 

УХОТМСКИЙ Петр Степанович,
Князь, комнатный стольник

Заозерье
Шукшин­ского стана

Свыше
70 крестьян

САЛТЫКОВ Василий Федорович
(1675-1753)
Генерал-адъютант.
Внесен в 3-ю часть дворянской
родословной книги Пензенской
губернии

Архангельское, Бессоновская
сло­бода тож
Шук­шинского стана

Свыше
400 крестьян

ГОЛОВКИН Гавриил Иванович
(1660-1734)
Постельничий, по­том — 
государственный канцлер.

Зазерская,Вьясская
слободы, Никольское,
Сандерки тож,
Шукшин­ского стана
и мн. др.

Свыше
1800 крестьян

ГОЛИЦЫН Дмитрий Михайлович
(1665-1737)
Князь, сенатор, член Верховного
тайного совета.
Голи­цыны внесены в 5-ю часть 
дворянской родословной книги 
Пензенской губернии

Пыркинская сло­бода
Шукшинско­го стана

328 кре­стьян
(1710 г.)

ГОЛИЦЫН Михаил Михайлович
(1675-1730)
Князь, фельдмар­шал

Пыркинская сло­бода

Около
130 крестьян

ТРУБЕЦКОЙ Иван Юрьевич
(1668-1750)
Князь, фельдмаршал.
Внесен в 5-ю часть дворянской
родословной книги Пензенской
губернии

Архангельское, Проказна тож,
с. Спасское
Шук­шинского стана

Около
400 крестьян

 

ШЕРЕМЕТЕВ Борис Петрович
(1652-1712)
Фельдмаршал

Никольское,
Новокутлинская
слобо­да тож
Шукшин­ского стана

Свыше
1000 кре­стьян

ГОЛОВИН Николай Федорович
(1695-1745)
Адмирал

Ломовская слобода Шукшинского ста­на

669 кре­стьян

ГОЛОВИН Александр Федорович
(1694-1731)
Флота капитан-лейтенант

Ломовская слобо­да

680 кре­стьян

СУВОРОВ Иван Григорьевич
(ок.1670 — 1715)
Генеральный пи­сарь,
дед А. В. Суворова.
Внесен в 5-ю часть дворянской
родословной книги Пензенской
губернии.

Шукша

Свыше
100 крестьян

ДОЛГОРУКОВ
Владимир Владимирович
(1667-1750)
Князь, сена­тор.
Внесен в 5-ю часть дворянской
родословной книги Пензенской
губернии.

Уварове, Широкоис тож; Дмитриевское, Юлово тож

Свыше
550 крестьян

АПРАКСИН Петр Матвеевич
(1658-1728)
Граф, окольничий, казан­ский
губернатор

 

Петровское, Скач­ки тож; Синцовка;
Никольское, Чернозерье тож;
д. Муромка
Заваль­ного стана

1263 кре­стьян

МАТВЕЕВ Андрей Артемонович
(1666-1728)
Граф, тайный совет­ник, дипломат.
Внесен в 3-ю часть дворянской
родословной книги Пензенской
губернии.

 

 

БУТУРЛИН Александр Борисович
(1694-1767)
Граф, фельдмаршал

Новокутлинская слобода

29 дворов

ЧЕРКАССКИЙ Петр Борисович
(† 1788)
Князь, генерал-майор лейб-гвардии Конного полка, при Екатерине II — генерал-аншеф

с. Верхозим и д. Норка Узинского стана

Свыше
640 крестьян

ДОЛГОРУКОВ Александр Лукич
(† 1724)
Князь

с. Новотроицкое
Завального стана

45 дворов 

Из московских дворян происходят пензенские дворяне Полян­ские. В 1710 г. в с. Архангельское, Шукша тож за дьяком Макаром Ар­темьевичем Полянским числилось 146 крестьян. В конце 1670-х гт, он служил подьячим в приказе Казанского дворца, в 1691-1692 гг.дьяком в Свияжске. В 1718 г. владельцем Шукшинского поместья показан Иван Макарович Полянский (1735) — обер-кригс-комиссар, при Петре I—полковник. В царствование Анны Иоанновны получил чин генерал-адъютанта. Его сын Андрей Иванович Полянский (17.10.1764) участвовал в Семилетней войне и блокировании берегов Пруссии, был пожалован полным адмиралом и орденом Св. Александра Невского. Александр Иванович Полянский (1721-28.11.1818) с 1742 г. служил в гвардии, лейб-кирасирском полку. В 1765 г. вышел в отставку полков­ником. В 1767 г. вошел на правах члена в комиссию по разработке но­вого уложения. Был женат на Елизавете Романовне Воронцовой.

Но главным источником пензенского дворянства были служилые люди. Суровая неизбежность постоянных, жестоких столкновений с крымскими, казанскими и астраханскими татарами, ногайцами, вы­нуждала московское правительство уделять серьезное внимание со­держанию и вооружению военных сил. Главной обязанностью служи­лых людей было исполнение по призыву правительства конной, воен­ной службы. Служилые люди имели личную свободу, но обязаны бы­ли нести военную или административную службу. Они делились на две категории. В группу служилых людей «по отечеству» входили: князья, думные и придворные чины, но в первую очередь бояре — пред­ставители высшего слоя феодального общества и высшие чины в своей группе. Боярская кровь текла в жилах пензенских дворян Сабуровых, Куракиных, Трубецких, Урусовых, Шереметевых, Салтыковых. Лето­пись русского боярства завершил помещик с. Архангельское, Проказна тож Шукшинского стана Иван Юрьевич Трубецкой.

Высокий статус имел чин (должность) окольничего, обязан­ность которого заключалась в организации путешествий князя и пе­реговоров с иностранными послами. Среди окольничих мы встреча­ем Сабуровых, Захарьиных, Тучковых, фамилии которых причисле­ны к пензенскому дворянству. Стольник прислуживал во время трапез у великих князей и царей. Стольниками были Куракины, Голицыны, внесенные в пензенскую дворянскую родословную книгу.

В группу служилых людей «по прибору» (т.е. служба на доб­ровольной основе) входили представители рядового состава, горо­довые казаки, набиравшиеся из черносошных крестьян и посадских людей, дети боярские, называвшиеся в большинстве своем помещи­ками; поместьями верстались различные слои населения. Боярские дети — это категория мелких дворян, потомки бояр или землевла­дельцы, ставшие таковыми благодаря своей государевой службе. Более высокий статус имели жильцы. Городовые дворяне, дослу­жившись до жильца, приравнивались к московскому дворянству.

К концу XVII в. в России сложилась следующая система служилых чинов:

1. Бояре
2. Окольничие
3. Думные дворяне
4. Думные дьяки
5. Стольники
6. Стряпчие
7. Московские дворяне
8. Дети боярские
9. Жильцы
10. Городовые дворяне

Дворян и детей боярских объединяли общие признаки:

а) обе категории записывались в особые служебные списки (десятни).

б) Обе категории имели в своей собственности поместья.

в) Одинаково несли обязанность по военной службе.

Вместе с тем, дети боярские находились почти в равных усло­виях с крестьянами: свои поместные земли им приходилось обраба­тывать самостоятельно из-за отсутствия собственных крестьян. Мелкопоместные дворяне составили позже особую прослойку кре­стьян-однодворцев.

За свою службу служилые люди получали поместный оклад и денежное жалованье и были свободны от уплаты налогов и повин­ностей. Служилые люди «по прибору» имели возможность попол­нять господствующий класс. В Атемарских десятнях 1670 г. записа­но 804 служилых людей, 1680 г.253 человека; в Пензенских де­сятнях 1677 г.460 человек, в двух Пензенских десятнях 1696 г.404, в Верхнеломовской232 и Керенской364. Таким образом, по неполным данным в последней четверти XVII в. в Пензенском крае насчитывалось суммарно 2517 служилых людей.

Нормальный оклад для офицерского чина по Пензенским десятням составлял: земельный350 четей, денежный12 руб., по Атемарскимот 250 до 300 четей. Характер поместного землевла­дения по отдельным десятням иллюстрируется таблицей: (подсчеты сделаны историком И. А. Тихомировым).

Размер в
четвертях

Пензенская 1677г.

Пензенская 1696 г.

Пензенская 1696г.

Атемарская 1670 г.

Керенская

Итого

Св. 1000

2

2

1000

3

3

900-1000

5

3

9

3

1

21

800-900

7

6

2

15

700-800

10

5

14

4

33

600-700

9

6

9

6

4

34

500-600

12

6

14

14

46

400-500

29

8

9

16

62

300-400

216

93

144

32

13

498

Приведенные показатели говорят о том, что в Пензенском крае сложилась преимущественно мелкопоместная дворянская система. Из служилых людей сформировались пензенские дворяне Микулины, Блохины, Бекетовы, Владыкины, Левины, Юматовы, Мартыно­вы, Ховрины и др. Пензенские дворяне, вышедшие из служилых людей, на своих землях создавали поселения. Иван Семенович Би­биков основал с. Архангельское, Бибиково тож, Иван Васильевич Кадышев ( до 1710) — д. Кадышевка Шукшинского стана, Федор Семенович Кологривов, служивший в 1662-1663 гг. на литовской службе в полках Я. К. Черкасского и Ю. А. Долгорукова, с. Никольское, Кологривово тож и т.д.

Вотчинные помещики составляли категорию потомственного дворянства, а поместные — пожалованные за службу. При Петре I оба вида дворянства слились.

О численности пензенского дворянства за разные годы можно судить по данной таблице:

Уезды

1762 г.

1782 г.

1795 г.

1842 г.

1869 г.

1887 г.

В.Ломовский

100

120

130

268

8

Городищенский

105

126

136

61

213

315

Инсарский

53

63

68

77

276

431

Керенский

80

96

104

78

196

331

Краснослободский

60

72

78

128

822

1717

Мокшанский

82

99

107

58

153

359

Наровчатский

115

138

149

52

116

255

Н.Ломовский

137

165

178

86

106

289

Пензенский

112

135

146

118

1023

4121

Саранский

82

99

107

126

281

380

Троицкий

57

69

75

Чембарский

87

105

113

84

253

542

ИТОГО:

1152

1386

1498

968

3707

8748 

Пензенское дворянство имело самое разнообразное происхож­дение. От Рюриковичей вели свое происхождение князья Оболен­ские и Волконские; потомками тысяцкого Ивана Калиты — Протасия были Воронцовы; из рода Ратши брали свое начало Кологривовы; от Андрея Кобылы шли Захарьины, Шереметевы. К числу древнейших дворянских родов принадлежали Дмитриевы, Сабуровы; от бояр Морозовых происходили Шеины, Салтыковы. Князья Мещерские представляли старый тюркский род; из татарской знати происходили Дивлеткильдеевы, Енгалычевы, Мансуровы, Максутовы, Еникеевы. Иностранные корни имели Фризе, Цеге фон Мантейфель, Шторхи, Штольцы, Турнеры, Рихтеры, фон Берги, Бекманы.

Дворянство вносилось в различные части дворянской родо­словной книги, о которой в ст. 66 Жалованной грамоты говорилось:

«... во всякой губернии составить дворянскую родословную книгу, в коей вписать дворянство той губернии, дабы доставить каждому благородному дворянском роду тем наипаче способие продолжать свое достоинство и название наследственно».

В 1-ю часть ее были внесены Нелидовы, Тургеневы, Белико­вы, Жмакины, Залесские, Капнисты, Михайловские-Данилевские, Полторацкие, Турчаниновы, Хомяковы и др.;

во 2-юАнненковы, Бабичевы, Воронцовы, Гевличи, Горсткины, Панчулидзевы, Ховрины и др.;

в 3-юЗахарьины, Орловы, Римские-Корсаковы, Салтыко­вы, Сперанские, Филипсоны, Оппели и др.;

в 4-юВигели, Бахметевы, Булушевы, Урусовы, Кошелевы, Мерлины, Сементовские и др.;

в 5-юВолконские, Голицыны, Долгоруковы, Максютовы, Мещер­ские, Оболенские, Салтыковы-Головкины, Суворовы-Рымникские, Толстые, Трубецкие и др.;

в 6-юАраповы, Баратынские, Бекетовы, Воронцовы-Вельяминовы, Вырубовы, Загоскины, Сабуровы, Сто­лыпины, Струйские, Сумароковы, Татищевы, Тучковы, Уваровы, Шаховские, Шереметевы, Шуваловы и др.

О численности дворянских родов, внесенных к 1902 г. в дво­рянскую родословную книгу Пензенской губернии, дает представ­ление настоящая таблица: 

Части родословной книги

Число внесенных родов

Число утвержденных Сенатом

Не утверждены Сенатом

I

69

43

26

II

438

400

38

III

447

404

43

IV

11

5

6

V

42

25

17

VI

258

192

66

ИТОГО:

1265

1069

196

Из 1265 дворянских родов 339 имели в 1901 г. земельную соб­ственность в Пензенской губернии.

Крупными владельцами крепостных в конце XVI11 в. в Пен­зенском наместничестве были: князь Голицын Николай Михайлович4371 душ, князь Гагарин Матвей Алексеевич3684, граф Разумовский Алексей Кириллович3355, граф Шувалов Андрей Петрович2651, граф Шереметев Петр Борисович2191, граф Головкин Гавриил Ивано­вич1900, Нарышкин Александр Александрович1456, Шепелев Петр Алплеевич1347, граф Воронцов Семен Романович1333. К началу XX в. крупные землевладения в Пензенской губернии имели граф Шувалов князь Воронцов Михаил Андреевич52487 десятин, граф Шереметев Александр Дмитриевич24081, графиня Келлер Мария Александровна20628, князь Оболенский Александр Дмитриевич16468, Столыпин Николай Николаевич15622, графы Уваровы Федор Алек­сеевич и Игорь Алексеевич16487, Устинов Александр Михайло­вич14858, Воейкова Варвара Владимировна14419 и т.д.

Титулованное дворянство Пензенского края представляли кня­зья Волконские, Голицыны, Мансыревы, Долгоруковы, Куракины, Меншиковы, Чегодаевы, Давыдовы, Еникеевы, Енгалычевы, Кугушевы, Трубецкие, Тенишевы, Долоткозины, Несвицкие, Маматовы, Кудашовы и др.; графы Головкины, Шереметевы, Шуваловы, Во­ронцовы, Чернышевы и др.

Старинное происхождение у пензенских дворян Олферьевых (прежде эта фамилия писалась как Алферьевы). Во второй половине XVII в. среди служилых людей показан Матвей Петрович ( 1677), служивший в 1669 г. в отряде Ю. А. Долгорукова, затем — в полку П. В. Шереметева. Очевидно, его сыновьями были служилые люди Иван Матвеевич (1693), Алексей Матвеевич, которому была пожа­лована земля в д. Ямщина Шукшинского стана. В 1710 г. в ней на­считывалось 14 деловых людей. Драгун Федор Иванович Алферьев (Олферьев) основал с. Никольское, Шелдаис тож. В Пензенских десятнях встречаются Лев Михайлович и Семен Иванович Алферьевы (Олферьевы). Степан Васильевич Алферьев (Олферьев), внук околь­ничего и хранителя царской печати Романа Васильевича Олферьева, в 1648 г. служил по Атемару. В 1674 г. жалованная грамота была да­на и его брату Григорию, служившему рейтаром в полку Долгоруко­ва, а в 1671 г. — сотником у Ю. Н. Барятинского.

Славу русскому оружию составили сыновья подпоручика Васи­лия Алексеевича Олферьева (1754 — после 1806).

Павел Васильевич Ол­ферьев (1788 — 26.11.1864) в 1800 г. был зачислен кадетом в 1-ый кадет­ский корпус, в 1805 г. произведен в корнеты, участвовал в войне с Францией 1805-1807 гг.; в Отечественной войне 1812 г. В 1813-1814 гг. вместе с русской армией прошел Европу. В 1814 г. был удостоен ордена Св. Георгия 4-й ст. В 1828-1829 гг. Павел Васильевич воевал с турками, в 1831 г. усмирял восставших поляков. За операцию в районе Остроленки получил орден Св. Георгия 3-й ст. Позднее П. В. Олферьев командо­вал полками на Кавказе, удостоен орденов Св. Анны 4-й (1812) и 3-й ст. (1831), Св. Станислава 1-й ст. (1829), Св. Владимира (1839), Белого Орла (1845) и награжден золотым оружием. В отставку вышел в чине генерала от кава­лерии.

Его брат Иван Васильевич (1780 — 11.09.1852) службу начал в 1797 г. при Сенате, затем служил в лейб-гвардии Измайловском полку, участвовал в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии. Его храбрость и героизм отмечены орденами Св. Владимира 3-й ст., Св. Анны 2-й ст., Св. Станислава 2-й ст. В мирное время был управ­ляющим винокуренными заводами Пензенской губернии, в чине дей­ствительного статского советника в 1839-1852 гг. служил пензенским вице-губернатором. И. В. Олферьев приходился прадедом академику, окулисту В. П. Филатову.

Внук Ивана Васильевича — Петр Александро­вич Олферьев (1837 — 17.03.1911) родился в саранском имении отца — с. Уда, учился в Пензенском дворянском институте и Казанском универ­ситете, учебу в котором вынужден был оставить из-за материальных трудностей. Служил на Кавказе, участвовал в боях с горцами, в 1862 г. вышел в отставку поручиком. Долгие годы служил мировым посредни­ком и земским начальником в Саранском уезде Пензенской губернии, в 1865-1868 гг.председателем Саранской уездной земской управы, в 1872-1875 гг. от правительства состоял членом Пензенского по кресть­янским делам присутствия. Имел чин статского советника, был награж­ден орденами Св. Станислава 2-й ст., Св. Анны 3-й ст., Св. Владимира 3-й ст. Петр Александрович принадлежал к образованному слою пен­зенского дворянства: он имел хорошую библиотеку, которая была пере­дана в Удинскую школу; по его инициативе в Саранске в 1888 г. была открыта Народная бесплатная библиотека.

Его сын Александр Петро­вич (1867-1951) учился в Пензенской классической гимназии, затем в Симбирской военной гимназии, а в 1888 г. окончил 1-е Павловское во­енное пехотное училище. Служил в гренадерских артиллерийских бригадах и при императоре Александре III. В 1905 г. заступил на место своего отца.

Другой брат Ивана Васильевича — Михаил Васильевич (1783-1812) служил в гвардейской кавалерии, в Бородинском бою получил 12 сабельных ударов, что оборвало его жизнь. (Благодарю кандидата медицинских наук Алексея Михайловича Олферьева (Москва) за предоставленную информацию о генеалогии рода Олферьевых).

В 6-ю часть дворянской родословной книги Пензенской губер­нии внесен род Бахметевых, которые происходят от мурзы Аслама (Арслана) Магмета Бахмета, получившего при крещении имя Иере­мия. Первым из этого рода фамилию Бахметева получил Ерофей Евтихиевич, служивший в конце XVI в. воеводой г. Мурома. Его вну­ку Ивану Юрьевичу Бахметеву в 1668 г. была пожалована земля на р. Вырган, где и основал поселение Никольское (ныне — г. Никольск). Затем эти владения перешли его сыновьям Ивану Ивановичу (1730-1780) и секунд-майору Алексею Ивановичу (1729 — 07.05.1779), который перевел унаследованное отцовское имение в единоличную собст­венность, а в 1763 г. основал стекольную и хрустальную фабрики. В 1756 г. он женился на Агафоклее Ивановне Ка(о)шкаревой, урож­денной Вревской (1732 — 27.06.1815).

Их сын гвардии поручик Николай Алексеевич (1770-1836?) в 1810-х гг. занимался в Пензе винным откупом. За высокохудожест­венное исполнение хрустальных изделий Александр I удостоил Ни­колая Алексеевича в 1807 г. золотыми часами, а в 1810 г.ордена Св. Владимира 4-й ст. В 1813 г. Н. А. Бахметев построил в Николь­ской Пестровке храм Воскресения Христова с двумя приделами, в 1816 г. — кладбищенскую церковь в честь великомученицы Варвары. Еще раньше Николай Алексеевич украсил свое фабричное имение зданием заводоуправления (1792) и господским домом (1812).

Его старший брат Георгий (Юрий) Алексеевич (1767-1788) имел ученую степень доктора медицины и известен как один из ос­новоположников оспопрививания.

«Промышленную» ветвь Бахметевых завершил Алексей Нико­лаевич (15.06.1798 — 02.04.1861), женатый на графине Анне Петровне Толстой (08.02.1804 — 02.02.1884). При Алексее Николаевиче Бахметевский хрусталь в 1828 г. был принят для экспонирования на первой Отечественной выставке мануфактурных изделий в С.-Петербурге. В 1836, 1839, 1861, 1865, 1896 гг. изделия завода получали право мар­кировки государственным гербом. В 1839 г. на деньги А. Н. Бахметева были построены храмы в с. Мокрая Поляна и с. Красное (ныне Никольского района).

Существовали в Пензенской губернии и другие ветви рода Бах­метевых. Представитель одного из них действительный статский со­ветник Николай Иванович (1734 — ? ) в 1780-х гг. владел поместьем в с. Рождественское и Марьевка Инсарского уезда (350 ревизских душ), в 1789 г. внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Пензенской губернии. В своем имении он устраивал домашние праздники, создал крепостной театр.

В 6-ю часть дворянской родословной книги Пензенской губер­нии внесен род столбовых дворян Бекетовых, которые происходят от жившего в XVI в. Федора Бекетова.

Среди пензенских служилых людей последней четверти XVIIв. значится рейтар Никита Ананьевич Бекетов. В 1678 г. в составе полка Г. Г. Ромодановского он участвовал в походе на Чигирин, находившийся в осаде. 11 июля 1678 г. сражался с турками у Бужинской пристани. 4 августа полк Г. Г. Ромодановского пробился к Чигирину, а 11 августа турки произвели взрыв этой крепости, часть русских при этом погибла, а часть по приказу командира полка прорвалась в свой лагерь. После Бахчисарайского мира 1681 г. Н. А. Бекетов продолжал служить в Пензе рейтаром, а в 1683 г. был переведен на полковую служ­бу. Поместный оклад Никита Ананьевича в Пензенском уезде составлял 690 четвертей, а денежное жалованье — 44 руб.

В третьей четверти XVIII в. среди пензенских помещиков ока­зался записанным прапраправнук Федора Бекетоватитулярный советник Матвей Никифорович Бекетов ( 1799}, купивший в 1758 г. у прапорщицы Анны Петровны Мартыновой имение в Пензенском уез­де.

В родословной показан его сын подполковник и кавалер Алексей Матвеевич Бекетов (1757-1822), проходивший с 1771 г. военную служ­бу в Преображенском полку. По выходе в отставку служил провинци­альным прокурором в Рязани, а с середины 1780-х гг.заседателем со­вестного суда Пензенского наместничества. 16 января 1787 г. был из­бран Пензенским уездным предводителем дворянства. Его дочь Екате­рина Алексеевна (1788 — ок.1822) была замужем за сержантом Дмитри­ем Васильевичем Золотаревым (177? —18..), за которым в с. Золотаревка Пензенского уезда было записано 120 ревизских душ.

Сыновья А. М. Бекетова прославили свою фамилию в сражениях Отечественной войны 1812 г. и на театре военных действий в Европе.

Петр Алексеевич Бекетов (1784-1822) — подполковник, в 1812 г. возглавил 3-й пехотный полк Пензенского ополчения, участвовал в боевых операциях у Гамбурга и Магдебурга. Командуя в январе 1814 г. своим полком, показывал отличную храбрость и неоднократ­но поощрял стрелков к неустрашимости, за что был награжден ор­деном Св. Владимира 4-й ст. с бантом. За дела под Гамбургом «час­то и неустрашимой высылкой стрелков под личным начальством его, весьма много способствовал к прикрытию ретирады 5-го октяб­ря; полк Бекетова, оставаясь в авангарде и быв одобряем примерным мужеством, с отличной храбростью отражал неприятеля, нанося ему значительный вред» — так записано в реляции о награждении Петра Алексеевича орденом Св. Анны 2-й ст. В 1819 г. он женился на пен­зенской дворянке Елизавете Николаевне Араповой (1800-1867).

Больше других детей Алексея Матвеевича известен Дмитрий Алексеевич Бекетов (1787-1845), служивший в 1812 г. в Алаторском полку, а затем — в летучем отряде Д. В. Давыдова. Он оставил описание Дмитрия Алексеевича:

«... росту более нежели среднего, тела тучного, круглолицый, златокудрый. Сердцем - малый, как говорит­ся, рубаха, весельчак, с умом объемистым, тонким и образованным; офицер весьма храбрый и надежный даже и для отдельных поруче­ний».

Денис Давыдов и Дмитрий Бекетов заключили «союз... кров­ного братства, родившегося от непрерывного товарищества». В од­ном из писем А. С. Пушкину Денис Васильевич признавался:

«Я ездил с собаками в Пензенской губернии со старинным моим подкомандующим 1812 года Бекетовым».

В 1819-1821 гг. Д. А. Бекетов со­стоял Городищенским уездным предводителем дворянства.

Николай Алексеевич Бекетов (1794-1866) в 1806-1809 гг. учился в Морском кадетском корпусе, участвовал в походах по Балтийскому и Немецкому морям, в Отечественной войне 1812 г. В 1816 г. в чине мичмана вышел в отставку и поселился в своем имении Алферьевка (Новая Бекетовка) Пензенского уезда. Н. А. Бекетов поддерживал дру­жеские отношения с Д. В. Давыдовым и П. А. Вяземским, его имя часто встречается в их переписке начала 1830-х гг.

Большого общественного положения и признания достигли сыновья Николая Алексеевича, родившиеся на пензенской земле. Николай Николаевич (1827-1911) посвятил себя физике и химии, в 1886 г. был избран академиком Петербургской Академии Наук. Ан­дрей Николаевич (1825-1902) избрал сферой своих научных интере­сов ботанику, изучал закономерности строения вегетативных орга­нов растений, в 1895 г. удостоен звания почетного члена Академии Наук. Алексей Николаевич (1824-1898) в 1865-1898 гг. был председателем Пензенской губернской земской управы и вошел в историю российского земства, как один из старейших его деятелей.

С Пензенской губернией связаны и следующие поколения Беке­товых. Николай Петрович (1821-1869) получил домашнее образование, в 1837 г. был зачислен в Кирасирский полк, в 1843 г. получил чин штабс-ротмистра, а в следующем году по болезни вышел в отставку. С 13 января 1849 г. по 13 декабря 1851 г. и с 13 апреля 1855 г. по день своей смерти (июнь 1869 г.) состоял Пензенским уездным предводите­лем дворянства. В 1856 г. награжден орденом Св. Анны 2-й ст.

Другую ветвь этого интересного рода представлял прокурор Аполлон Николаевич Бекетов (1771-1824) — знакомый П. А. Вяземского. В одной из своих записных книжек он отметил:

«Проезжаешь имения трех Бекетовых. У Аполлона дом каменный с аркою на дороге, которая когда-нибудь сядет на голову проезжающего».

Ф. Ф. Вигель, хорошо знавший Бекетовых, сообщал любопытные подробности об Аполлоне Николаевиче:

«Он был двоюродный брат знаменитого нашего поэта Дмитриева; почитал он себя в обязанности быть в знакомстве с музами и в праве судить о литературе. И по этой части он был оракулом в Пен­зе».

Своей женитьбой на Прасковье Петровне Опочининой А. Н. Бекетов соединил два старинных дворянских рода.

Статский советник Петр Михайлович Опочинин (1760-1815) служил советником Пензенской палаты уголовного суда. По словам Ф. Ф. Вигеля он

«был добр и слаб характером..., в первой половине жизни, чересчур любя ее наслаждения, как многие другие наши дво­ряне с беспечностью истинно русского, успел все имения прожить; под старость лет... принужден он был принять должность советника Пензенской уголовной палаты, в те поры еще довольно уважаемую».

Петр Михайлович был женат на Александре Федоровне Ладыжен­ской (1875 — ? ). Ф. Ф. Вигеля приводила в восторг покорность Алек­сандры Федоровны, смирившейся с потерей мужем прежнего богат­ства:

«она служила образцом дочери. При воспоминании о прежней роскоши ни жалобы, ни упрека никогда из уст ее не выходило: она имела эту тихую твердость, героизм женщины».

Брат Прасковьи Петровны БекетовойФедор Петрович Опо­чинин (18.05.1779 — 20.12.1852) был важным придворным сановником: в звании обер-гофмейстера и действительного тайного занимал вы­сокие посты президента гоф-интендантской конторы и члена Госу­дарственного Совета. Он был женат на дочери полководца Дарье Михайловне Кутузовой-Голенищевой (1788 — 05.04.1854). Опочинины входили в ближайшее окружение А. С. Пушкина. Его сын Константин Федорович (14.11.1808 — 18.01.1848) служил штабс-ротмистром в лейб-гвардии Конном полку и принадлежал к кругу друзей М. Ю. Лермонтова. Федор Константинович Опочинин (1846-1882) вошел в историю русского библиофильства своим богатым собрани­ем книг и автографов.

В разные части дворянской родословной книги внесены пред­ставители дворянского рода Кошкаровых (в ряде источников эта фамилия пишется как Кашкаровы), у истоков которого стоял Миха­ил Кузьмич Глебов-Кошкар. Многие Кошкаровы служили воевода­ми и стрелецкими головами. В 1680 г. стряпчему Григорию Василь­евичу Кошкарову в урочищах рек Исса и Ломовка были отказаны 1 тысяча копен сенных покосов, а в 1681 г.200 четвертей усадебной земли,

«и велено всем крестьянам, которые в том... поместье живут, его, помещика Григория Васильевича сына Кошкарова слушать, пашню на него пахать и доход ему платить».

Его сын бригадир Сте­пан Григорьевич ( 1756) завещал родовое имение Николаю Степа­новичу (175? — ? ), служившему в 1771-1790 гг. в артиллерии. В 1790 г. он вышел в отставку и поселился в с. Архангельское, Степановка тож Инсарской округи Пензенского наместничества (теперь  Лунинского района), где в его собственности находилось свыше 200 душ обоего пола. В 1794 г. он вносится в 6-ю часть дворянской родо­словной книги Пензенского наместничества. По данным степановского священника Н. Ф. Быстрова Николай Степанович «был первый повеса-офицер и совершенный безбожник», но потом ударился в ре­лигию и в 1796 г. построил в Степановне Вознесенскую церковь.

Федор Степанович Кошкаров ( ? — до 1780), секунд-майор, имел двух сыновей, один из которых Иван Федорович (1757-до 1833) служил прапорщиком лейб-гвардии Преображенского полка. Он был женат на Ольге Васильевне Никольской (1769 — ? ), которую хорошо знал Ф. Ф. Вигель. В сельском доме Кошкаровых гостили тайный советник, генерал-майор, пензенский губернатор Ф. Л. Вигель, сенатор, обер-прокурор О. П. Козодавлев. Образ супру­жеской четы Кошкаровых нам известен по запискам Ф. Ф. Вигеля:

«Иван Федорович был счастливым смертным: он был всегда весел, здоров, жил почти всегда в деревне, имел тысячу душ... На тулови­ще его, имевшим вид четвероугольного обруба или терма, торчала голова, как бы высеченная из мрамора с белыми крапинками... При­ятную, забавную свою уродливость соединил он с чудесной красо­той одной Ольги Васильевны... До конца дней своих он был влюб­лен в свою Оленьку».

Стремясь преодолеть провинциальную скуку, И. Ф. Кошкаров придумывал разные увлечения. Ф. Ф. Вигель подчеркивал:

«музы­кальное чувство в нем врожденное, он имел верный слух и самоуч­кой изрядно играл на скрипке; но всем странностям старинного по­кроя помещика прибавлял он все проказы бешенного меломана».

Князь И. М. Долгоруков также выделяет музыкальную страсть И. Ф. Кошкарова, который никогда не учился правилам нот, а «наи­зусть разыгрывал лучшие произведения Гайденов и Плеслев; он умел подражать даже искусству славного скрипача Роде, и смычком его трогал сердце до самых тончайших восторгов».

В своем имении Иван Федорович создал капеллу роговой му­зыки, для чего выучил 40 мальчиков игре на роговых инструментах. По оценке И. М. Долгорукова подобной капеллы в России не было. Саратовско-пензенский помещик П. И. Юматов в своих «Воспомина­ниях ветерана 1813-1814 годов» очень высоко оценивает значимость роговой капеллы Кошкарова, «которую по искусству игры называли знаменитой и даже европейской — так бывала она хороша». Пензенский краевед О. М. Савин утверждает, что в начале XIX в. И. Ф. Кошкаров получил широкую известность своей «охотой к му­зыке» и музыкальными забавами.

Юный И. А. Салов, будущий писатель, был ослеплен красотой уже постаревшей Ольги Васильевны, которая «несмотря на... поч­тенный возраст,... была до крайности красива и эффектна и порази­тельно похожа на Екатерину Великую: такой же рост, также приче­санные седые волосы и та же свежесть лица». Большой двухэтажный дом Кошкаровых с паркетными полами был наполнен изящной, стильной мебелью, картинами, статуями, бронзой; одна из комнат дома от пола до потолка была увешана иконами и называлась мо­лельной. В романе «Бутузка» в образе Аксиньи Максимовны он вы­водит некоторые черты Ольги Васильевны: взбалмошной, сочетав­шей в себе изуверскую жестокость по отношению к крестьянам, ре­лигиозность и ханжество. Она заставляла крепостных вставать при появлении барской собачонки Бутузки.

В 1868 г. во 2-ю часть дворянской родословной книги внесен коллежский секретарь Иван Николаевич Кошкаров (1837 — сентябрь 1889) — воспитанник Демидовского лицея (1857), служивший чинов­ником в канцелярии Оренбургского и Самарского губернатора, Иван Николаевич жил в с. Широкоис Мокшанского уезда, второе имение находилось в Посопной Пелетьме того же уезда (в 1868 г. оно составляло 59 десятин земли). 13 апреля 1887 г. И. Н. Кошкаров занял пост директора Пензенского отделения Русского музыкального об­щества. Он был сыном полковника и статского советника Николая Ивановича Кошкарова (1788 — после 1837) — с 1804 г. чиновника кол­легии иностранных дел.

В 6-ой части дворянской родословной книги Пензенской губер­нии значились князья Шаховские, начало которым положил яро­славский князь Константин Глебович Шаховскойнижегородский воевода. Родовое поместье Шаховских находилось в с. Вазерки Мокшанского уезда, где жили сыновья члена Государственного Со­вета, генерала от инфантерии, кавалера всех российских орденов Ивана Леонтьевича Шаховского (23.03.1777 — 1861). Старший сын Алексей Иванович (1821 — 20.01.1900), генерал-лейтенант, в русско-турецкую войну 1877-1878 гг. командовал корпусом. Был женат на Софье Александровне Олсуфьевой (03.06.1836 — 03.05.1882), предки кото­рой исстари владели Вазерками. Алексей Иванович был землевла­дельцем Городищенского и Мокшанского уездов, в 1891-1892 гг. он организовал помощь голодающим крестьянам Вазерок. Софья Алек­сандровна в 1877 г. открыла в Вазерках школу крестьянских детей, в которой в 1878 г. обучалось 20 человек.

Их дочь Мария Алексеевна ( 1912) с 1904 г. состояла членом комитета Мариинской практической школы кружевниц и выступила основательницей в Вазерках кружевной мастерской.

Сын Владимир Алексеевич (31.03.1863 — 1918) в 1883 г. зачислен юнкером в Московский драгунский полк, в 1886 г. по окончании Тверского училища определен в Мариупольский драгунский полк. Из этого полка Владимир Алексеевич переходит в офицерскую ка­валерийскую школу, из которой вышел в 1890 г. В 1891 г. зачислен в Кавалергардский полк, а с 1895 г. служил адъютантом Великого Князя Николая Николаевича, в 1907 г. вышел в отставку в чине пол­ковника и поселился в Вазерках, где в его собственности состояло 5286 десятин земли. Он избирался гласным Мокшанского уездного земского собрания. Его жену Марию Анатольевну, урожденную Ку­ракину, (15.05.1865 — 20.06.1932), по словам современников «в Пензе считали... очень заносчивой», хотя «и держала себя очень просто».

С Вазерками связан и полковник Кавалергардского полка Ле­онтий Алексеевич Шаховской (17.06.1859 — 1918) в 1877-1879 гг. учил­ся в Пажеском корпусе, в 1879 г. зачислен корнетом Кавалергардско­го полка, в 1889 г. назначен адъютантом Великого Князя Николая Николаевича, в 1891-1895 гг. служил в лейб-гвардии Гусарском пол­ку. В 1895 г. Л. А. Шаховской вышел в отставку.

Младший сын Ивана Леонтьевича ШаховскогоИван Леонть­евич (02.07.1822 — 29.11.1891) — генерал-лейтенант, состоял членом об­щества поощрения художеств.

В 1818 г. в 1-ю часть дворянской родословной книги внесен род Ранцевых (Ронцовых — вернее). Иван Романович Ронцов (1755-1791) по косвенным данным был внебрачным сыном графа Романа Ил­ларионовича Воронцова, наместника Владимирского, Пензенского и Тамбовского и единокровным братом президента Академии Наук Е. Р .Воронцовой-Дашковой. В 1775 г. Иван Романович купил (воз­можно, это была притворная сделка) у действительного камергера Р. И. Воронцова несколько имений в разных губерниях. С 1770 г. Иван Романович находился на военной службе, в составе армии Г. А. Потемкина участвовал в походе на Очаков, был удостоен ряда высоких наград. В 1787-1788 гг. был Нижнеломовским уездным предводителем дворянства. Его жена Елизавета Алексеевна, урож­денная Дубенская, (1766-1808). В Пензенской и других губерниях за И. Р. Ронцовым состояло 2741 душ обоего пола.

Керенские поместья Ивана Романовича по наследству перешли его детям.

Роман Иванович Ронцов (06.04.1782— 20.12.1836) в конце XVIII в. проходил военную службу в Измайловском полку, в 1812 г. был офицером конного казачьего полка Пензенского ополчения и уча­ствовал в заграничных походах 1813-1814 гг. и в сражении под Лейп­цигом, во взятии Парижа. В чине коллежского советника в 1811-1822 гг. занимал должность Керенского уездного предводителя дворянства.

Александр Иванович Ронцов (1785-1827) вместе со старшим братом проходил военную службу в Измайловском полку.

Алексей Иванович Ронцов (1789-184?) в 1803 г. на военную службу был при­нят юнкером, но в 1805 г. вышел в отставку. Движимый чувством патриотизма, в 1812 г. вступил в Пензенское ополчение подпоручи­ком конного полка. Будучи коллежским секретарем, в 1818-1819 и 1822-1846 гг. состоял Керенским уездным предводителем дворянст­ва. Был награжден орденами Св. Владимира 4-й ст. (1834), Св. Ста­нислава 3-й ст. и Св. Анны 2-й ст. (1840). Был женат на сестре инже­нера, генерал-майора Александра Петровича ВельяшеваВарваре Петровне. Их внучка Ольга Петровна (1848 — ? ) вышла замуж за тайного советника, члена совета Министерства внутренних дел Ни­колая Христофоровича Логвинова (1837 — 01.12.1910) — помещика с. Шеино Керенского уезда, избиравшегося в 1869-1873, 1883-1894 Керенским уездным предводителем дворянства.

Род Ронцовых завершил Дмитрий Алексеевич (21.09.1824 — 29.10.1883) — попечитель запасных хлебных магазинов по Керен­скому округу.

В 1878 г. в 5-ю часть дворянской родословной книги Пензен­ской губернии внесен род князей Друцких-Соколинских, приявших фамилию от удела своего Сокольне. Дмитрий Владимирович Друцкой-Соколинский (12.06.1832 — 07.11.1906) — мемуарист и беллетрист, образование получил в Александровском лицее, с 1850 г. служил в канцелярии Московского генерал-губернатора Арсения Андреевича Закревского (1786-1865), внесенного в 1833 г. в 3-ю часть дворян­ской родословной книги Пензенской губернии. Вместе с своей же­ной Афафеной Федоровной (1798-1879) он вел свое хозяйство в с. Юлово (Дмитровская слобода) и с. Знаменское Мокшанского уезда. Тщанием А. А. Закревского были построены храмы Преображения Господня в с. Муратовка (1838), Знамения Божией Матери в с. Знаменское (1842) и во имя Св. Дмитрия Солунского в с.Беликово (1846) Мокшанского уезда. Д. В. Друцкой-Соколинский был женат на Лидии Арсеньевне Закревской (1829 — 27.03.1884). В 1859 г. вместе с тестем вышел в отставку и уехал за границу. В 1883 г. Дмитрий Вла­димирович поселился в с. Муратовка Мокшанского уезда, где со­вмещал литературное творчество с общественной работой: он состо­ял почетным мировым судьей, избирался председателем Общества сельского хозяйства Юго-восточной России, почетным попечителем 1-й Пензенской мужской гимназии.

Его сын Арсений Дмитриевич (06.12.1862 — 17.08.1912) окончил Николаевское кавалерийское училище, служил в Кавалергардском полку, в 1895 г. вышел в отставку и поселился в родительском име­нии — Муратовке. За ним числились 3428 десятин земли. В 1906 г. А. Д. Друцкой-Соколинский избирается Мокшанским уездным пред­водителем дворянства. На свои деньги он открыл земскую больницу, приют, сельскохозяйственную школу. Его жена Ольга Львовна, урожденная княжна Голицына, открыла в Мокшане гимназию, которой было присвоено имя Арсения Дмитриевича Друцкого-Соколинского.

Пензенское казачество особенно почитает имя генерал-майора Н. П. Слепцова. Его дед Степан Никитич Слепцов (1740-1782) в 1757 г. поступил на военную службу, в 1857-1862 гг. находился в делах против Пруссии, в 1769 г. определен поручиком Саратовского батальона. В 1774 г. во время пугачевского восстания малочисленная команда С. Н. Слепцова перешла на сторону восставших, но командир сумел выйти из окружения. Поместья Степана Никитича находилось в с. Кера Нижне-Ломовской округи и д. Грачевка Мокшанской округи.

Его сын Павел Степанович (1779-1848) службу начал в 1791 г. фурьером, в отставку вышел в 1802 г. подпоручиком. Он унаследо­вал от отца д. Грачевку.

Два его сына посвятили себя военной службе.

Николай Павлович Слепцов (1818 — 10.02.1851) военные знания получил в горном институте, в 1839 г. зачислен в лейб-гвардии Ли­товский полк, в 1840 г. переведен в Нижегородский драгунский полк, дислоцировавшийся на Кавказе. В 1840-1845 гг. Николай Пав­лович участвовал в 30 боевых действиях против горцев, в 1845 г. на­значен командиром 1-го Сунженского линейного казачьего полка. В 1850 г. награжден орденом Св. Георгия и произведен в генерал-майоры. В течение шести лет воевал в Чечне, похоронен в станице Слепцовской, на его могиле был установлен памятник.

Старший брат Николая Павловича — Степан Павлович Слеп­цов (01].11.1803 — после 1848) в 1821 г. поступил прапорщиком в гре­надерский Короля Прусского полк, в 1831 г. участвовал в штурме Варшавы, где получил контузию. В 1832 г. получил звание бригад­ного адъютанта. Он владел поместьями в с. Кера и д. Неклюдовка Кузнецкого уезда Саратовской губернии, (ныне Шемышейского района Пензенской области).

Представители рода Слепцовых внесены во 2-ю, 3-ю и 6-ю части дворянской родословной книги Пензенской губернии.

В 1841 г. в 3-ю часть дворянской родословной книги Московской губернии внесен род Азаревичей, а позже в ту же часть дворянской родословной книги Пензенской губернии внесен гвардии полковник Александр Аполлонович Азаревич (16.03.1805 — 29.01.1870) — владелец с. Михайловка Мокшанского уезда (теперь Лунинского района), где в его собственности в 1868 г. находились 3089 десятин земли. В своем имении он создал свеклосахарный завод, на котором в сезон сахароварения было занято до 350 человек. Михайловский сахар от­правлялся в Москву (до 5 тысяч пудов) и в Петербург (до 4 тысяч пудов ежегодно). В Михайловке он построил два порядка домов, ко­торые распределил между вывезенными из соседнего села Ломовка крестьянами. В Михайловке жила жена Александра АполлоновичаНаталья Александровна (06.03.1809 — 21.12.1871), здесь же часто бывала его сестра Мария Аполлоновна Волотковская (14.11.1888) — арти­стка императорских театров.

Его сын надворный советник Яков Александрович Азаревич (1834-1890?) в 1857 г. окончил Петербургский университет и служил в Московской провиантской комиссии. В 1868 г. вышел в отставку и обосновался в хорошо налаженном, многоотраслевом имении в Ми­хайловке. Он был женат на дочери академика Н. В. КалачеваОльге Николаевне, создавшей в Михайловке культурное гнездо. Здесь су­ществовала школа повышенного типа, при ней был организован один из лучших в Пензенской губернии ученический хор, которым руко­водили будущий профессор Московской консерватории И. П. Пономарьков и А. А. Автократов. Современники вспоминают, что после октябрьской революции О. Н. Азаревич жила в Пензе, и михайловские крестьяне к праздникам отправляли ей продукты, собранные всем миром. Ее сын Юрий Яковлевич Азаревич (21.2.1883 — ? ) эмиг­рировал в Италию, что затрудняет поиск сведений о его судьбе.

В 1793 г. во 2-ю часть дворянской родословной книги Пен­зенской губернии был внесен майор Тимофей Адамович Кек (1746 — 05.07.1820) и его жена Степанида Андреевна (1770 — 22.10.1856). Ф. Ф. Вигель сохранил для нас описание образа жизни этой супружеской четы:

«Низенькая, толстенькая, почти четверо-угольная крикунья, Степанида Андреевна Кек была женщина ум­ная, воспитанная в Смольном монастыре, украшенная золотым вензелем Екатерины Второй. В ней можно было видеть разницу между просвещением и образованностью. Занятия ее жизни были новостью для пензенских барынь: она любила много читать и да­же переводить книги, сама учила детей, украшала свой сад, вы­писывала редкие растения... Ее муж, из немцев, где-то служил, когда-то получил какой-то чин, военный или статский и разбога­тел, отдавал в долг деньги в рост...  купил он имение неподалеку от Пензы и поселился в нем с супругою своею и тещей».

Их сын Валериан Тимофеевич Кек (1801 — после 1875) родился в с. Липяги Пензенского уезда, в 1824 г. окончил Московское учи­лище колонновожатых, участвовал в топографических съемках Бес­сарабии, где и познакомился и общался с А. С. Пушкиным. В 1822 г. поэт устроил в честь отъезда из Кишинева В. Т. Кека пирушку и на­писал по этому поводу стихотворение «Друзьям» («Вчера был день разлуки шумной»). В 1839-1840 гг., по данным краеведа О. М. Сави­на, В. Т. Кек состоял почетным смотрителем Чембарского уездного училища и избирался членом Общества сельского хозяйства Юго-Восточной России. Полковник В. Т. Кек был женат на Лидии Михай­ловне Сушковой, дочери камергера Михаила Николаевича Сушкова (1782-1833), знавшего также А. С. Пушкина.

В 1862 г. во 2-ю часть дворянской родословной книги Пензен­ской губернии внесен Павел Александрович Полторацкий (20.09.1824 — 18.06.1887) — отпрыск старинного дворянского рода, во­шедшего в жизнь А. С. Пушкина. В 1840 г. он поступил унтер-офицером в гренадерский Генералиссимуса Суворова полк, в 1843 г. перешел в Уланский Его Императорского Высочества Великого Великого Князя Михаила Павловича полк, в 1844 г. переведен в Чугуевский полк, с 1847 г. служил в Егерском полку. П. А. Полторацкий участвовал в военных операциях против горцев и отмечен за это орденом Св. Анны 3-й ст. с бантом, а также бронзовой медалью в память о Крымской войне 1853-1856 гг. на Ге­оргиевской ленте. С 1861 г. по выходе в отставку он жил в с. Мерлинка Мокшанского уезда, состоял мировым посредником Пензенского уезда и мировым судьей Мокшанского уезда.

В 1863 г. в 1-ю часть дворянской родословной книги Пензен­ской губернии внесен Борис Александрович Полторацкий (13.04.1826 — 16.11.1868) — поручик, проходивший военную службу в Уланском Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Павловича полку. В 1850-х гг. вышел в отставку и переехал в Пензу, где женился на внучке пер­вого пензенского губернатора Ф. Л. ВигеляАнне Павловне Вигель (09.09.1826 — 23.01.1888).

Отец братьев Полторацких поручик Александр Федорович Полторацкий состоял в ближайшем родстве с Петром Марковичем Полторацким, дочь которого А. П. Керн обессмертил А. С. Пушкин в своих стихах.

В 1875 г. к пензенскому дворянству (3-я часть) причислены Устиновы, в собственности которых к началу XX в. было около 15 тысяч десятин (Бибиково и Липовка Мокшанского уезда — 5767, Засурская дача Городищенского уезда — 6522, Грабово и Михайловка Пензенского уезда — 2569).

Михаил Михайлович Устинов (1801-1871) посвятил себя дипломатической службе, в чине тайного советника являлся членом Совета Министерства иностранных дел.

Один из его сыновей надворный советник Александр Михайлович Устинов (1843-1912) в 1863 г. окончил Петербургский университет и начал службу секретарем канцелярии Министерства иностранных дел. В 1880-х гг. он избирался почетным мировым судьей Мокшанского уезда. В 1875 г. женился на Наталье Николаевне Мессинг, сестра ко­торой Ольга Николаевна была в браке с журналистом Александром Аркадьевичем Столыпинымбратом П. А. Столыпина.

В 1884 г. в 4-ю часть дворянской родословной книги Пензен­ской губернии внесены графы Келлеры, ведущие свое происхождение от полковника австрийской службы Фридриха-Генриха Келлера, по­томство которого удостоено графского титула. Эдуард Федорович Келлер (1817-1903) был сенатором, его сын Федор Эдуардович (1850-1904) служил в Кавалергардском полку, откуда вышел в от­ставку генерал-лейтенантом. Он был женат на дочери генерал-лейтенанта князя А. И. Шаховского фрейлине, княжне Марии Алексан­дровне (1910), получившей в 1875 г. в наследство многоотраслевое поместье в с. Знаменское (Большой Буртас) Керенского уезда, размер которого оставлял почти 21 тыс. десятин земли.

В 1810 г. в 6-ю часть дворянской родословной книги Пензен­ской губернии внесен род Саловых, которых можно отнести в груп­пу помещиков средней руки. Важную роль в истории России сыгра­ли дети Андрея Степановича Салова: Федор Андреевич дослужился до чина генерал-майора, его близкое окружение составляли влия­тельные сановники: статс-секретарь императора, действительный тайный советник П. А. Кикин, генерал-губернатор Финляндии А. А. Закревский. Владения Ф. А. Салова находились в Саранском и Инсарском уездах Пензенской губернии (439 ревизских душ) и Балашовском уезде Саратовской губернии (355 душ).

Его брат Сергей Андреевич Салов (1793 — после 1847) военную службу начал 12 февраля 1812 г. в лейб-гвардии Конном полку. В том же году участвовал в боевых действиях против французов при Витебске и Смоленске, Бородино, за что получил знак отличия во­енного ордена Св. Георгия; при с. Тарутино, Малом Ярославце. В 1813 г. вместе с русской армией Сергей Андреевич прошел военные сражения в Европе: при г. Люцене, Дрездене, Кульме, Лейпциге. Его храбрость в бою при Кульме отмечена орденом Св. Анны 4-й ст. В 1814 г. сражался под Бриенном, Фершампенуазе, 18 мартапод Па­рижем. Славные заслуги С. А. Салова увенчаны золотой шпагой с надписью «За храбрость», серебряной медалью в память об Отечественной войне 1812 г. и королевским орденом Пруссии Железного креста. В отставку Сергей Андреевич вышел в 1820 г.

Племянником Федора Андреевича и Сергея Андреевича был Владимир Николаевич Салов (21.11.1825 — 1890) — генерал-лейтенант, уроженец с. Богородское-Голицыно Саранского уезда Пензенской губернии, в имении своего отца гвардии поручика Николая Андрее­вича. Владимир Николаевич воспитывался в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. В 1844 г. произведен в прапорщики. Участвовал в Венгерской кампании 1849 г. и Крым­ской войне, в которую вступил майором. С 16 ноября 1854 г. по 28 августа 1855 г. находился в осажденном Севастополе. Участвовал во всех боях с неприятелем, а 28 мая 1855 г. при разрыве бомбы был контужен в левую руку, 6 июняранен в левую ногу. В Севастополе он получил чин подполковника, золотое оружие с надписью «За храбрость», ордена Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом, Св. Стани­слава 2-й ст. и Св. Анны 2-й ст. с мечами. В 1861 г. полковник В. Н. Салов командовал Семеновским пехотным полком, а в 1879 г. в чине генерал-лейтенанта — 24-й пехотной дивизией.

Другой племянник Федора Андреевича и Сергея Андреевича — Илья Александрович Салов (06.04.1834 — 24.12.1903), уроженец Пензы, вошел в анналы русской литературы как прозаик и драматург. Его отец Александр Андреевич Салов умер в 1838 г., поэтому опекуном Ильи Александровича был инсарский помещик Алексей Алексеевич Тучков (26.12.1800 — 1879), входивший в молодые годы в декабрист­ские круги. И. А. Салов учился в Пензенской гимназии и в 15 лет написал свой первый рассказ «Забытая усадьба». В эти же юноше­ские годы им бьша создана повесть «Дядюшка и племянник». В 1864 г. из-под пера Ильи Александровича выходит более зрелое произве­дение — роман «Бутузка». В 1870-х гг. написал несколько рассказов, одобренных М. Е. Салтыковым-Щедриным и напечатанных в «Отечественных записках». В 1890-х гг. читатели познакомились с обличительным рассказом «Голодовка», романом «Уютный уголок».

А. В. ТЮСТИН. 

________________________________________
Опубликовано: Тюстин А. В. Пензенское дворянство: Исторический очерк. —
Пенза. — 2001. 71 с. — с. 3-34.

________________________________________
 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET