Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

Глава II. От балагана до «Олимпа»

      Для ознакомления с содержанием материала необходимо навести курсор на одну из кнопок и нажать на нее
       ↓                                                                                                                                                   

21-26

 
 

«В пивной лавке мой Антон

Заводил мне граммофон,

А потом мы «на парах»

С ним пошли в кинетограх».

Частушка, приведенная в заметке
«Веяния времени»,

«ПГВ» №126 от 14 июня 1908 г.

 

«Очевидно, этот жанр зрелищ
пустил глубокие корни и попал,
что называется, в точку...»

«ПГВ» №6 от 8 января 1908 г.

 

Переход кинематографа на стационарные «рельсы» был закономерен. Долгое время входя в состав программ зрелищных предприятий (цирка, варьете и др.), кино подготовило свою аудиторию и доказало, что может приносить прибыль как самостоятельный вид зрелища, стимулировав тем самым как процесс усовершенствования аппаратуры и качества фильмов, так и развитие кинопрокатной и киноторговой структуры. Например, крупнейшая из французских кинофирм «Братья Патэ», возглавляемая Шарлем и Эмилем Патэ, открыла свои агентства в Москве и Санкт-Петербурге еще в 1904 году и вскоре стала контролировать большую часть российского кинорынка. К середине 1900-х годов изменилась коренным образом стратегия кинопромышленников, взявших курс на обслуживание зажиточных слоев городского населения (с изменением стратегии было связано и начало производства длиннометражных художественных фильмов), и в городах Европы и США начала складываться стационарная киносеть, вытеснявшая передвижные кинопредприятия на периферию. В июле 1907 г. фирма Патэ прекратила продажу фильмов частным предпринимателям, перейдя на прокат картин через прокатные конторы. В 1908 г. к этой форме работы начали переходить и российские кинопредприятия. Новшество оказалось выгодно как фирмам, так и владельцам киноточек, получавшим новые программы за меньшую плату, нежели раньше, когда ленты приходилось приобретать в собственность. Почтовая доставка кинокартин (что обходилось дешевле личных поездок за новинками) также способствовала обретению кинопредприятиями постоянных адресов. В 1907-1908 гг. российские города массово обзаводились все новыми и новыми киноточками. Практически любой представитель среднего класса (а именно они и составляли большинство кинопредпринимателей) мог взять разрешение на право заниматься кинопоказом, нанять работников, обычно бывших частных демонстраторов, арендовать помещение и вступить в ряды «содержателей живой фотографии», о баснословных доходах которых уже ходили легенды. Конечно, большие деньги пришли в кинопрокат не сразу, но заманчивые перспективы рисовались все отчетливее.

«Охват» города кинопредприятиями начинался с их более или менее постоянной прописки на базарных площадях и в густонаселенных районах. Зарекомендовав себя, предприятие могло даже кочевать с улицы на улицу в поисках более выгодных условий аренды или поближе к бойким местам. Крупные «ярмарочники» какое-то время продолжали гастролировать, но большинство их уже стали оседлыми (зачастую — на осенне-зимний сезон, продолжая летом работать «на выезде»). Большинство российских пред- принимателей, пришедших в кино в период «кинолихорадки» 1907-1909 гг., быстро прогорели: не хватало опыта, сметки, средств, навыков общения с публикой и т.п. Однако опытные дельцы, умевшие наладить контакт и с поставщиками, и со зрителями, процветали не один год, даже в условиях жесткой конкуренции в городе с 75-тысячным населением. В кинозаведениях находили работу электрики, механики, музыканты, актеры (в дивертисменте или «озвучании»), а также различного рода служащие и чернорабочие-помощники (последние — чаще всего подростки, которым платили по минимуму), составлявшие новую (довольно малочисленную) «прослойку» городских киноработников.

И в Пензе, как и в близлежащих городах и практически по всей России, вторая половина 1900-х гг. стала временем начала формирования основ городской киносети.

* * *

В начале января 1907 г. в зимнем цирке-варьете А. Сур на Сенной площади шли представления «синемотеатра» с бесплатным допуском дам и мужчин (10-го и 11-го января) или одних дам — 4 января. Особо было отмечено, что последнее отделение программы только для взрослых — «пикантные картины». Публику привлекали самой «уловистой» из приманок...

В «ПГВ» № 11 от 16 января 1907 г. впервые местной прессой было упомянуто ставшее затем привычным название «электрический театр»:

«На праздниках и до сего времени на базарной площади фигурирует «электрический театр» или просто сказать — синематограф, принадлежащий местной предпринимательнице и антрепренерше «легкого пошиба».

Здесь же отмечался факт работы некоего «Иллюзион-театра» в помещении бывшей пивной на углу Московской и Никольской улиц. В № 12 от 17 января уточнялось:

«Недавно открытый «Иллюзион-театр» есть усовершенствованный кинемотограф, работающий при помощи электричества. Оттого возможность мерцанья света, или двоения, или слитости изображений(13) совершенно исключена. Природа и фигура выступают ясно, отчетливо, движенья передаются живо, тени и световые эффекты в картинах сполна отвечают действительности. По немногим картинам можно судить лишь о художественном исполнении их и интересном подборе».

Деятельность «Иллюзион-театра» отмечалась еще дважды:

«Иллюзион театр поставил несколько новых картин; между ними обращает на себя особое внимание изображение олимпийских игр в Афинах... Публика довольно охотно посещает театр»

(«ПГВ» №18 от 23 января);

«Большое удовольствие детям доставляет иллюзион театр: впечатления от виденного надолго сохраняют у них силу и используются своими собственными представлениями...»

(«ПГВ» №30 от 7 февраля).

Среди показывшихся театром картин были упомянуты «Взрыв рудничного газа», «Улица в Нью-Йорке», «Садовник» и другие.

18 марта в «ПГВ» было опубликовано объявление:

«Во вторник, 20 марта, в Зимнем театре состоится сеанс «Кинемо-оперы» — живой, поющей и говорящей фотографии. Зрители будут иметь возможность на экране видеть и слышать лучших артистов мира. Аппарат будет демонстрироваться известным демонстратором казенных и частных театров г. Ждановым».

Газета «Голос черноземного края» от 18 марта опубликовала и предполагавшийся репертуар «поющей фотографии»: фрагменты из опер «Травиата», «Кавалерия Рустикана», «Дочь полка». Однако пришедшая на сеанс публика

«вместо игры и пения артистов... на экране могла заметить только какие-то неясные движущиеся силуэты людей»

(«ПГВ» № 66 от 22 марта 1907 г.).

Недовольные зрители потребовали вернуть деньги и разошлись. «Дебют» кинемо-оперы в Пензе оказался крайне неудачным, хотя подобные устройства довольно ус-

_________________________ 23

024-galskeОбъявление электробиоскопа Гальске (1907 г.)пешно показывались в дальнейшем (14).

31 мая корреспондент «ПГВ» отметил, что пензенская публика охотно посещает всякого рода развлечения: выставки картин, театры, в том числе и электро-биограф. В этот период в русском языке утверждались местные обиходные названия кинозаведений, помимо общеупотребительного «кинематограф»: в одних регионах их называли биографами, иллюзионами, в других (например, в Самаре) — биоскопами. В Пензе наиболее прижилось слово «электротеатр» (в дальнейшем низведенное острословами до «электрички»).

10 июня в здании цирка на Сенной площади намечалось открытие «электрического театра Оригинал Электро-Биоскопа», директором которого был инженер-электротехник Р. Р. Гальске. Пензенские газеты довольно подробно отслеживали деятельность нового предприятия. «ПГВ» № 126 от 13 июня:

«Усовершенствованный кинематограф с собственной электрической машиной, приютившийся в цирке, показал 11 июня целый ряд картин, еще ни разу не виданных в Пензе».

Качество демонстрации на большом экране

«и, главным образом, множество комических сюжетов обеспечили первому представлению солидный успех у крайне, впрочем, немногочисленной публики».

Дирекция биоскопа варьировала программы: детские сеансы и представления (в 4 часа), в 9 часов вечера — большие представления только для взрослых (например, 14, 15, 20 июня) с недопущением детей и учащихся и по окончании их (20 июня) «будет показано только для мужчин с доплатою 75 коп.». Подобная практика велась до окончания гастролей; кроме меняющейся программы фильмов, демонстрировались также «театр тауматограф» в отдельно пристроенном железном павильоне (с 12 дня до 11 вечера), большой дивертисмент первоклассных артистов (вероятно, цирковых). В газете «Голос черноземного края» № 67 от 3 июля сообщалось, что в бенефис директора (последнее прощальное представление) будет демонстрироваться «только что привезенная из Парижа» новинка — театрофон, «поющая и говорящая живая фотография»с тремя лентами: сценами из опер «Фауст», «Трубадур» и «Кармен».

Осенью в Пензе традиционно наступало оживление «зрелищного сектора» в связи с началом осенне-зимнего театрального сезона. С 1907 г. в битву

_________________________ 24

за карманы публики активно включились и укоренившиеся на местной почве кинопредприятия.

Так, объявление в еженедельном пензенском журнале «Новая Заря» № 4 от 21 октября 1907 г. рекламировало электрический театр Патэ на углу Московской и Никольской улиц (в помещении Умнова, директор — В. Мельман), наглядный пример устаревающей к тому времени торговой стратегии братьев Патэ, поощрявших создание своего рода «фирменных театров»: патент, репертуар, аппаратура — все предоставлялось фирмой в обмен на постоянную рекламу ее названия и продукции. Самое интересное, что похожий адрес — угол Московской и Никольской — назывался и в объявлении об открытии вновь «Семейного Электро-Театра-Синематографа» («где имеется огромный репертуар французских, немецких, американских и английских картин новейших всевозможных сюжетов»), который содержал потомственный почетный гражданин г. Самары Сергей Иванович Троицкий (газета «Сура» № 7 от 7 ноября 1907 г.). Это первое упоминание об одной из самых колоритных фигур в истории становления кинодела в Пензе до революции. Опыта работы с публикой, управления зрелищными предприятиями и умения держать захваченные позиции Троицкому было не занимать. Один из пионеров отечественной кинопромышленности А. А. Ханжонков отмечал в своих мемуарах:

«В 1906 г. приволжские города обслуживала баржа-кинематограф Троицкого с небольшой собственной электростанцией, что давало возможность демонстрировать картины в любой части берега» (15).

(А в «ПГВ» № 68 от 23 марта 1908 г. упоминалось, что с открытием навигации на Волге Троицкий открывает плавучий театр на барже, которая находится в Самаре, и в течение лета путешествует по волжским городам.). В пензенских газетных заметках неоднократно упоминалось и о связях Троицкого с Самарой, Сызранью, Нижним Новгородом (где он в 1907 г. имел собственный ресторан с синематографом и певичками), его поездках в Москву.

В Пензе Троицкий обосновался быстро и к 18 ноября уже перебрался с синематографом в ресторан «Эрмитаж» («Сура» №16 от 18 ноября), подав предварительно 12 ноября в Строительное отделение Пензенского городского правления (далее — СО ПГП (16)) заявки о разрешении построить на Базарной площади

«деревянное временное здание для электро синематографа с устройством электрического освещения с динамо-машиной, приводимой в действие керосиновым двигателем»,

а также

«о сдаче ему на трехлетний срок в аренду части базарной площади против дома Тихонова под устройство электрического театра»

(ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 8146, лл. 1, 4).

Разрешение было дано 16 ноября, через месяц здание было выстроено (факт постройки зарегистрирован 22 декабря, освидетельствование с соответствующим актом произведено 23 декабря). Уже с 1 января 1908 г. реклама электрическо-

_________________________ 25

го театра Троицкого почти беспрерывно мелькала в газетах, демонстрируя, насколько широк арсенал его преимуществ и льгот: дневные детские сеансы (по содержанию картин — «смех и забава», а во время воскресного детского представления («Сура» № 18 от 22 января 1908 г.) владелец театра раздавал детям лакомства, конфеты и орехи), специальные приглашения учащихся с наставниками, дневные ежечасные сеансы с меняющейся программой, два больших вечерних представления по 2 часа, после последнего (в 11 часов) только для взрослых картины пикантные из парижского жанра («дети и учащиеся не допускаются»), а также иллюминация театра электричеством «с механическими превращениями», отопление, два фойе, чайный буфет, военный оркестр, выдача программ при кассе бесплатно, подбор лент на сеанс по желанию публики, и самое главное — обширнейший и неповторимый по качеству и разнообразию репертуар, постоянно обновляемый в Москве. В одной из первых информаций о новом электротеатре («Сура» № 1 от 1 января 1908 г.) отмечалось, что он

«очень недурен, тепел, удобен и даже изящен, с новыми приспособлениями против пожара. ...Театр постоянно переполнен публикой».

Одна из вынесенных в эпиграф главы цитат тоже взята из заметки о театре Троицкого. Предложение начинается так:

«Электрический театр по вечерам был буквально переполнен: приходилось прибегать к приставным стульям...»

Вполне наглядно подтверждалось мнение Троицкого о своем театре:

«Кто один раз побывает,

Еще десять раз придет

И всех своих знакомых приведет».

Конечно, упоминание о новых противопожарных припособлениях было не случайным — огонь в то время был весьма частым гостем в театрах и кинозалах, и на слуху постоянно было до десятка мелких и крупных трагедий наподобие Бойертаунской (Пенсильвания, США, 1908 г.). Подозрение в пожарной небезопасности практически ставило крест на киноточке: публика в нее не шла. Поэтому владельцы из кожи вон лезли, уверяя, что все под контролем, причин бояться нет.

Пензяки, как видно, не боялись и посещали электротеатрвесьма охотно, считая, что

«вообще в электрическом театреприятнопобывать»

(«ПГВ» №32 от 8 февраля),

за что Троицкий, уве-

_________________________ 26 

 

Читать далле
Подняться к началу
 

27-32

 

ренный в том, что кашу маслом не испортишь, опубликовал в «ПГВ» спятикратнымповтором благодарностьпензенской публике, заверяя, что все десятьпредшествующих лет работал с единственной целью заслужить о себе хорошее мнение и завоевать доверие зрителей, равно как и добиться, чтобы никто не составил ему в этом конкуренции. Конкуренции в таком «хлебном» деле (в одной из реклам Троицкий открыто сравнивал свой театр и по виду, и по задачам с «электрической мельницей», которая «размалывает не муку, а деньги электрическим током») опасаться, конечно, стоило. Ради «хорошего мнения» не забывалась и благотворительность: 9 февраля, например, в электротеатре был устроен вечер в пользу Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям с входной платой от 25 к. до 1 рубля.

На масленицу (конец февраля) Троицкий увеличил количество вечерних представлений до трех (в 6, 8 и 10 часов), прося покупать билеты заранее, так как «местов и билетов не хватает» («Сура» № 43 от 21 февраля). В это же время театр осматривался строительной комиссией, поскольку при работе двигателя возникала сильная вибрация («дрожание»), отзывавшаяся на самом театре и окружающих зданиях (в № 55 от 8 марта в рекламе было крупно указано: «Сотрясение в театре совершенно устранено»). Тогда же («ПГВ» № 45 от 26 февраля) корреспондент газеты сетовал на дороговизну билетов: например, на момент открытия стоимость билетов на дневные представления составляла от 10 до 40 копеек, а на вечерние — от 20 копеек (галерея) до 3-4 рублей (ложи), считая, что в случае сбавления платы посещаемость увеличилась бы. 026-elektroteatr-troitskogoЗдание электортеатра Троицкого (справа)Однако единственным мотивом для снижения цен на билеты могла быть только конкуренция.

Первым вступил в борьбу с Троицким электротеатр «Модерн», разместившийся на улице Московской в доме Ф. Н. Ремер (находился вблизи пересечения улиц Московской и Нагорной, сейчас — Кураева). «Сура» № 26 от 31 января 1908 г. опубликовала объявление:

«Вновь открыт первоклассный электротеатр «Модерн»... В роскошном и удобном зале театра будут показаны новейшие эффектные движущиеся картины на особо усовершенствованном Парижском аппарате Гомона Эльже, не утомляющем зрения. Сеансы ежедневно

_________________________ 27

027-reklama-troitskogoРеклама электротеатра Троицкого (1908 г.)

и каждый час от 4 час. дня до 11 час. вечера... Дирекция «Модерн» покорнейше просит не смешивать театр «Модерн» с другими, находящимися здесь. Картины впредь повторяться не будут ни под какими другими названиями(17). При театре удобный зрительный зал, фойе и фруктовый буфет. Вешалка и про- грамма бесплатно».

В следующемномере «Суры» было сделано дополнение:

«Картины демонстрируют под аккомпанемент известного пианиста».

Кто владел и управлял «Модерном» первоначально — определить сложно. В архивах СО ПГП имеется дело (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 8353) по прошению крестьянина деревни Гришкиной Бузулукского уезда Самарской губернии Мордко Янкелев(ич)а Круга о постановке нефтяного электрического двигателя в электротеатре «Модерн» в доме Ремер на улице Московской, рассматривавшееся в течение апреля 1908 г. В нем упомянут как содержатель «Модерна» именно Круг. Там же отмечено, что 9 июня он убыл на жительство в Самару, где и ознакомился с разрешением на установку двигателя в выбранном подсобном помещении во дворе усадьбы (л. 7). В «ПГВ» № 113 от 29 мая упоминалось, что

«театром «Модерн» владел г. Стамбулко, теперь он перешел в другие руки».

До этого в марте в той же газете отмечался факт, что господин Стамбулко, бывший парикмахер и часовых дел мастер, имевший магазин в доме Мясниковой на Базарной площади, начал показывать «живые картины» (без указания адреса). Впрочем, первый владелец нового электротеатра, кто бы он ни был, вел дела не менее профессионально, чем Троицкий: рецензенты отмечали такие достоинства «Модерна», как

«чистенький и уютно обставленный зал, музыка на пианино, дешевые цены и семейная публика», а также отсутствие в репертуаре «пикантных сюжетов»

(«ПГВ» № 106 от 20 мая).

Хотя и «Модерн» был небезгрешен в этом отношении: в его рекламе, публикуемой в «Суре», «сюжеты» заявлялись до конца марта.

К слову, в начале 1908 г. в пензенском ресторане Шевского проходили гастроли танцовщицы Ольги Эвира (или Ферра). Ее необычный эстрадный номер, так называемый «живой синематограф», описывался в газете «Сура» от 15 января:

«Посредством электрического аппарата на г-жу Эвира наводятся цветные картины, центром которых является она сама, что дает эффектные результаты».

В свой бенефис 10 февраля 1908 г. танцовщица представляла «картины из 1001 ночи».

Весна 1908 г. ознаменовалась еще двумя событиями, с одной стороны, обогатившими палитру развлечений горожан, с другой — заметно обострившими конкуренцию электротеатров. 1 марта в пензенских газетах появились объявления о предстоящих (со 2 марта) в ресторане «Эрмитаж» гастролях «первой в России Франко-Американской Кинемато-Оперы», живой, движущейся, поющей и говорящей фотографии, даже с «натуральной передачей голоса посредством сжатого воздуха». Репертуар новинки составляли отрывки из опер «Травиата», «Кармен», «Трубадур», «Отелло», «Риголетто», «Аида»,

_________________________ 28

«Демон» (российская лента!) и др., а также новинки «комических картин легкого жанра». Дирекция «Модерна» в том же номере «Суры» (1 марта) объявила, что она,

«не жалея больших затрат приобрела последнего усовершенствования аппарат, посредством которого картины говорят, картины поют, как живые артисты»

и будет демонстрировать его с 3 марта (затем — с 8 по 14 марта и с 23-го по 30-е). Троицкий отреагировал на новинку конкурентов с понятным раздражением, опубликовав в «ПГВ» 5 марта следующее объявление:

«...Некоторая часть публики требует от меня электро оперы по афишам... что и заставляет меня предупредить и просить не смешивать мой театр с другим — Электро-Оперой. В моем театре кукольной комедии посредством хрипучего граммофона я не допущу...»

К апрелю-маю театр Троицкого уже начал «сдавать позиции», поскольку владелец готовился к летнему гастрольному турне по Волге. В печати замелькали нарекания на старый репертуар, отмену представлений по будням из-за отсутствия публики и, наконец, на переход к одному представлению в день. Последним штрихом перед закрытием на лето был косметический ремонт театра: покраска зала и фасада («Театр снаружи украшен разными орнаментами и выкрашен» («ПГВ» № 110 от 25 мая). Сообщалось и о намерении владельца на будущий год увеличить число мест в зрительном зале. «Модерн» работал регулярно также до конца мая.

В этот год обычный религиозный запрет на развлечения на седьмой неделе поста (с 5 апреля до второго дня Пасхи) коснулся и кинематографов. Перерыв стал заметен только на фоне привычки к постоянной работе подобных заведений.

Кстати, любопытные газетчики не преминули сунуть нос в чужой карман, отметив, что Троицкий, затратив 500 рублей на аренду участка и 3,5 тысячи на постройку, с лихвой окупил затраты за один короткий сезон с января по май («ПГВ» № 113 от 29 мая) и собрал с пензяков 16,5 тыс. руб. («ПГВ» № 194 от 10 сентября). Таким образом, на родину предприимчивый делец отправился не налегке. Пензенская пресса отметила факт его отъезда следующими словами:

«Содержатель пензенского синематографа г. Троицкий уехал в Самару, где сидит на барже, изображающей пловучий театр, и после спада воды на Волге готовится начать представления»

(«ПГВ» № 110 от 25 мая 1908 г.).

Дополнить историю «плавучего театра» можно данными из исследования самарских археографов:

«В начале 1908 года почетный гражданин г. Самары Троицкий Сергей Иванович подал прошение в Самарскую городскую управу о постановке временно на реке Волге у берега против Струковского сада плавучего театра электро синематографа специально строенного на барже, сроком на две недели. Сначала ему было отказано. Но 9 июня 1908 г. биоскоп был осмотрен и признан безопасным в пожарном отношении. Он был поставлен против Алексеевской улицы.

Это был первый в России плавучий электротеатр. Дневные представления шли каждый час до 10 часов вечера. Большие вечерние представления шли с 10 ч. вечера до 12 ч. ночи. Программа составлялась, по возможности, по желанию публики.

_________________________ 29

Но вскоре городская управа потребовала немедленного удаления плавучего театра-биоскопа госп. Троицкого, не только опасного в пожарном отношении, но и составляющего сильную конкуренцию арендаторам Струковского сада и находящегося там биоскопа Бемера, которые платили в пользу города солидные суммы»

(Буданова А.А., Блок В.С. «История развития кинематографии в Самарской губернии в 1898-1917 годы»).

Изгнанный с теплого места Троицкий волей-неволей отправился искать зрителей в другие приволжские города (18), а его театр в Пензе пустовал до осени, к вящей радости конкурентов, число которых росло.

В «ПГВ» № 77 от 4 апреля и № 82 от 10 апреля, а также в «Суре» № 78 от 5 апреля были помещены первые анонсы о предстоящем открытии на углу ул. Троицкой и Зеленой площади «первоклассного шведского биограф-театра», устроенного «по методе столичных театров». Начать сеансы предполагалось 14 апреля. Предварительно, еще в марте, владельцы биографа, крестьянин деревни Синдоровой Мокшанского уезда Пензенской губернии Ибрагим Умеркаев (директор) и шведский подданный Нельсон (управляющий) подали в СО ПГП прошение о разрешении открыть электрический театр по адресу: Троицкая улица, дом Шагаевой (19). 12 апреля был произведен осмотр заведения приставом 2-й части г. Пензы Гавриловым, младшим инженером СО Макаровым и брандмейстером Сервиановым, после чего выдано разрешение. Реклама биограф-театра информировала публику о том, что репертуар будет меняться каждые семь дней, чередование сеансов — полтора часа, ночные сеансы с 6.30 до 12.30, цены билетов от 20 коп. до 5 руб. (в персональные ложи), картины сопровождаются звуковыми эффектами. Единственное, чего не хватало театру — организованности. В конце апреля он закрылся на десятидневную реконструкцию (ремонт, расширение экрана), а также в ожидании новых картин, и планировал вновь открыться с 1 мая. Однако «ПГВ» в № 104 от 17 мая недоуменно констатировали, что

«реклама есть, а биограф на замке, даже на нескольких...»,

а в № 106 от 20 мая — что шведский биограф закрыт и содержатель его на неопределенное время убыл в Саранск. Впрочем, «чиновник умирает, а ордена его остаются на лице земли»6 июня 1908 г., в один день с окончательным закрытием на лето электротеатра Троицкого, в театре на территории сельскохозяйственной выставки после спектакля показывался «английский синематограф-фисуграф», оказавшимся тем же самым шведским «биографом», демонстрировавшимся до этого в доме Шагаевой. Вместо движущихся фигур на полотне появились «зайчики», вызвавшие у публики дружный смех, скоро сменившийся раздражением. В заключение «фисуграф» просто освистали» («Сура» № 121 от 8 июня 1908 г.).

Кинематографическая лихорадка охватила в 1908 г. многих жителей Пензы. Вот типичный пример отношения к кинематографу в те дни:

_________________________ 30

«Редкий случай заработать деньги. По случаю выезда экстренно, очень дешево продается лучшей фабрики синематограф с картинами, все в полной исправности. Московская, дом Ильина, квартира Чушкиной, спросить Новикова»

(объявление в газете «Сура» № 56 от 9 марта).

Кто только ни пытался заработать легкие деньги с помощью «электрической мельницы»... Одной из жертв модного увлечения стала Софья Сергеевна Плетнева, жена губернского секретаря. «Сура» в № 89 от 26 апреля отмечала:

«Территория у второй будки в казенном лесу снята в аренду г-жой Плетневой. В настоящее время здесь идут спешные работы. Предполагается сделать площадку для танцев, крытую эстраду, павильон с синематографом, во многих местах беседки и столы. Кроме этого, тут же будет буфет без крепких напитков. Все работы предполагается закончить к 1 мая».

8 мая Плетнева подала в СО ПГП прошение об осмотре построенного ею помещения для кинематографических представлений. Помещение было деревянным, временным, больше похожим на обычный тесовый сарай; разрешение на открытие кинематографа было выдано после осмотра 12 мая, с условием наличия полного комплекта противопожарных средств. Дальнейшая судьба «лесного» кинематографа иронически описывалась в «ПГВ»

№№ 105 от 18 мая и 185 от 27 августа: сеансы в нем проходили лишь изредка по праздникам, «за недостатком публики, желающей смотреть»; нередко на сеансе присутствовали всего 2-3 зрителя. Отдыхавшие на лоне природы горожане не шли в кинематограф даже из принципа, поскольку приглашение на сеанс выглядело так:

«Пошатываясь (от неизвестной причины) из стороны в сторону, он (зазывала. — О.С.) обходил со звонком в руках все столы и кучки гуляющих и убедительно взывал: «Пожалуйте брать билеты! Сейчас начинается представление!» И при этом немилосердно трезвонил около каждого носа». В итоге, «собрав за весь май месяц четыре пятиалтынных, хозяин кинематографа сбежал».

А вот пример тогдашней остроумной «эксплуатации» интереса к модному зрелищу:

«...На Базарной площади открылся недавно балаган. На вывеске его размалевано: «Чудные видения Эдиссона. Живая панорама. Можно видеть своих знакомых и знакомые места».

— Сколько за вход?

— Пятачок... Сюда пожалуйте!

Вас вводят в темную комнату, посредине которой стоит стол, покрытый белым картоном.

И вдруг, когда занавеска двери падает, картон оживает. Вы видите на нем едущих извозчиков, пеструю толпу людей, мороженщиков и бабу, торгующую подсолнухами и квасом... Все предметы имеют натуральные естественные цвета.

...Это не синематограф, так как волшебного фонаря для показывания «живых фотографий» в балагане нет.

_________________________ 31

— Что же это?

Ваше внимание обращают на потолок. Как раз над столом устроена трубка с призматическими стеклами. Перед вами на белом экране отражается и передается часть площади с кипящей на ней жизнью...»

(«ПГВ» № 129 от 18 июня).

11 мая кто-то из корреспондентов «ПГВ» язвительно посоветовал администрации Вольного Пожарного общества, неоднократно пытавшейся устраивать в собственном помещении для спектаклей и театральных вечеров (на территории депо ВПО вверху ул. Никольской) не приносившие доходов развлекательные мероприятия, открыть в нем синематограф, «благо сих последних в нашем городе косой десяток». А уже в №1 06 от 20 мая появилась заметка:

«Театральный зал пожарного клуба переделывается в настоящее время под зрительный зал для электрического театра. Зал окрашен в темно-красный цвет, устроены ложи, первые ряды возвышены. На хорах (для оркестра) поставлена камера для аппарата. Все работы намереваются закончить на днях, а с четверга, 22 мая, начать уже представления».

В это же время, как было отмечено в «Суре» №№ 105 от 18 мая и 111 от 27 мая, проходили переговоры между советом старшин Народного театра и предлагавшими свои услуги господами Парфиано, Качаевым и дирекцией московского электротеатра «Фарс», касавшиеся устройства электрического освещения на прилегавшей к Народному театру территории (20).

Консультантом по технической стороне дела был инженер Я. М. Мильман. В результате был заключен договор сроком на три года с арендовавшим на три летних сезона (1908-1910 гг.) помещение клуба ВПО владельцем электротеатра «Экспресс» Александром Павловичем Качаевым, которому разрешалось

«открыть ворота в парк, за театром, за что со своей стороны Качаев обязуется поставить несколько дуговых фонарей и лампочек для освещения буфета».

«ПГВ» № 110 от 25 мая, сообщив о предстоящем 27 мая открытии в здании Пожарного клуба нового электрического театра «Экспресс», также отметили:

«Театр и сад при клубе будут освещены электричеством. Электричество внесется также и в парк Народного театра при особых в этом отношении условиях».

В «ПГВ» № 115 от 31 мая приводилось следующее уточнение:

«...Со своей стороны старшины обещали открыть ворота в парк Верхнего гулянья и выпускать свою публику по выходным контрамаркам. На расходы по устройству контроля на новом месте старшины взяли с г. Качаева — 200 рублей».

Предваряя открытие, пресса рекламировала новый электротеатр со всех сторон:

«Перед сценой во время антрактов будет бить и плескаться настоящий фонтан, освещаемый разноцветными стеклами. А перед входом в сад

_________________________ 32 

 

Читать далле
Подняться к началу
 

33-38

 

устанавливается мигающая электрическая вывеска»

(«ПГВ» №113 от 29 мая);

«Дирекция... желая дать публике лишь научное, здоровое, веселое развлечение, совершенно исключила из своей программы так называемые «пикантные мотивы», а также картины двусмысленного содержания. Кроме того, дирекция будет по временам давать бесплатные представления для детей благотворительных учреждений, учебных заведений и детских приютов... Солидная фирма «Экспресс» имеет свои отделения в таких больших городах, как Самара, Уфа и других...»

(«ПГВ» № 112 от 28 мая).

Однако осмотр предприятия Качаева «в здании Охотников Пензенского пожарного общества» представителями СО ПГП и полиции был произведен только 29 мая (со следующим заключением:

«так как здание помещается вдали от всяких построек и в нем помещается команда пожарного общества, имеющая все приспособления для тушения огня, то в пожарном отношении помещение для кинематографа представляется вполне безопасным...»

(ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 8356, л. 4),

а сеансы в «Экспрессе» начались с 1 июня. Дебют был не слишком удачным:

«Демонстрация картин часто прерывалась, так как электричество «пошаливало» из-за слишком поспешной, а потому не вполне удовлетворительной постановки машины»

(«ПГВ» № 117 от 4 июня).

Отзыв в следующем номере был еще более нелицеприятным: в зале стоит скверный запах непросохшей краски, в саду висят неизолированные электрические провода, на экране отчетливо видны все швы, картины «видали виды» и «мигание в них сильно утомляет зрение», кроме того, большинство картин оказались хорошо знакомы завсегдатаям театра Троицкого. Рецензия в вышедшей в тот же день «Суре» совершенно иная:

«Зал... обставлен очень красиво. Машина, очевидно, хорошей конструкции, картины — появляются на экране почти без мигания. Сад при театре принял очень чистенький вид...»

Но уже через две недели та же «Сура» отмечала:

«Новые смены картин совсем плохи, и, вероятно, были уже очень часто в употреблении, так как немилосердно мигают. Сюжеты картин крайне неинтересны» (№ 129 от 18 июня (21)).

Единодушны были обе газеты в оценке следующего факта:

«От нефтяного двигателя электротеатра «Экспресс», что в Пожарном Депо, поднимается страшный дым и запах, проникающий и в Народный театр, и в Соединенное Собрание(летнее помещение Соединенного собрания на Верхнем гулянье. — О.С.)»

(«Сура» №122 от 10 июня);

«Театр «Экспресс» в числе прочих удовольствий коптит иногда свою публику дымом»

(«ПГВ» №123 от 11 июня).

Вскоре двигатель был заменен на керосиновый, но количество нареканий на работу электротеатра не уменьшилось: сетовали на частые антракты, на задержку с оборудованием вывески и фонтана; даже то, что Качаев снизил цены на первые три ряда до 10 копеек, мало повысило посещаемость и вызвало новые жалобы — теперь-де, чтобы взять десятикопеечный билет, нужно зани-

_________________________ 33

мать очередь с полудня. Вероятно, критика возымела действие: работа «Экспресса» постепенно наладилась.

Именно здесь пензенскому журналисту удалось во время сеанса впервые проникнуть в святая святых электротеатра — проекционную будку и рассказать об этом в заметке «За кулисами синематографа» («ПГВ» № 137 от 27 июня). Демонстратор картин Халатов лично пригласил корреспондента в свой «довольно тесный ящик, оклеенный крашеным холстом», в котором после одного отделения программы «становится душно и жарко».

«Отсюда перед публикой, сидящей внизу, демонстрировались «чудеса электричества и фотографии»... Узкая прозрачная лента, шириною не более вершка, быстро пробегала между увеличительным стеклом и электрическим фонарем в 1200 свечей. Верхняя катушка постепенно таяла, а нижняя нарастала. С потолка свешивались толстые, изолированные одна от другой проволоки,а на стенке висели электрические указатели...

— Вот это приспособление, — и он (демонстратор. — О.С.)показал на простую картонную вертушку, — избавляет совершенно наши картины от мигания... Разрыв ленты опасен в том отношении, что может произойти ее воспламенение... Приходится немедленно изолировать фонарь. Катушки с лентами необходимо убирать подальше, а не складывать в мешок тут же около нагретого фонаря, как это делалось постоянно у Троицкого...»

Кстати, в эти же дни театр Троицкого сдавался в аренду на лето, но желающих не нашлось.

А на ярмарке вновь открылся театр «Иллюзион», единственное сооружение, освещенное электричеством. В программу представления входили: женские хоры, куплетисты, гармонисты, плясуны, декламаторы, жонглер, силач, эквилибрист, импровизатор-комик, а в первом часу ночи показывались картины синематографа. «Иллюзион» продолжал работать и по окончании ярмарки до 9 июля, заявляя, что сеансы не отменяются ни при какой погоде (поскольку крыша театра непромокаема); критиками же отмечалось, что в нем имеют место неполадки с электричеством и синематографом («ПГВ» № 145 от 6 июля).

30 июня, по утверждению автора заметки «Детский праздник» («ПГВ» № 138 от 28 июня), в «Экспрессе» должно было снова состояться

«бесплатное представление для воспитанников и воспитанниц пензенских детских приютов... В программу войдут лишь картины, доступные детскому пониманию. За отъездом г. Качаева в Самару, где у него также есть электро-театр, устройством детского праздника заведывает его сын».

В начале июля сеанс в «Экспрессе» посетила почти вся труппа Народного театра, а также некоторые из его старшин. В середине июля Качаев установил на каланче Вольного Пожарного общества электрический круг, видный даже из-за Суры (22),

_________________________ 34

035-the-royal-vioОбъявление «The Royal Vio» (1908 г.)а в начале августа оборудовал в саду возле электротеатра долгожданный фонтан с подсветкой, который, впрочем, включался редко и ненадолго («ПГВ» № 169 от 6 августа). Улучшившееся качество демонстрации и новый репертуар привлекали публику, которую «особенно развлекала и приводила в веселое настроение» картина «На пензенской дешевке», упомянутая в «ПГВ» № 164 от 30 июля. Возможность того, что это была съемка с натуры, сделанная в Пензе, достаточно велика.

В прочности позиции, занятой «Экспрессом» на пензенском рынке зрелищ, Качаев был достаточно уверен и осенью собирался перебазироваться в новое помещение на Московской улице. Во всяком случае, в заметке «Обо всем» («ПГВ» № 162 от 27 июля) «Экспресс» упоминается как один из трех кинематографов, которые предположительно будут работать в осенне-зимний сезон. По прогнозам, один из электротеатров должен был «прогореть» из-за нехватки на всех публики: конкуренцию Качаеву должны были составить «Модерн», намечавший открытие на август, и ожидавшийся в сентябре Троицкий, к которому уже успел пристать эпитет «наш старый знакомый». Впрочем, первый удар по «Экспрессу» нанесли последние в истории Пензы гастроли крупного передвижного кинопредприятия.

«Грандиозное общество The Royal Vio» (дирекция — К. фон Дауэ и К. Шупбах), передвигавшееся из Саратова в Москву, обосновалось в здании цирка Сур и начало представления с 10 августапо два в день. Программа состояла из почти 30 номеров (картин). Репертуар гастролеров был традиционным: хроника еще времен русско-японской войны (достоверность изображаемых событий дирекция гарантировала десятью тысячами рублей), поющая картина, фильмы (многие из которых опять же были известны по сеансам в театре Троицкого), звуковые эффекты и пр. Публику больше привлекало техническое оснащение предприятия — образцово содержавшиеся опытным машинистом- иностранцем локомобиль и динамо-машина.

«The Royal Vio» (якобы основанное в Париже в 1895 г.) покинуло город 1 сентября. Однако решающим фактором в судьбе «Экспресса», который как-то незаметно исчез со сцены в конце августа, стала вовсе не конкуренция, а внутренние неурядицы. Снять для электротеатра помещение на зиму Качаеву так и не удалось. Предполагавшаяся аренда бельэтажа в доме Умнова на ул. Московской не состоялась:

«...Так как в том же доме находится и За-

_________________________ 35

харьинская прогимназия, то, по слухам, учебный округ нашел несовместным существование рядом прогимназии и театра»

(«ПГВ» № 178 от 19 августа).

Не увенчалась успехом и попытка арендовать еще одно помещение на той же улице. В дальнейшем «Экспресс» и Качаев в пензенских газетах упоминались только косвенно: например, в конце сентября 1908 года в театре Вышеславцева (Зимнем) было впервые устроено электрическое освещение — при помощи двигателя, взятого напрокат у «Экспресса».

В атмосфере временного отсутствия конкурентов вновь открылся 8 сентября электротеатр «Модерн» в том же доме Ремер на ул. Московской. На этот сезон его владельцами стали Иван Антонович Ленейс, единолично оформлявший в СО ПГП разрешениена открытие кинематографа «Модерн», и упоминаемый только в прессе Парфиано:

«Г. Ленейс и его главный компаньон г. Парфиано большие знатоки своего дела»

(«ПГВ» № 238 от 5 ноября 1908 г.).

Перед открытием помещение электротеатра было отремонтировано, зри- тельный зал расширен и заново оформлен.Побывавший в нем корреспондент «ПГВ» обратил внимание на художественную роспись потолка, имитировавшего ночное небо с облаками и светящейся луной («Да и вообще наши электротеатры бьют на внешний блеск»), а также малоинтересный после программ «Экспресса» и «The Royal Vio» подбор картин (№ 197 от 13 сентября). С 1 октября «Модерн» начал публиковать репертуарные объявления, обновляющиеся каждые 8-9 дней (в разговоре с корреспондентом «ПГВ» директор театра Ленейс сетовал: «Нелегкая задача составить интересную программу для теперешнего электро-театра... Трудно угодить на всех!» (№ 212 от 3 октября). 17 октября «ПГВ» отмечали, что «Модерн» без конкурентов работает на славу»и задавались вопросом, сколько все же будет зимой в городе электротеатров (приводя в качестве примера Москву, где их целых 7523).

Прогнозы не замедлили подтвердиться. 21 октября в «ПГВ» было опубликовано объявление о предстоящем открытии на Московской, напротив ломбарда, театра «Иллюзион». 30 октября «Иллюзион» упоминался уже как действующий:

«Почти половину зрительного зала занимает сцена, на остальном пространстве устроены скамейки для публики и будка для показывания живых фотографий»

(«ПГВ» № 233 от 30 октября).

Здесь же давалось описание представления, в котором участвовали хор, куплетисты, гимнаст и гармонист — «любимец публики», с последующим показом недурного кинематографа (ручного, без электрического освещения). Рассчитан театр был на уличную публику, плата за вход составляла 10 коп. Название и характер представлений допускают предположение о том, что это — уже неоднократно упоминавшийся ярмарочный кинематограф, известный еще с 1907 г. Заметка «Иллюзион» в «ПГВ» № 244 от 11 ноября косвенно подтверждает подобную гипотезу:

«Содержатель театра... удачно подметил любовь народной публики к особому

_________________________ 36

виду театральных представлений, так называемому «дивертисменту».

И этими дивертисментами, довольно разнообразными и сопровождаемыми двумя отделениями кинематографа — драматическим и комическим — он собирает ежедневно такое количество публики, которого совершенно достаточно для существования его маленького театра».

Нарушая хронологию, можно дополнить историю «Иллюзиона»: такое название должен был носить театр-синематограф, разрешение на открытие которого в доме Умнова на ул. Московской было дано СО ПГП пензенской мещанке Агафье Григорьевне Ненаживиной 12 января 1909 года. Однако в прессе подобное название не встречается, хотя упоминается общенародный театр «Мираж» в доме Ильина на Московской, в котором проходили такие же выступления певцов, танцоров, клоунов и т.п., а затем показывались картины «аниматографа» («ПГВ» № 44 от 26 февраля 1909 г.). Агафья Ненаживина была и содержательницей ярмарочных балаганов и аттракционов — во время пожара, уничтожившего 2 сентября 1909 года электротеатр симбирского мещанина Н. П. Максимова на базарной площади г. Саранска, пострадали принадлежавшие ей балаган и карусель. Возможно, именно Ненаживина и есть та «предпринимательница и антрепренерша легкого пошиба», открывшая первый в Пензе базарный «электрический театр» в январе 1907 г.

Первоначально планировавший сдать свой театр в аренду и на зиму Троицкий, очевидно, под впечатлением прошлого сезона, все же вернулся в Пензу. Предварительно собрав информацию о ситуации в городе, побывав в Москве и запасшись новой программой. 2 ноября его театр открылся, и публика потянулась туда, даже не дождавшись рекламы — по старой памяти, привлеченная слухами. 7 ноября Троицкий дал первую рекламу, обещавшую пензякам невиданное зрелище:

«биограф-электроконцерт синематограф с пением», а также дневные (в том числе и специально детские) представления каждый час с 4 часов по будням и с часа по праздникам, и два больших вечерних двухчасовых представления.

При планировании детских представлений Троицкий охотно договаривался «с представителями учебных заведений, предлагая им самим намечать программу картин» («ПГВ» № 245 от 13 ноября). С 21 ноября в программу была включена демонстрация «электро-оптического механического иллюзионного театра, каковой в России ни у кого не имеется и никем не показывался» («ПГВ» № 251 от 21 ноября). На фоне конкуренции «Модерн» «еще более подтянулся», усилив электрическое освещениеи введя смену картин дважды в неделю — по средам и воскресеньям.

Однако не «Модерн», не «Иллюзион» и не Троицкий стали главным событием зимнего киносезона 1908-1909 гг. В конце октября 1908 г. в печати впервые проскользнула информация, что в помещении в доме Седова (сейчас — д. № 8) на Московской улице, которое безуспешно пытался арендовать в августе Качаев, идет подготовка к открытию электротеатра «Аванс».

«В числе хозяев его называют местного агента и комиссионера г. Цеге»

(«ПГВ»№ 231 от 28 октября).

Следующее упоминание — в № 236 от 2 ноября:

_________________________ 37

«Театр «Аванс», открытие которого предполагается через неделю, хочет поразить публику художественностью и богатством обстановки. Помещение театра тщательно отделывается, в фойе будет плюшевая мебель и четырехаршинные зеркала. У входа — большое панно работы художника Лентулова. Смена картин (исключительно новых) обещана дирекцией два раза в неделю, а цена местам назначена от 20 до 70-ти копеек».

С 14 ноября рекламные объявления «Аванса» «художественного электро-театра по образцу первоклассных столичных электро-театров» — включились в пеструю мозаику рекламы на первой странице «ПГВ». 16 ноября состоялась презентация нового кинематографа, краткий отчет о которой был опубликован в «ПГВ» № 248 от 18 ноября:

«В воскресенье, вечером, на Московской улице в доме Седова открылся еще один (по счету четвертый!) художественный электро-театр. Он носит название «Аванс» и намерен неукоснительно стремиться ВПЕРЕД — в деле постановки интересных зрелищ. С внешней стороны помещение театра обставлено богато. Демонстрация картин сопровождается музыкой талантливого пианиста Викснина, известного публике и работавшего ранее в те- атрах «Экспресс» и «Модерн». В течение вечера на открытии перебывала масса зрителей».

Инициатором создания и основным распорядителем «Аванса» в первые годы его существования был пензенский представитель Санкт-Петербургского Общества страхований Константин Карлович Цеге, совладелец торговой фирмы «Посредник» (сельскохозяйственные машины и инвентарь, семена и пр.). Семья Цеге была известна в Пензе своими передовыми культурными взглядами — сам Константин Карлович, например, в 1907-1908 гг. входил в состав правления Пензенского музыкально-драматического кружка, его жена Лидия Николаевна, ученица Л. С. Шора, была очень известна в пензенской музыкальной среде, а своеобразный литературно-художественный салон в их доме вошел в историю благодаря посещавшим его футуристам. Василий Каменский, побывавший в нашем городе вместе с В. Маяковским и Д. Бурлюком в 1914 году, вспоминал впоследствии:

«В Пензе уже существовал «футуристический дом» — семья Константина Карловича Цеге, где часто гостилиизвестные художники-футуристы: Владимир Бурлюк, Владимир Татлин, Аристарх Лентулов. Сам Цеге учился в пензенской гимназии

038-zdanie-avansaДом, в котором размещался электротеатр «Аванс»

_________________________ 38

 

Читать далле
Подняться к началу

39-44

 

вместе с Мейерхольдом. В доме Цеге жили наши книги, картины, музыка, стихи» (24).

039-zege-k-kК. К. ЦегеВсе это не могло не повлиять и на характер работы нового кинематографа.

«Аванс» (от фр. avance — передовой, превосходный, в переносном смысле — первый шаг) действительно стал первым «культурным» электротеатром Пензы, лидером «в деле постановки интересных зрелищ». Броская, акцентированная реклама, обещавшая программу из сенсационных новинок, пользующихся успехом в столице, привлекала внимание. Газетные заметки о новом электротеатре не упускали возможностивыгодноподчеркнуть его достоинства: хорошо выбранное месторасположение, большую и интересную программу картин, меняющуюся каждые четыре дня, уютное меблированное фойе с иллюстрированными журналами на столиках, бесплатную вешалку, фруктовый буфет с умеренными ценами, наличие комнаты для курящих, фонтан с подсветкой возле сцены — словом, все для приведения публики в хорошее расположение духа. Один из авторов даже советовал читателям после домашней ссоры отправляться для успокоения в «Аванс». Демонстрировавшиеся в «Авансе» фильмы подбирались тщательно и были рассчитаны на публику достаточно образованную. К такому разряду зрителей, несомненно, относился Р.В., автор статьи «О синематографе», опубликованной в «ПГВ» № 260 от 3 декабря 1908 г. Интересны примечания к статье, сообщавшие ряд фактов о трех электротеатрах Пензы. Например о том, что «Модерн», владельцем которого являлся г. Парфиано, располагал аппаратом Патэ и практиковал выездные сеансы (в частности, в концертном зале ресторана «Эрмитаж»), что «Аванс» был оборудован аппаратом фирмы Гомон и после открытия пришлось заменять слишком сильный для небольшого зала объектив проектора, и что владелец «Экспресса» Качаев не расплатился с пианистом Виксниным, отчего на все его имущество, оставшееся в Пензе, был наложен арест. Знаток подробностей местной «киножизни» был явно вхож не только в зрительные залы, но и за кулисы электротеатров; это объяснимо не столько журналистской всепроницаемостью, сколько «прозрачностью» быта небольшого, по современным масштабам, города.

На Рождество 1909 года все электротеатры города подготовили боль- шие праздничные представления для детей и взрослых: с елкой, оркестром и пр., подключившись к общей традиции на правах полноправных участников

_________________________ 39

— хотя всего пару лет назад их и в помине не было. Теперь же центральная губернская газета 2 января 1909 г. отмечала:

«Реклама об электро-театрах гремит... Их объявления занимают в местных газетах чуть ли не всю первую страницу. Программами и анонсами о них заклеены все уличные барабаны. У подъездов театров по целым вечерам горит разноцветная иллюминация...»

Далее автор несколько задето констатировал, что стоит, мол, кому-нибудь из содержателей кинематографов устроить для детей или учащихся бесплатный сеанс, — и газеты наперебой его благодарят, а того, что антрепренерша Зимнего театра Софья Акимовна Марусина дает воскресные бесплатные спектакли для учащихся, никто и не замечает...

Остаток сезона электротеатры работали по избранной стратегии. «Аванс» использовал сенсационно-поучительное содержание программ (оперативная хроника, художественные фильмы, научно-популярные картины), чтобы привлечь зажиточную и интеллигентную публику. Программы (этим словом тогда обозначались как комплект фильмов, демонстрировавшийся в течение одного представления (сеанса), так и отпечатанный перечень названий этих лент с пояснениями, кратким либретто и адресом электротеатра) «Аванса» прилагались к номерам «ПГВ». В «Модерне» программы выдавались при входе (25). По традиции прошлого сезона «Модерн» изредка демонстрировал «поющие и говорящие картины». Троицкий привлекал маленьких зрителей картинами в красках и феериями; его театр имел репутацию семейного клуба для обывателей «низа». Все электротеатры по возможности чаще меняли программу. Вновь отчетливо был заметен перерыв в их деятельности, связанный с запретом на зрелища на первой неделе поста (10-15 февраля). Столь же заметна была некоторая встревоженность владельцев кинематографов после газетных сообщений о трагедии в Туле, где во время паники, охватившей публику кинематографа при виде возгорания ленты в аппаратной, погибли в давке 14 и пострадали 30 человек, и особенно после подобного инцидента, произошедшего в феврале в театре «Мираж» на Московской. В частности, «Аванс» не замедлил опубликовать заметку с описанием собственной системы пожарной безопасности и рекомендациями на случай пожара.

В начале 1909 года началось медленное, спонтанное проникновение стационарного кинематографа в уездные центры Пензенской губернии. Так, 10 февраля 1909 г. крестьянка села Красная Дубрава Спасского уезда Тамбовской губернии Александра Ивановна Голубкина ходатайствовала перед СО ПГП о разрешении построить временный электротеатр в городском сквере на Соборной площади г. Наровчата. Место для нового очага культуры было выбрано примечательное — между тюрьмой (в 25 саженях от нее), соборным и приходским храмами (в 45 и 83 саженях соответственно) и городскими постройками

_________________________ 40

(22 сажени). На основе столь подробных данных можно, наверное, и сейчас определить место, заслуживающее памятного знака в честь первого наровчатского кинотеатра. Тогда же кинематограф (явно не впервые) подвизался недолгое время в качестве увеселительного заведения на базарной площади Саранска.

В марте владельцы городских киноточек уже начали разработку планов на летний сезон 1909 г. Например, предполагалось, что в районе Верхнего гулянья будут работать как минимум два электротеатра: «Экспресс» Качаева в здании Пожарного общества и «Аванс» — в саду близ Народного театра. Тогда же единственный раз упоминался еще один электротеатр:

«Великим постом открылся на Московскойулице, немного повыше электро-театра «Модерн», еще один кинематограф. Он носит название «Патэ» и довольно охотно по- сещается публикой»

(«ПГВ» № 57 от 13 марта).

В заметке упоминалось, что, по слухам, часть картин новый кинематограф приобрел у «Шведского электротеатра», работавшего в 1908 г. Вероятнее всего, этим предприятием владел саратовский мещанин Иван Лазаревич Филатов, ходатайствовавший 23 февраля перед СО ПГП о разрешении открыть синематограф в доме Михайловой на ул. Московской.

В целом дела у электротеатров Пензы к концу сезона шли бойко. Пресса отмечала:

«Кинематографы во время праздников так работали, что зрителям приходилось ждать очереди за недостатком мест»

(«ПГВ» № 71 от 5 апреля).

24 апреля отбыл из города Троицкий. В конце апреля перестал рекламироваться и «Модерн». В работе «Аванса» с 28 апреля наступил краткосрочный перерыв. С 3 мая предполагалась бесплатная демонстрация кинематографа в антрактах спектаклей труппы Н. Л. Мандельштама (Вронского) в театре на сельскохозяйственной выставке.

30 апреля владельцы художественного электротеатра «Аванс», германский подданный Константин Карлович Цеге и крестьянин Трофим Данилович Маринчев, ходатайствовали о разрешении перенести театр на летний сезон в арендованное ими помещение в усадьбе В. Р. Евграфова (26) на Садовой (сейчас — Лермонтова) улице. В «ПГВ» № 94 от 3 мая было опубликовано объявление об открытии «Аванса» в летнем помещении, а 5 мая «ПГВ» отмечали:

«Деятельные и предприимчивые директора... «пензенские американцы» гг. Цеге и Мариничев сняли каменное помещение во дворе дома Евграфова на Садовой улице, приделали к нему широкую террасу с брезентовым навесом, устроили рядом красивые куртины и клумбы... Аллеи, беседки, скамейки, эстрада для музыки и много мягкого электрического света».

23 мая там же сообщалось о планах открытия в здании Пожарного общества электротеатра «Прогресс» (поскольку прошлогодний контракт с Качаевым был расторгнут из-за невнесения вовремя платежа).

«Насиженное место сняли все те же неунывающие «американцы» — гг. Цеге и Мариничев. В нынешнее дождливое лето везет

_________________________ 41

им, можно сказать, как настоящим утопленникам!.. Когда по городским улицам могут плавать и гуси и утки, любители синематографа говорят:

— Хоть плыть, да в «Авансе» быть!

И едут...»

(«ПГВ» № 106 от 23 мая).

24 мая Цеге и Маринчев (именно такой фамилией официально подписывался компаньон Константина Карловича) подали на имя губернатора прошение об открытии электротеатра в помещении, арендованном у Вольного Пожарного общества. В этот день летний электротеатр «Прогресс» с прилегающим садом и открылся. В этот же день в «ПГВ» была опубликована следующая реплика:

«В счете кинематографов мы окончательно сбились с толку. В течение одного мая месяца открывается уже четвертый кинематограф!.. Скоро публика станет спасаться от этого рода увеселений в разные стороны... Но пока еще «кинематограф» — слово модное...»

Кстати, автор имел в виду вовсе не «Прогресс». В конце мая администрация Народного театра начала демонстрацию кинофильмов в антрактах представлений, а затем и вместо самих спектаклей, отдельными сеансами. Инкогнито приглашенного старшинами Народного театра демонстратора было раскрыто прессой уже 10 июня («Модерн» на сцене Народного театра»), а «ПГВ» № 126 от 17 июня окончательно поставили точку над «i»:

«Выписка и демонстрирование картин поручены советом старшин г. Ленейсу, опытному руководителю и хозяину театра «Модерн»...»

Нововведение было встречено прохладно:

042-reklama-ava«Существуют кинематографы, за вход в которые публика охотно платит деньги, но могут быть и такие «представления», для которых даже и бесплатно через забор перелезать не стоит!»

042-reklama-progressРеклама летних электротеатров «Аванс», «Прогресс» (1909 г.)(«ПГВ» № 115 от 4 июня).

Кино в Народном театре представляло, по мнению критика, «нечтосреднее междуэтими двумякрайностями». Несмотря на низкие цены билетов(вдвое дешевле, чем в других электротеатрах) и большую трехчасовую про-

_________________________ 42

043-zege-s-druziyamiК. К. Цеге с друзьями Фото 1900-х гг.грамму в 5 отделений, публика жаловалась на затасканный репертуар. Напрасно И. А. Ленейс оправдывался, утверждая, что выделяемых ему средств (350 руб.) хватает только на 900 м лент в каждую перемену, в то время как потребность — 1600 м, отчего и приходилось пользоваться старыми запасами. Помимо прочего, высказывалось откровенное недовольство тем, что на сцене Народного театра показываются картины, где порой

«изображается, как с трусливыми дуэлянтами делается неожиданно расстройство желудка... Это между четвертым и пятым действиями, ну, например, «Короля Лира»? Для особого настроения?»

(«ПГВ» № 121 от 11 июня 1909 г.).

Недовольство публики быстро отразилось на дальнейшей судьбе «театрального кино». «ПГВ» № 145 от 10 июля:

«Кинематограф надоел... Сеансы... в Народном театре через неделю, по слухам, прекратятся совсем. Старшины нашли, что «живые фотографии» мало интересуют публику и не дают театру того дохода, на который все рассчитывали. Таким образом, вследствие преждевременного также закрытия электро-театра «Прогресс», в Пензе скоро останется лишь один кинематограф — «Аванс»...»

Действительно, «Прогресс» закрылся уже в конце июня — либо из-за малой посещаемости (зрителей было настолько мало, что приходилось переносить сеансы и даже приглашать на сцену электротеатра эстрадных танцовщиц, например, г-жу Фреголину с номером «Танцы в огне»), либо из-за упомянутого в «ПГВ» № 133 от 25 июня скандала в связи с отказом администратора выдать контрамарки («почетные билеты») на выступление шансонеток Софи-Пти и Мишель. Вероятнее версия о малой доходности: та же причина привела в конце июля к отмене отдельных киносеансов в Народном театре и возврату к показам в антрактах.

«Аванс», в отличие от «коллег-конкурентов», твердо держался на занятых позициях:

«Театр остается верен своему девизу, который не так давно был выставлен в саду: «Toujours avant tous» всегда впереди всех»

(«ПГВ» №173 от 15 августа).

(Между прочим, это — девиз службы кинохроники фирмы Гомон). Центром его программ оставались художественные картины французского и итальянского производства.

В это лето жители домов, расположенных поблизости от Верхнего гулянья, снова столкнулись с проблемой копоти и смрада от нефтяных двигателей

_________________________ 43

электротеатров. Жалобы обывателей заставили пензенского полицеймейстера рекомендовать Цеге и Маринчеву ликвидировать дым и копоть любыми радикальными способами, вплоть до замены двигателей на керосиновые. В результате выхлопные трубы были удлинены на 8 аршин,

«так что выходящий из труб дым не стелется по низу, а испаряется в воздухе и запаха не слышно»

(ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 8559).

В конце августа «ПГВ» опубликовали заметку, в которой Пензенская Городская Садовая комиссия и Свято-Владимирское общество детского сада выразили благодарность администрации «Аванса» за проведенный 18 августа бесплатный сеанс для 460 детей городских детских площадок. А автор фельетона в стихах «Бабье лето», опубликованного в «ПГВ» № 185 от 1 сентября, констатировал якобы от лица содержателя «Аванса»:

«Окончание сезона

Вышло лучшего фасона,

Чем начало у меня:

Было тесно постоянно,

Шел народ со всех сторон...

И боюсь, что слишком рано

Закрываю я сезон!»

10 сентября владельцы «Аванса» подали прошение о переносе электротеатра в прежнее помещение в доме Седова (прилагалось описание электросети с перечислением оборудования, в том числе 2-тактного нефтяного двигателя «Аванс» в 12 л.с. и проектора фирмы «Бр. Патэ»). 11 сентября в театре демонстрировалась прощальная программа летнего сезона, а 17 сентября «Аванс» вновь открылся в старом помещении на ул. Московской, отныне получившем статус «зимнего». 23 сентября в нем показывалась знаменитая картина студии «Film d’art» «Убийство герцога Гиза» по сценарию Генриха (Анри) Лаведана, положившая в свое время начало художественному кино как искусству.

В середине сентября 1909 г. на Хлебной площади Пензы развернули было деятельность «первоклассный русский цирк» М. Н. Злобина, упоминавший в числе своих аттракционов собственный электро-биограф с ежедневной переменой картин, и «паноптикум и анатомический кабинет» Марии Гавриловны Злобиной. Отзывы о них были самые ругательные, а качества «биографа» не отмечались вовсе. «Прогорели» заведения в считанные дни. Кстати, зимний сезон 1909-1910 гг. стал неудачным и для постоянного гостя Пензы — цирка Альберта Сур, возможно, еще так и не оправившегося от тяжелого ущерба, нанесенного пожаром в феврале 1908 г.

«Модерн», вновь начавший работать с 6 сентября, также занял на зиму прежнее помещение (дом Ремер на ул. Московской). 20 октября открылся и электротеатр Троицкого. «Расстановка сил» и тактика работы со зрителем были прежними. Единственным «обновлением» стало то, что «Модерн» снова сменил хозяев: теперь им владели крестьянин Николай Иванович Ширяев и жена личного дворянина Анастасия Александровна Титова.

_________________________ 44

  

Читать далле
Подняться к началу

45-50

 

С этим периодом в деятельности «Модерна» связан забавный случай, описанный в хронике городской жизни «ПГВ» 5 января 1910 г.

«...Встречаю двух человек, — иронизировал корреспондент, —идущих один от другого шагах в шести, на спине и груди которых висят огромные картонные плакаты с крупными красными буквами: «Театр «Модерн» и проч. Ну, думаю, культура проникает в Пензу. Совсем как в Петербурге; там тоже так рекламируют, но только плакаты носят выше головы. Не успел я пройти несколько шагов, как к «плакатам» быстро подошел городовой и сказал: «Довольно вам гулять по городу, пойдем в участок». И «плакаты» грустно, но послушно двинулись за городовым...»

В начале нового, 1910 года «устоявшаяся» ситуация на пензенском кинорынке изменилась: в городе открылся еще один электротеатр, изначально ориентировавшийся на абсолютное лидерство. Еще в конце декабря 1909 г. Пензенская городская управа подала в СО ПГП отношение о рассмотрении проекта

«на приспособление принадлежащего городу дома на углу Московской и Нагорной (сейчас — Кураева) улиц в Пензе под устройство в нем кинематографа с постановкой в особом сарае керосинового двигателя».

Просители ссылались при этом на «нужды городского хозяйства». В деле (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 8598, л. 6) имеется прошение германского подданного Теодора Карловича Шольца, проживавшего в Пензе, в доме Якушева, о разрешении

«открыть в гор. Пензе на Московской улице в доме Городской управы бывший Ломбард эликто-театр, а равно установить нефтяной двигатель 12 сил и электрическое освещение. Открытие театра необходимо 28-го сего марта 1910 года».

В «ПГВ» № 19 от 24 января 1910 г., в отчете об очередном заседании Городской Думы, вопрос «об использовании помещений в городских зданиях на углу Московской и Нагорной улиц, освобожденных городским ломбардом» освещен следующим образом:

«Проектированное докладом назначение сказанных помещений — исключая нижних этажей — для электро-театра Дума одобрила с оговорками во 1-х, чтобы арендатор был обязан применить приспособления к устранению шума и колебания почвы при действии двигателя и во 2-х, чтобы в арендный договор входило условие о праве города на безвозмездное прекращение арендного пользования до срока в случае общего переустройства городских зданий на углу Московской и Нагорной улиц. По вопросу о сдаче помещения в аренду Дума, согласно заключению Управы, определила: сдать означенные помещения Т.К. Шольцу на 6 лет за плату по 2500 руб. в год, в счет которой арендатор при совершении договора должен внести в Управу 3000 руб. на покрытие затрат по укреплению и приспособлению сдаваемых помещений».

В этом же номере, в заметке «Еще кинематограф» ситуация обрисовывалась несколько иначе:

«Наш старый знакомый — г. Ленейс, бывший хозяин «Модерна», снял у города прежнее помещение ломбарда на Московской улице на шесть лет за высокую арендную плату 15000 рублей. Это выходит по две с половиной тысячи рублей в год! Г. Ленейс действует здесь в тесной компании с содержателем

_________________________ 45

колбасной Шольцем. В зрительном зале будет устроено, как говорят, около 400 мест...»

Очевидно, И. А. Ленейс был техническим руководителем и администратором нового предприятия, а Т. К. Шольц, известный и состоятельный пензенский торговец мясными изделиями, выступал в качестве патрона-финансиста. На подробном плане электротеатра (л. 8) среди основных и подсобных помещений указана и квартира И. А. Ленейса — служебное жилье. Однако в анонсе о предстоящем 19 апреля открытии кинематографа, получившего название «Рекорд» («ПГВ» № 85 от 18 апреля), был назван несколько иной состав его администрации — директор Т. К. Шольц, управляющий Фриц Лантревиц.

В «ПГВ» № 32 от 10 февраля упоминалось, что работы по отделке электротеатра Шольца и Ленейса идут полным ходом и открытие предполагается на масленицу. Остальные электротеатры Пензы работали в привычном режиме.

«В «Аванс» чаще заглядывают обитатели верхних районов города; у Троицкого больше собирается низовой, торговый и рабочий люд, купечество, мастеровые после трудового дня идут к своему приятелю Троицкому, который умеет поддерживать свою популярность вообще во всех кругах... Театр Троицкого, пожалуй, можно назвать демократическим»

(«ПГВ» № 36 от 14 февраля).

В базарные дни в театре Троицкого собирались посмотреть на диковинку и приезжие мужики: в деревню кинематограф заглядывал все еще крайне редко. Но прецеденты бывали, например:

«Один из кинематографов (странствующий) посетил и нашу станцию «Пачелма»... Сеанс состоялся 14 февраля»

(«ПГВ» № 41 от 20 февраля).

В марте по Пензе прошел слух о возможном открытии еще одного кинематографа, по счету пятого, в доме бывш. Медиоланских на углу Покровской и Пушкарской (сейчас — Калинина и Замойского) улиц. Однако намерение оставшихся неизвестными прожектеров так и не осуществилось.

Зато в намеченный срок 19 апреля открылся «Рекорд». В течение мая «Аванс» (16-го) и «Модерн» (23-го) перебрались в летние помещения: первый — в усадьбу Евграфова, второй — в здание депо Вольного Пожарного общества. Троицкий, по традиции, покинул город на летний сезон в начале марта.

Летние месяцы 1910 г. прошли для кинематографов в обычной работе, — за исключением исчезновения из газет рекламы «Модерна» после 20 июня. В июле город покинула труппа цирка братьев Никитиных, понесшая почти четырехтысячные убытки; управляющий цирком, жонглер Николай Акимович Никитин, заявил перед отъездом:

«Грабиловка ваша Пенза... верное место для крахов и больших дефицитов!»

(«ПГВ» № 151 от 16 июля).

Однако «кинематографисты» явно так не думали. 9 июля на имя губернатора было подано прошение от гражданина г. Сердоболя Выборгской губернии (27) Михаила Михайловича Смирнова (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 8963, л. 1) о разрешении «поставить в саду при Зимнем театре в г. Пензе электрический кинематограф», то есть «собственное разборное здание, приобретенное в

_________________________ 46

Вене, крыша и стены из брезента и собственная электрическая станция»(чертеж временного электротеатра фирмы «The American Bio Co» на 450 мест, приобретенного в Вене у фирмы «M. J. Elsinger & Söhne» прилагался). Располагаться театр Смирнова должен был на углу улицы Театральной Преображенского спуска,

 

«в расстояньях: от соседнего дома Николаевской в 6,66 и от каменного здания зимнего театра в 17,92 саж., и навес для нефтяного двигателя — от палатки кинематографа в 0,5 и от здания театра в 15,26 саж. Между домом Николаевской и предполагаемой к постройке палаткой существует проулок и каменная ограда усадьбы театра, а в сторону театра расположен сад...»(л. 14). 

Владельцу ставилось условие, 

«чтобы труба двигателя была устроена выше крыш окружающих зданий и деревьев, чтобы воздух нималейше не заражался зловонными газами от двигателя и таковой не причинял бы... беспокойства шумом и сотрясениями»(там же). 

В ходе обустройства нового электротеатра имел место и конфликт следующего рода: пензенский губернатор (И. Ф. Кошко, занимавший этот пост три с половиной года и покинувший город 26 сентября 1910 г.) своим постановлением по СО ПГП № 9 от 14 августа, отметив, что 

«...устройство кинематографа и электрическая установка Смирновым произведены без надлежащего разрешения и уже окончены»,

хотя и

«...по освидетельствовании установки надлежащими техниками, все найдено выполненным правильно и самое здание кинематографа устроено прочно и конструктивно...»,

разрешил сердобольскому предпринимателю открыть

«представление сеансов в театре-кинематографе, в чем и выдать просителю свидетельство под расписку, через Пензенское Городское Полицейское Управление, которому предписать за самовольное устройство театра-кинематографа и электрической установки привлечь Смирнова к ответственности по ст.ст. 65-67 Уст. о Наказаниях». 

В результате приговором городского судьи 3 участка города Пензы от 29 сентября, вошедшим в законную силу 18 октября, Смирнов был оштрафован на 25 руб., «с заменою при несостоятельности арестом на 5 дней». 

Дошло ли дело до ареста — неизвестно. 15 августа факт существования электротеатра Смирнова был отмечен прессой: 

«На Театральной улице, каждый вечер, собирается толпа любопытных, которые приходят посмотреть на вновь выстроенный в саду Зимнего театра новый электро-театр г. Смирнова... Фасад театра при электрическом освещении замечательно красив. В особенности хороши статуи, изображающие негра и негритянку, собирающих виноград...» 

(«ПГВ» № 174). 

Прогнозы местных острословов, что, мол, «Рекорд» теперь будет побит», вряд ли сбылись — какие сборы мог сделать кинематограф летнего типа за месяц до окончания сезона? Разве что критические. Вот выдержка из опубликованного в «ПГВ» № 176 от 18 августа письма анонимного ревнителя религиозной морали, касающаяся внешнего вида нового кинематографа: 

«При входе в него с улицы устроено подобие иконостаса: на 4-х колоннах во всю ширину этого строения (аршин 12-ть) утвержден резной деревянный щит, 

_________________________ 47

вышиною до 3-х аршин, украшенный резьбою, на котором, ближе к краям, написаны картины с изображением полуобнаженных женщин, окруженных купидонами (очень похожими на церковные изображения херувимов); наверху по углам прикреплены такие же купидоны, увенчано все это небольшой статуей полуобнаженной женщины (богини); как колонны, так и щит с резьбою и статуями по местам позолочены, посеребрены и окрашены голубовато-белою краской. Внутренний под навесом вход украшен такими же колоннами и резьбою с рельефными изображениями. 

Кинематограф находится от Преображенской церкви на расстоянии менее 30 сажен. Прихожане этой церкви, по словам местного священника, весьма опечалены тем, что в столь близком расстоянии от храма Божия устроено это увеселительное заведение... С другой стороны, фасад электро-театра, отлично симулирующий подобие иконостаса, приводит простой народ в смущение и недоумение... Были случаи, когда простые люди останавливались и молились на фасад, принимая его, вероятно, за вход в часовню. 

... Достаточно сравнить новую постройку с часовней у женского монастыря на Троицкой ул. — кощунственность подделки невольно бросается в глаза». 

Кстати, «моралистом» был отмечен и тот факт, что театр Смирнова 

«открыт на месте бывшей «Ливадии», против которой так возмущались когда-то люди, помнящие церковь (28)...» 

«Говорят, что театр в передней своей части выстроен в стиле рококо, — добавлялось далее. — За границей на каждом шагу такие театры... Но заграница нам не указ. За границей, говорят, иконы из судов и школ повынесли. У нас, слава Богу, этого еще нет. И поэтому соблазнять народ каким-то стилем рококо нет оснований...» 

Деятельность «The American Bio Co»(название фирмы-изготовителя оборудования автоматически перенеслось на само предприятие) отмечалась «ПГВ» и в середине сентября; автор заметки сообщал попутно: 

«Большинством посещающих наши электрические театры является учащаяся молодежь — средних и низших учебных заведений» 

(№ 197 от 14 сентября). 

22 сентября вновь открылся на «зимнем» месте «Аванс»; предварительно (25 августа) Цеге и Маринчев подали прошение о переустройстве электрической установки. 3 октября в газетах появилась реклама Троицкого. Не менявший ни местоположения, ни репертуарной политики «Рекорд» продолжал заметно выделяться на общем фоне. Тем временем готовился не особенно приятный сюрприз и для него. 

21 октября 1910 г. в «ПГВ» был опубликован анонс предстоящего в скором времени открытия в доме Якушева на углу Московской и Предтеченской (ныне Бакунина) улиц элегантного «Edison-theater’а» по образцу лучших столичных театров: аппаратура — новейшей конструкции, звуковые и световые эффекты, в программе — все последние новинки европейских и американских театров. 

_________________________ 48

049-dom-yakushevaДом Якушева с рекламной вывеской электротеатра «Эдисон» (1910-е гг.)

28 октября в новом кинематографе побывали первые рецензенты: 

«...Мы посетили вновь открытый иллюзион «Edison theater», помещающийся на углу Московской улицы в доме Якушова. Общее впечатление театр производит самое отрадное: все чистенько, хорошо убраноиобставлено, все на своем месте и в должном порядке; видно что умелая рука взялась за это дело и отлично знакома с этой областью искусства. Вообще театр устроен превосходно: большой подъем от пола дает возможность видеть всем, даже не знающие пределов дамские шляпы не мешают глядеть на картины. Экран вставлен в изящную раму и превосходно концентрирует свет от аппарата, отчего фигуры рельефны и совершенно не мелькают. В дополнение к световым эффектам в иных местах очень удачно прибавляются звуковые впечатления... Все это новинка... ни в одном из имею- щихся у нас иллюзионов этого нет... Театр находится на удачном месте, он с успехом может обслуживать потребности в развлечениях для нижней части города» 

(«ПГВ» № 233 от 31 октября). 

В дальнейшем название электротеатра было «русифицировано» как «Эдисон» («Эдиссон»); также его называли «иллюзионом братьев Якушевых (29)» («ПГВ» № 252 от 23 ноября 1910 г.). 

С зимним сезоном 1910-1911 гг. связано возникновение обратной дивертисменту формы совмещения кинопоказов с выступлениями актеров: теперь эстрадные представления дополняли программу электротеатра (30). Так, в начале января в «Модерне» (до начала 1911 г. не рекламировавшемся и не упоминавшемся) проходили гастроли чтеца-декламатора А. Н. Горецкого. (Между прочим, именно в «Модерне» 25-27 февраля 1909 г. выступал французский путешественник Рене Одэн, совершавший ради приза в 100 тыс. франков кругосветное путешествие без средств с 1 апреля 1908 г., рассчитывая окончить путь 1 апреля 1912 г.). 12 февраля «почин» подхватил «Рекорд», пригласивший «единственную русскую труппу лилипутов», выступавших с короткими комическими пьесами («Я умер», «Денщик подвел»). 

_________________________ 49 

«Эдисон» начало 1911 года отметил экспериментами с различными видами «звукового» кино. В «Модерне» в январе появился новый демонстратор картин, специально приглашенный московский электротехник А. М. Ветчинкин. А «Аванс», как сообщалось в «ПГВ» № 8 от 12 января, перешел в другие руки. Новая дирекция намеревалась придать программам образовательный характер, начав с бесплатных воскресных показов для учащихся — с часа до трех дня с групповым посещением по 200 человек. 13 января начала публиковаться и новая реклама «Аванса» (только хроника, видовые и научные картины). Имя преемника К. К. Цеге и Т. Д. Маринчева вскоре стало известно: 25 февраля «ПГВ» поместили на одной из страниц благодарность Григорию Васильевичу Олсуфьеву за демонстрацию картин 6 и 20 февраля ученицам Рукодельных классов Пензенской воскресной средней школы. Именно Г. В. Олсуфьев подавал впоследствии, 29 апреля, прошение об открытии на летний сезон электротеатра «Аванс». Дело Цеге явно попало в руки человека из той же передовой интеллигентской среды (энтомолог Григорий Васильевич Олсуфьев, член Русского, Парижского и Лондонского энтомологических обществ, долгое время входил в состав Пензенского Общества Любителей Естествознания), близкого по идеалам и стремлению сделать кинематограф орудием не наживы, а просвещения. 

4 февраля 1911 г. в «ПГВ» сообщалось о намерении Вспомогательного Общества приказчиков в Пензе весной начать постройку нового клуба на ул. Троицкой (молебен при закладке здания был отслужен 15 мая). С этого момента ведется отсчет истории дома (совр. № 39 по ул. Кирова), ставшего впоследствии одним из крупнейших киноцентров города. 

Весной этого же года прекратилась деятельность «пионера» пензенского стационарного кино: 

«18 апреля закрыл свои двери, и, кажется, навсегда электрический театр Троицкого, в котором Пенза увидела первый кинематограф с электрическим освещением. Новое для пензяков зрелище имело необыкновенный успех. Но далее Троицкий никаких улучшений у себя не производил и продолжал существовать своим старым репертуаром, в то время как в городе один за другим появлялись новые электрические театры: «Модерн», «Аванс», «Рекорд» и «Эдисон». Понятно, что публика изменила своему прежнему лю- бимцу и театр его стал пустовать. В настоящее время Троицкий ликвидирует свое когда-то богатое дело: была уже публикация, что помещение театра продается на снос(31). И когда театр будет снесен, то, наверное, многие из проходящих мимо того места, на котором он стоял, вспомнят о том, что в бывшем здесь когда-то театре они за сравнительно недорогую плату получали немалое удовольствие» 

(«ПГВ» № 93 от 21 апреля 1911 г.). 

Театр был снесен в конце апреля по решению Городской Думы, внявшей просьбам владельцев близлежащих домов и гостиницы «Континенталь», для которых крупное деревянное здание с огнеопасной «начинкой» было подобием дамоклова меча. 

_________________________ 50

 

Читать далле
Подняться к началу

51-56

 

 «Пожаробоязнь» в отношении кинематографов этой весной была высока как никогда — в свете трагедий на ст. Бологое под Санкт-Петербургом (32) и Абрантессе (Португалия), а также в симбирском кинематографе «Аполло». Так, собрание членов Городской Думы, прошедшее 3 мая, отклонило ходатайство предпринимателя Р. М. Оклера о продлении срока аренды участка городской земли на базаре под цирк. Основным аргументом, приводившимся возражающими, было устройство в цирке кинематографических сеансов, а следовательно, его пожарная небезопасность. Все электротеатры Пензы были осмотрены особой комиссией при губернском Техническо-Строительном отделе; участие в осмотре принимал и член Городской управы М. Д. Соколов. Пензенская проверка была «отзвуком» аналогичного мероприятия, проведенного в Москве по приказу градоначальника А. А. Андрианова. Уже упоминавшаяся выше статья А. Т. Полякова «О Пензенских кинематографах», посвященная в основном вопросам безопасности, сохранила и отдельные сведения о расположении городских электротеатров в зданиях и их планировке: «Аванс» и «Эдисон» находились во вторых этажах и сообщались с входом длинными одномаршевыми лестницами, «Рекорд» и «Модерн» — в первых, плохо приспособленных для экстренного выхода публики. 

Проверка окончилась благополучно и хотя администрации «Рекорда» еще пришлось давать заверения, что театр полностью безопасен, именно этот кинематограф публика посещала наиболее бойко. 3 мая было отмечено, что «Аванс», как обычно, перебирается в сад усадьбы Евграфова, а у Зимнего театра вновь сооружается кинематограф (33). 

На этот раз М. М. Смирнов развернул деятельность пораньше: указанная в его прошении о постановке кинематографа в саду между Зимним театром и канцелярией тюремной инспекции (усадьба Николаевской) дата открытия — 25 апреля. Открытие и на этот раз стоило предпринимателю финансовых потерь — командированный из Тамбова для осмотра театра старший механик управления округа Бутовский издержал в пути 57 руб., каковые и были взысканы со Смирнова полицейским управлением. Без сомнения, все это было компенсировано в дальнейшем, когда «The American Bio Co» составил основную конкуренцию «Рекорду», показывая 4 отделения картин против трех у «противника». Оружием в конкурентной борьбе стали и выступления эстрадных гастролеров, и «усиленная» программа, и большой экран (8х9 аршин, из них площадь четкой проекции — 7х8 аршин или 5х5,6 м), и даже возможность погулять по саду под музыку между сеансами. 

Открывший «Аванс» на летний сезон Г. В. Олсуфьев уточнял, что 

«...электро-театр устроен без всяких изменений против 1910 года, когда он принадлежал гг. Маринчеву и Цеге» 

(ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 9297, л. 1). 

Здесь же 

_________________________ 51 

приведено и наиболее полное описание летнего «Аванса», помещавшегося в каменном одноэтажном доме:

 

«Зрительный зал в 1-м этаже, вместимость его 350 человек, выходов из зрительного зала 2, из них на открытую веранду шириною 1,5 арш. — 2... Оконных проемов со ставнями 14. Аппаратная будка находится в отдельном каменном помещении, за каменной стеной и деревянной заделкой проема в стене. Вход в нее из машинного отделения. Потолок и стены обиты асбестом, пол деревянный — железом. Внутри будки имеется чан с водой. Станция в каменном помещении, рядом со зрительным залом, отделена от последнего каменной стеною...» (л. 6). 

Газеты отмечали, что в «Авансе» уютный сад, музыка, скамейки, клумбы, интересный кинематограф, имеется вентилятор, работающий в антрактах, недорогие билеты. Помощником у Олсуфьева работал один из близких друзей семьи Цеге, В. А. Соловьев. В рукописном еженедельнике для внутрисемейного чтения «Pro domo nostra» № 4 от 17 июля 1911 г. (несколько экземпляров этого уникального журнала, выпускавшегося семьей Цеге, сохранилось в личном собрании Д. Н. Димакова) Соловьев описывал несколько иную картину положения в электротеатре: 

«С хозяином у меня нелады — деньги очень плохо платит, делами по «Авансу» совсем не занимается, все приходится делать самому, до составления программ включительно. Дело падает все ниже и ниже...» 

Здесь же отмечалось, что вообще электрические театры в Пензе процветают и лучше всех работает Американский театр Смирнова. 

Очевидно, решив упорядочить практику демонстрации кинокартин в своих стенах, Народный театр, с 1911 г. переименованный в Драматический Кружок им. В. Г. Белинского (в связи с юбилейными торжествами имя Белинского получили также парк Верхнего гулянья и ул. Театральная), построил, наконец, собственный электротеатр. Ему посвященазаметка в «ПГВ» № 155 от 1 июля: 

«В этом электротеатре много мест для публики. Сидеть удобно и между рядами широкие проходы... Недостаток помещения электротеатра — это духота, но этот недостаток теперь во всех Пенз(енских) электротеатрах. Зато у них есть прелестные сады, где можно с удовольствием погулять перед началом представлений и во время антрактов; никакие самые роскошные фойэ не заменят в летнее время прелестей сада, в особенности такого, как у Драматического кружка имени В.Г. Белинского. 

...Картины ранее показывались на открытом воздухе и посетители театра Драматического кружка с ними знакомы...» 

По воле случая ни эта новостройка, ни «Аванс» не пострадали при пожаре, дотла уничтожившем театр Драматического Кружка в ночь на 2 июля. В. А. Соловьев вспоминал: 

«Когда горел Народный, у меня еще шло отделение. Вдруг в будку вбегает Митя Евграфов: «Народный горит». Я посмотрел в окошечко: все небо в огне, а у меня больше половины зала публики. Я сейчас же велел открыть окна в зрительном зале со стороны Народного, публика увидела. Я дал свет в зал, и все потихоньку вышли. Остановили машину и начали кругом поливать, благо в «Авансе» есть хороший пожарный насос, благодаря кото- 

_________________________ 52

053-PDK-cinemaКинематограф Пензенского Драматического Кружка (1910-е гг.) 

рому и затушили несколько раз загоравшиеся стружки во дворе у Евграфова. Загорелась даже у меня крыша на сарае, и если бы не находчивость... томытеперь были бы нищими в прямом смысле этого слова... Головни летели до собора, и одна из них упала между гнилых досок крыши нашего сарая, отчего и загорелось сразу... Слухов, конечно, породил пожар о себе массу и по обыкновению самых разнообразных и противоречивых»

(«Pro domo nostra» №4 от 17 июля 1911 г.).

Дела у уцелевшего электротеатра Драмкружка в дальнейшем шли вроде бы неплохо, однако прибыли он в тот год не принес — скорее, наоборот.

Конкуренция конкуренцией, а об общественном благе электротеатры пеклись достаточно единодушно. Например: 

«...22 сего июля в кинематографах «Аванс», «Рекорд», Американском и Драматического кружка имени В. Г. Белинского имеют быть денные и вечерние сеансы с выдающейся интересной программой, сбор с которых поступит в пользу Пенз(енского) Губ(ернского) попечит(ельства) детских приютов» 

(«ПГВ» № 176 от 22 июля). 

Благотворительность, конечно, была одной из завуалированных форм местного налога, но никаких нареканий со стороны владельцев кинематографов не следовало: во-первых, собранные деньги отправлялись точно по назначению, а во-вторых, подобные акции были косвенной проверкой на «благонамеренность» (34). 

Демонстрация картин, навевающих «красивые мечты», перемежалась также деяниями более полезными. Например, на одном из заседаний Медицинского общества совместно с членами-учредителями Пензенского отдела Всероссийской Лиги для борьбы с туберкулезом было принято решение провести 14 августа в здании кинематографа Драматического Кружка лекцию о туберкулезе, сопровождаемую специально выписанными для этого картинами, с минимальной входной платой, так как основной задачей лекции была популяризация идей Лиги. В качестве лектора выступил доктор Н. П. Данилов. 

Еще один пример научно-популярной «пропаганды»: 22 августа дирекция электротеатра «Аванс» составила и продемонстрировала специально для 

_________________________ 53

приехавших на осмотр сельскохозяйственной выставки пензенских хуторян кинопрограмму из 4 больших отделений (12 картин с пространным объяснением дирекции). Под непосредственные «эх» и т.п. крестьяне, большинство из которых впервые увидели «живые фотографии», просмотрели фильмы на сельскохозяйственную тему («Обработка хлеба во Франции», «Обработка земли и хозяйство в Тунисе», «Ловля диких пчел» и др.). Когда же в завершение программы были показаны две хроникальные картины — «Смотр гимнастики в Высочайшем присутствии» и «Высочайший выход после завтрака в Ливадии», — крестьяне, узнав, что 

«на экране они увидят Государя... просили, чтобы музыка в это время проиграла «Боже, Царя храни» и им позволили прокричать «ура» 

(«ПГВ» № 207 от 28 августа).

Что и было исполнено с большим энтузиазмом, явно «подогретым» тем, что на сеансе присутствовали начальник губернии с семьей, а также непременные члены, агрономы землеустроительных комиссий и другие официальные лица.

7 сентября последний раз был косвенно упомянут «Американский электротеатр» — летний сезон закончился. «Аванс» начал работу в зимнем помещении с 4 октября. «Рекорд» продолжал работать по-старому. «Эдисон», пока не располагавший летним помещением, летом прекращал деятельность, возобновив ее осенью (первая реклама была опубликована 8 октября). Этой же осенью (еще одна примета устоявшегося положения на рынке) наблюдалась унификация цен в кинематографах города, вероятно, имевшая основой соглашение либо естественную нивелировку: так, «Рекорд» отмечал в рекламе («ПГВ» № 264 от 3 ноября 1911 г.), что цены местам обыкновенные, т.е. одинаковые с другими электротеатрами. 

Между тем ветеран «Модерн», подобно сверстнику-конкуренту — театру Троицкого, — тихо и незаметно исчез с пензенской «киноарены». Имеются сведения о том, что владельцем его в августе 1911 года был сын статского советника Н. Н. Державина Владимир Николаевич Державин, однако рекламы «Модерна» ни летом, ни осенью в газетах не публиковалось. Высоты местного кинорынка прочно захватили стационарные электротеатры нового типа, не оставлявшие «старикам» шансов конкурировать на равных. 

Новые «лидеры» все активнее участвовали в общественной жизни города. 

Например, 22 декабря в «ПГВ» был упомянут факт аренды администрацией «Аванса» места под устройство катка на территории Драматического Кружка им. В.Г. Белинского сроком на три сезона.

На 26 декабря 1911 г. намечалось открытие нового здания собрания (клуба) Вспомогательного общества торгово-промышленных служащих (до 1915 г. собрание ВОТПС называлось также Новым театром). В январе следующего года в нем уже давались спектакли силами любителей драматического искусства под режиссерством В. Ф. Мейергольд, а 10-11 января и 11-12 февраля по приглашению лекционной комиссии Драматического Кружка им. В.Г. Белинского в зале собрания выступили с лекциями на темы русской и зарубежной литературы П. С. Коган и Ю. И. Айхенвальд. Сам Драматический Кружок, под- 

_________________________ 54 

055-kinobiletОбразец кинобилета, утвержденный в 1908 г.ведя финансовые итоги 1911 года, обнаружил,что собственный кинематограф принес только убыток в 1771 руб. 18 коп. («ПГВ» № 4 от 5 января 1912 г.). 

В этом же номере сообщалось об открытии в г. Кузнецке Саратовской губернии народного дома имени Императора Александра II, построенного местным драматическим кружком (2-этажное здание, имевшее зрительный зал на 1020 человек) (35). Кроме спектаклей, в народном доме предполагалось и устройство сеансов кинематографа. 

1911 год стал также заметной вехой в истории кинофикации города Саранска (входившего в состав Пензенской губернии до 1928 г.). Кинематограф появлялся в крупном уездном центре и ранее, но о его стационарных формах не упоминалось. В ГАПО хранятся дела, заведенные СО ПГП по прошениям саранских предпринимателей, братьев Карла Густавовича и Владимира Густавовича Фишеров, намеревавшихся содержать электротеатр. 8 марта 1911 г. в СО рассматривался чертеж кинематографа, предполагавшегося к открытию в усадьбе Ивана Ивановича Сыромятникова на Садовой улице Саранска, 24 марта — еще один проект устройства кинематографа в каменном доме мещанки Анны Ивановны Каменщиковой на Базарной площади (у оврага, рядом с ул. Сиротской). Этот проект был рассчитан на зимнее функционирование электротеатра, готового к открытию в октябре 1911 г., когда и был произведен его осмотр младшим архитектором СО ПГП Яковлевым (д. 9290). Указана и вместимость помещения: 150 человек в зале и 80в фойе. Кинематограф в доме Сыромятникова был летним; его постройка на участке сада на углах улиц Садовой и 2-й Успенской и Успенской площади проводилась весной, открытие предполагалось 12 апреля. Осмотр здания проводил младший инженер СО ПГП Бенфельдт 3 мая 1911 г. (д. 9322). И Яковлев, и Бенфельдт взыскали с владельцев по 18 рублей 5 копеек, но в первом случае Фишеры поделили расходы с купцом Овечкиным, чья электрическая установка была осмотрена попутно. 

В январе 1912 г. еще один житель Саранска, личный почетный гражданин Михаил Алексеевич Критский ходатайствовал о разрешении ему открыть в собственном доме на 2-й Покровской улице электротеатр, однако в апреле, «в виду изменившихся обстоятельств в материальном отношении», передумал. А заведение братьев Фишеров тогда же удостоилось «рекламы» на всю губернию. В заметке «Не следует ли и о публике позаботиться?» («ПГВ» № 16 от 18 января) 

_________________________ 55 

житель Саранска Н.И. Е-ин писал: 

«У нас есть один электро-театр. За совершенным отсутствием каких бы то ни было других мест увеселения в городе, публика, разумеется, вся стремится в него». Выручка у владельцев, естественно, на славу, а уважения к зрителям никакого. Например, «в праздничные дни, когда обыкновенно публики стекается вдвое больше... чем в будни, антракты у нас «упраздняются» (не считаясь с 2-3 секундными перерывами), пояснительные тексты к картинам проходят перед глазами удивленных зрителей моментально, так что иногда и хорошо грамотному человеку трудно прочесть..; билеты для входа в фойе выдаются В НЕОГРАНИЧЕННОМ КОЛИЧЕСТВЕ И НЕСООБРАЗНО С ВМЕСТИМОСТЬЮ ЕГО, отчего 60 человек сидят, а другая половина стоит, давя и стесняя друг друга». 

(Вспомним: вместимость фойе по проекту — 80 человек, а отнюдь не 120). Мириться с существующим положением — по его мнению, оскорбительным и нетерпимым «помыканием» публикой — автор не собирался, требуя через газету, чтобы этому был «положен конец и немедленно!» 

Интересно, что с осени 1911 г. в местной печати все чаще стали мелькать публикации-перепечатки из российских и зарубежных СМИ, касающиеся новостей из мира кино. А вот факт, напрямую касающийся Пензы: 

«В конце истекшего 1911 года нашими пензяками бр. Е. и Н. Косматовыми найден способ демонстрирования картин при дневном свете, а также и при полном вечернем освещении зрительного зала... Привилегия на этот способ уже заявлена Департаменту Промышленности и получено от него охранительное свидетельство за № 50,819» 

(«ПГВ» № 55 от 29 февраля). 

Кстати, именно с февраля 1912 г. начался трудовой стаж самого известного из братьев КосматовыхЛеонида, будущего преподавателя операторского факультета ВГИКа, профессора, известнейшего кинооператора, заслуженного деятеля искусств РСФСР. В его личном листке по учету кадров (ПГКМ, 10988/3) указано: 

«1912/II — 1917/IV. Электромонтер и киномеханик. Работа по временному найму у частных лиц, губ. земства и пр.». 

Впоследствии Леонид Васильевич вспоминал: 

«Учась в старшем классе начального городского училища, я параллельно работал «мальчиком», учеником в кино-будке одного из кинотеатров Пензы» 

(ПГКМ, 10988/40, рукопись статьи «Кино в деревню»). 

В других воспоминаниях Косматова тогдашнее место работы указано точнее: 

«Уже тогда я работал помощником киномеханика в кинотеатре «Эдисон» 

(«Мои «старты» в искусстве» / «Жизнь в кино. Ветераны о себе и своих товарищах». — М., 1971. — С. 217). 

Стабильная работа электротеатров уже привычно прерывалась только периодами весеннего запрета и переездами перед открытием нового сезона. Тем не менее «Рекорд» весной 1912 г. наконец-то «взял отпуск», и в его фойе в марте открылся цветочный и семенной магазин саратовского торговца И. В. Восынина. 

В апреле решил отдохнуть и «Эдисон». 21 апреля Драматический Кружок им. В. Г. Белинского испрашивал разрешение на открытие своего «счастливого» кинематографа, а 29 апреля начало функционировать и восстановленное здание самого Народного театра. 6 мая на прежнем летнем месте открылся 

_________________________ 56

 

Читать далле
Подняться к началу

 

57-62

  

«Аванс», уже с 22 мая обещавший показ громадной монопольной картины «Оборона Севастополя» (в связи с чем дирекция «слегка» увеличила входную плату). 22 мая в саду при Зимнем театре открылся в третий и последний раз Американский электротеатр, несколько переустроенный: проекционная будка была вынесена наружу, устроены несколько лож, места по категориям были разделены железной решеткой и имели самостоятельные входы и выходы («ПГВ» №125 от 22 мая), от электротеатра до обрыва над Преображенской церковью был устроен деревянный тротуар. 

19 мая в печати упоминалась ситуация, сложившаяся в связи с намерением предпринимателей Масловой и Басманова устроить электротеатр с нефтяным двигателем в арендованном ими здании Вольного Пожарного общества. Городская Дума обратила внимание на близкое соседство только недавно восстановленного на субсидию в 10000 руб. театра Драматического Кружка, электротеатра «Аванс» и предполагаемого нового кинематографа. Для решения по этому делу, а также упорядочения эксплуатации всех городских нефтяных двигателей была создана комиссия под председательством Габленца, состоящая из гласных Архипова, Сергеева, Терентьева и Микулина («ПГВ» № 122 от 19 мая). В результате установка электрического двигателя, о которой ходатайствовали предприниматели — крестьяне с. Святого Моршанского уезда Тамбовской губернии Николай Ксенофонтович и Наталья Сидоровна Масловы и пензенский мещанин Илья Петрович Басманов, — была признана невозможной, и электротеатр под названием «Ампир» так и не был открыт. 

Заметка, опубликованная в разделе «Зрелища» «ПГВ» № 177 от 15 июля, констатировала, что «в последнее время» все пензенские кинематографические театры значительно понизили цены на места и ложи. Похоже, что летний сезон был не из особенно удачных. Чаще других замечалась прессой деятельность Американского электротеатра, покинувшего Пензу 18 сентября, — например, проводимые им «детские утра» (во время второго из таких мероприятий в антракте был запущен бумажный воздушный шар с картонными комедиантами («ПГВ» № 199 от 9 августа) или очередное усовершенствование проектора. Зато кинематограф Драматического Кружка то и дело попадал под обстрел критики. Некий обыватель Иванов, жалуясь на старый аппарат, истрепанные и некомплектные ленты, скучный и виденный-перевиденный репертуар («ПГВ» № 213 от 24 августа), просил даже старшин Кружка договориться в следующем сезоне с какой-нибудь фирмой о поставке хороших новых картин. Поддерживали реноме театра только постановки в помещении кинематографа спектаклей-миниатюр в исполнении молодых артистов. 

1 сентября открылся «Эдисон», ставший в течение зимнего сезона 1912-1913 гг. лидером пензенской киносети — до середины февраля 1913 г. его реклама почти единолично царила на газетных страницах. В театре было отремонтировано и заново отделано фойе, приглашен для иллюстрации (озвучания) картин салонный оркестр, установлены прочные контакты с поставщиками картин. По-прежнему разнообразными оставались формы работы 

_________________________ 57 

«Эдисона» с публикой — так, 13 ноября состоялся сеанс для выпускников учебной команды 178-го пехотного Венденского полка. В октябре в газетах появилась репертуарная реклама «Аванса». В дальнейшем деятельность последнего пришла в упадок, поскольку и его реклама, и упоминания о нем в прессе практически отсутствовали. Логично предположить, что его содержателям (Олсуфьеву и Соловьеву), располагавшим только доходами от деятельности электротеатра, после малоудачного сезона не хватило средств на поддержание деятельности предприятия. 

Начало 1913 г. было отмечено практически монопольной рекламой «Эдисона»; «Рекорд» заявил о себе только с 16 февраля, опубликовав большой анонс предстоящего показа юбилейной картины «Трехсотлетие Царствующего Дома Романовых» (16-19 февраля) по повышенным ценам. «Эдисон» выпустил ту же новинку на экран 14-21 февраля. Факт «преемственности» показа «Трехсотлетия...» (по утверждению дирекции «Эдисона», приобретенной ею у фирмы Патэ в монопольное пользование) в двух различных электротеатрах свидетельствует, по крайней мере, об их достаточно тесных деловых отношениях. 

Количественный рост стационарных и передвижных киноточек в уездах губернии также продолжался. Двадцать седьмым октября 1912 г. датировано поданное в СО ПГП прошение мещанина г. Алатыря Симбирской губернии Петра Степановича Ивакина, ходатайствовавшего об открытии кинематографа в арендуемом им у крестьянина Павла Федоровича Петрушина доме на улице Московской в г. Краснослободске. Разрешение было выдано после осмотра помещения главным механиком Тамбовского почтово-телеграфного округа, коллежским асессором Дегтевым и младшим инженером СО ПГП Бенфельдтом (36) (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 9688). Самым кинофицированным из уездных центров Пензенской губернии оставался Саранск: в июне 1913 г. СО ПГП расматривало дело об устройстве электрического освещения в летнем театре, театре-кинематографе и Пушкинском саду на углу Успенской площади и Трехсвятской улицы Саранска, а весной 1914 года был построен городской театр-кинематограф г. Саранска, осмотренный по прошению Саранской городской управы 25 мая 1914 г. (д. 9993). В начале 1913 года мещане г. Саранска Степан Васильевич Белочкин и Михаил Ильич Иванин ходатайствовали об открытии с 1 февраля 1913 г. передвижного «кинематографического театра» с целью гастролировать по городам и селам (д. 9979). 

Пензенские законодательные органы довольно оперативно отреагировали на складывающуюся ситуацию. В официальной части «ПГВ» № 54 от 27 февраля 

_________________________ 58

1913 г. было опубликовано «Обязательное постановление Пензенского Губернского Земского Собрания от 13 января 1913 г., изданное г. и. д. Губернатора на осн. ст. III Положения о губернских и уездных земских учреждениях... по устройству и содержанию театров-кинематографов в сельских местностях Пензенской губернии», определявшее порядок постройки и эксплуатации данных заведений с примечанием, что правила эти не распространяются на театры-кинематографы, демонстрирующие картины на открытом воздухе, вне помещений. 

В апреле были подведены и опубликованы финансовые итоги сезона 1912 года для зрелищных предприятий («ПГВ» № 86 от 1 апреля 1913 г.). Согласно подсчетам, всего жители Пензы потратили на развлечения 150 тысяч рублей: сборы в Зимнем театре дали около 18000, в Новом театре 20000, в летнем театре Драматического Кружка с кинематографом33700, четыре кинематографических театра в совокупности собрали 45 тысяч рублей. Останавливаться на достигнутом электротеатры явно не собирались: например, кинематограф Драматического Кружка начал свою работу в этом сезоне с трехдневного (1-3 мая) показа картины «Камо грядеши» производства итальянской фирмы «Чинес», купленной у фирмы «А. Ханжонков и Ко». Цены местам, «ввиду больших затрат на приобретение картины», разумеется, были «несколько» повышены. Несмотря на столь щедрый подарок «своим» зрителям, прошлогодние нарекания возобновились: у электротеатра даже появился постоянный критик, подписывавшийся «Свой». Впрочем, отмечались и отдельные заслуги театра, вернее, снабжавшей его московской кинопрокатной конторы — так, лента «Московские торжества», снятая 25 мая, в тот же день была выслана в Пензу, доселе не видавшую столь «свежей» хроники. 

4 мая в «ПГВ» сообщалось, что сад при доме Евграфова, несколько сезонов снимавшийся «Авансом», теперь снят для своего электротеатра г. Якушевым. Семнадцатым мая датировано прошение в СО ПГП о разрешении открыть на летний сезон в помещении бывшего электротеатра «Аванс» в доме Евграфова на Садовой улице электротеатр «Эдисон». Уполномоченным дирекции «Эдисона», подававшим прошение, был Виктор Максимилианович Лунин, подписи на актах поставлены содержателем электротеатра Виктором Александровичем Якушевым (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 9989). Открытие летнего «Эдисона» (260 мест и одна ложа) намечалось19 мая в 6 часов вечера. 

Благотворительность по-прежнему составляла обязательную часть деятельности кинопредприятий: на День военного воздушного флота России, впервые отмечавшийся 6 мая 1913 года, электротеатры отчислили половину сбора за этот день — «Эдисон» 11 руб., «Рекорд» 55 руб. 75 коп. и кинематограф Драматического Кружка 126 руб. 21 коп. Словно в компенсацию за скудную лепту в дело укрепления воздушных сил, «Эдисон» в День белого цветка (37) (20 мая) пожертвовал весь сбор в пользу Пензенского отделения Лиги по борьбе с туберкулезом. 

_________________________ 59

060-zimniy-teatrЗдание городского (Зимнего) театра. Снимок начала XX dtrf  

И снова в ситуации на пензенскомкинорынке наметились перемены. В «ПГВ» № 179 от 11 июля была опубликована заметка «Переделка Зимнего театра»: 

«Пензенский Зимний театр наследников Вышеславцевых, говорят, перешел в единоличную собственность одного из сонаследников, который перестраивает театр для кинематографа. На капитальный ремонт здания предполагается затратить до 20-ти тысяч рублей. Работами руководит инженер П. А. Бенфельд. В зрительном зале уничтожается вся галерея, боковые верхние и часть нижних лож и балкон бельэтажа. Сцена и фойе капитально переделываются, возобновляется крыша здания со стропилами и наружные стены театра примут совершенно иной вид. 

Внутренность здания предполагается отделать шикарно, установить собственную электрическую машину для освещения и электрического театра с постановкою в зале новейшей конструкции электрических вентиляторов для освежения воздуха. Будет улучшена система отопления и увеличены запасные выходные двери. Начатый ремонт предполагается закончить к осени. 

Эксплуатация кинематографа с театром миниатюр явится солидным конкурентом всем остальным электрическим театрам и если действительно даст что-нибудь солидное, то без сомнения привлечет публику». 

Пензенскую публику это сообщение не просто привлекло, а, скорее, поразило. Зимний театр Вышеславцева был символом театральной истории города. Сколько протестов в свое время вызвало решение городских властей о переименовании в 1911 году улицы Театральной (сейчас — начало ул. Кирова), получившей название от располагавшегося на ней театра, в улицу Белинского! Опубликованная в «ПГВ» 6 августа ностальгическая статья «Память уходящему» за подписью К.Б. свидетельствовала:

«...В сущности, с этим зданием связано... все театральное прошлое нашего города, ему мы все, пензяки, много обязаны своим общим театральным развитием...». 

Однако даже такие, как автор статьи, защитники старого театра честно признавали, что здание это, построенное еще в Александровскую эпоху, многократно ремонтировавшееся и подновлявшееся, «для теперешней публики... просто дрянная развалина, которую давно пора снести». Капитальный ремонт и переоборудование давали зданию шанс выжить, поскольку после постройки Народного дома 

_________________________ 60 

имени Императора Александра II (строительство которого велось с февраля 1911 г. по август 1916 г. на углу улиц Московской и Предтеченской) старый театр наверняка был бы заброшен и рано или поздно снесен. (Забегая вперед — переоборудование подарило театру еще около десяти лет нормальной деятельности). 

Дело СО ПГП о перестройке Зимнего театра (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 9997) открывается датированным 19 июля прошением доверенного Николая Петровича Вышеславцева Якова Яковлевича Димара-Симановича о разрешении переустройства принадлежащего Вышеславцеву каменного здания на ул. Белинского под электротеатр. И владелец здания, и его доверенный были дворянами (причем Димара-Симанович — потомственным), оба проживали в Москве. Перечень предполагавшихся переделок, кроме уже упомянутых выше, включал также устройство по фасаду за лицевой каменной стеной аппаратной будки из пустотелого и армированного бетона, опирающейся на железные балки и кронштейны. Балки, пропущенные сквозь фасадную стену, служили опорой и аппаратной, и внутренним новопостроенным 1-му ярусу зрительских мест и лестничным площадкам. На главном фасаде устраивалось 4 новых выхода; городская управа настаивала на попутном уничтожении двух наружных крылец театра, мешающих свободному движению по тротуару (л. 5). 

27 июля «ПГВ» еще раз «проинспектировали» стоимость пензенских развлечений за период с 1 января 1913 г. Вот цифры по кинематографам: кинематограф Драматического Кружка4400 руб., «Эдисон»6024 руб. 25 коп., «Рекорд»5478 руб. 05 коп., «Аванс»2538 руб. 50 коп. Дела последнего, как и следовало ожидать, шли неважно. 

Была отмечена прессой и установившаяся в кинематографе Драматического Кружка традиция 22 июля, в день тезоименитства императрицы Марии Федоровны, покровительницы детских приютов, проводить бесплатные сеансы для приютских детей г. Пензы и воспитанниц Пайгармского Параскево-Вознесенского женского монастыря («ПГВ» № 200 от 2 августа). В этот раз дирекция сначала провела сеанс по обычной программе, но потом подобрала специальные детские картины и повторила сеанс, пригласив на него начальника губернии, камергера двора Его Величества А. П. Лилиенфельд-Тоаля с супругой и детьми. Кстати, этот кинематограф еще раз подводил итоги своей деятельности в отчете ДК за период с 1 октября 1912 г. по 1 октября 1913 г. («ПГВ» №39 от 11 февраля 1914 г.): работа в нем велась с 16 апреля по 1 сентября 1913 г. с демонстрацией миниатюр в антрактах (в дни, свободные от спектаклей), общий валовой сбор составил 8638 руб. 78 коп., чистая прибыль — 2158 руб. 96 коп. 

В августе 1913 г. правление Лунино-Трубетчинского пожарного общества ходатайствовало об открытии в доме общества в с. Лунино синематографических сеансов с помощью собственного аппарата системы Эльже-Рефлекс с эфирно-кислородным освещением; из подсобного оборудования упоминался только цинковый ящик для хранения лент. По этому поводу уездный исправ- 

_________________________ 61 

ник запросил в СО ПГП экземпляр Правил по устройству и содержанию кинематографов (утвержденных МВД России 12/13 мая 1911 г.), ссылаясь на то, что высланный ему ранее экземпляр так и не был получен (д. 9978). 

Заметным шагом к повсеместному распространению кинематографа и проникновению его в самые различные сферы общественной жизни стало появление в 1913 г. на российском рынке ручного кинопроектора «Кок» фирмы «Братья Патэ». В опубликованной в «ПГВ» 15 августа статье «Новая роль кинематографа» приводилось первое подробное описание его демонстрации приехавшим в Пензу г. Орловским (38) (кстати, предполагавшим делать киноснимки с достопримечательностей пензенской жизни, а также деятельности опытных полей и сельхозугодий). Аппарат, предназначенный для показа фильмов в малых помещениях, весил 28 фунтов, имел собственный источник электрического тока в 3,5 В и стоил 270 руб. В комплект входили также экран стоимостью 27 руб. и три 20-25-метровые картины на негорючей пленке общей стоимостью 80-100 руб. В дальнейшем (после приобретения) вступало в силу соглашение о неограниченном отпуске владельцу для проката лент производства фирмы за 6% стоимости картины в неделю. 

«...Имея таковой аппарат, — говорилось в одном из более поздних объявлений о продаже «Кока», — возможно оборудовать небольшой кинематограф; электрической станции не требуется. Можно показывать картины без особых приспособлений дома, на даче, в школах, лазаретах, клубах и т.п.» 

(«Наш путь» №80 от 12 апреля 1918 г.).

Упоминал об этом аппарате и Л. В. Косматов в статье «Кино в деревню»: 

«Кроме того, по поручению своего брата Николая [я] иногда выезжал с передвижным кинопроектором «Кок» (французского производства, фирмы «Патэ») в «Училище Садоводства», на квартиры купцов, местных дворян и богатых интеллигентов. Этот киноаппарат и фильмы к нему не принадлежали нам. Все это присылали нам из Москвы от представительства фирмы Патэ для рекламы и пропаганды их продукции, что, конечно, было соответственно оформлено в нотариальной конторе по всем строгостям тогдашних законов!» 

Новинка быстро завоевала популярность (39). В частности, 23 сентября того же года житель Краснослободска Иван Васильевич Григорьев, «имея желание устроить для развлечения жителей г. Краснослободска кинематограф», испрашивал в СО ПГП разрешение «устроить таковой посредством нового безопасного аппарата ручной системы «Кок» бр. Патэ с незагорающимися лентами и без всяких двигателей» (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 10010). Кинематограф Григорьева, устроенный в выходящем фасадом на ул. Московскую флигеле усадьбы, принадлежавшей жене коллежского асессора Викентии Ивановне 

_________________________ 62 

 

Читать далле
Подняться к началу
 

63-68

 

Левшиновской (угол Московской и Пензенской улиц), мог быть открыт без особых хлопот, поскольку, по отзыву, полученному СО ПГП из Тамбовского почтово-телеграфного округа, для устройств, не имевших оборудования электричеством, осмотр электротехником был не обязателен.

17 августа, накануне открытия зимнего сезона 1913-1914 гг., «ПГВ» сообщали: 

«Как слышно, сеансы кинематографа театра «Эдиссон» продолжатся в летнем помещении лишь по двадцать пятого августа включительно. Первого же сентября владелица театра «Эдиссон» Л. И. Самсони-Тодорова откроет зимний сезон в прежнем помещении на Предтеченской улице в доме Якушевых». 

В указанный срок «Эдисон» и открылся. В качестве музыканта-иллюстратора, сопровождающего демонстрацию картин, был впервые упомянут «свободный художник» С. Г. Грасгоф, игравший в «Эдисоне» и в летний сезон, а начало сезона было отмечено показом нашумевшей незадолго до этого в Москве картины «Гибель Помпеи» фабрики «Амброзио» — по повышенным ценам. 

Автор заметки «Кинемо»-сезон» в «ПГВ» № 240 от 14 сентября констатировал: 

«С окончанием спектаклей летнего театра остались в действии кинематографы. Сентябрь — это их сезон по преимуществу, когда публика ограничивает свои театральные требования созерцанием «немых» сцен. «Кинемо»-сезон» — показатель той постановки дела, которой будут придерживаться антрепренеры фильм в течение зимы». 

Неологизм «кинемо» был использован и в названии нового электротеатра, открытие которого предполагалось 10 октября. Однако осмотр помещения был произведен только 13 октября (д. 9997, л. 35); составителем отчета была отмечена вместимость нового зала (618 человек), фойе (200 человек) и гостиной (32 человека), — итого около 850 человек могли находиться в здании одновременно, располагая 7 выходами на улицу). 

Тем временем сама подготовка события уже давала массу информации. В «ПГВ» № 244 от 19 сентября в заметке «Новый кинематографический театр» отмечались детали внутреннего обустройства: два аппарата Патэ со всеми принадлежностями (уже принятая на вооружение крупными столичными электротеатрами двухаппаратная система давала возможность демонстрировать продолжительные фильмы без перерывов), экран 8х10 аршин (по примеру единственного большого московского кинематографического театра 

«Вулкан»), стиль оформления — ампир, в фойе должен был играть струнный оркестр из Москвы, а у экрана — пиано-гармониум. Сцена театра была сохранена для устройства благотворительных спектаклей, концертов, балов (при осмотре сцены в ноябре была дана рекомендация не использовать ее для постоянных представлений и не менять декорации). Владельцем предприятия назывался Я. Я. Димара-Симанович, владелец Русского кустарного склада в Москве, а уполномоченным и пайщиком дела — Сергей Дмитриевич Бару. В № 258 от 4 октября стиль оформления был назван другой — модерн, и упомянуты художники-оформители, братья Н. и А. Нечунеевы, а также предполагаемая дата открытия — 5 октября. Однако «за недостатком рабочих рук» «Кинемо» открылся только 17 октября. 

_________________________ 63 

Отзывы в прессе были благожелательными: 

«Внутренняя отделка нового электро-театра — нарядна. Фойе убрано растениями, освещено люстрами. Здесь собирается публика, пришедшая во время представления, в ожидании начала картины. Сюда же стекаются и из зрительного зала в антрактах. Чайный буфет, приютившийся в углу, привлекает много посетителей. К фойе прилегает гостиная, обставленная мягкой мебелью — уютный уголок, где можно с удовольствием посидеть. Внутреннее содержание театра сосредоточено в зрительном зале. Большой по размерам экран скрыт за раздвижным занавесом» 

(«ПГВ» № 280 от 27 октября). 

Была отмечена также «старательная» постановка демонстрации картин и цены на билеты — от 30 до 75 копеек. 27 октября администрация нового электротеатра, следуя уже сложившейся в городе практике, устроила показ детских картин для воспитанников Александринского, Ольгинского и других приютов Пензы. Во время демонстрации оркестр играл «сочинения, понятные детям», дирекция угощала маленьких зрителей (а их, кстати, было около 300) лакомствами, и, естественно, на маленьком празднике присутствовал губернатор со своим семейством. 

Новый конкурент заставил погромче заявлять о себе остальные электротеатры: так, в «ПГВ» № 292 от 8 ноября появилась заметка «Театр «Рекорд». 

«Занимая выгодное положение в центре движения по Московской ул., — говорилось в ней, —театр Шольца уже четвертый год успешно конкурирует со своими многочисленными соперниками. Он одинаково работает и зимой и летом, имея среди любителей кинематографа немало постоянных посетителей». 

В «Рекорд», по утверждению автора, шли и те, кто «стеснялся» чересчур богато отделанных помещений — здесь они чувствовали себя свободнее. 17 ноября отмечалось, что «Рекорд» в последнее время стал показывать большие картины (до 3 тыс. м), продолжительностью во весь сеанс. В дальнейшем электротеатр стал публиковать и рекламу, а 25 ноября попал в уголовную хронику — из его кассы было похищено 30 руб. выручки. 

С наступлением морозов дирекция «Кинемо» открыла в саду при театре каток. 

По старой, сложившейся десятилетиями традиции люди тянулись и в переоборудованный Зимний театр. Например, сеанс для учащихся 19 ноября, соединенный с эстрадным представлением (в котором участвовали певец Бонцев, дрессировщица собачек Арманс, сказитель былин Добролюбов), проходил в присутствии директора 1-й мужской гимназии Н. А. Беляева, директора реального училища Г. Г. Ягдфельда, начальницы 2-й женской гимназии В. В. Беляевой и др. В конце ноября на показах картины «Покорение Кавказа» побывали губернский предводитель дворянства В. Д. Бибиков, многие высшие военные чины и рядовой состав воинских частей. 30 ноября эта картина демонстрировалась на специальном сеансе для семейств подпрапорщиков и сверхсрочных унтер-офицеров. 4 и 5 декабря в «Кинемо» выступал член Парижского Географического общества Андре Мартен, вместе с женой Ирмой совершавший кругосветное путешествие, длящееся уже седьмой год; отрывки из его путе- 

_________________________ 64

065-zimniy-teatrЗдание бывшего Зимнего театра после перестройки. В центре фасада — аппаратная. Снимок 1920-х гг. 

вых записок, переведенныена русский,читал С. Д. Бару. 

Как и любое частное предприятие,электротеатрынередко менялихозяев ипрактически постоянно — сотрудников дирекции и служащих. «ПГВ» № 332 от 19 декабря 1913 г. информировали читателей: 

«Как слышно, «Эдисон» перешел к другому владельцу и наводятся новые порядки». 

Судя по новому оформлению помещений и другим приметам, делался вывод, что «дело попало в энергичные, опытные руки». 28 декабря было отмечено, что переустройство и перепланировка «Эдисона» закончены. С этим фактом, возможно, было связано и то, что Сергей Дмитриевич Бару передал с 10 февраля 1914 г. должность уполномоченного дирекции «Кинемо» Николаю Александровичу Домашевскому и 5 марта уже упоминался в прессе как распорядитель электротеатра «Эдисон». А «ПГВ» № 169 от 1 июля 1914 г. отмечали, что в «Кинемо» опять произошла перемена администрации (в октябре в качестве администратора «Кинемо» упоминалась А. Н. Кашутина). 

Первый же номер «ПГВ» за 1914 г. сообщал, что в 1913 г. кинематографу исполнилось 10 лет и на данный момент кинематографических театров насчитывается более 60 тысяч. Стараясь поддерживать мнение, что столь бурное распространение кинематографа обусловлено его сверхпритягательностью для публики, три центральных электротеатра города продолжали рекламировать себя в меру возможностей. «Кинемо» по воскресным и праздничным дням открывал во втором подъезде еще одну кассу для продажи билетов на первые места, в кресла и «гг. офицерам». «Эдисон» в те же дни проводил детские сеансы с 2 до 5 часов дня. 31 января в «Кинемо» была поставлена опера-сказка «Снегурочка» в пользу Александринского детского приюта. Масштабная постановка (150 участников, декорации по эскизам МХТ, костюмы из московской оперы Зимина, капелла под управлением Н. П. Ускова) сопровождалась музыкой в исполнении оркестров «Кинемо» и «Эдисона». 

Чем шире распространялся кинематограф и чем доступнее он становился, тем больше возникало сторонников как можно более широкого его использования в образовательно-просветительных целях. Особенно ратовали за образовательный кинематограф преподаватели учебных заведений всех уровней, ученые, агрономы, военные. Не обошли подобные веяния и Пензу. Однако, 

_________________________ 65

хотя деятельность «Аванса» и носила в какой-то мере образовательный характер, специального электротеатра «научного» направления в городе так и не открылось. Идеи пензенских просветителей реализовались по-иному. 

«ПГВ» № 30 от 1 февраля 1914 г. отметили, что один из городских владельцев кинематографа, воодушевленный примером соседних городов, намеревается устраивать сеансы культурно-просветительного характера, вплоть до возможной постройки для означенных целей отдельного помещения. Первая «адресная» отсылка к новому проекту — «ПГВ» № 39 от 11 февраля, где было упомянуто, что электротеатр «Рекорд» еще раз повторяет предоставленную ему Обществом содействия внешкольному образованию (ОСВО) программу (в основном видовые и популярные картины) с 4 до 6 часов. В № 41 от 13 февраля уточнялось, что 9 февраля в «Рекорде» состоялся первый сеанс научного кинематографа, организованный пензенским ОСВО; комментировал картины член Общества Д. Н. Воронов (40). Там же было отмечено, что г. Шольц 15 февраля безвозмездно сдает Обществу свой зал для устройства литературно-музыкального утра. 

В марте электротеатр «Рекорд» в очередной раз ремонтировался. Кстати, многочисленные ремонты и переоборудования электротеатров — свидетельство следующей немаловажной проблемы этих предприятий: беспрерывное посещение их толпами публики быстро выводило из строя мебель и вообще негативно отражалось на внутренней отделке. Неудивительно, что электротеатры «старели» на глазах и их приходилось постоянно не то что модернизировать, а просто приводить в божеский вид, укреплять и реставрировать. 

Демократизация кинематографа в эти годы и восстановление его лояльности в глазах общества во многом были связаны с развитием российской кинопромышленности и кинематографии, распространением отечественной кинопродукции, в частности, хроникальных, видовых, учебных и научных фильмов, экранизаций отечественной классики. Расширившиеся возможности приобретения киноаппаратуры в частное пользование (например, массовое распространение проекторов «Кок») сделали кино частью культурной жизни не только интеллигенции и городских обывателей, но и рабочих и крестьян. 

Так, в начале 1914 г. было отмечено появление двух электротеатров в Краснослободске. В «ПГВ» № 88 от 6 апреля 1914 г. была опубликована заметка «Общедоступный кинематограф» об устраиваемых обществом трезвости станции Пенза Рязано-Уральской железной дороги в помещении училища на Касаткином порядке сеансах кинематографа с показом картин научно-образовательного и комического содержания (с 7 по 13 апреля по ценам от 12 до 32 коп. для взрослых и половинным — для детей). 

_________________________ 66

067-otkrytie-teatra-miniaturОбъявление об открытии театра миниатюр (1914 г.)В апреле 1914 г. была предпринятаипервая попытка открыть электротеатрво Вспомогательном обществеторгово-промышленных служащих. 28 апреля в нем про- шло очередное общее собрание действительных членов, заслушавшее доклад Совета Старшин об устройстве на летний сезон в помещении собрания кинематографа. Мотивы для подобного решения были следующими: летний сезон, длящийся почти 4,5 месяца, не обещал практически никаких доходов от сдачи помещения гастролирующим труппам, которые в это время года были малочисленны, в то время, как кинематограф, стоимость эксплуатации которого исчислялась примерно в 1000 рублей в месяц, мог быть выгоден. Собрание единогласно постановило: 

«...Устройство кинематографа в помещении собрания признать весьма желательным и по возможности в скором времени, с тем, чтобы программы картин выписывались лучшего качества, не исключая и монопольных... ассигновать потребную сумму на оборудование кинематографической будки; кроме того, постановлено сделать для удобства публики четвертую выходную дверь из зрительного зала в нижнее фойе против первого ряда кресел» 

(«ПГВ» № 119 от 9 мая).

Тем не менее в отчете по деятельности собрания ВОТПС с 1 сентября 1913 г. по 1 сентября 1914 г. («ПГВ» № 340 от 29 декабря 1914 г.) не упомянуто ни одного проведенного киносеанса. 

26 апреля состоялось открытие летнего сезона в театре миниатюр (он же электротеатр Драматического Кружка им. В. Г. Белинского) — исторической кинодрамой «Спартак, вождь гладиаторов», показывавшейся под аккомпанемент С. Г. Грасгофа. В этот сезон «миниатюры», бывшие до того дополнением к киносеансам, стали доминирующей частью репертуара, а сам электротеатр сделал попытку приютить у себя научный кинематограф («ПГВ» №№ 133 от 25 мая и 139 от 1 июня), однако сборы от этого не возросли. В отчете ДК за период с 1 октября 1913 г. по 1 октября 1914 г., опубликованном 24 декабря, упоминалось, что в течение сезона право бесплатного посещения театра и кинематографа было предоставлено всем школам, совершавшим экскурсии по городу, слушателям учительских курсов Пензенского Губернского Земства, запасным нижним чинам, призванным на действительную службу, а также сопровождаемым надзирателями душевнобольным из больницы Губернского Земства; кроме обычных картин, 6 раз демонстрировались научные, с пояснениями и за пониженную плату, — к сожалению, мало посещаемые. 

_________________________ 67 

Естественно, более всего на деятельности всех пензенских электротеатров в 1914 г. отразились события второй половины года. 15 июня в Сараево был убит эрцгерцог Франц-Фердинанд. 16 июня реклама «Кинемо» исчезла с первой страницы «ПГВ». К началу августа рекламу публиковал только один из пензенских электротеатров — Драматического Кружка. Война, объявленная России Германией 19 июля, внесла безрадостные коррективы в общественную и культурную жизнь (хотя, например, объявленный в стране запрет на продажу спиртного стал еще одним из мотивов всемерного развития кинематографа — уже как орудия борьбы за народную трезвость). Тем не менее в «ПГВ» № 221 от 24 августа отмечалось, что зимние электротеатры охотно посещаются публикой, и в скором времени в доме Седова на Московской улице вновь откроется «Аванс». Деятельность «Аванса» возобновилась в тот же день, 24 августа. 

Общее настроение, подобное известному нам «все для фронта, все для победы», затронуло и кинематографы. Стало постоянной практикой устройство в них благотворительных показов и вечеров в пользу различных комитетов и обществ помощи армии. Владелец саранского электротеатра Фишер, к примеру, уступил весь сбор с сеансов 30 июля (222 руб. 42 коп.) в пользу семейств запасных, призванных на военную службу («ПГВ» № 221). 15 сентября в «Кинемо» состоялся благотворительный вечер, сбор с которого был пожертвован на усиление средств Пензенского Дамского Комитета по оказанию помощи раненым воинам и их семьям. 21 сентября в электротеатре «Рекорд» демонстрировалась картина «Битва сербов с австрийцами в августе 1914 г.». Весь сбор (551 руб. 21 коп.) за вычетом расходов поступил в распоряжение Пензенского Городского Комитета для раненых воинов и их семей, за что председатель комитета И. Ашанин выразил благодарность Т. К. Шольцу («ПГВ» № 249 от 23 сентября). 26 сентября в помещении лазарета № 4 (1-я мужская гимназия) для раненых демонстрировались научные и комические кинокартины с помощью аппарата, доставленного из Реального училища учителем Д. Ф. Поповым, который попутно объяснял сюжеты картин. Даже гастролировавшие 1-3 октября в Новом театре трагики Роберт и Рафаил Адельгеймы 10 процентов сбора с каждого спектакля отчисляли в Скобелевский комитет на пособия раненым и инвалидам. То же самое происходило по всей России: так, в октябре 1914 г. владельцы кинематографа Георгокапуло из г. Благовещенска выдвигали инициативу проведения всероссийского кинематографического праздника с предоставлением всего валового сбора в пользу раненых. 

В числе самых активных жертвователей немало было немцев, германских и австрийских подданных. В атмосфере яростной антигерманской и антинемецкой пропаганды им приходилось прилагать отчаянные усилия, чтобы сохранить свое положение и спасти свои семьи. Усилия эти для многих так и оказались напрасными. 

Военная тематика быстро проникла в сюжеты российских фильмов, а следовательно, и на пензенские экраны. Так, в начале октября в «Кинемо» 

_________________________ 68

 

Читать далле
Подняться к началу
 

69-73

  

при большом стечении зрителей демонстрировалась картина «Подвиг казака Козьмы Крючкова», «вызывавшая местами взрыв аплодисментов публики» («ПГВ» № 258 от 3 октября). 

Октябрь 1914 г. заново «расставил фигуры» в культурной среде города. Свой театр открыли рабочие и служащие станции Пенза Сызрано-Вяземской железной дороги (крупнейший рабочий коллектив города): 

«По ходатайству начальника станции... Н. П. Соколова, Управление дороги разрешило на терри- тории железнодорожных мастерских в Пензе занять одно из свободных зданий и приспособить его для театра, отпустив для этого необходимые средства. 

Театр оборудован в здании, которое находится на Сперанской (сейчас — Железнодорожная) улице. В нем имеется сцена, уборные для артистов, более 25 рядов скамеек и стульев для публики по 12 мест на каждой и большое пространство для входной публики, чайный буфет и вешалка. Внутренность украшена национальными флагами и гирляндами из веток хвойного дерева и маленькими соснами. 

Первый спектакль был дан 1 октября... Публики было так много, что большинству пришлось отказать за недостатком свободных мест. Всего зрителей было 800 человек. Плата за места взимается от 10 копеек до 1 рубля» 

(«ПГВ» № 271 от 16 октября). 

В помещении депо Сызрано-Вяземской железной дороги 22 октября состоялись и сеансы кинематографа. Демонстрация кинематографа проводилась также 30 октября, 2 ноября (детские сеансы в 2 часа дня), 9 ноября (детский сеанс в 3 отделениях, сбор поступил в пользу Комитета по оказанию помощи раненым воинам), 16 ноября (детский), 23 (два детских сеанса, сбор — в пользу Комитета), 27 и 30 ноября (два вечерних сеанса с той же адресацией сбора). Сеансы кинематографа в пользу Комитета проводились и в течение декабря; 27 декабря в мастерских была устроена елка с показом кинокартин. 

А в конце октября прекратил работу электротеатр «Эдисон». В помещении кинематографа, после долгих переговоров арендованного у владельца за 336 рублей в месяц, было оборудовано 4-е отделение эвакуационного пункта, для чего пришлось разобрать покатый настил с сиденьями, сцену и экран. По договоренности, внутреннюю обстановку «Эдисона» должны были восстановить после переезда эвакопункта в другое помещение. Однако возродиться «иллюзиону братьев Якушевых» было не суждено. Только через десять лет в этом помещении вновь обосновался кинотеатр — под другим названием, хотя и при участии отдельных работников бывшего «Эдисона». 

Окончание 1914 г. было для кинопредпринимателей не особенно доходным: все те же благотворительные акции (так, электротеатр «Кинемо» пожертвовал чистый сбор с представлений 4 ноября139 руб. — в пользу нуждающихся учеников 1-й мужской гимназии, а сбор с сеансов 29 ноября — в пользу беженцев из Галиции), бесплатные сеансы для воспитанников приютов (27 октября и 2 ноября в «Кинемо» были приглашены 32 воспитанницы Ольгинского детского приюта трудолюбия в сопровождении и.о. учителя С.Н. Реме- 

_________________________ 69 

зова и надзирательницы В. М. Лабазовой). Опубликованные в «ПГВ» приказы пензенского полицеймейстера запрещали расклейку на витринах электротеатров и в других местах разных картин без разрешения и предписывали неослабно следить за тем, чтобы в воскресные и праздничные дни с половины седьмого до половины десятого вечера во всех кинематографах не допускалось переполнения публикой. Была отмечена похвальная инициатива уполномоченной администрации «Кинемо» А. Н. Кашутиной,поставившей возле кассы кружку для сбора пожертвований в пользу местного отдела Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям. На выдаваемых бесплатных программах имелась надпись «1 коп. в пользу пострадавших на войне», и каждый посетитель электротеатра считал нравственным долгом опустить эту копейку в кружку. Подобные кружки были установлены и в фойе других пензенских электротеатров. 

Между тем все сгущались тучи над головами пензенских немцев. В ноябре, например, объявлением в газете Трофим Данилович Маринчев сообщал, что уничтожил доверенности, выданные им на имя К. К. Цеге 9 декабря 1908 г. и 4 мая 1909 г. Т. К. Шольц чаще других владельцев электротеатров проводил благотворительные акции и делал отчисления в различные фонды. С 17-18 декабря «Рекорд» возобновил при полном аншлаге образовательные сеансы Пензенского ОСВО. Весь сбор с сеансов 6 декабря плюс половину сбора с 16 октября по 1 декабря владелец «Рекорда» перечислил в пользу Городского Комитета по оказанию помощи семьям воинов; 18 января 1915 г.295 руб. обычного сбора и 866 руб. от лотереи-аллегри в пользу Ольгинского приюта, принявшего 30 детей-сирот воинов Пензенской губернии; 30 января 1915 г. сборы от картины «Современная война» и лотереи были отчислены в пользу Комитета, 1 февраля от такого же мероприятия — в пользу Сербии и Черногории; в счет сбора пожертвований в пользу Сербии и Черногории 25-26 января1376 руб. 40 коп. 23 марта были проведены сеанс и лотерея в пользу Пензенского Свято-Владимирского общества Детского Сада925 руб. 15 коп.; 26 апреля — лотерея-аллегри Общества вспоможения неимущим, давшая сбор 1193 руб. 10 коп. На общем фоне благотворительных расходов остальных кинематографов «Рекорд» заметно выделялся; впрочем, и сборы в нем были одни из самых значительных. 

Так, под знаком благотворительности на нужды фронта, и завершился 1914 год: в последнем номере «ПГВ» от 31 декабря было опубликовано сообщение о том, что императрицей одобрена инициатива группы владельцев кинематографических театров, предложивших установить определенный день, сборы с которого отчислялись бы в пользу Комитета помощи раненым и их семьям. Министру внутренних дел было предписано известить всех губернаторов, дабы те установили в подчиненных им местностях такой день по согласованию с местными киновладельцами, причем с обязательным контролем за тем, чтобы демонстрация картин в эти дни не сопровождалась другими увеселениями неподобающего характера и программа составлялась согласно достоинству цели, отмеченной вниманием императрицы. 

_________________________ 70 

Несмотря на войну (а возможно, и благодаря ей), электротеатры продолжали открываться. 5 ноября 1914 г. представителями СО ПГП был осмотрен кинематограф, оборудованный крестьянином с. Чуфарова Чуфаровской волости Саранского уезда Яковом Макаровичем Андреевым в собственном двухэтажном каменном доме на ул. Рождественской г. Саранска (близ Базарной площади). При кинематографе должны были работать 7 служащих (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 10008). 1 января 1915 г. был отмечен следующий факт: 

«28 декабря ...на Селиверстовской улице в доме Жгутовой (сейчас — д. 93 по ул. Московской) открылся кинематограф «Бельгия». Новый народный кинематограф, по слухам, будет отчислять с каждого сеанса 15% валового сбора в пользу Попечительства Трудовой помощи на устройство и содержание яслей и приютов в Пензенской губернии. Администрация кинематографа «Бельгия» предполагает ставить на сцене театра вокально-музыкально-драматические вечера и детские утренники. В зрительном зале имеется 75-ть мест, цены местам от 15 коп. до 35 коп. Начало сеансов в будни с 4 до 11 ч. вечера, а в праздничные и воскресные дни — с 12 ч. дня до 11 ч. вечера» 

(«ПГВ» № 1 от 1 января 1915 г.). 

А уже в № 46 от 20 февраля сообщалось: 

«Прекратил свое кратковременное существование народный кинематограф «Бельгия». 

Скудным результатом общественно-полезной деятельности «Бельгии» стали те самые пятнадцатипроцентные отчисления на общую сумму 102 рубля 95 копеек. 

Новый год принес и более серьезные изменения в «расстановке сил» на пензенском рынке зрелищ. Еще 23 декабря 1914 г. крестьянин Степан Григорьевич Смирнов, проживавший в Пензе на улице Селиверстовской, в доме наследников А. Ф. Ермолаева, подал в СО ПГП прошение о разрешении устроить электрическое освещение в предполагаемом к открытию электротеатре на первом этаже дома Немировской (сейчас д. №1 на ул. Московской) на углу Московской и Никольской улиц «с (ис)пользованием электрической энергии от имеющейся и утвержденной электрической станции» при этом же доме (ГАПО, ф. 6, оп. 1, д. 10271, лл. 1- 2). На прилагаемом проектном плане (л. 8) электротеатра «Прогресс», располагавшегося между помещениями магазина Густовых и гостиницей, отмечены вход со двора, фойе вместимостью 120 человек, касса, зрительныйзал на 163 места, аппаратная в угловой (левой) комнате. 14 января Смирнов ходатайствовал об осмотре театра на предмет открытия его 16 января; осмотр был произведен 19 января, а открытие состоялось на следующий день: 

«20 января было открытие электро-театра «Прогресс» на Московской ул., причем весь валовой сбор в размере 105 р. 85 коп. владельцем театра г. Смирновым был любезно предоставлен в пользу нуждающихся сербов и черногорцев» 

(«ПГВ» № 21 от 23 января). 

Ниже отмечалось, что новый электротеатр по счету — пятый в городе. 

А уже 8 февраля в «ПГВ» появилась заметка: 

«В самом непродолжительном времени предполагается открытие в помещении Собрания торгово-промышленных служащих нового кинематографа «Олимп», оборудование которого уже заканчивается, аппарат бр. Патэ для демонстрирования картин 

_________________________ 71

уже получен, экран будет размером 5х6 арш., картины... самые лучшие, не исключая и монопольных. 

Помещение приспособляется со всеми удобствами для публики, верхнее и нижнее фойе обставляются мебелью и тропическими растениями. Мебель в зрительном зале будет не передвижная, как теперь, а прикреплена к полу. В летнее время, в хорошую погоду, картины предполагается демонстрировать в саду Собрания на открытом месте. Несмотря на большие затраты по оборудованию кинематографа и приспособлению для него помещений, цены назначены от 20 до 75 коп.». 

В «ПГВ» № 42 от 15 февраля был опубликован анонс: 

«Сегодня открывается новый электро-театр «Олимп» в театральном зале Собрания торг.-пром. служащих... В антрактах будет играть оркестр. Приглашены пианист С. Г. Грасгоф и администратором Н. А. Завадский. Через каждые два дня будет новая программа картин...» 

27 февраля в прессе была отмечена еще одна примета нового электротеатра — отсутствие шума (шуршания, «стрекота»), производимого аппаратом, так как аппаратная камера располагалась за каменной стеной зрительного зала. 

«ПГВ» № 56 от 5 марта опубликовали отчет комиссии по устройству электротеатра «Олимп»: расходы на оборудование составили 2773 рубля 77 копеек, сборы с 15 по 20 февраля886 рублей 90 копеек, ежемесячные расходы по эксплуатации предполагались в сумме около 1660 рублей. Еще раз все до копейки расходы были подсчитаны на вторичном очередном общем собрании действительных членов ВОТПС 14 апреля: смета в 2150 рублей была превышена на 420 рублей 9 копеек, в основном из-за кинематографического аппарата, обошедшегося в 1345 рублей 75 копеек вместо 1100 рублей по смете. Россия была отрезана от внешнего мира, что внесло ощутимые коррективы в рыночные цены: подорожали киноаппаратура, запчасти к ней, пленка, химикалии. Тем не менее в Пензе на ул. Казанской (ныне — Урицкого), 56 в 1915 г. еще работало представительство генеральной Компании по продаже и прокату кинематографических аппаратов и картин парижской фирмы «Кок» братьев Патэ. 

9 марта патриотическая манифестация, стихийно сформировавшаяся, чтобы отметить взятие русской армией Перемышля, двигаясь по улице Троицкой, вызывала оркестры из «Кинемо» и «Олимпа» и требовала исполнять гимн. Ура-патриотизм был еще моден, жестокая проза войны еще не дотянулась до глубокого тыла, и люди интересовались сугубо мирными проблемами, например, отношением к памяти выдающихся земляков. 29 апреля в «ПГВ» под рубрикой «Грустные мысли» была опубликована следующая корреспонденция из Чембара: 

«С воцарением в Народном доме кинематографа, чембарцы могут любоваться аттракционами, которые раньше видели лишь в ярмарочном балагане. Между тем Народный дом имени Белинского выстроен на деньги, собранные со всей России...» 

Автор корреспонденции (подписанной П.А.) с грустью вспоминал слова М. К. Нечаева, произнесенные при открытии здания:     

_________________________ 72 

«Зная любовь Белинского к театру, который он чтил как храм, мы нашли, что лучшим памятником ему будет Народный дом». «Теперь же,— продолжал автор, — в этом памятнике обитает кинематограф... Обидно и грустно!» 

1915 год подвел черту под развитием стационарной киносети Пензы в период становления. Два электротеатра — «Прогресс» и «Олимп», — открывшиеся в начале года с интервалом меньше месяца, впоследствии надолго стали крупнейшими кинотеатрами города. Во второй половине года в местных кинопредприятиях произошли серьезные кадровые перемены, связанные с высылкой германских и австрийских подданных (в списке высланных из Пензы в Астраханскую губернию, опубликованном в «ПГВ» № 142 от 26 июня, были упомянуты К. К. Цеге и Т. К. Шольц). До конца июня «Рекорд», оставшийся без хозяина и основателя, по инерции работал, но ближе к осени действующим уже не числился. Сделанный по распоряжению полицеймейстера «ввиду наступления сезона для кинематографических представлений» осенний плановый осмотр пензенских электротеатров проводился в «Кинемо», «Олимпе», «Прогрессе» и «Авансе». Несмотря на то, что 7 сентября уполномоченный дирекции «Кинемо» Григорий Васильевич Снопов подавал прошение о разрешении возобновления сеансов, спектаклей и концертов в помещении театра, 19 сентября, при осмотре, отмечалось, что в то время электротеатр был занят лазаретом для воинских чинов. 

В январе 1916 года работали электротеатры «Прогресс», «Олимп» и «Аванс». Упоминавшиеся в то время в прессе общераспространенные цены на билеты в кино составляли от 25 до 95 копеек. 7 февраля в «Олимпе» прошла благотворительная лотерея-аллегри в пользу 174 детей воинов, призреваемых в Константиновской и Грибоедовской трудовых колониях Пензенского общества трудовой помощи. 

Однако уже наступило время, мало благоприятствовавшее дальнейшему развитию киносети, — смутное время затянувшейся войны и грядущих революционных перемен...

 

 

 

 

 

 

_________________________ 73

 

Читать далле
Подняться к началу
 

Прим.

 

 

Примечания: 

13 Наиболее распространенные недостатки ранней кинотехники. 

14 Подробнее о первых шагах звукового кино в Пензе рассказывается в этюде «Цвет и звук».

15 Ханжонков А. А. «Первые годы русской кинематографии». — М.-Л., 1937. — С. 11.

16 Строительные отделения губернских правлений выдавали разрешения на постройку или переустройство зданий и строений.

17 Уверения в том, что картины «впредь повторяться не будут», на деле не соблюдались — повтор фильмов под другими названиями происходил постоянно.

18 «Сура» № 145 от 6 июля 1908 г.: 

«Наш знакомый Троицкий, бывший недолгое время в Самаре, теперь показывает свои картины на барже в Сызрани... После спектакля устраивает семейные танцы». 

19 Сейчас — дом № 65/2 по ул. Кирова. 

20 Кстати, на проходившем 21 апреля собрании совета старшин Народного театра было «выслушано и отвергнуто предложение поместить в саду синематограф» («Сура» № 87 от 23 апреля 1908 г.). Сторонники театра решили ограничиться улучшением освещения, явно надеясь на столь же удачный сезон, как и прошлогодний (когда сборы достигли рекордной суммы в 20900 рублей). 

21 В этом же номере, впрочем, упоминался и следующий факт: 

«Сад при театре «Экспресс» представлял из себя в воскресенье очень любопытное зрелище. Четыре детских приюта: «Ясли», Ольгинский, Александринский и Татищевский явились смотреть специально для них дававшееся бесплатно представление синематографа». 

22 «Пожарная каланча, иллюминованная театром «Экспресс», видна верст за десять от Пензы. Электрический круг отчетливо светится на небе яркой звездой, если смотреть на город с лесной тропинки в Засурском лесничестве, на спуске к «Белому омуту». И эта единственная точка напоминает дачному туристу в ясный вечер о далеком городе!» 

(«ПГВ» № 155 от 18 июля 1908 г.). 

23 4 сентября в «ПГВ», к слову, отмечалось: 

«По данным одной из французских кинематографических фирм, в России за прошлый зимний сезон действовало 674 кинематографа. Предвидится, что в ближайший сезон число их возрастет до 1000». 

А в октябре 1909 г. в той же газете упоминалось количество кинематографов в Санкт-Петербурге500 (?!). 

24 Каменский В. Путь энтузиаста. — Пермь, 1968. — С. 157. 

25 Позже в нижнеломовской газете «Куранты» (№ 33 от 2 мая 1912 г.), к примеру, сообщалось, что в кассе пензенского электротеатра «Рекорд» бесплатно, в качестве программы, выдавалась газета «Пензенская Копейка» П. Е. Симонова, бывшего издателя газеты «Наша Пенза». «Копейка» печаталась форматом 1/4 листа на разноцветной бумаге и вполне соответствовала названию как ценой, так и содержанием. 

26 Находилась в районе границы нынешних территорий ЦПКиО им. В. Г. Белинского и стадиона «Труд». 

27 Сейчас — г. Сортавала в Карелии. 

28 Летний кафе-шантан «Ливадия» в саду Зимнего театра был закрыт в 1907 году по протестам верующих. Остатки театрального сада находятся сейчас за дд. №№ 1-5 по ул. Кирова. 

29 Братья Якушевы, Константин Александрович и Виктор Александрович, — сыновья крупного пензенского лесопромышленника Александра Александровича Якушева, сделавшего им «подарок» в виде электротеатра незадолго до своей смерти. 

30 Подобная практика успешно бытовала до 30-х гг. (см. этюд «Экран и сцена»). 

31 «ПГВ» № 66 от 16 марта 1911 г.: 

«Театр Троицкого по случаю окончания срока продается на снос». 

Действие заключенного в конце 1907 г. договора об аренде участка площади на трехлетний срок к тому времени уже давно истекло. 

32 После этой трагедии МВД России были утверждены «Нормальные правила по устройству и содержанию театров кинематографов» (см. приложение №1). 

33 «Он стоит все там же, в театральном саду, с позволения сказать, потому, [что] нельзя же считать за сад все то, что находится над обрывом...» 

(«ПГВ» № 133 от 8 июня 1911 г.). 

34 Кстати, к тому времени уже не один год с кинозрителей взималась определенная сумма государственного благотворительного сбора, включавшаяся в стоимость билета. Правила взимания подобного сбора с публичных зрелищ и увеселений были утверждены 8 марта 1908 г. 

35 Здание Народного дома находилось в г. Кузнецке на ул. Белинского. Сгорело в 1966 г. 

36 Практика осмотров вновь открывающихся зрелищных заведений (театров, цирков, кинематографов) была утверждена официальными документами и положениями и проводилась под эгидой Техническо-Строительного Комитета МВД России, а на местах — Строительных Отделений Губернских Правлений. В обязанности СО ГП входил и надзор за всевозможными электрическими установками и всякого рода строительными сооружениями. В случае же отсутствия в составе СО необходимых специалистов для участия в осмотрах электрических установок могли приглашаться электротехники данного почтово-телеграфного округа. 

37 Был учрежден специально для сбора пожертвований и всемерной помощи борьбе с туберкулезом на территории России. 

38 Аппарат показывался на учительских курсах, в уездной земской управе, на собрании агрономов (22 августа 1913 г.) и на собрании представителей местных кооперативов (28 августа). Показ включал и наглядную демонстрацию негорючести киноленты. 

39 В Самаре, например, губернское представительство на рекламу аппарата «Кок» получили 20 декабря 1913 г. Ф. А. Воробьев и Ф. И. Ченцов, намеревавшиеся устраивать показательные и коммерческие киносеансы по всей губернии. 

40 Д. Н. Воронов (вместе с В. А. Германом, В. С. Эпштейном, И. Л. Соколовским и Д. А. 

Снежницким) входил в состав выбранной 2 марта 1914 г. кинематографической комиссии Совета старшин Драматического Кружка. Это обстоятельство, скорее всего, способствовало проведению сеансов «образовательного» кинематографа в Народном театре в том же году.

 

 

vinietka-10

 

 

==================================================
Читать далее:
Глава III. Большая перемена
________________________________________
В оглавление.
==================================================

 

 

 
 
 
 
 
 
 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET