Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 001-Dvorzhanskij-A-I-630x180

 

  

СВИДЕТЕЛЬСТВА

ЧУДЕСНОЙ ПОМОЩИ

СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ

Свидетельство священника
     с. Архангельское-Куракино С. Архангельского

Крестьянка С. Тишина, одна из закоснелых раскольниц, в последние 8 лет страдала припадочною болезнью. Припадки с несчастной женщиной являлись каждый день. Начинались они судорогами, помрачением рассудка, лаем по-собачьи и кусанием своего языка, заканчивались же всегда значительными ушибами. За последние 5 лет у больной, по словам ее, явилось желание перейти в Православную Церковь. В этом желании она еще более укрепилась вследствие дошедших до куракинских прихожан слухов об особенных действиях, совершающихся над больными при гробе святителя Иннокентия. С этими мыслями она и отправилась в Пензу. Но так как она ни разу не была в Пензе, то и не нашла места, где почивает святитель Иннокентий. Спросить же других, говорила она, не посмела. В грустном настроении возвратилась она обратно домой. Но мысль сходить на поклонение праху святителя Иннокентия крепко запала в душу ее.

5-го числа ноября мне нужно было съездить в Пензу. Узнавши о желании больной побывать там, я предложил ей отправиться со мной; она, конечно, согласилась. По приезде нашем в Пензу, пред вечерней, мы отправились в собор, взошли в пещеру святителя Иннокентия и с диаконом М. Никольским начали служить панихиду. Припадка с больной не было, но по выражению лица ее и тяжкому дыханию видно было мучительное состояние ее. Во время службы больная сильно плакала, доходила даже до истерики. По окончании заупокойной литии она объяснила мне, что ей легче и что она желает остаться в Пензе еще на день помолиться, исповедоваться и приобщиться Святых Таин в соборе. Так как мне нужно было поторопиться к службе, то я уехал домой. Чрез день возвратилась домой и крестьянка С. Тишина, но в веселом настроении духа и совершенно здоровой. На Михайлов день она, после 23-летнего пребывания в расколе, присоединена к Православию чрез таинство миропомазания, а равно и дочь ее, 15 лет, не крещенная в Святой Православной Церкви. В настоящее время обе они неопустительно ходят в церковь.

Перемена, происшедшая с крестьянкой Тишиной, болезненное состояние которой хорошо было известно раскольникам куракинским, произвела сильное впечатление на сих последних. 12 ноября я имел беседу с некоторыми из старообрядцев у себя в доме. Я рассказал им о случившемся с Тишиной у гроба святителя Иннокентия, а равно и о жизни святителя. Они слушали со вниманием. После сего один из них сказал мне:

«Да, батюшка, перебегая из одного согласия в другое, мы думаем найти истину, истина же эта у нас пред глазами».

Пензенские епархиальные ведомости,
1885, ч. неоф., № 5, с. 26-27.

 

Свидетельство монахини Платониды

На имя Его Преосвященства, Преосвященнейшего Митрофана, епископа Пензенского и Саранского, от кафедрального протоиерея Гр. Соколова и ключаря протоиерея К. Ручимского поступил рапорт следующего содержания:

«Почтительнейше представляя при сем письменное удостоверение о. Михаила Фриновского о благодатном исцелении монахини Чуфаровского монастыря Платониды по молитвам приснопамятного святителя Иннокентия, во благоухании нетления и святыни почивающего в  кафедральном соборе, долгом почитаем присовокупить, что это одно из множества знамений благодатной помощи, дарованной прибегавшим к молитвенному ходатайству святителя Иннокентия пред небесным престолом Господним, — частию записанных (хранятся таковые записи в ризнице собора), частию не записанных, так как получившие благодатные дарования по ходатайству святителя не давали о сем нам сведений. Благословите, милостивейший архипастырь и отец, присоединить настоящее сообщение о чудесном знамении благодатной помощи свыше, по молитвенному пред Богом предстательству святителя Иннокентия, к прочим, хранящимся при соборе, а отцу ключарю собора поручить изложить о всех благодатных знамениях милости Божией, явленных чрез святителя Иннокентия, письменно для представления Святейшему Синоду, когда найдете сие благовременным». —

На рапорте сем резолюция Его Преосвященства последовала:

«Поручается о. ключарю кафедрального собора, протоиерею К. Ручимскому составить обстоятельную записку о чудесных знамениях по молитвенному предстательству пред Господом святителя Иннокентия и представить мне, а приложенное при сем удостоверение хранить при делах собора».

Письменное удостоверение о. Фриновского следующего содержания:

«1908 года августа 24 дня. Духовная дочь моя монахиня Чуфаровского Троицкого женского монастыря Саранского уезда Платонида заявила мне, что лет 25 тому назад у нее сильно заболели глаза. Проезжая по сбору через г. Пензу, она, по совету монастырского диакона о. Василия Архангельского (ныне умершего), зашла в собор на могилку епископа Иннокентия, помолилась, как умела, взяла из неугасимой лампады елею, которым, помазав несколько раз больные глаза, совершенно исцелилась. Теперь болезнь глаз с ней повторилась, она отправилась в больницу с. Ромоданова, где врач, осмотрев ее больные глаза, сообщил ей, что болезнь ее очень серьезная, и посоветовал ей сделать операцию, на что она не согласилась. Вспомнив факт исцеления, она опять решила послать в Пензу за елеем к епископу Иннокентию и стала просить его об исцелении. Прошло три дня после этого, и глаза ее больные быстро поправляются. Лекарств она из больницы никаких не брала и глаза ничем не лечила. Вышеизложенное чудесное событие сообщено мне лично неграмотной монахиней Платонидой».

На сем резолюция Его Преосвященства:

«Читано с глубоким душевным умилением. Дивен Бог во святых Своих».

Пензенские епархиальные ведомости,
1908, ч. неоф., № 18, с. 749-751.

 

Свидетельство Федора Тимофеевича Молоканова

На имя пензенского кафедрального протоиерея от крестьянина села Керенки Мокшанского уезда Федора Тимофеевича Молоканова поступило заявление следующего содержания:

«В 1878 году я заболел простудою — появилась лихорадка и стали болеть ноги. Сильная ломота ног и раны на ногах не поддавались лечению — лекарства не помогали. Два месяца вылежал я в больнице и выписался из больницы не получив облегчения, а напротив, болезнь еще больше усилилась: появился отек ног и раны увеличились. В 1882 году весною сосед мой, Михаил Петрович Бочкарев, сжалился надо мною и пригласил меня с собою идти в Валяевку, а из Валяевки в Пензу в собор к святителю Иннокентию, где я простоял на склепе панихиду, за которой усердно молился святителю, чтоб он исцелил мою болезнь. На другой день по возвращении домой из Пензы я вижу во сне, будто стою подле глубокой и широкой ямы, в которой и дна нет. На другой стороне этой пропасти я увидел человека, сидящего в кресле в том виде, как Спаситель пишется на иконах. Этот человек стал манить меня к себе, а я ему говорю, что не могу пойти к нему чрез такую пропасть. Он сказал мне, чтоб я шел по жердочкам, и я действительно увидел, что над пропастью лежат две жердочки; но как я взгляну вниз, так у меня закружится голова, и я отказываюсь пройти по жердочкам. Так я и не пошел. Потом я вижу двух мальчиков, которые и говорят мне, что меня звал к себе святитель Иннокентий, пред могилою которого я усердно молился о выздоровлении, и я действительно припомнил, что лик звавшего меня к себе очень схож с изображением святителя Иннокентия, которое я видел в соборном склепе подле его могилы. Мальчики сказали мне, что святитель Иннокентий велел передать мне, что я буду во всем здоров. После этих слов я встрепенулся и в сильном испуге проснулся. С тех пор раны на ногах быстро стали подсыхать, отек исчез, я в две недели совершенно выздоровел и до сих пор совершенно здоров, благодаря Богу и святителю Иннокентию, предстательству которого я обязан своим исцелением. Упомянутый Михаил Петрович Бочкарев и теперь жив и может свидетельствовать сам как о моей болезни, так и о моем чудесном исцелении. К сему подписуюсь крестьянин Федор Тимофеев Молоканов». —

По поводу сего последовала резолюция Преосвященнейшего Митрофана, епископа Пензенского и Саранского, 11 декабря 1911 г.:

«Читал. Дивен Бог во святых Своих».

Пензенские епархиальные ведомости,
1912, ч. неоф., № 3, с. 98-99.

 

Свидетельство Зинаиды Михайловны Лебедевой

Жена землемера Зинаида Михайловна Лебедева, проживающая в г. Нижнем Новгороде, письменно заявила, что она была очень больна женскими болезнями, ее лечили три доктора, но ничего не помогало; она уже приготовилась к смерти. К ней была выписана из г. Пензы ее мать, которая привезла ей масла от угодника Иннокентия и сказала ей: «Молись и проси его». Она два раза в день мазала больные места маслом, а перед тем, как мазать маслом больные места, она дала обещание, что если она поправится, то сообщит об этом исцелении протоиерею. И после того, как начала она больные места мазать маслом, с каждым днем она стала чувствовать себя всё лучше и лучше, а в настоящее время и совсем выздоровела. Всё, что здесь описано, ею клятвенно подтверждено.

Пензенские епархиальные ведомости,
1913, ч. неоф., № 1, с. 33.

 

 

О ЧУДЕСНЫХ ЗНАМЕНИЯХ
   И ИСЦЕЛЕНИЯХ ПО МОЛИТВАМ
   СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ

Преосвященный епископ Иннокентий с самого дня блаженной своей кончины (+ 10 октября 1819 года) пользовался во всем Пензенском и Саратовском крае великим уважением и благоговением за святость его жизни. В 1854 году, по случаю погребения Преосвященного епископа Пензенского Амвросия II (Морева) рядом с могилою святителя Иннокентия, распространился в народе слух о нетлении тела его. Конечно, официально никто не мог позволить себе приподнять покров, скрывающий тело святителя; но любопытные взоры, несмотря на охрану гробницы соборным причтом, могли проникнуть под этот покров во время исправления каменного свода, оказавшегося поврежденным над гробом святителя. В 1882 году, во время постройки при кафедральном соборе к стороне гробницы святителя Иннокентия часовни — малой церкви — для усыпальницы пензенских Преосвященных, оказалось необходимым снова вскрыть свод над могилою святителя Иннокентия, и тогда с новою силою распространилась молва о нетлении его тела.

Слух о чудесах при гробнице святителя Божия в народе носился издавна. Вот почему пензенские жители и жители окрестных мест, иногда очень дальних, служили панихиды при гробнице. Но с 1854 и 1882 годов и особенно с 30 мая 1884 года (100-летний юбилей со дня рождения святителя) этот слух начал распространяться с неудержимою силою. Конечно, между многочисленными сказаниями о чудесах при гробнице святителя Иннокентия не все могут быть проверены или по давности события их, или по отдаленности от г. Пензы, а иногда по неизвестности лиц, над коими они совершались, но самая многочисленность этих сказаний служит несомненным доказательством того, что в основе их лежит святая истина.

О некоторых чудесных знамениях и исцелениях по молитвам святителя Иннокентия было сообщено в «Пензенских епархиальных ведомостях» за разные годы. В настоящий раз сообщаются такие же сведения, которые не были помещены в «Епархиальных ведомостях».

 

Свидетельство Степана Тимофеевича Куницына

4 января 1911 года кафедральным протоиереем В. Лентовским при рапорте Его Преосвященству было представлено заявление пензенского мещанина Степана Куницына об исцелении его от тяжкой болезни молитвенным предстательством в Бозе почивающего святителя Иннокентия. Вот содержание этого заявления:

«28 марта 1908 года пензенский мещанин Степан Тимофеев Куницын заболел грудной жабой. Было приглашено несколько врачей, но несмотря на все их старания болезнь не поддавалась никакому лечению. Все надежды больного и окружающих его лиц устремились на помощь Бога и Его святых угодников. Этим семейством особенно почитается, как молитвенник пред Богом, св. Лаврентий, мощи которого находятся в монастыре близ г. Калуги. На этот раз супруга больного обратилась к архимандриту Лаврентьевского монастыря с просьбою помолиться св. Лаврентию. Архимандрит письменно дал совет родственникам больного помолиться у гроба святителя Иннокентия, бывшего епископа Пензенского, который, по его мнению, является молитвенником нашим и заступником пред Богом. Супруга больного отправилась в кафедральный собор и принесла горячие молитвы о выздоровлении больного супруга у гроба святителя Иннокентия. Затем, придя домой, она помазала больного маслом, взятым из лампады, находящейся у гроба святителя. С следующего же дня больному стало лучше, и мало-помалу он совершенно поправился и до сих пор совершенно здоров».

Записано со слов исцелившегося студентом С.-Петербургского университета Борисом Мошковым. Всё, написанное мною, прочитано и подписью утверждаю, мещанин Степан Тимофеев Куницын. Собственноручную подпись Куницына удостоверил коллежский асессор И. Смирнов.

 

Свидетельство Параскевы Ивановны Черноусововой

24 марта 1911 года за № 24 кафедральным протоиереем В. Лентовским при рапорте Его Преосвященству было представлено заявление крестьянки г. Саранска Черноусовой о чудесном исцелении ее молитвенным предстательством в Бозе почивающего при Пензенском кафедральном соборе святителя Иннокентия и клятвенное обещание мужа Черноусовой, крестьянина г. Саранска Димитрия Акимова Черноусова, такого содержания:

«Прошло два года с тех пор, как я избавилась от болезни кровотечения, которое продолжалось три года. Никакая медицинская помощь мне не помогала. Мне советовали сделать операцию, но я не согласилась. Моя болезнь ухудшалась, и я совсем ослабевала. 15 мая 1909 года моя дочь держала переэкзаменовку, и я пошла с нею в кафедральный собор, простояла молебен Божией Матери и пошла на могилу Преосвященного епископа Иннокентия. Во время панихиды мне пришли на мысль слова Евангелия, как женщина получила исцеление от ризы Господа Иисуса Христа, – и я приложилась плечом к портрету Преосвященного епископа Иннокентия и сейчас же почувствовала исцеление. И в этом я и мой муж можем поклясться под присягою. До сих пор я чувствую себя здоровою. Пензенской губернии г. Саранска крестьянка Параскева Иванова Черноусова».

Клятвенное обещание подписано крестьянином г. Саранска Димитрием Черноусовым. При приводе к присяге присутствовали 9 марта 1911 года генерал-майор М. Н. Полтинин. К присяге приводил протоиерей Ф. Пучковский.

 

Свидетельство Ольги Павловны Студицкой

25 апреля 1911 года за № 60 кафедральным протоиереем В. Лентовским при рапорте было представлено Его Преосвященству заявление жены коллежского секретаря Ольги Студицкой об исцелении ее от болезни молитвенным ходатайством святителя Иннокентия и присяжный лист, надлежащим образом подписанный. Заявление такого содержания:

«В течение 31 года я страдала кровотечением, обращалась к разным врачам г. Пензы, принимала множество лекарств, но пользы от них никакой не получала. Врачи прямо заявили, что мне необходимо произвести тяжелую операцию, но я никак не решалась согласиться на операцию. 12 января 1910 года я пришла из больницы, где мне врачи советовали прибегнуть к операции, и начала усердно просить помощи у святителя Иннокентия и обещала идти наутро в Казанскую церковь исповедаться и приобщиться Св. Таин. В ночь на  13 января я вижу во сне, что святитель Иннокентий в белом облачении совершает литургию и в конце литургии все подходят к нему и целуют крест, который святитель держал в своих руках. Я хотела было идти за прочими и целовать крест, но святитель креста мне не дал, а благословил меня рукою, после чего я проснулась, пошла в церковь, исповедалась и причастилась Св. Таин. Вечером 13 января пришла ко мне моя знакомая, дочь протоиерея Евдокия Степановна Адоринская, поздравить с принятием Св. Таин. Я рассказала ей о сне и попросила ее сходить в собор и принести мне масла от гробницы святителя Иннокентия. Утром 14 января Адоринская принесла мне пузырек с маслом от святителя Иннокентия. Я попросила Адоринскую налить масла из пузырька в ложку и выпила его. С тех пор кровотечение прекратилось, уничтожились и боли, которыми обыкновенно сопровождалось кровотечение. Об этом считаю долгом засвидетельствовать. Апреля 25 дня 1911 года. К сему заявлению жена коллежского секретаря Ольга Павловна Студицкая подписалась».

Что прописанное в сем заявлении справедливо, то удостоверяем своим подписом. Муж ее, Ольги Павловны Студицкой, коллежский секретарь Павел Димитриевич СтудицкийДочь протоиерея Евдокия Адоринская. Клятвенное обещание принимала Ольга Студицкая и Евдокия Адоринская. К присяге приводил протоиерей С. Архонтов. При этом присутствовал о. кафедральный протоиерей В. Лентовский и отставной унтер-офицер П. Далмасов.

*   *   *

   30 мая 1911 года за № 89 кафедральным протоиереем В. Лентовским при рапорте было представлено два заявления об исцелениях, полученных вдовою статского советника Мариею Георгиевною Фадеевою и крестьянкою Агафией Семеновною Лаптевою молитвенным ходатайством и заступлением в Бозе почивающего святителя Иннокентия.

 

Свидетельство Марии Георгиевны Фадеевой

Милосердием Божиим, молитвами святителя Иннокентия я получала несколько раз исцеления от моих болезней через масло из лампады, которая имеется при гробнице великого святителя, принимая внутрь каплями и намазывая больные места своего тела. Первая моя болезнь была боль глаза, который я сильно ушибла и испытывала боль нестерпимую. Помолившись святителю Иннокентию, бывшему Пензенскому епископу, я намазала глаз маслом из его лампады два раза, а получивши успокоение боли, приложила тряпочку с маслом на него с утра. К вечеру боль прошла, и я смогла смотреть в очках, а на другой день боль совсем прошла. Вторая моя болезнь – воспаление в груди, несколько нарывов внутренних в груди. Испытывая сильную боль, я намазывала грудь маслом из лампады и, прикладывая масло на тряпочке каждый день, я чрез неделю получила исцеление. Третья моя болезнь – болезнь ноги. Я испытывала сильную боль, и ходить мне было трудно и больно. Я намазала маслом из лампады великого святителя, Преосвященного епископа Иннокентия больную ногу три раза и почувствовала облегчение и стала свободно ходить и получила исцеление. Жительница г. Пензы вдова статского советника Мария Георгиевна Фадеева. 11 мая 1911 года.

 

Свидетельство Агафии Семеновны Лаптевой

Много лет я болела ногою и рукою. Обращалась многократно к докторам. Они говорили, что у меня подкостная болезнь, которую вылечить нет никакой возможности. И вот я прибегла к молитвенной помощи епископа Иннокентия и, не имея раньше сил двинуть рукою и ногою, теперь я свободно владею этими членами. При гробнице святителя Иннокентия мы дали обет — в случае получения исцеления объявить об этом в печати. 30 мая 1911 года.

К сему заявлению за неграмотную Лаптеву муж ее Владимир Филиппов Лаптев подписался, и удостоверяем под присягою, что всё, прописанное в этом заявлении, сущая правда.

 

Свидетельство Зинаиды Лебедевой

16 ноября 1911 года было прислано на имя кафедрального протоиерея из г. Нижнего Новгорода письмо следующего содержания:

«Сын мой Виктор, 9 лет, болел два года. Все доктора говорили, что с ним туберкулез желез. Вся шея была в ранах. Я бросила докторские лечения и стала мазать раны маслом из лампады святителя Иннокентия. Теперь сын мой Виктор здоров. Я дала обещание, если пройдет болезнь, сообщить об этом в Пензенский кафедральный собор. Отара, дом Каменева, Зинаида Лебедева».

*   *   *

  Крестьянин Афанасий Климкин и мещанка Татиана Мурзина на имя кафедрального протоиерея В. Лентовского представили заявления о чудесном исцелении по молитвам святителя Иннокентия следующего содержания:

 

Свидетельство Афанасия Федоровича Климкина

Я, крестьянин Саратовской губернии Петровского уезда Старо-Захаркинской волости Афанасий Федоров Климкин, живу в г. Пензе на городском поселке Манчжурия в своем доме, служу на Рязано-Уральской железной дороге. Прошлого 1911 года ранней весной заболела дочь моя Мария, 14 лет, лихорадкой. Долго она страдала. Много раз мы обращались за медицинской помощию к железнодорожным врачам, но от невоздержания в пище или еще от чего болезнь не оставляла больную нашу дочь. Но вот пришла моя сестра, Васса Федоровна Климкина, и посоветовала взять больную дочь в собор к литургии, так как на днях, 30 мая, должна быть память Преосвященного епископа Иннокентия. Я согласился и отпустил свою дочь. Усердно помолившись у литургии, а после оной и на панихиде, взяли масла из лампады у гроба святителя Иннокентия, стали мазать этим маслом больную, – и больная после того стала здорова и болезнь больше не возвращалась. В чем и подписуемся Афанасий Климкин и Мария Климкина. 

 

Свидетельство Татьяны Ивановны Мурзиной

Считаю долгом заявить о полученном мною чудесном исцелении от глазной болезни по молитвам святителя Иннокентия у его гробницы. Это было 7 мая 1911 года. В этот день в склепе была совершаема вселенская панихида. Когда я стала молиться, на меня напало сильное забытье: я перестала сознавать. Не помню, как окончилась панихида, и приложилась ли я к гробнице святителя Иннокентия, и как вышла из склепа. Когда я вернулась домой, почувствовала сильную слабость во всем организме, и в таком состоянии забытья и слабости я пробыла весь день. В течение дня хотя и являлось сознание несколько раз, но на очень короткое время, потому что разум не в силах был бороться с тем настроением души, какое я испытывала. Такое состояние души не поддается описанию. Вечером я стала приходить в себя: в это время я и почувствовала полное облегчение в глазах, и с тех пор болезнь моя не повторялась. Когда я шла в склеп на панихиду, я дала обещание заявить, если получу исцеление. Исцеление я получила, о чем считаю долгом довести до сведения Вашего Высокопреподобия. Глаза мои заболели в ноябре месяце 1909 года, и лечили меня два доктора. Рецепты одного из них у меня сохранились, и они могут свидетельствовать о моей болезни. Лекарства по этим рецептам мне не помогали: от самой ничтожной простуды часто повторялось воспаление век и белков. В настоящее время мои глаза совершенно здоровы. Пензенская мещанка Татиана Ивановна Мурзина. Пенза, Лекарская улица, дом № 17. 15 января 1912 года. 

 

Свидетельство Татьяны Алексеевны Листовой

21 июля 1914 года на имя о. кафедрального протоиерея В. Лентовского поступило заявление от жены священника Татианы Листовой такого содержания:

«Я, Татиана Алексеевна Листова, не раз получала исцеление от угодника Божия епископа Иннокентия. Раз в детстве у меня болели глаза и я служила панихиду у гробницы епископа Иннокентия, брала масло из лампады, которым мазала себе глаза, – и получила исцеление. Потом у меня, уже замужем, заболела девочка 12 лет скарлатиной и вместе с тем воспалением червовидного отростка, лежала в Чембарской больнице. Лечила ее женщина-врач Вера Ларионова. Девочка была приговорена к смерти. Два дня лежала без всякого сознания. Я молилась святителю Иннокентию и дала обет, что при первой поездке в Пензу непременно буду у гробницы св. Иннокентия и возьму масла из его лампады. Как только я дала такое обещание, моя дочь Антонина взглянула на меня и говорит: «Мама, не плачь! Мне стало лучше». И действительно, моя дочь с этого момента стала поправляться. Это было в 1913 году в сентябре месяце, приблизительно числа 16-го. Третий случай исцеления я испытала на себе. Почти пять лет я чувствовала боль у себя в груди, обращалась ко многим врачам. Первый врач, Добромыслов, лечил меня в г. Чембаре, но я не чувствовала себя лучше. Обращалась к другому врачу – Стеклову, и от него не получила облегчения. Потом свой врач, Аркадий Фадеевич Сойнов, приехал из Москвы, стал лечить меня, но нисколько не мог облегчить моей болезни. Наконец, я бросила все докторские лечения и стала лечиться маслом, взятым из лампады святителя Иннокентия, и дала обет отслужить по нем панихиду и объявить о чуде, если только у меня прекратится болезнь. И действительно, я теперь здорова и не ощущаю никакой болезни. Жена священника Татиана Листова. Июня 24 дня 1914 года».

Жена священника Татиана Листова и дочь ее Антонина это заявление подтвердили под присягою, о чем сделана надпись за надлежащим подписом, на заявлении — соответствующая надпись за подписом лиц, принимающих присягу, приводящего к присяге и присутствующих при этом лиц.

 

Свидетельство Анны Морошкиной

9 марта 1915 года поступило на имя кафедрального протоиерея Лентовского заявление от девицы Анны Морошкиной об исцелении ее по молитвам святителя Иннокентия, каковое заявление о. протоиереем 12 марта за № 39 было представлено Его Высокопреосвященству. Заявление следующего содержания:

«20 января 1887 года я, будучи еще девочкой, очень заболела. Приглашенный ко мне врач нашел у меня сильное воспаление легких и на вопрос моей матери: «Опасна ли болезнь или нет?» ответил, что болезнь очень тяжелая, но пока опасности еще нет. А если появится отек легких, то сердце не выдержит. 24 января мне заметно стало хуже, а 25 утром появилась одышка, температура сильно упала и лицо, как мне сказали после, совсем стало как у умирающей; когда пришел врач, то он нашел мое положение очень опасным, так как отек легких уже начался. Родители мои всю надежду возложили на Бога, а также обратились с молитвою об исцелении меня к святителю Иннокентию. В этот день меня причастили Св. Таин и, с позволения бывшего тогда ключаря собора протоиерея К. Ф. Смирнова, взят был покров, которым покрывается гробница на могиле святителя Иннокентия, и в этот день принесен на дом. Этот покров положили на меня. Я уснула и спала довольно долго. Когда проснулась, то лицо мое стало совсем другое, а 28 числа уже был кризис, – и я быстро стала поправляться, и болезнь моя не оставила во мне никаких следов. Во всём этом видна великая милость Божия ко мне по молитвам святителя Иннокентия. День 25 января я никогда не забываю и ежегодно бываю в соборе и прошу служить панихиду по святителе Иннокентии. Об этом событии моими родителями тогда же словесно было заявлено бывшему тогда ключарю собора протоиерею К. Ф. Смирнову. В настоящее же время, когда возник вопрос о прославлении святителя Иннокентия, считаю своим долгом о всём этом довести до сведения Вашего Высокопреподобия».

Всё, изложенное в этом заявлении, есть истинная правда, в чем и подписалась девица Анна Морошкина, а также всё это подтверждают мать ее и сестра: вдова бывшего помощника смотрителя Тихоновского духовного училища Александра Ивановна Морошкина и девица Александра Морошкина. Что заявление это написано получившей исцеление Анной Морошкиной собственноручно и подписано собственноручно ею, ее материю и сестрою, лично мне известными, в том удостоверяю своим подписом. Пензенский кафедральный протоиерей Владимир Лентовский. 9 марта 1915 года.

 

Свидетельство Анны Лентуловой

6 апреля 1915 года кафедральный протоиерей В. Лентовский при рапорте за № 65 представил Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему архиепископу Владимиру следующее заявление вдовы священника села Вороны Мокшанского уезда Анны Лентуловой:

«Я гуляла с своим четырехлетним внучком. Мимо нас прошла барыня с собачкой, которая лизнула щечку внука. Я сильно испугалась и отерла щеку мокрым носовым платком. Утром у внука на том самом месте, где лизнула собачка, появились три красненьких пятнышка, которые потом разошлись по всему личику. Лечил доктор, но докторское лечение не помогало. Болезнь продолжалась полгода и образовалось гноение на том месте, где лизнула собака. Это меня страшно поразило. Я сейчас же пошла к нашему молитвеннику святителю Иннокентию, простояла панихиду по нем, взяла масла из лампады и обещала привести внучка после исцеления. На третий день уже не стало никакой красноты и гноения. Анна Лентулова».

Это заявление вдова Лентулова подтвердила клятвою. Заявление принял и к присяге приводил 17 февраля 1915 года пензенский кафедральный протоиерей В. Лентовский. В том, что заявление это собственноручно подписано вдовой священника села Вороны Мокшанского уезда Анной Лентуловой, лично мне известной, удостоверяю своим подписом. Кафедральный протоиерей В. Лентовский. При приводе к присяге и при подписании Лентуловой заявления присутствовали диакон Дмитрий Захаров и пономарь Павел Касаткин.

*   *   *

Все вышеизложенные сведения о благодатных знамениях милости Божией, явленных чрез святителя Божия, записаны в общую книгу, которая хранится в ризнице собора. Но можно предполагать, что есть много незаписанных исцелений по молитвам и предстательству святителя Иннокентия пред престолом Божиим, известных Единому Господу Богусвятителю Иннокентию и тем лицам, над которыми они совершались и которые об этом официально не заявляли. Такое предположение имеет свои основания. Известно, что со дня кончины Преосвященного епископа Иннокентия прошло 95 лет, а память о нем до сих пор хранится не только в нашей губернии, но и в соседних и отдаленных углах России. Служителям соборного храма очень часто приходилось и приходится видеть за время ежедневного служения панихид по святителе Иннокентии, как у многих, молящихся коленопреклоненно при гробнице святителя, льются обильные слезы, слышатся скорбные рыдания и сердечные вздохи. Несомненно, эти молящиеся люди возносят святителю и просительные, и благодарственные молитвы как угоднику Божию за его помощь и предстательство пред Господом Богом.

Ключарь Пензенского кафедрального собора
протоиерей Константин Ручимский.

Пензенские епархиальные ведомости,
1915, ч. неоф., № 21, с. 903–916.

 

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Жмакин В. Иннокентий, епископ Пензенский и Саратовский: Биографический очерк. СПб., 1885.

Троицкий Д. Иннокентий, епископ Пензенский и Саратовский: Очерк жизни его и деятельности. Пенза, 1882.

Сказание о жизни и подвигах блаженного Иннокентия, епископа Пензенского и Саратовского, скончавшегося в Бозе 1819 г. октября 10 дня. Пенза, 1912.

Дворжанский А. И. История Пензенской епархии. Кн. 1: Исторический очерк. Пенза, 1999, с. 36-48.

А. И. Дворжанский.

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET