Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

«УГЛЁВКА»

название водки местного (пензенского — прим. penzahroniki) производства. По свидетельству писателя В. А. Гиляровского («Мои скитания»), на этикетке было обозначено: «Углевка завода Э. Ф. Мейерхольда» (вероятно, Мейергольда; см. Мейергольды). Качество напитка было выше, чем у популярных тогда водок Смирнова и вдовы Поповой.

К. Д. Вишневский.

________________________________________
Источник: Пензенская энциклопедия.
М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 631.
________________________________________

 

 

ОДНА ЛУЧШИХ ИЗ ВОДОК В РОССИИ

2104-meierhold-dom-wДом Мейерхольдов на улице Володарского, бывшей Лекарской. Автор фото: А. И. Дворжанский.Основным источником доходов Эмиля Федоровича Мейерхольда, отца актера и режиссера Всеволода Эмильевича Мейерхольда, было водочное производство. Жили Мейерхольды в Пензе. Фасад дома Э. Ф. Мейерхольда (ныне Музей театра) выходил на улицу Лекарскую (сейчас улица Володарского). Окна противоположной стороны были обращены на просторный двор, где находился принадлежавший Эмилю Федоровичу спирто-водочный завод.

Всеволод Эмильевич Мейерхольд так описывает производство:

«Во дворе — громадные цистерны периодически наполнялись спиртом, порожние бочки от спирта, ящики и корзины. В больших деревянных колодах большими мельничными жерновами примитивно мнется вишня, черная смородина, малина для наливок. Слышен шум, звенит стеклянная посуда, которую моют в металлических бассейнах, гремят машины, закупоривающие бутылки, стучит машина парового отделения».

Известный писатель и журналист Владимир Алексеевич Гиляровский, к мнению которого прислушивались гурманы Москвы и Петербурга, давал высокую оценку продукции этого завода. Вспоминая дни, проведенные на сцене пензенского театра, и встречу с театральным меценатом и предпринимателем Э. Ф. Мейерхольдом, он пишет:

1406-meyergoldy-em-frЭмиль Федорович (Фридрих Эмиль) МЕЙЕРГОЛЬД (1835-1893), купец 2-й гильдии

«...Я поехал завтракать в ресторан Кошелева. Отпустил лихача и вошел. В зале встречаю нашего буфетчика Румеля, рассказываю ему о бенефисе, и он прямо тащит меня к своему столу, за которым сидит высокий могучий человек с большой, русой бородой: фигура такая, что прямо нормандского викинга пиши.

— Мейерхольд.

— Сологуб, Владимир Алексеевич, наш артист, — познакомил нас Румель. Мейерхольд заулыбался. — Очень, очень рад... Будем завтракать, — и сразу налил всем по большой рюмке водки из бутылки, на которой было написано: «Углевка», завода Э. Ф. Мейерхольда. Пенза.

Ах, и водка была хороша! Такой, как «Углевка», никогда я нигде не лил — ни у Смирнова Петра, ни у вдовы Поповой, хотя и «вдовья слеза», как Москва называла эту водку, была лучше Смирновской».

С 1964 по 1979 год я жил в одном из складских помещений бывшего водочного завода Мейерхольда, переоборудованном под жилье. О том, что здесь некогда был завод, напоминали метаплические механизмы, находящиеся под полом, и громадное количество битого бутылочного стекла, которым была усеяна вся территория двора, наверное, слоем в метр. Удивительно, что в пяти метрах от дома, где жили Мейерхольды, в доме некогда богатого пензенского купца до середины 70-х годов располагался медицинский вытрезвитель. Этим, кажется, была поставлена точка даже на памяти об «Углевке», одной из лучших водок России.

А. Шариков,
преподаватель Пензенского
сельскохозяйственного института
.

 ________________________________________

Источник: Наука и жизнь, 1991, № 8, с. 133-134
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET