Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

ГОРИХВОСТОВ
   Пётр Абросимович
    (1737 — до 1811)

Статский советник, театрал, пензенский помещик.

В 1785 г. в с. Кучук-Пор Пензенского уезда за ним числилось 106 ревизских душ, в с. Михайловское, Липлейка тож, Инсарского уезда152, в с. Польцо Троицкого уезда 19.

Во второй половине XVIII в. Горихвостов служил первым чином в межевой конторе при составлении карт, в Пензенской уголовной палате. Затем судьба вознесла его на вершину провинциальной карьеры: в 1780-1794 гг. он занимал пост вятского губернатора. Выйдя в отставку, поселился в Пензе, влившись в среду культурного дворянства, чей быт проходил в живописно-театральной атмосфере. В его имении Кучки жили талантливые люди, чья художественная одарённость нуждалась в поддержке. Крепостной художник П. А. Горихвостова Василий Александрович Смирнов, обладая способность к рисованию, был даже направлен для обучения в Академию художеств, где учился у профессора исторической и портретной живописи Гавриила Игнатьевича Козлова. Без академического свидетельства и надежды на вызволение из крепостной зависимости В. А. Смирнов вернулся в Кучки. Здесь под руководством Василия Александровича формировался талант ещё одного художника Кузьмы Александровича Макарова, писавшего декорации для домашнего театра Горихвостова и расписывавшего местную церковь Михаила Архангела. Помещик всё-таки отпустил Макарова на волю, что позволило тому выучится в Арзамасской школе живописи А. В. Ступина.

Освободившись от нелегкого бремени чиновничьей службы, П. А. Горихвостов последовал укоренившимся традициям культурного дворянства иметь собственных художников и домашние театры. Создание их было положено ещё в конце XVII в., но широкое распространение получили в следующем столетии: к началу XIX в. в России насчитывалось около 200 театров. Ни один из домашних театров Пензы не мог конкурировать с театром П. А. Горихвостова, декорации и театральный реквизит для которого изготавливали его крепостные художники.

П. А. Горихвостов является прототипом Григория Ивановича Рукавицына романа М. Н. Загоскина «Искуситель»:

«Во всем городе… Григорий Иванович Рукавицын, самый богатый помещик нашей губернии,… давал обеды, вечера и наконец даже домашний театр, на котором играли — вы, верно, думаете: «Недоросля» или «Бобыля»? Извините! «Дианино древо» и «Редкую вещь». К нему ездил весь город, все дивились его Илюшке, который пел фистулою, и отдавали полную справедливость Дуняше, которая заливалась соловьем в бравурных ариях…».

В своем романе «Искуситель» М. Н. Загоскин специально выделил четвёртой главой «Домашний театр Григория Ивановича Рукавицына», где писал:

«Его деревянный дом, один из лучших в Дворянской улице, занимал со своим садом и всеми принадлежностями почти целый квартал. Когда мы вошли, то перед нами открылась бесконечная анфилада низких комнат, не убранных, а, лучше сказать, заваленных различной мебелью. Народу было множество, и мы едва могли добраться до хозяина, который в угольной, обитой китайскими обоями, комнате, принимал гостей. Мы только что успели с ним раскланяться, как он, подав с низким поклоном руку губернаторше, пригласил всех идти за собою в мезонин, в котором был устроен театр. Господи! Какая началась давка, а особливо по узкой лестнице, когда все гости бросились толпою вслед за хозяином. Губернаторшу и дам пустили вперед, но зато мужчины стеснились так в дверях театра, что председателю уголовной палаты оборвали на фраке все пуговицы, а одного советника губернаторского правления совсем сбили с ног и до того растрепали, что он должен был уехать домой. Наконец кое-как все гости вошли в театр и разместились по лавочкам. Разумеется, я попал на самую заднюю. С одной стороны подле меня пыхтел толстый помещик в замасленном кафтане, с отвислым подбородком, раздутыми щеками и преогромной лысиной. Он беспрестанно протягивал через меня свою толстую лапу и нюхал табак у другого моего соседа, маленького человечка, тщедушного, с длинным острым носом и лицом, которое с профиля походило почти на равносторонний треугольник. Если вам случалось видеть ученых чижей или канареек, одетых по человечески, то вы можете себе составить довольно верную идею об этом господине, который, к довершению сходства, прятал в толстый галстук свою бороду и, выставляя наружу один нос, не говорил, а пищал каким-то птичьим голосом. Не имея никакого понятия о театре, я смотрел с большим любопытством на сцену и на опущенный занавес, на котором написано было что-то похожее на облака или горы, посреди них стоял, помнится, на одной ноге, но только не журавль, однако ж и не человек, а вероятно, Аполлон, потому что у него в руке была лира…».

Восторг юного М. Н. Загоскина от горихвостовского театра разделяет и Ф. Ф. Вигель

 «Одно увеселение, которое похоже на что-нибудь, бывало в Петров день: это назывался воксал или был в регулярном саду г. Горихвостова, куда в этот день платили за вход. Сад был не велик; но галдарея, как ещё говорили тогда, была преогромная, правда, однако, также досчатая. Она была обита выбеленною холстиной и украшена пребольшущею жестяною люстрой; в окнах же стояли деревянные треугольники, к коим прибивались железные шандалы. Тут довершались победы красоты; статуи, кои как вкопанные сидели на ярмарке, здесь одушевлялись, приходили в сильное движение, при блеске сальных свеч и звуках громкой музыки».

О репертуарном характере театра мы узнаём из воспоминаний Ф. Ф. Вигеля:

«Труппа г. Горихвостова посвящена была игранию опер и исключительно итальянской музыке; особенно славилась в ней какая-то Аринушка. Сия труппа играла даром для увеселения почтенной публики, собиравшейся у почтенного г. Горихвостова. Я к этому обществу не принадлежал, сих певиц не слыхал и крайне о том жалею; это в карикатурном роде должно было быть совершенство».

Портрет П. А. Горихвостова создал в своих воспоминаниях саркастичный Ф. Ф. Вигель:

«Отъявленным, главным врагом нашим почитался некто ст. с. П. А. Г., семидесятилетний старик, утопавшим в постыдном любострастии. Владея хорошим родовым имением, он чрезвычайно умножил его экономическими средствами, будучи экономии директором и потом вице-губернатором в Вятской губернии, населённой, как известно, почти одними только казенными крестьянами; его экономическая система что-то не понравилась; нашли, что она накладна для казны и не совсем учтиво отказали ему от должности. Он приехал на житьё в уездный город Пензу, где всех был богаче, всех старее летами и чином, где не весьма строго смотрели на средства к обогащению и охотно разделяли удовольствия, ими доставляемые. Старость его, которую называли маститою, была отменно уважаема: ибо за дешевый, хотя множеством блюд обремененный, стол его садились ежедневно человек по тридцати. Только что за обоняние, вкус и желудки были у гостей его! Кашами с горьким маслом, ветчиной со ржавчиной, разными похлёбками, варёными часто в нелуженой посуде, потчевал их этот человек, в коем тщеславие спорило с ужасною скупостью. Одним обыкновенным хлебосольством не ограничивалось его великолепие; длинный ряд комнат довольно низкого, одноэтажного, деревянного дома его был убран с большими претензиями; но всё там было неопрятно, нечисто как совесть хозяина. В огромном мезонине, подавлявшем сей низенький дом, помещался театр, где играли доморощенные его актёры и музыканты. (Житьё г. Г., под именем Рукавицына, очень удачно описано в «Искусителе», романе Загоскина. Там же очень ярко изображены бывший при Екатерине губернатор Ступишин и родственник его Еф. Пётр. Чемесов под именем Двинского. — Примеч. Ф. Ф. Вигеля). Официальная сила отца моего не могла нравиться народности Пензенского гранда; к тому же самая противоположность характеров не допускала их сблизиться. Оказывая ему всевозможную учтивость, отец мой воздерживался, однако, от всего, что могла произвести короткость, и один раз, захворав от его обеда, старательно отклонял потом новые его приглашения. Чего же более для совершенного разрыва?».

Многие годы театр П. А. Горихвостова был центром культурной жизни Пензы первой четверти XIX в.

________________________________________

Источник: Тюстин, А. В., Шишкин И. С. Пензенская персоналия.
Славу Пензы умножившие. [В 3 т.]. Т. 1 (А-Л).: [биогр. слов.]
/ Тюстин А. В., Шишкин И. С. — Пенза : б. и., 2012. – 208 с.: портр.— с. 93-94.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET