Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

617-117-vigel-f-f

ВИГЕЛЬ
   Филипп Филиппович
    (12.11.1786 – 20.03.1856)

Чиновник, мемуарист, автор популярных «Записок».

Никто из пензенских уроженцев не уделил в своем творчестве столь большого внимания своей малой родине, как Филипп Филиппович Вигель, чиновник и литератор, вошедший в историю русской культуры своими многотомными «Записками».

Он родился в с. Симбухове (ныне с. Калинино) Пензенского уезда, где жил в роскошно выстроенной отцом усадьбе, украшением которой был богатый дендрарий. Мальчик воспитывался во французском пансионе в Москве и в имении родовитых и влиятельных князей Голицыных Зубрилово, что ныне в Тамалинском районе, где и познакомился с воспитателем княжеских детей И. А. Крыловым.

По рекомендации государственного деятеля и любимца Павла I графа Ф. В. Ростопчина Филипп Филиппович в 1800 г. был принят на службу в Архив коллегии иностранных дел, где сблизился с братьями Андреем Ивановичем и Александром Ивановичем Тургеневыми, а также с Д. Н. Валуевым.

В 1805 г. Вигеля ввели в состав посольства в Китай, которое возглавлял чрезвычайный посол Юрий (Георгий) Александрович Головкин — правнук канцлера Гавриила Ивановича Головкинавладельца 10 богатых имений в Пензенском уезде. Сам посол был женат на Екатерине Александровне Нарышкиной — дочери генерал-аншефа и пензенского помещика Льва Александровича Нарышкина. Численность посольства превышала 300 человек. Посольству предстояло установить устойчивые торговые связи с Китаем. В июле 1805 г. граф М. С. Воронцов не без сарказма писал своему приятелю Д. В. Арсеньеву:

«Целая шайка готовится ехать в Китай с Головкиным и с ку чей разного народа […] надо знать, что и сам Головкин человек умный, но, впрочем, морального характера в нём не ищи, и я думаю, что некоторые из молодых будут жертвой гордости […] Голландских правил самого посла. Я бы хотел, чтобы Китайский император всё это решил за них и, рассердясь на то, что с ними посланы инженеры, которые будут снимать планы и профили тамошних крепостей, приказал бы всех высечь от первого до последнего и потом выпроводить из его владений».

Поставленная перед посольством цель не была достигнута, так как правительство Китая потребовало сократить численность посольства и выдвинуло унизительные для Головкина условия церемонии приёма у императора, поэтому вся свита посла вернулась в Россию.

В связи с начавшейся 12 июня 1812 г. Отечественной войной по манифесту от 18 июля 1812 г. Высочайше велено было создать в 17 губерниях народные ополчения — вспомогательные воинские формирования из крепостных крестьян, ремесленников, мещан. Манифест призывал дворян в офицерский корпус этих ополчений «конными, людными и вооружёнными». Для сбора пожертвований на ополчение 2 сентября 1812 г. в Пензе был организован специальный комитет, во главе которого стоял «бывший Екатерининский гвардии канонир, отставной бригадир» Николай Степанович Кашкаров, членами — от дворян пору чик Алексей Гаврилович Караулов, от купечества — Пётр Васильевич Казицын, от правительства — Филипп Филиппович Вигель, секретарём — Иван Ефимович Афанасьев, казначеем — Андрей Сергеевич Мартынов. Состояние высокого нравственного подъёма при формировании Пензенского ополчения описывает Ф. Ф. Вигель в своих воспоминаниях:

«При сборе ратников (вопреки тому, что бывало при обыкновенных рекрутских наборах) радость была написана на лице тех, на коих пал жребий; семейные их: жёны, матери, сыновья осыпали их ласками и дарили чем могли.

Названия «дружина», «ратники» совершенно отечественные всем были приятны… В городах дамы отказывались от французского языка и многие из них оделись в сарафаны, кокошники и повязки».

В январе 1813 г. ополчение в составе 3 пехотных и 1 конного полка и артиллерийской команды при 4 орудиях выступило в поход. Пензенские ратники победоносно выполнили свои боевые задачи в сражениях под Лейпцигом, Дрезденом, Магдебургом, покрыв себя славой за проявленные отвагу и мужество.

Дальнейшее восхождение грамотного и исполнительного Ф. Ф. Вигеля по служебной лестнице, несмотря на отсутствие систематического образования, проходило в кабинетах различных учреждений всесильных министерств внутренних дел и финансов. Чиновником он оказался грамотным, старательным и исполнительным, поэтому по чиновной лестнице поднимался быстро.

С 29 декабря 1825 г. по 21 июня 1826 г. он служил вице-губернатором в Бессарабской губернии, а с октября 1826 г. по ноябрь 1829 г.Керчь-Еникальским градоначальником. По возвращении в Петербург Вигель занимал посты сначала вице-директора, а вскоре и директора Департамента духовных дел иностранных вероисповеданий.

В 1840 г. в чине тайного советника, что соответствовало чину генерал-лейтенанта, он вышел в отставку, поселился в Москве и занялся своей знаменитой коллекцией гравированных и литогравированных портретов. В 1853 г. он передал своё уникальное собрание Московскому университету, о чём в Отчете этого старейшего высшего у чебного заведения было отмечено:

«…тайный советник Вигель пожертвовал в пользу Московского университета Собрание 3139 отдельных гравированных портретов и до 800 рисунков, в особых изданиях помещенных».

В коллекции Вигеля были представлены портреты выдающихся деятелей российской культуры И. И. Шувалова, Г. Р. Державина, М. М. Хераскова, М. В. Ломоносова, Е. Р. Воронцовой-Дашковой, Н. М. Карамзина, Ф. Г. Волкова, Е. П. Чемесова и других.

Ф. Ф. Вигель состоял в дружеских отношениях с М. Н. Загоскиным, В. А. Жуковским, А. С. Пушкиным, с которыми познакомился в литературном обществе «Арзамас». В 1820-х гг. в период службы в Бессарабии Вигель близко общался с Пушкиным в Кишиневе и Одессе. Филипп Филиппович был первым, кто услышал из уст самого Пушкина первые главы романа «Евгений Онегин». Встречи Пушкина и Вигеля не прекращались и после окончания южной ссылки поэта. А. С. Пушкин признавался:

«Я люблю его разговор — он занимателен и делен».

В свою очередь Вигель писал в марте 1838 г. В. Ф. Одоевскому:

«Я также знал его, дивился ему и всей душой любил его».

Поэт посвятил нашему земляку стихотворение «Проклятый город Кишинев». Знал Филипп Филиппович и М. Ю. Лермонтова, с которым познакомился в 1839 г. в доме Карамзиных.

Большую известность приобрёл Ф. Ф. Вигель своими «Записками», доведёнными до 1828 г. Наиболее достоверными в этих «Записках» предстают те события, свидетелем и участником которых был сам мемуарист. Пензенский краевед А. Ф. Селиванов, оценивая «Записки Филиппа Филипповича Вигеля», отмечал, что они

«весьма любопытные и живо, остроумно написанные […], рассказывающие о его жизни, семейных делах и службе, описывающие и характеризующие знакомых его и множество исторических лиц и рисующие современное ему общество, театр и литературу. Но при щепетильности, самолюбии и желчности, у него много пристрастного в суждениях о лицах, много резких и поверхностных отзывов».

«Записки» Ф. Ф. Вигеля были опубликованы в журнале «Русский вестник» за 1864-1865 гг., а в 1891-1893 гг. изданы с дополнениями в Приложении к журналу «Русский архив» в 7 частях. Для Пензы эти «Записки» интересны, прежде всего, огромной портретной галереей людей, о которых ни один архивный документ не мог бы дать столь образного, цельного и законченного представления. Эти мемуары — на редкость ценнейший источник по изучению пензенского общества конца ХVIII — начала ХIХ вв.

________________________________________

Источник: Тюстин, А. В., Шишкин И. С. Пензенская персоналия.
Славу Пензы умножившие. [В 3 т.]. Т. 1 (А-Л).: [биогр. слов.]
/ Тюстин А. В., Шишкин И. С. — Пенза : б. и., 2012. – 208 с.: портр.— с. 70-72.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET