Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

617-30-annenkov-a-p

АННЕНКОВ
   Иван Александрович
    (05.03.1802 – 27.01.1878)

Поручик лейб-гвардии Кавалергардского полка, декабрист, земский деятель.

Анненковы — дворянский род, одна ветвь которого зародилась в 1635 г. и представители которого внесены в 6-ю часть дворянской родословной книги Пензенской губернии. Отец — статский советник Александр Никанорович Анненков (ум. 1803), отставной капитан лейб-гвардии Преображенского полка, советник Нижегородской гражданской палаты; мать — Анна Ивановна Якобий (ум. 1842), дочь иркутского генерал-губернатора Ивана Варфоломеевича Якобия.

Иван Александрович в 1817–1819 гг. учился в Московском университете, но, не окончив его, поступил юнкером в Кавалергардский полк, где дослужился до поручика (1823). Для заготовки лошадей и пополнения ими полка И. А. Анненкова в качестве ремонтёра послали на конскую ярмарку в Пензу. На этой же ярмарке модный торговый дом Демонси, располагавшийся в Москве на углу Кузнецкого моста и Петровки, организовал торговлю под руководством приказчицы Полины Гебль. Здесь и произошла нечаянная встреча дочери наполеоновского офицера и блистательного русского офицера, которая переросла в страстную любовную привязанность друг к другу.

В Пензенской губернии за Иваном Анненковым в с. Скачки Мокшанского уезда было записано 712 ревизских душ, а в сёлах Александровка, Покровское, Алексеевка от отца оставались крепостные, которых в 1785 г. было 808 душ мужского пола. Предложение кавалергарда Полине Гебль объехать пензенские имения Анненковых было встречено Полиной благожелательно. В одной из сельских церквей появление молодых влюблённых ожидали подкупленные Иваном Александровичем священник и два свидетеля, но Полина, зная суровый нрав матери Анненкова, отказалась от венчания до получения её согласия. Осенью 1825 г. Гебль и Анненков вернулись в Москву. В декабре произошли известные события, к которым Иван Александрович оказался причастным: ещё в 1824 г. полковник Пётр Иванович Пестель, руководивший Южным обществом, принял Анненкова в Санкт-Петербургский филиал Общества.

14 декабря 1825 г. Иван Александрович находился на Сенатской площади в правительственных войсках, тем не менее, он был приговорён к 20 годам каторжных работ. Полина Гебль ждала ребёнка, поэтому она обратилась к императору с прошением:

«Ваше Величество, позвольте матери бросить-ся к ногам Вашего Величества и по-просить как милости позволения разделить ссылку с её незаконным супругом. Религия, Ваша воля, Государь, и закон учат нас, как исправлять свои ошибки. От всего моего сердца я приношу себя в жертву человеку, без которого я более не могу долго жить. Согласитесь, Государь, открыть состраданию Вашу большую душу, великодушно позволяя мне разделить с ним ссылку. Я отказываюсь от моей национальной принадлежности и готова подчиниться Вашим законам. У подножия Вашего трона я умоляю Вас на коленях даровать мне эту милость. Я ленях даровать мне эту милость. Я надеюсь на неё. Остаюсь, государь, покорной и преданной под данной Вашего Величества Полина Гебль».

Только 5 марта 1828 г. она добралась до Читы, а 4 апреля того же года состоялось венчание Полины Гебль и Ивана Анненкова. На время венчания с него сняли кандалы.

Отношениям Полины Гебль и И. А Анненкова Александр Дюма посвятил свой роман «Учитель фехтования», в котором отразил весь романтизм их любви.

Режиссёр Владимир Мотыль поставил фильм «Звезда пленительного счастья», одной из интересных сюжетных линий которого является любовь русского офицера и француженки-модистки.

В 1856 г. после тридцатилетнего пребывания в Сибири Анненковы получили возможность вернуться в европейскую Россию. Их сын Владимир Иванович (1831–1891) окончил Тобольскую гимназию и служил по месту ссылки отца, а с 1858 г. был чиновником особых поручений при Нижегородском губернаторе, в 1878-1891 гг. занимал должность председателя Самарского окружного суда. Его поместье находилось в Скачках, где за ним было записано 2087 десятин.

В 1861 г. Иван Александрович писал сыну в Скачки:

«Моя старая ненависть к рабству пробудилась с тех пор, как я попал в Пензенскую губернию на американские плантации. Здесь отпечаток рабства на всех лицах, разбойники управляющие и заседатели в тысячу раз больше грабители, чем в Нижнем».

Владимир Иванович, часто наезжал в Пензу. Скончался он в Скачках, где до сих пор на его могиле стоит старинное надгробие.

Внук декабриста Борис Владимирович (1889–1927) дослужился до генерал-майора, был участником Первой мировой войны и Белого движения.

Поэт Александр Замогильнов посвятил Полине Анненковой романс:

Прасковье Егоровне Анненковой —
Полине Гебль, урождённой Жаннете Поль.

 

То не дурь, не мальчишество, вовсе не шарм
по Москве прокатиться на бричке
от разбуженных кавалергардских казарм
в магазин Демонси к католичке.

 

Пусть красавицы барышни наши,
говорю я вам без суесловья,
но, мой Бог, кто француженки краше?
О Жанетта, Полина, Прасковья!

 

Откровенно скажу — я влюблялся не раз —
столько перецеловано ручек,
но от этих нездешних доверчивых глаз
пропадает блестящий поручик.

 

Я, ма шер, подловлю Вас на слове,
ведь Шампанья — всё ж не Подмосковье,
но, мой Бог, что сильнее любови?
О Жанетта, Полина, Прасковья!

 

А в Отечестве нашем любой — арестант
без туза на спине, без разряда.
Ты прости и пойми меня, плац-адъютант,
ведь всесильна свободы услада.

 

Не изведав раскаянья муки,
вспоминаю прошедшее вновь я,
но, мой Бог, что же злее разлуки?
О Жанетта, Полина, Прасковья!

 

Только тень эшафота для нас — пьедестал,
путь к свободе тернист и прекрасен,
пусть двуглавый орёл правит нынче свой бал, —
скорбный труд наш, друзья, не напрасен.

 

Проклинать ли острожное ложе?
Мой венец — кандалы в изголовье,
но, мой Бог, что России дороже?
О Жанетта, Полина, Прасковья!

 

________________________________________
Источник: 
Тюстин, А. В., Шишкин И. С. Пензенская персоналия.
Славу Пензы умножившие. [В 3 т.]. Т. 1 (А-Л).:  [биогр. слов.]
/ Тюстин А. В., Шишкин И. С. — Пенза : б. и., 2012. – 208 с.: портр.— 
с. 21-22.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET