Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

ЛИЦО РОДНОГО ГОРОДА
Очерк формирования облика Пензы

Из книги «Золотая летопись Пензенского края»
(авторский вариант статьи)

Лицо Пензы, как и любого другого города, определяет застройка, разнообразие которой до революции было обусловлено архитектурными направлениями в строительстве и индивидуальными вкусами заказчиков. Когда в стране остался практически один заказчик — государство, направившее развитие жилищного строительства на скорейшее удовлетворение населения жилой площадью, то и мысль архитектора лишилась полета творческой фантазии и низвелась до уровня проектирования по принципу выгадывания лишних сантиметров.

001-vid-penzyВид на Пензу с высоты птичьего полета. На переднем плане — Успенская (Мироносицкая) церковь. Автор фото: А. С. Назаров.

Казалось бы, сейчас, когда появилось множество индивидуальных застройщиков, дающих архитекторам полную свободу, мы должны стать свидетелями невиданного расцвета пензенской архитектуры. Но, увы, этого не происходит. Более того, появляющиеся в Пензе здания, не опираясь на существовавшие в нашем городе традиции, кажутся чужеродными и звучат диссонансом. Не последнюю роль в этом играет утрата преемственности в формировании архитектурного облика города. Поэтому хотелось бы на страницах этой книги запечатлеть этапы развития и особенности пензенской архитектуры.

 

Часть ПЕРВАЯ

СОБОРНАЯ ПЛОЩАДЬ — СЕРДЦЕ ПЕНЗЫ

Не касаясь в деталях начального периода формирования Пензы, отметим, что расположение на холме построенной в 1663 году крепости задало направление будущим улицам по сторонам света. Поскольку развитие города к западу и югу ограничивалось лесом, а к востоку — рекой Пензой и речкой Мойкой, застройка шла в основном в северном направлении, туда, где в месте слияния Суры и Пензы еще до основания нашего города был построен Черкасский острог. Рельеф местности диктовал свои условия, поэтому улочки сбегали к реке Пензе так, как им было удобнее. То же самое наблюдалось и на окраинах города.051-penza-do-pereplanirovkiПлан Пензы XVIII века до начала перепланировки

Особенно хаотичной застройка была в районе улицы Горького — в связи с протекавшей там речкой Шелаховкой. Впоследствии она изменила свой путь по городу, и, как известно, сейчас она вытекает из-под обелиска «Росток». Более ровные кварталы сформировались к северу от крепости, где образовалась торгово-ремесленная зона — посад, а также к югу, где на месте теперешних улиц Куйбышева и Богданова находилась слобода пеших казаков, доходившая до улицы Тамбовской, за которой начинался лес; к востоку, вплоть до речки Мойки, в Стародрагунской слободе проживали драгуны.

Так что уличная сетка Пензы была довольно неровной. Ее спрямление началось в соответствии с генеральным планом 1785 года, который предусматривал дальнейшее развитие города уже на регулярной (геометрической) основе. Утверждение генерального плана было напрямую связано с губернской реформой, направленной Екатериной II на укрепление местного государственного аппарата после подавления крестьянской войны под предводительством Е. Пугачева.

К этому времени Россия разделялась на 23 губернии, представлявшие из себя огромнейшие территориальные единицы. В ходе реформы произошло их разукрупнение, в результате чего число губерний в стране увеличилось более чем вдвое, и к концу правления Екатерины II, скончавшейся 6 ноября 1796 года, их насчитывалось уже 50. Каждую из столичных губерний, а также более крупные регионы, объединявшие в себе по две-три губернии, возглавлял наместник (генерал-губернатор) — должностное лицо, наделенное чрезвычайными полномочиями и ответственное только перед императрицей. В каждой губернии или наместничестве учреждался губернатор или правитель наместничества.

Пензенское наместничество было образовано 15 сентября 1780 года и было подотчетно первое время Владимирскому, Тамбовскому и Пензенскому генерал-губернатору Р. И. Воронцову.

Роман Илларионович Воронцов был генерал-поручиком и сенатором при императрице Елизавете, которой его брат Михаил, ставший канцлером, помог взойти на престол. Возвышению Р. И. Воронцова до генерал-аншефа при Петре III способствовало то обстоятельство, что его дочь Елизавета стала фавориткой императора. При Екатерине II он вначале попал в опалу, но затем был назначен наместником Владимирского, Тамбовского и Пензенского наместничеств, на что в немалой степени повлияла дружба с императрицей его другой дочери — Екатерины, получившей известность как президент Российской академии княгиня Дашкова. В 1781 году Пензенское наместничество отошло в ведомство Казанского и Пензенского генерал-губернатора князя Платона Степановича Мещерского.

Первым правителем Пензенского наместничества (губернатором) стал генерал-майор Иван Алексеевич Ступишин. Штат наместничества был утвержден 17 сентября 1780 года, а 31 декабря состоялось его официальное открытие.

Губернская реформа привела к образованию большого числа новых учреждений, под размещение которых требовались помещения. Поэтому сразу же встал вопрос о строительстве зданий для присутственных мест (так назывались раньше государственные учреждения), а также дома для правителя наместничества. Учитывая срочную необходимость в этих зданиях, их вначале построили деревянными. Разместились они в центральной части города — на территории бывшей крепости. План и описание г. Пензы, составленные в 1783 году в ходе генерального межевания, зафиксировали облик его центральной части:

«в городе... четвероугольный небольшой замок, обнесенный насыпным земляным валом и обрытый сухим рвом, которого ныне остался один вид. Внутри оного соборная церковь... палата для клажи собираемых государственных доходов каменные, а присутственные места и дом наместнический деревянные».

090-penza-gravyura-18-veka

Вид Пензы с северо-востока.
Гравюра П. Т. Балабина с рисунка М. И. Махаева,
сделанного по рисунку А. И. Свечина 1760-е гг.

В описании Пензы 1784 года среди казенных строений перечисляются:

— деревянные генерал-губернаторский дом со всеми принадлежащими к нему службами;

— здание для присутственных мест в три связи, из которых в первой — наместническое правление, казенная палата и приказ общественного призрения;

— во второй — уголовная и гражданская палаты, два департамента верхнего земского суда и совестной суд;

— в третьей — два департамента губернского магистрата, верхняя и нижняя расправы, уездный и нижний земский суд, дворянская опека, уездное казначейство;

— каменная палатка, в которой хранилась денежная казна уездного казначея.

В центре бывшей крепости располагался каменный Спасский собор, построенный в 1717 году вместо деревянного.

Здания, возведенные для размещения в них предписанных губернской реформой учреждений, имели временный характер и довольно быстро стали приходить в негодность. Поэтому в 1782 году асессору гражданской палаты Ивану Михайловичу Захарову было поручено их обследовать и затем заняться разработкой планов и смет на постройку новых каменных зданий. Однако ему не хватило профессионального мастерства для придания административным зданиям облика, отвечающего статусу Пензы как губернского центра, и проекты двух корпусов присутственных мест выполнил нижегородский губернский архитектор Яков Ананьевич Ананьин. Это было вполне естественно, поскольку в то время Пензенское и Нижегородское наместничества были подведомственны одному генерал-губернатору — Ивану Михайловичу Ребиндеру.

120-priststven-mesta-projectПроект присутственных мест. 1786 г.6 февраля 1786 года состоялось Высочайшее утверждение фасадов обоих корпусов присутственных мест, вид которых был совершенно идентичным. Место для них выбрали в соответствии с генеральным планом Пензы, утвержденным 6 октября 1785 года Екатериной II. Генплан, в частности, предусматривал постройку на территории бывшей крепости четырех больших административных зданий — по два на западной и на восточной сторонах площади, которая в недалеком прошлом являлась территорией крепости Пенза.

130-vid-s-kolokolni-na-yugo-vostokВид на Первый корпус присутственных местПервый корпус присутственных мест (ул. Белинского, 8) был построен в 1786-1787 годах подрядчиком пензенским купцом Герасимом Шабониным. В здании разместились наместническое (губернское) правление и казенная палата — губернский орган Министерства финансов. Казенная палата, в которой, казалось бы, должны были служить люди, обладающие сугубо аналитическим складом ума, «подарила» Пензе двух ярких творческих личностей: поэта, драматурга и организатора первого в нашем городе театра Ивана Михайловича Долгорукова (Долгорукого), который по своей должности пензенского вице-губернатора возглавлял казенную палату с 1791 по 1797 год, и писателя-сатирика Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, служившего председателем Пензенской казенной палаты в 1865-1866 годах.

140-2-korpusВторой корпус присутственных местВторой корпус присутственных мест (ул. Белинского, 2), предназначенный главным образом для губернских и уездных судебных учреждений, был в основном закончен в 1791 году, но из-за обнаруженных недоделок его приняли в казну лишь через три года. Строил его подрядчик пензенский купец 1-й гильдии Кирик Петрович Алферов.

После постройки корпусов старые деревянные присутственные места в 1795 году сломали. В 1853-1854 годах оба здания присутственных мест были перестроены по проекту пензенского губернского инженера Александра Конрадовича Шторха. При этом их большие трехчастные оконно-дверные проемы были превращены в обычные, и лишь обводка окон второго этажа штукатурными тягами, отмеченная сверху замковыми камнями, напоминает нам теперь о их первоначальной форме. Второй корпус присутственных мест был еще раз перестроен в 1871 году в связи с размещением в нем 151-152--lestnitsa-2-korpusЛестница во втором корпусе присутственных мест. Автор фото: В. РодионовПензенского окружного суда — над его средней частью надстроили мезонин. Работы вел подрядчик губернский секретарь и временный купец 2-й гильдии Иван Ефимович Мурзин. Изменения коснулись и интерьера здания: в нем были устроены великолепные чугунные лестницы, ведущие на второй и третий этажи, сохранившиеся и поныне. В 1803-1918 годах в этом здании размещалась типография Пензенского губернского правления, деятельность которой имела огромное значение для культурной жизни губернии.

170-liniya-prisut-mestЛиния присутственных мест. На фотографии изображены (слева направо): второй корпус присутственных мест, здания гауптвахты и уездного казначейства.

Присутственные места (ныне ул. Белинского), построенные вдоль восточной границы бывшей крепости, от которой сохранился крепостной вал, хорошо видимый со стороны улицы Кирова, образовали так называемую Линию присутственных мест — единственную в Пензе улицу без жилых домов. Правда, мемориальная доска, установленная на доме № 8 по ул. Белинского, свидетельствует, что здесь не только работал в казенной палате, но и жил Салтыков-Щедрин. Однако эти сведения не соответствуют действительности, и уже давно бы следовало заменить эту доску, чтобы не вводить людей в заблуждение.

Образовавшееся между корпусами пространство впоследствии было застроено. В 1843 году здесь появилось одноэтажное здание уездного казначейства (ул. Белинского, 6), а в 1868 годувоенная гауптвахта (ул. Белинского, 4). И лишь южный угол Линии присутственных мест долго 171-belinski-libraryБиблиотека им. М. Ю. Лермонтоваоставался незастроенным. Только 1 июня 1911 года, когда праздновалось 100-летие со дня рождения В. Г. Белинского, здесь состоялось освящение места, отведенного городской думой под постройку Дома им. В. Г. Белинского, в котором должны были разместиться общественная библиотека им. М. Ю. Лермонтова, народная библиотека-читальня им. В. Г. Белинского, музей и аудитория на тысячу мест. Однако строительство здания началось лишь летом 1914 года, а вчерне было закончено к 1915 году. Внутреннюю отделку, устройство отопления и оборудования отложили до 1916 года. Но открыться библиотеке было суждено уже после революции — 20 февраля 1928 года.

Так закончилось формирование восточного фронта застройки Соборной площади в соответствии с генеральным планом 1785 года.

На западной стороне площади, напротив присутственных мест, должны были располагаться еще два каменных здания. Одним, естественно, должен был быть наместнический дом. Его строительство началось в 1784 году там, где в былые времена в крепости располагался воеводский двор. В августе 1788 года правитель Пензенского наместничества И. А. Ступишин, до того квартировавший в доме Улыбышева, справлял новоселье в новом наместническом доме.

Фасад наместнического (архиерейского) дома.

Наместническим этот дом первоначально назывался потому, что предназначался для пребывания в нем наместника (имевшего своей постоянной резиденцией другой город) в его кратковременные приезды в Пензу. Но поскольку в здании постоянно проживал правитель наместничества (губернатор), то дом еще называли губернаторским. Когда же в 1796 году вместо Пензенского наместничества была образована губерния, он уже с полным правом стал называться губернаторским.

Вторым пензенским губернатором стал генерал-майор Михаил Яковлевич Гедеонов, однако занимал он этот пост совсем недолго. После смерти Екатерины II на престол вступил ее 42-летний сын Павел, которого она хотела лишить престола в пользу своего любимого внука Александра. Взаимная неприязнь Павла к матери сказалась и на его отношении к созданному ей государственному управлению, следствием чего стало упразднение ряда губерний. 5 марта 1797 года Пензенская губерния, образованная за полгода до того вместо Пензенского наместничества, была ликвидирована и Пенза стала уездным городом Саратовской губернии. Здания, занимаемые присутственными местами и губернатором, освободились. Этим обстоятельством воспользовался первый епископ вновь учрежденной 16 октября 1799 года Саратовской епархии Гаий (Такаов). Не найдя себе в губернском городе Саратове подходящего помещения, он перевел свою кафедру в ставшую уездным центром Пензу и занял пустующий губернаторский (наместнический) дом, который с тех пор стал называться архиерейским.

Архиерейский дом.

Сейчас в архиерейском доме, как и прежде, проживает управляющий Пензенской епархией.

В середине XIX века к архиерейскому дому по бокам сделали двухэтажные корпуса, выполненные в формах древнерусского зодчества. В южном корпусе разместилась Воскресенская церковь, а северный был соединен с двухэтажным зданием духовной консистории — органа, ведавшего делами Православной церкви на территории епархии. В результате образовался ансамбль, имеющий не только архитектурное, но и художественное значение. Дело в том, что на третьем этаже архиерейского дома сохранились росписи, выполненные в середине XIX века художественной школой К. А. Макарова, в числе учеников которой был и будущий академик живописи Иван Кузьмич Макаров. Они же производили роспись Спасского кафедрального собора, после разрушения которого единственными образцами церковной живописи того времени остаются росписи в архиерейском доме.

Росписи в архиерейском доме: святитель Амвросий Медиоланский, Пресвятая Богородица, святой апостол и евангелист Иоанна Богослов. Автор фото: А. Дворжанский.

Что касается четвертого, запланированного генеральным планом дома на Соборной площади, то он так и не был построен, поскольку подходящее здание для вице-губернатора уже имелось — дом воеводы Андрея Алексеевича Всеволожского (ул. Кирова, 17), заживо сожженного в 1774 году пугачевцами. Он располагался на Троицкой улице, почти напротив 2-го корпуса присутственных мест. В 1785 году здание купили в казну для для размещения вице-губернатора. Как мы уже знаем, с 1791 по 1796 год 230-duhovseminariyaДуховная семинария.этот пост занимал князь Иван Михайлович Долгоруков. В его доме 8 и 25 мая 1792 года состоялись два первых в истории Пензы театральных представления, а сам вице-губернатор принимал в них участие в качестве актера-любителя. После упразднения в 1797 году Пензенской губернии дом некоторое время пустовал, а в 1800 году в нем разместилась духовная семинария и оставалась здесь до 1899 года — до перехода в новое здание на Дворянской улице. Вначале вице-губернаторский дом был меньше, чем сейчас. Но после пожара 1858 года его перестроили, и объем здания увеличился вдвое.

Пензенская духовная семинария являлась не только кузницей кадров священнослужителей, которые несли свет Христовой истины в самые отдаленные уголки епархии, но и дала России ряд видных деятелей отечественной науки и культуры: историка В. О. Ключевского, хорового дирижера А. А. Архангельского, основоположника нейрохирургии Н. Н. Бурденко и других. К сожалению, до сих пор здание не отмечено ни одной мемориальной доской, раскрывающей его историческую значимость. Так что большинство прохожих воспринимают его лишь как военный госпиталь, о чем свидетельствует соответствующая табличка перед входом на территорию усадьбы.

С момента открытия Пензенского наместничества, когда Пенза получила статус административного центра края и резко возросла чиновничья городская прослойка, потомки служилых людей из центральной части города стали вытесняться на окраины, а в кварталах, примыкавших к Соборной площади, начали селиться дворяне, скупая порой по нескольку участков и 250-oavdeev-muzei-narodn-tvorchestvaМузей народного творчества. Автор фото: О. Авдеев.возводя на них настоящие хоромы. Примером такой городской помещичьей усадьбы можно назвать владение надворной советницы Варвары Никаноровны Загоскиной — двоюродной тетки известного русского писателя Михаила Николаевича Загоскина. Ее дом (ул. Куйбышева, 45-а) жители Пензы хорошо знают как Музей народного творчества. Правда, свое пышное декоративное убранство он получил значительно позже, где-то в конце XIX века, когда усадьбой владел купец Отто Карлович фон Эйнем, либо же при другом владельце — лесопромышленнике Степане Лаврентьевиче Тюрине.

Однако всем желающим места в центре вскоре перестало хватать, поэтому началось активное освоение расположенной к западу от Соборной площади, граничащей с лесом территории. Сейчас это улица Красная, а раньше она называлась «Верхней, что под березником», что свидетельствует о превращении в березовую рощу бывшего здесь когда-то «Шипин-бора», вырубленного при строительстве крепости. На этой улице на первых порах (пониже краеведческого музея) разместилось даже Дворянское собрание, перебравшееся позднее к вице-губернаторскому дому на улицу Троицкую. Оно-то и дало улице новое название — Дворянская, подкрепленное тем, что здесь действительно в то время проживали почти что одни дворяне.

Здесь, как нигде в городе, появилась возможность построить свою усадьбу с размахом, поскольку длину ее ничто не ограничивало. Даже березовый лес, росший на задах усадеб, привлекал возможностью сразу получить еще и готовые дрова. Появившиеся на этом месте владения практически не отличались от сельских помещичьих усадеб, о чем говорил в своих мемуарах Филипп Филиппович Вигель:

«На самой темени высокой горы, на которой построена Пенза, выше главной площади, где собор, губернаторский дом и присутственные места, идет улица, называемая Дворянскою. Ни одной лавки, ни одного купеческого дома в ней не находилось. Не весьма высокие, деревянные строения, обыкновенно в девять окошек, довольно в дальнем друг от друга расстоянии, жилища аристократии, украшали ее.

Здесь жили помещики точно так же, как летом в деревне, где господские хоромы их также широким и длинным двором отделялись от регулярного сада, где вход в него также находился между конюшнями, сараями и коровником и затрудняем был сором, навозом и помоями. Можно из сего посудить, как редко сады сии были посещаемы: невинных, тихих наслаждений там еще не знали, в чистом воздухе не имели потребности, восхищаться природой не умели.

Описав расположение одного из сих дворов, городских или деревенских, могу я дать понятие о прочих: так велико было их однообразие. Невысокая лестница обыкновенно сделана была в пристройке из досок, коей целая половина делилась еще на двое, для двух отхожих мест: господского и лакейского. Зажав нос, скорее иду мимо и вступаю в переднюю, где встречает меня другого рода зловоние. Толпа дворовых людей наполняет ее; все ощипаны, все оборваны; одни лежа на прилавке, другие сидя или стоя говорят вздор, то смеются, то зевают. В одном углу поставлен стол, на коем разложены или камзол, или исподнее платье, которое кроится, шьется или починивается; в другом подшиваются подметки под сапоги, кои иногда намазываются дегтем. Запах лука, чеснока и капусты мешается тут с другими испарениями сего ленивого и ветреного народа.

За сим следует анфилада, состоящая из трех комнат: залы (она же столовая) в четыре окошка, гостиной в три и диванной в два; они составляют лицевую сторону, и воздух в них чище. Спальня, уборная и девичья смотрели на двор, а детские помещались в антресоле...»

Правда, это касалось только средней части улицы, а внизу у Шелаховки селился простой люд.

290-kolokoltsev-usadbaУсадьба Колокольцова.Если на Дворянской улице само природное окружение как бы заставляло владельцев строить на усадьбах деревянные дома, то Соборная площадь, являвшаяся административным центром города, наоборот, диктовала более респектабельный вид жилых зданий. И не случайно именно здесь появился лучший каменный дом, принадлежавший частному лицу — действительному статскому советнику Аполлону Никифоровичу Колокольцову.

Это трехэтажное каменное здание, построенное в стиле классицизм, по сути дела, заняло место, предназначавшееся генеральным планом для вице-губернаторского дома, тактично отступив при этом на задний план от наместнического дома. Построено оно было около 1790 года, то есть одновременно с присутственными местами. Архитектура дома позволяет предположить, что автором его, как и зданий присутственных мест, являлся нижегородский губернский архитектор Ананьин, который спроектировал его для частного лица таким, как будто предчувствовал, что со временем дом приобретет значение главного здания Пензы. А произошло это следующим образом.

9 сентября 1801 года Пензенская губерния была восстановлена в своих правах и Пенза вновь стала губернским центром. Назначенный губернатором Филипп Лаврентьевич Вигель, приехав в наш город, увидел, что губернаторский дом занят архиереем Гаием. Потомок Грузинских царей, привыкший к роскоши и уже обжившийся в бывшем казенном здании, отказался его покинуть, в результате чего пришлось губернатору подыскивать себе новое жилище. Выбор пал на расположенный неподалеку дом Колокольцова, который, если и проигрывал архиерейскому, то совсем не намного. Вначале Вигель поселился в нем в качестве квартиранта, но сразу же стал хлопотать о покупке его в казну. Этому в немалой мере способствовали семейные обстоятельства владельца дома, о которых стоит рассказать поподробнее.

310-guber-dom-gravyura-19-vekaДома губернатора и городской думы. Фрагмент гравюры Веркмейстера. 1860-е гг.После Пугачевского бунта в Пензе целый год простоял драгунский полк, а когда он покинул город, выяснилось, что с командиром полка сбежала жена А. Н. Колокольцова, оставив на попечении мужа пятерых детей. Для провинциальной жизни этот факт сразу же стал предметом пересудов, которые вынудили покинутого мужа на долгие годы запереться у себя в имении. И только он вознамерился возвратиться в свет и даже построил себе на Соборной площади огромный дом, чтобы начать жить открыто, устраивая приемы и званые обеды, как к нему, спустя 25 лет, вернулась его блудная супруга, давно брошенная к тому времени своим любовником. Взрослым детям не пришлось даже уговаривать отца простить ее, поскольку, как пишет сын пензенского губернатора Филипп Филиппович Вигель,

«престарелый Колокольцов влюбился в обесчещенную старуху столь же страстно, как некогда в нее же, свою беспорочную невесту».

Но то, что простил муж, не могло простить светское общество, почему им пришлось уехать в свою дальнюю деревню, а усадьбу в Пензе, ставшую ненужной, в 1804 году продать в казну, для которой это было очень выгодное приобретение: усадьба стоила полтораста тысяч, а была куплены всего за 20 тысяч ассигнациями. В ее главном доме разместился губернатор, а в двухэтажном каменном флигеле — вице-губернатор.

В 1820 году вице-губернаторский дом был передан под городскую думу и магистрат. К 1824 году, к приезду в Пензу Александра I, он был отремонтирован и сделан более представительным: со стороны площади на фасаде по подобию губернаторского дома был устроен шестиколонный портик с треугольным фронтоном. На первом этаже здания разместились магистрат, словесный и сиротский суды, комната для сбора мещанских старост, а наверху — приказ общественного призрения и дума. Впоследствии облик здания, потерявшего архитектурные элементы классического стиля, вновь изменился.

До революции в губернаторском доме последовательно проживали все 20 губернаторов. Среди них особо следует отметить видного государственного деятеля Михаила Михайловича Сперанского, а также Николая Дмитриевича Селиверстова, подарившего Пензе свою картинную галерею и капитал, на который было построено здание художественного училища. В 1835-1839 годах в канцелярии губернатора служил, отбывая ссылку, поэт-демократ Николай Платонович Огарев.

340-1-zhen-gymnasiaУлица Губернаторская (ныне улица Советская, дом № 9), 1-я женская гимназия.

После закрепления колокольцовского дома за губернатором западная сторона Соборной площади получила название Губернаторской улицы, что, в свою очередь, предопределило перестройку соседних зданий, имевших значительно более скромный вид, чем губернаторский дом. Постепенно они лишились и своих жилых функций. Усадьба гвардии поручицы Любови Сергеевны Загоскиной, располагавшаяся на углу с Садовой (Лермонтова) улицей, в 1842 году была приобретена для размещения мужской гимназии. После ее перевода в здание закрытого дворянского института на улице Дворянской здесь в 1869 году открылась женская гимназия, для которой в начале ХХ века было построено огромное кирпичное трехэтажное здание, украсившее Соборную площадь.

Здание Пензенского губернского управления государственных имуществ, ныне здесь находится МУП «Бюро технической инвентаризации г. Пензы» (БТИ). Автор фото: А. Дворжанский. 2004 г.На противоположном углу Губернаторской улицы в 1820-х годах появился двухэтажный каменный дом с мезонином — типичный представитель архитектуры классицизма. Его построил коллежский советник Демьян Петрович Путято, но уже через несколько лет продал Департаменту уделов для размещения Пензенской удельной конторы. В 1839 году она была преобразована в Пензенскую палату государственных имуществ, а та, в свою очередь, в 1867 году — в Пензенское губернское управление государственных имуществ. Со временем здание было увеличено в размерах, а его мезонин превращен в третий этаж. Постепенно нижний этаж углубился в землю, и сейчас это здание, где находится бюро технической инвентаризации, смотрится как обычный двухэтажный дом.

Западная сторона Соборной площади, слева виден губернаторский дом.Дольше всего не застраивалась усадьба между этим и губернаторским домом, в глубине которой стоял точно такой же дом с мезонином. И лишь в 1912 году на ней выросло монументальное здание Дворянского земельного и крестьянского поземельного банков, в котором теперь расположена Пензенская областная картинная галерея.

Каждое здание на улице Губернаторской было по-своему интересным, но ансамбля так и не получилось, поскольку они являлись представителями совершенно разных стилей. Да и сам западный фронт Соборной площади зрительно «раздваивался», дробился комплексом архиерейского дома и консистории, оказавшимся посреди площади. Не лучше получилось и с южной стороной площади, которая после разбивки Лермонтовского сквера вообще перестала восприниматься ее составной частью. А прекрасное здание художественного училища в результате оказалось спрятанным за разросшимися деревьями. Более цельной удалось вначале решить северную сторону площади — улицу Никольскую, на которой в начале XIX века были построены двухэтажные кирпичные дома, имеющие все признаки классицизма: здания почтовой конторы и 371-ochkina-domУлица Карла Маркса (бывшая улица Никольская), в центре — бывший дом купеческой жены Татьяны Алексеевны Очкиной. Автор фото: А. Дворжанский.кабака, расположенные прямо напротив духовной консистории, дом с четырехколонным портиком купеческой жены Татьяны Алексеевны Очкиной на углу улицы Московской, а также здание Главного народного училища на углу улицы Троицкой, сооруженное по образцовому проекту еще в 1791 году. Но когда элементы классицизма стали на них исчезать, улица сделалась уныло-однообразной. Несмотря на то, что в здании бывшего училища и Здание Главного народного училища (гимназии).мужской гимназии (ул. Кирова, 2) сейчас располагается Литературный музей, а сам дом связан с критиком В. Г. Белинским, писателем И. И. Лажечниковым и филологом, академиком Ф. И. Буслаевым, а посему поставлен на государственную охрану, треугольный фронтон, свидетельствующий о том, что здание еще является и памятником классицизма, так и не был восстановлен. А на доме Очкиной уже на нашей памяти сломали колонны портика, оставив нависающий над фасадом без всякой опоры треугольный фронтон.

380-nikolskaya-ulitsa-ugolУлица Никольская, ныне улица Карла Маркса.Всё это тем более печально, что в Пензе, небогатой памятниками каменного зодчества, утрата любого старинного здания в центральной части города становится невосполнимой потерей, а уж памятников архитектуры начала XIX века, которых и осталось-то единицы, — и подавно. Обеспокоенный реальной угрозой окончательной утраты исторического облика Пензы, автор этих строк еще в 2003 году обратился через газету и лично к руководству города и области с призывом к 350-летию Пензы, исполняющемуся в 2013 году, создать в районе Советской площади историко-культурный заповедник «Старая Пенза» с наделением его функциями Центра по охране и использованию памятников истории и культуры, предложил восстановить фрагмент крепости с устройством в одной из башен музея «Крепость Пенза», предложил концепцию этого заповедника и программу сохранения и восстановления историко-архитектурных памятников г. Пензы. Хотелось бы напомнить заключительные строки этого обращения:

«Десять лет — срок достаточный, чтобы создать заповедник «Старая Пенза» и коренным образом изменить отношение к собственному наследию. Но если ничего не делать, они пролетят очень быстро, и тогда к юбилею города мы не сбережем даже того, что имеем сейчас. Чтобы этого не произошло и нам не пришлось отвечать перед судом истории, десятилетняя программа развития Пензы должна строиться под лозунгом ее историко-культурного возрождения».

390-moskovskaya-ulitsa-1Улица Московская, дом № 1/32. Автор фото: А. Дворжанский.Прошло уже три года. Что изменилось? Очень многое. Но, к сожалению, в худшую сторону. На углу улицы Московской построен дом с башней и шпилем, нарушивший характер исторической застройки этого места и сделавший перестановку архитектурных приоритетов на площади в свою пользу. Дом, сам по себе, может быть, и не плохой, но перечеркнувший всю идею создания здесь заповедной территории. Что же касается всей исторической застройки города, то за несколько последних лет в Пензе не осталось ни одного памятника архитектуры, исторический облик которого не был бы обезображен переделками, рекламными щитами и вывесками. Даже те немногие памятники, которые вроде бы восстанавливаются, такие как губернаторский дом, дворянское собрание, бывший театр «Орленок» на улице Московской и ателье «Березка» на улице Кирова (доходные дома ХХ века), магазин «Татьяна» на площади Ленина (бывший рыбный корпус), гостиница «Сура», получают либо несуразные «довески» к своему архитектурному облику, свидетельствующие прежде всего о неуважении к прошлому и полном отсутствии вкуса, либо вместо своего исторического лица обретают безжизненную маску, превращающую здания из реальных свидетелей истории в галерею покойников, зачем-то выставленных напоказ. Так что подготовка к юбилею города идет полным ходом...

Вид Пензы с реки Суры. Гравюра XIX века.

Спасский кафедральный собор до перестройки.Но, впрочем, вернемся назад, в прошлое. Завершая разговор о том, как сформировалась Соборная площадь к середине XIX века, напомним историю двух зданий, которых сейчас нет, но которые раньше организовывали всё пространство площади, являясь ее доминантами. По своей архитектурной значимости они заслуживали того, чтобы с них начать рассказ, но в строку они легли именно в этом месте, и, может быть, не случайно — ведь лучше всего обычно запоминается то, что говорится в
заключение. Многие и не знают, а кто знает — хотел бы забыть, что когда-то
Никольская церковь.площадь украшали два величественных храма — Спасский кафедральный собор и Никольская церковь, без которых и площадь — не площадь, и Пенза — не Пенза, несмотря на то, что взамен их (и слава Богу!) сооружаются новые храмы и реставрируются старые. Но посмотрите на дореволюционные виды Пензы издали, на Спасский собор, на Никольский храм. Неужели не жалко? Неужели непонятно, чего мы лишились? Или же упорно не хотим понимать, всеми силами отмахиваясь от идеи восстановления Спасского собора?!

История любого города до революции всегда начиналась со строительства церкви. Так было и у нас: вместе с возведением в 1663 году крепости Пенза в ее центре шло сооружение храма, который, как и сама крепость, вначале был деревянным. Его освятили в честь Всемилостивого Спаса, празднуемого 1 (14-го по новому стилю) августа — в первый день Успенского поста. В Русской Церкви в этот же день вспоминается величайшее историческое событие — Крещение Руси, произошедшее в августе 988 года, то есть за 675 лет до основания нашего города.

В 1680 году Пенза подверглась нападению кочевников, и хотя саму крепость им взять не удалось, соборная церковь, по-видимому, сильно пострадала от огня и после этого быстро пришла в ветхость. Вместо нее стали строить новый деревянный собор, антиминс для богослужения в который выдали в 1703 году. Старый собор в 1700 году велено было разобрать и построить из него в Троицком женском монастыре г. Пензы Троицкий храм. В 1718 году новый деревянный собор «от грому волею Божиею» сгорел. Оставшийся в целости придел в честь Сергия Радонежского в 1724 году разобрали и отдали в Рамзай, где из него соорудили Богоявленский храм вместо прежнего, сожженного кубанцами. Каменный Спасский собор, построенный вместо деревянного, разобрали в 1814-1815 годах. В 1790 году с благословения епископа Тамбовского и Пензенского Феофила в Пензе заложили колокольню для Спасский кафедральный собор.нового собора, которая была закончена в 1799 году, как раз к открытию Саратовской епархии, куда переподчинили ставшую незадолго до того уездной Пензу. Однако епископ Саратовский и Пензенский Гаий не нашел в губернском городе Саратове подходящего для себя здания и переехал в Пензу, где в то время пустовал бывший наместнический дом. Здесь он увидел уже стоящую посреди площади колокольню и заложенный фундамент нового Спасского собора, но такого большого размера, что посчитал необходимым его уменьшить. Собор был окончательно готов лишь в 1824 году, к приезду в Пензу императора Александра I, прибывшего в наш город для проведения маневров стоявшего в нашем городе пехотного корпуса.

Спасский кафедральный собор был не только архитектурным украшением города, но и своеобразной картинной галереей, в которой по мере продвижения к алтарю в восьмидесяти сюжетах настенной живописи последовательно разворачивалась перед посетителями вся библейская история Ветхого и Нового Завета. Роспись в 1850-1851 годах выполнила Саранская школа живописи под руководством Кузьмы Александровича Макарова.

421-interier-soboraИнтерьер Спасского собора.

Чудотворная Казанская икона Божией Матери. Автор фото: А. Дворжанский.

 Особым мастерством среди живописных работ отличались росписи его старшего сына, будущего академика живописи Ивана Кузьмича Макарова, заново переписавшего и отреставрировавшего многие из них в 1880-х годах. Кроме того, собор являлся местом пребывания главной святыни города — чудотворной Казанской иконы Божией Матери, подаренной новопоселенному граду Пензе царем Алексеем Михайловичем и спасшей, согласно преданию, наш город от набега кочевников в 1717 году во время Большого кубанского погрома. Здесь же хранились и пензенские реликвии — знамена и штандарты народных ополчений 1812 и 1855 годов.

Кафедральный собор в разное время посещали августейшие особы: в 1817 году — великий князь Михаил Павлович, в 1824 году Александр I, в 1836 годуНиколай I, в 1837 году — будущий император Александр II, в 1900 году — великий князь Константин Константинович, поэт, переводчик и драматург, печатавшийся под псевдонимом «К. Р.», и, наконец, в 1904 годуНиколай II и великий князь Михаил Александрович. Здесь же нашли упокоение пензенские архиепископы Иннокентий, Афанасий, Амвросий II, Григорий и Антоний II.

И, несмотря на всё это, в 1934 году собор взорвали, обезглавив, таким образом, и весь город. Само собой разумеется, что снос храмов в советское время символизировал крушение старого строя и торжество нового. Поэтому отказ от марксистско-ленинской идеологии обязывает нас восстановить главную святыню Пензы — Спасский кафедральный собор. Может быть, и не сейчас, поскольку для этого должны созреть не только власти, а прежде всего само общество, если ему, конечно, это когда-нибудь суждено. Но подходить к восстановлению следует предельно ответственно: если уж восстанавливать собор, то таким, каким он был и какой ассоциируется у нас со старой Пензой. К сожалению, те проекты восстановления, какие мне приходилось видеть, не убедили меня в том, что мера ответственности осознается в полной мере. Здесь налицо конъюнктурный подход, в котором просматривается желание проектировщиков подстроиться под субъективное восприятие облика будущего храма заказчиком.

Вид на Никольский храм с собора.

И в заключение разговора о Соборной площади нельзя не сказать о ее второй архитектурной доминанте — Никольской церкви, которая первоначально была построена за крепостной стеной, а после ее сноса оказалась в северо-восточном углу площади. В 1727 году деревянная Никольская церковь сгорела, а к 1735 году закончилось строительство каменного храма. Через сто лет он был почти до основания разобран и построен заново с увеличением в размерах. Работы завершились в 1849 году, но и в последующие годы церковь еще не раз подвергалась переделкам. После революции ее постигла та же участь, что и Спасский собор: вначале она была закрыта, а затем снесена. На ее месте построили кинотеатр «Родина», который открылся в 1958 году. Конечно, второй храм восстановить уже не по силам. А жаль. Ведь у нас сложилась такая редкая градостроительная ситуация, когда на одной площади находилось сразу два храма.

Часть ВТОРАЯ

ГЛАВНАЯ УЛИЦА ПЕНЗЫ

В старые времена, когда на месте теперешней Советской площади еще существовала крепость, к северу от нее, перед главной проезжей башней, были построены торговые ряды, ратуша, таможня и кабак, рядом с которыми стал селиться торговый и ремесленный люд, образовавший сбегающие вниз по склону улицы — посад. Та улица, что начиналась против проезжей башни, называлась сначала Спасской, затем Большой Посацкой или Посацкой Базарной. Только на рубеже XVIII и XIX веков в названии главной улицы стало появляться слово «Московская», вначале лишь как добавление к ее прежним названиям: Большая Московская, Московская Посадская, Средне-Базарная Московская, а затем уж как самостоятельный топоним — Московская улица. Именно такое наименование и закрепилось за ней, поскольку оно отражало истинное положение улицы в существовавшей тогда планировочной структуре города — с нее, по сути дела, начинался Московский почтовый тракт, который соединял Пензу с Москвой, проходя через Саранск, Арзамас, Муром и Владимир.

470-vid-na-soborВерх улицы Московской.

Первоначально улица Московская, также как и все другие улицы в городе, не была такой прямой как сейчас. Ее выравнивание началось после утверждения в 1785 году регулярного плана застройки Пензы, предусматривающего создание прямоугольной сетки улиц. Для их спрямления часть построек необходимо было сломать, но поскольку для большинства жителей города это было весьма накладно, то попадавшие в черту улиц дома решено было не сносить до тех пор, пока они сами собой не обветшают до такой степени, что станут непригодными для жилья. В связи с этим урегулирование всего города растянулось на долгие годы. Что касается улицы Московской, заселенной в основном купцами и другими состоятельными горожанами, то ее выравнивание шло гораздо быстрее. На плане Пензы 1819 года она уже совсем прямая, почти такая же, как сейчас. И о ней уже тогда можно было бы сказать словами писателя и члена Российской Академии, сенатора Павла Ивановича Сумарокова, посетившего Пензу по пути в Симбирск в 1838 году, что

«Московская протягивается вниз на версту, видишь всю линию до конца».

490-moskovskaya-ulПерекресток улиц Московской и Никольской (ныне улица Карла Маркса), в левом нижнем углу — дом купчихи Андреевой.Улица Московская фактически начиналась от собора. Сейчас, когда его нет, ее начало вполне согласуется с нумерацией угловых домов. Но в прошлые времена улица визуально продлевалась к собору за счет застройки домами и двух других углов перекрестка Московской и Никольской улиц. Причем один из них, принадлежащий купчихе Андреевой, располагался на усадьбе, вытянувшейся вдоль улицы Никольской до духовной консистории. Усадьба Андреевой, обнесенная глухим забором, с расположенным на ней уродливым каменным домом, сильно безобразила Соборную площадь, поэтому была выкуплена городом. На месте усадьбы в 1892 году устроили возвышенную террасу с опорной стенкой, которая оканчивалась к улице Московской усеченной пирамидой, выложенной из камня. В 1899 году располагавшееся в доме напротив ремесленное общество предложило превратить эту постройку в часовню с установкой на ней памятника царю-освободителю Александру II. Но судьбе, как видно, было неугодно, чтобы в Пензе появился памятник императору, поскольку именно наш город был колыбелью будущих террористов — членов ишутинского кружка, первыми посягнувшими на священную жизнь помазанника Божия. Выстрел выпускника Пензенской гимназии Дмитрия Каракозова положил начало целой серии покушений на Александра II, точку в которой поставила бомба, прошенная 1 марта 1881 года террористом Гриневицким.

500Вид на ул. Московскую с собора.Перед самой революцией история с памятником императору обрела неожиданное продолжение. В 1916 году Пензенская городская дума, рассмотрев доклад городской управы по поводу исполнившегося 250-летия Пензы (в то время считалось, что Пенза основана в 1666 году), назначила празднование юбилея на 4—6 декабря. В соответствии с программой торжеств, 5 декабря после богослужения и панихиды по основателю нашего города царю Алексею Михайловичу и первому воеводе Пензы Е. П. Лачинову предполагалось направиться с крестным ходом из кафедрального 500.-budylinВерх улицы Московской.собора к перекрестку улиц Московской и Никольской для освящения места под постановку памятника царю Алексею Михайловичу. На следующий день должны были объявить о переименовании Соборной площади в «Площадь Царя Алексея Михайловича», а Губернаторской улицы в «Улицу первого строителя города Пензы воеводы Елисея Протасовича Лачинова». Но из-за недостатка средств решено было отложить празднование 250-летия Пензы до более благоприятного времени, которое так и не наступило: Февральская революция, отречение Николая II от престола, последовавший вскоре Октябрьский переворот помешали осуществиться задуманному.

530-bank-zdanieДом городского головы Филиппа Петровича Алферова (ул. Московская, 9).Однако вернемся к улице Московской. В первой половине XIX века в результате активной застройки большая часть верхнего квартала ее была занята каменными двух- и трехэтажными домами, и улица здесь имела вполне респектабельный вид. Другие кварталы Московской также постепенно застраивались каменными зданиями, так что улица приятно поражала воображение приезжих.

В 1858 году улица Московская была полностью уничтожена пожаром. Последствия стихии были со временем преодолены.

540-2-kvartal-moskovskoi

Второй квартал ул. Московской.

И всё же, с точки зрения архитектуры, редкие из построенных после пожара на улице Московской домов могли сравниться с домами, сооруженными в стиле классицизм по образцовым проектам в конце XVIII — 1-й половине XIX века. Архитектурная мысль, опиравшаяся до того на классическое наследие, не успела еще набрать навыки характерного для периода эклектики соединения разнородных художественных элементов в одно целое. К тому же если раньше купцы не прочь были предъявить собственные дома в качестве визитной карточки своего благосостояния, то, потерпев от пожара большие убытки, они стали более рационально подходить к украшению домов. Кроме того, заранее предопределенный характер использования зданий: низа под магазины и лавки, а верха под жилье, зачастую сдаваемое в наем, не способствовал особой концентрации внимания их хозяев на украшении фасадов. Другое дело, что раньше представительных домов было гораздо меньше, поэтому облик улицы, отстроенной после пожара, и воспринимался в целом более представительным, хотя по сравнению с другими городами он таким и не кажется: слишком мало на главной улице нашего города зданий, которые могли бы достойно представлять лицо бывшего губернского центра.

Поскольку дома на улице Московской строились прежде всего для извлечения прибыли и каждый метр здесь был на вес золота, то между ними практически не было промежутков, дома смыкались между собой, образуя так называемую «сплошную фасаду».

551-metropol-hotelУлица Московская, гостиница «Метрополь».

552-hermitage-hotelУлица Московская, 72, гостиница «Эрмитаж».

 

553-grand-hotelПерекресток улиц Московской и Рождественской (ныне улица Максима Горького), гостиница «Гранд-Отель».Самыми заметными домами были гостиницы, которые, по примеру столиц, получали громкие названия. Наилучшим местом для них было угловое положение: тогда здания имели возможность распространить свой фасад и на соседнюю улицу. В начале
Московской напротив
Никольской церкви располагалась Верхняя гостиница потомственного почетного гражданина Григория Егоровича Варенцова, ближе к революции перешедшая в другие руки и 554-bristol-hotelУлица Московская, гостиница «Бристоль».названная «Метрополем». Внизу, на базарной площади, находилась Нижняя гостиница Варенцова, ставшая затем «Эрмитажем». На пересечении Московской и Рождественской (ул. М. Горького) стояла гостиница «Гранд-Отель», построенная в 1880 году крестьянином Калужской губернии Яковом Андреевичем Кошелевым.
Рядом с ней на усадьбе
Рахили Исааковны Слонимской в 1913-1914 годах было возведено лучшее, пожалуй, на 555-rossiya-hotelУлица Московская, гостиница «Россия» (ныне торговый комплекс «Гостиный двор»).улице Московской здание — гостиница «Бристоль». Когда здесь строился ужасный 9-этажный жилой дом с магазинами «Электрон» и «Малыш», нарушивший существующую на улице этажность домов и разорвавший застройку Московской пополам, была снесена практически вся эта сторона улицы и вместе с ней бывшая гостиница «Бристоль», что явилось невосполнимой утратой для облика главной улицы Пензы. За базарной площадью резко выделялась своей архитектурой гостиница купца Александра Афанасьевича Якушева«Россия», в советское время почему-то лишенная своего имени, а получившая название «Сура». Все эти здания, архитектура которых имеет эклектичный характер, заметно оживляли однообразную застройку, внося определенные акценты, позволяющие Московской казаться не такой уж и плохой.

Вид на ул. Московскую с базарной площади.

Петропавловская церковь.

Перспективу улицы Московской, если смотреть с базарной площади вверх, замыкал Спасский кафедральный собор, а на базаре, который распростерся от речки Шелаховки, протекающей под теперешней площадью Ленина, до улицы Предтеченской (Бакунина) и от улицы Гладкова до реки, стояла Петропавловская церковь — словно тихая гавань среди бушующего моря людской суеты. Построена она была в 1797 году на средства купца 1-й гильдии Михаила Петровича Очкина, а в 1868 году ее перестроили. Это была одна из самых богатых пензенских церквей, поскольку ее прихожанами являлись многие известные купеческие семьи. В 1824 году в ней на Божественной литургии присутствовал государь император Александр I.

От располагавшихся ранее на базарной площади зданий сохранился стоящий сейчас посреди площади Ленина рыбный корпус. Он был выстроен прямо над речкой Шелаховкой, являвшейся таким образом естественным садком для живой рыбы.

572-oavdeev-rybn-korpusПлощадь Ленина. Бывший рыбный корпус до реконструкции. Автор фото: О. Авдеев, 2005 г.

573-fish-orpus-nowПлощадь Ленина. Бывший рыбный корпус на завершающем этапе реконструкции. Автор фото: А. Дворжанский, 2010 г.

 

574-meat-passageМясной пассаж.Особое внимание привлекал и сейчас привлекает мясной пассаж, построенный в 1895-1897 годах по проекту архитектора Вениамина Павловича Семечкина в так называемом «русском стиле». Национальный колорит зданию придают остроконечные шатры и узорочье кирпичной кладки, напоминающее декор церквей, сооруженных в середине XVII века. К сожалению, это уникальное для Пензы здание наполовину закрыл Дом быта (прим.админ.: ныне ТЦ «Пассаж»), превращающийся сейчас в какого-то монстра, который окончательно задавит своим объемом интереснейший памятник архитектуры.

С другой стороны от мясного пассажа раньше находилась мясная площадка и скотопригонный двор. Накануне 50-летнего юбилея освобождения крестьян от крепостной зависимости здесь решено было начать строительство Народного дома имени Императора Александра II, для чего был выбран проект гражданского инженера Алексея Евгеньевича Яковлева, отца Татьяны Яковлевой, которая стала последней любовью Владимира Маяковского и «одним из слагаемых общей суммы назревшей трагедии» — самоубийства поэта.

581-narod-domНародный дом имени Императора Александра II.

20 сентября 1916 года Народный дом распахнул свои двери, и первой постановкой в нем стала комедия А. Островского «Бедность не порок». Сейчас здесь помещается областной драматический театр имени А. В. Луначарского. В советское время здание дважды перестраивали, но оно так и не получило вид, подобающий дворцу Мельпомены.

582-dram-teatrПензенский драматический театр. 1960-е годы.

582.1-pens-dram-teatr-1960-1Пензенский драматический театр. 1960-е годы.

 

583-dram-teatrПензенский драматический театр. 1970-е годы.

583.2-pens-dram-teatr-1970-2Пензенский драматический театр. 1970-е годы.

584-pens-dram-teatr-1990-1Пензенский драматический театр. 2000-е годы.

 В 2008 году театр при загадочных обстоятельствах сгорел, и на его месте сейчас стоит совершенно уже новое здание, не вписавшееся, к сожалению, в окружающую старую застройку.

Новое здание областного драматического театра имени А. В. Луначарского. Автор фото: А. Дворжанский, 2010 г. 

Следующий квартал улицы Московской, называемый одно время улицей Селиверстовской, на углу которой располагалась гостиница «Россия», до начала XX века состоял из разномасштабных построек. Страшное лето 1901 года вмиг изменило облик всей этой части города. Начавшиеся 27 июля пожары из-за сильной засухи, ветра и скученности построек не прекращались до 10 августа, оставляя после себя обгоревшие руины домов, слезы и причитания жителей, лишавшихся при этом не 590-niz-moskovskoiНижняя часть ул. Московской, на втором плане — гостиница «Россия».только крова и всего имущества, но даже порой и всех средств к существованию, поскольку многие дома сдавались их хозяевами под постоялые дворы приехавшим на базар торговцам. Лишь за одну неделю в Пензе произошло 12 пожаров, которыми было уничтожено 388 домовладений. Самый сильный пожар вспыхнул около трех часов дня 31 июля на Старо-Кузнечной (Суворова) улице. От сильного ветра, перешедшего в бурю, огонь с неимоверной быстротой разнесло как по Старо-Кузнечной, так и по Казанской (Урицкого), Ново-Троицкой (Чехова), Предтеченской (Бакунина), Селиверстовской (низ Московской), Стародрагунской (Долгова), Лекарской (Володарского) улицам. Пожар утих лишь к утру следующего дня, уничтожив 229 домовладений. При этом сильно пострадал и дом А. А. Якушева, заново отстроенный после пожара и увеличенный в объеме вдвое. В нем открылась гостиница, которая с 1907 года стала называться «Россией». Архитектура и размеры этого здания заметно выделяли его среди окружающей застройки.

Последние годы мы являемся свидетелями, как с каждым днем его облик становится всё хуже и хуже. Вначале витринами был закрыт нижний этаж, затем на дом нахлобучили такую высоченную крышу, что она его буквально придавила, и, наконец, весь оставшийся еще нетронутым фасад завесили огромным рекламным щитом, на котором, чтобы вы думали? — нарисовали точно такие же окна, как и на самом здании. Пензенское ноу-хау.

 591-reconstruktsia-moskovskaya-91«Реконструкция» здания бывшей гостницы «Россия». Автор фото: А. Дворжанский.

Напомню, что это здание является памятником архитектуры, которую теперь можно изучать не иначе, как по этим нарисованным окошкам. Но зато образовавшийся «мутант» ярко олицетворяет рыночное время, при котором базарная Пенза напоминает «маленький Шанхай» — сумбурное торжище, которое во многом заменило собою истинную человеческую жизнь.

Итак, пожар 1901 года смёл с лица земли все постройки в этом районе. Являясь огромным бедствием для жителей, он, тем не менее, значительно способствовал улучшению облика города и его дальнейшему благоустройству. На месте сгоревших деревянных домов стали появляться дома каменные, не только превосходящие прежние по своим архитектурным достоинствам, но и более подходящие для дальнейшего расширения торгово-ремесленного и промышленного дела.

Вот мы и прошлись по улице Московской. Обернувшись назад, мы теперь видим, что после сноса кафедрального собора у нее как бы нет начала. А посмотрев в другую сторону, обнаруживаем, что у нее нет и конца, поскольку она упирается в железнодорожную насыпь. А ведь еще при проведении в 1874 году Сызрано-Вяземской железной дороги городская дума постановила завершить улицу Селиверстовскую площадью, соорудив на ней железнодорожный вокзал Пенза-I. Однако вокзал построили в стороне, на Ярмарочной площади. Богоявленский храм, известный еще как Новый Спаситель, который строился с 1874 по 1884 год, почему-то тоже не замкнул перспективу улицы, а спрятался за домами, хотя мог бы стать ее доминантой. Встань же он в створ Селиверстовской, глядишь, и не постигла бы его участь быть недостроенным.

610-bogoyavlenskaya-churchБогоявленская церковь (Новый Спаситель) (ныне ДК им. Ф. Э. Дзержинского).

Часть ТРЕТЬЯ

ГОРОДСКИЕ АКЦЕНТЫ

C 1830-х годов стиль классицизм повсеместно заменяется эклектикой. Новое направление в архитектуре началось с отдельных отступлений, своего рода «вольностей», которые стали допускаться по отношению к общей композиции здания, к его отдельным частям и к декоративным элементам, выполненным в стиле классицизм.

630-hospital-grav-19-vekЗаведение приказа общественного призрения, ныне первый корпус областной клинической больницы им. Н. И. Бурденко

Наиболее заметными сооружениями этого периода были здания общественного назначения. К ним относилось и заведение приказа общественного призрения, известное нам сейчас как областная больница имени Н. Н. Бурденко. Если посмотреть на общий вид больницы, то своими флигелями по краям и утопленным вглубь участка главным зданием она напоминает скорее дворянскую усадьбу. Но отсутствие портика в средней части трехэтажного здания лишило его характерной для классицизма торжественности. Детальное рассмотрение его фасада, в частности, оконных наличников и входного тамбура, лишь подтверждает нарушение чистоты классического стиля.

640-winter-theaterЗимний театр.Строилось заведение общественного призрения с 1839 по 1844 год по проекту губернского архитектора Игнатия Ивановича Олделли подрядчиком И. Н. Горсткиным. Иван Николаевич Горсткин, в прошлом декабрист, оставил свой след в Пензе не только как строитель, но и как театральный деятель, владелец собственного театра. Этот театр находился на Театральной улице (верхний квартал ул. Кирова), на бывшей усадьбе надворного советника Григория Васильевича Гладкова, открывшего здесь крепостной театр еще в 1807 году. В 1829 году театр 641-oavdeev-ul-kirova-donМногоэтажный жилой дом по ул. Кирова на месте Зимнего театра. Автор фото: О. Авдеев.Гладкова закрылся, а в 1837 году усадьбу купил титулярный советник И. Н. Горсткин, сломал здание бывшего театра Гладкова, построил новое и начал сдавать его разным актерским труппам. Три года подряд, в 1878—1881 годах, здесь, в труппе антрепренера В. П. Далматова-Лучича, играл писатель Владимир Алексеевич Гиляровский. Перед революцией театр принадлежал Вышеславцевым и назывался Зимним театром. Сейчас на его месте многоэтажный жилой дом, растянувшийся от угла улицы Замойского до спуска к Преображенской церкви. 

650-gorstkin-domДом И. Н. Горсткина (слева).

И. Н. Горсткин оставил еще одно, построенное им в 1838 году, здание (ул. Богданова, 2). Это дом, в котором он проживал, перестраивая гладковский театр. Он и сейчас стоит на углу улиц Богданова и Лермонтова (прим.админ.: в декабре 2012 г. данное здание было разобрано в связи с обветшалым состоянием и на его месте отстраивается заново его копия), напротив художественного училища. Два его уличных фасада решены без каких-либо особых фантазий, композиционный центр у них как таковой отсутствует, а основной акцент сделан на часто чередующихся вытянутых арочных окнах.

660-dvoryansk-sobranieДворянское собрание.

Недалеко от театра Горсткина стояло здание Дворянского собрания (ул. Кирова, 13) — высшего органа объединения дворян по сословному признаку. Оно было построено еще в 1794-1796 годах подрядчиками пензенскими купцами Дьячковым, Иванисовым и Шульгиным. В 1845-1847 годах пензенский купец 1-й гильдии П. В. Сергеев перестроил его по проекту архитектора В. Моргана, расширив в обе стороны. В то же время изменился и фасад, получив эклектичную трактовку классических мотивов. В конце XIX века над парадным входом в здание появился чугунный навес, на фронтоне которого в переплетении дубовой и лавровой ветвей был помещен герб Пензы — три снопа (пшеничный, ячменный и просяной), перевитые лентами. 

661-penza-grrbГерб Пензы на фронтоне навеса.Уже много лет, как исчез этот уникальный навес, являвшийся одной из главных достопримечательностей Пензы. Говорят, что он хранится в самом здании. Надеюсь, что так, и мы скоро увидим его вновь на отреставрированном здании. Только вот облик здания во время так называемой «реставрации» изменится. Уже сейчас «неправильный» эклектичный рисунок наличников «облагораживается», чем искажается и замысел архитектора — оторвавшись от классицизма, более свободно подойти к решению фасада представительного здания.

Дворянское собрание служило местом общения, отдыха и развлечения представителей дворянства, здесь собирался весь цвет пензенского общества, бывали здесь и заезжие знаменитости — поэт П. А. Вяземский, писатель М. Н. Загоскин. На балу в Дворянском собрании поэт-партизан Денис Давыдов познакомился с пензенской красавицей Евгенией Дмитриевной Золотаревой, которой он посвятил лирический цикл своих лучших стихотворений.

Здание дворянского института, впоследствии мужской гимназии (ныне здесь находится классическая гимназия № 1 им. В. Г. Белинского).

В 1847-1851 годах под руководством главного архитектора Казанского учебного округа П. С. Гесса на Дворянской улице было построено здание Дворянского института (ул. Красная, 54). Здесь начиналась педагогическая деятельность Ильи Николаевича Ульянова, отца В. И. Ленина. С 1855 по 1863 год он работал в институте старшим учителем математики и физики, и именно в Пензе состоялась его встреча с будущей женой Марией Александровной Бланк, предопределившая всю будущность России. В институте учились такие известные личности, как писатель В. А. Слепцов и основоположник отечественной педиатрии Н. Ф. Филатов. В 1863 году институт закрылся, а в здании через пять лет разместилась мужская гимназия, которую окончили многие деятели науки и культуры, а также маршал М. Н. Тухачевский. 

В декоративном оформлении здания, а именно наличников окон, широко использованы элементы, взятые из классицизма, но центр фасада отмечен прямоугольным аттиком — широко распространенной эклектичной деталью, являющейся слабой заменой классическому фронтону.

700-duh-seminar-new-houseНовое здание духовной семинарии, ныне первый корпус Пензенского государственного университета.В новом здании духовной семинарии (ул. Красная, 40), построенном в 1894-1899 годах на той же улице по проекту архитектора хозяйственного управления Святейшего Синода В. Елкашева, аттики отмечают и боковые выступающие части, утяжеляя их, зато в центральную часть вернулся треугольный фронтон и сделан живописный акцент за счет куполов и главок бывшей здесь семинарской церкви. Рядом с главным корпусом семинарии в 1899 году появилось похожее трехэтажное здание общежития. Его скучноватый фасад оживили треугольные фронтончики, размещенные в самом неожиданном месте — в оконных простенках.


Рисовальная школа им. Селиверстова (ныне Пензенское художественное училище им. К. А. Савицкого).Особняком среди построек общественного назначения стоит репрезентативное здание художественного училища (ул. Богданова, 1), сооруженное в 1894-1897 годах по проекту петербургского архитектора Александра Павловича Максимова с использованием ренессансных форм и мотивов. Остается только пожалеть, что оно закрыто деревьями для обозрения с Советской площади.

Дом городского головы Похолкова.Некоторые жилые дома состоятельных горожан периода эклектики своей архитектурой подражали общественным зданиям, и не случайно со временем они таковыми и становились. Один из них — дом городского головы купца 1-й гильдии Петра Петровича Похолкова, построенный в 1870-х годах в конце третьего квартала улицы Московской, одним из фасадов обращенный к базарной площади (ныне ул. Московская, 74). Здесь в декоре появилась новинка — использование в наличниках криволинейных барочных мотивов, что смягчило его довольно протяженный главный фасад. В 1878 году вся усадьба разорившегося владельца, растянувшаяся до Лекарской улицы, перешла к Эмилю Федоровичу Мейергольду, который стал содержать здесь свой водочный завод, прославивший его на всю Россию водкой «Углевкой», считавшейся в ту пору лучшей в стране. На задах усадьбы, то есть на Лекарской, стоял дом Мейергольдов — тот самый, где жил режиссер Всеволод Эмильевич Мейерхольд. Сейчас в нем Музей сценического искусства его имени, открытый в 1984 году. В 1892 году Э. Ф. Мейергольд скончался, и новый владелец в 1902 году сдал дом вновь образованной 2-й женской гимназии, которая и находилась здесь до революции.

730-sennaya-squareДом городского головы И. Е. Грошева.

На другом конце базарной площади, на углу Сенной и Щепной площадей (ул. Куприна, 1), заметно выделялся дом другого городского головы — купца 1-й гильдии Ивана Ефимовича Грошева, избранного на этот пост в 1885 году. По-видимому, он тоже решил, что его новая должность обязывает иметь более респектабельное жилище, и начал строительство огромного двухэтажного дома. Однако закончить его не успел, так как в 1898 году скончался. Наследники в 1909 году продали доставшийся им дом Пензенскому городскому обществу, которое перевело сюда с улицы Троицкой полицейское управление, а с улицы Московской — ломбард. Кроме них в здании разместились два начальных училища, а во флигелях — полицейская часть с пожарной службой и сыскное отделение. Так здание приобрело сразу несколько общественных функций, но было известно среди жителей прежде всего как городской ломбард.

740-solnyshkina-houseДом Солнышкиной на улице Троицкой (ныне улица Кирова, № 49).

741-kosheleva-dom-na-lekarskoiДом Кошелевой на улице Лекарской (ныне улица Володарского, № 36).Другие состоятельные владельцы, не претендующее на первенство в жилищном строительстве, стремились украсить свои дома богатой лепниной, предназначенной демонстрировать не только их финансовые возможности, но еще и вкус. Эти здания придают особую прелесть городской застройке, но их, к сожалению, в Пензе не так уж и много: дом купчихи Солнышкиной на улице Кирова (№ 49), жены купеческого сына Кошелевой на улице Володарского, где сейчас находится 3-я горбольница, несколько домов на улице Московскойкупца Кузнецова (№ 39), на котором указана и дата его постройки — 1888 год, купцов Карповых (№ 60), мещанина Жгутова (№ 93).

743-dom-karpovyh-moskovskaya-60Дом купцов Карповых на улице Московской (№ 60).

744-dom-zhgutova-moskovskaya-93Дом мещанина Жгутова на улице Московской (№ 93).

 

Более распространенные для Пензы — это здания, декор которых выполнен не с помощью лепнины, а кирпичной выкладкой. Наиболее ярким представителем такого направления в эклектике является дом А. А. Якушева на улице Московской (бывшая гостиница «Россия»). Его с определенной натяжкой можно отнести к провинциальному варианту так называемого «кирпичного стиля», главным пропагандистом которого в России был петербургский зодчий Иероним Севастьянович Китнер, оставивший след и в нашем городе: по его проекту в 1903 750-1-zhen-gymn-vostochnyi-fasadПервая женская гимназия.году на Соборной площади было построено здание 1-й женской гимназии (ул. Советская, 9). Правда, в этих зданиях по-разному выявлена декоративная роль кирпича. В настоящем, китнеровском «кирпичном стиле» главное значение имеет фактура материала, поэтому обычно такие здания сооружались из лицевого кирпича. В провинциальных городах акцент делался на узорочье, которое лучше воспринималось простым народом, и большинство кирпичных домов в Пензе, как более, так и менее состоятельных хозяев, строились именно в таком духе. Они, может быть, и не имеют большой архитектурной ценности, но многие из них выполнены на добротном среднем уровне, радуют глаз разнообразием узоров и выразительностью кирпичной кладки. Со временем, а может и сразу, такие дома штукатурились и красились, фактура становилась другой, но кирпичный декор продолжал играть главную роль, а порой, после выделения его цветом, даже начинал придавать зданию дополнительную привлекательность. Особенно много таких зданий появилось к северу от улицы Предтеченской (Бакунина) после пожара 1901 года. В них уже заметно влияние неоклассицизма, выразившееся в использовании характерных для классицизма декоративных элементов.

760-vokzal-penza-3

Вокзал Рязано-Уральской железной дороги, ныне вокзал станции Пенза-III.

Одним из направлений в эклектике явился «русский стиль», возникший в процессе поиска стиля, наиболее отвечающего национальному духу. Главное его применение — в культовых зданиях, хотя и в гражданском строительстве Пензы он оставил определенный след. В жилых постройках воздействие «русского стиля» сказалось главным образом в большей или меньшей степени наложения характерных для узорочья XVII века элементов декора на эклектичную манеру оформления зданий. Русские формы отмечают также железнодорожный вокзал на станции Пенза-III, но наиболее яркий пример этого стиля — уже упоминавшееся здание мясного пассажа. 

770-spasopreobr-muzh-monastar-2Троицкий храм Спасо-Преображенского монастыря.Так называемый «русский стиль» имел несколько направлений, которые лучше всего характеризуются культовыми зданиями. В 1830-1850-х годах широкое распространение в России получил официальный «русско-византийский» стиль, ознаменовавшийся строительством церквей по образцовым проектам архитектора Константина Андреевича Тона, взявшего за основу пятиглавые московские храмы 2-й половины XV — начала XVI века, лучше всего, по мнению автора, отвечающиеидее преемственности между Византией и Россией и выражавшие незыблемость монархической власти. Такие храмы появляются по всей России, в том числе и в Пензе. Это Троицкий храм Спасо-Преображенского мужского монастыря, находившегося за городом, в районе теперешней улицы Индустриальной. 

Его построила в 1849 году над могилой своего мужа известная пензенская благотворительница Мария Михайловна Киселева. В нижнем этаже храма размещался придел, устроенный ею по образцу Палестинского Вифлеемского храма, сооруженного над местом рождения Иисуса Христа. По нему и весь храм назывался еще Вифлеемо-Воскресенским. В 1887 году рядом со своим мужем была погребена и сама храмстроительница. Сейчас и от храма, и от самого монастыря не осталось камня на камне. Вместе с ними было снесено с лица земли и монастырское кладбище, самое престижное в городе, на котором были похоронены многие именитые граждане Пензы.

790-uspenskiy-kafedral-soborУспенский кафедральный собор. Автор фото: А. Дворжанский.С начала 1880-х годов и вплоть до 1910-х главенствующим в культовом строительстве становится фольклорное направление «русского стиля», являющееся выразителем официальной идеи народности. Оно отличалось детализацией архитектурных форм и декора, использованием шатровых покрытий и других деталей, характерных для архитектуры середины XVII века. К этому направлению относится Успенский кафедральный собор в Пензе, сооруженный в 1905 году в качестве кладбищенской церкви на Мироносицком кладбище по проекту архитектора Александра Гавриловича Старжинского. Он же является автором и Троицкого собора Троицкого женского монастыря на улице Кирова, освященного в 1911 году, который получил усложненную композицию за счет двух дополнительных шатров, придающих церкви особую живописность.

791-troitski-zhen-monastyrТроицкий собор Троицкого женского монастыря.

800-bankЗдание дворянского земельного и крестьянского поземельного банков.

 

Новый век принес в архитектуру и новое направление — модерн, который в каменном зодчестве Пензы проявил себя достаточно сдержанно, без обычной для этого стиля оригинальности композиции, текучести линий, манерности и изощренности декоративных форм. Единственное исключение — здание дворянского земельного и крестьянского поземельного банков, где сейчас размещается картинная галерея (ул. Советская, 3). Построенное в 1912 году по проекту известного архитектора Александра Ивановича фон Гогена, оно является замечательным примером романтической разновидности модерна, так называемого северного, или финского, модерна. В стиле модерн, с использованием элементов, тяготеющих к стилизованным формам мавританской и готической архитектуры, был построен и лучший на улице Московской дом Слонимской, где помещалась гостиница «Бристоль».

810-dohodnyi-dom-vyarvilskiБывший доходный дом Вярьвильского (ул. Московская, 17) после ремонта, в результате которого утратил свою оригинальную облицовку. Автор фото: А. Дворжанский.

811-pervonachalnaya-oblitsovka-moskovskaya-17Фрагмент оригинальной облицовки доходного дома Вярьвильского (ул. Московская, 17) до ремонта. Автор фото: А. Дворжанский.Для позднего, рационалистического модерна характерно использование облицовки всей поверхности стен фасада белыми керамическими плитками с цветными изразцовыми вставками, что до недавнего времени можно было увидеть на построенных в 1910-х годах доходных домах Вярьвильского (ул. Московская, 17) и Кармазовой (ул.Кирова, 43), являвшихся двумя разными отражениями одного и того же архитектурного образа. Но, отданные на
откуп предпринимателям, устроившим там магазины, фасады этих зданий потеряли историческую облицовку, а с этим и свое значение памятника архитектуры начала
XX века.

820-oavdeev-1musschoolДом Сахаровой (ул. Богданова, 19), ныне здесь находится детская музыкальная школа № 1. Автор фото: О. Авдеев.Для усиления выразительности здания применение изразцов началось несколько раньше — в 1906 году на доме Сахаровой (ул. Богданова, 19, детская музыкальная школа № 1), одном из первых представителей модерна в Пензе. Здесь новый стиль заявил о себе разной формой окон, криволинейными очертаниями наличников, контрастным сочетанием штукатурных поверхностей и облицовочного материала.


Дом общества взаимного кредита (ул. Московская, 62) Автор фото: А. Дворжанский.В доме общества взаимного кредита (ул. Московская, 62), построенном в 1910 году и облицованном голубыми изразцами, произошло слияние модерна с
неоклассицизмом, который возник в противовес модерну, разрушившему привычную систему ценностных ориентиров в архитектуре. Однако во многих постройках того времени происходило «примирение» этих стилей, в результате чего создавались новые архитектурные образы.

840-realnoe-uchiliusheРеальное училище на улице Лекарской, ныне средняя общеобразовательная школа № 4 на улице Володарского, дом № 1.841-tihonovskoe-duhov-uchilisheТихоновское духовное училище на улице Лекарской, ныне улица Володарского, дом № 8–10.

 

Примером неоклассицизма в Пензе является здание бывшего реального училища (ул. Володарского, 1), построенное в 1900-1904 годах по проекту А. П. Максимова. Этот же стиль сказался и на оформлении здания Тихоновского духовного училища, сооруженного в 1909-1910 годах по проекту архитектора А. Г. Старжинского, хотя модерн здесь оказал влияние на асимметричность его композиции.

850-adminzdanie-truboch-zavodaАдминистративное здание трубочного завода. Автор фото: А. Дворжанский, 1984 г.

Лучшим образцом, появившимся в 1917-1918 годах в результате нового обращения к классическому наследию, стало здание управления трубочного завода (ныне ЗИФ), выполненное в традициях строгого классицизма по проекту инженер-полковника В. Апышкова.

В 1950-е годы неоклассицизм становится ведущим стилем в советской архитектуре, особенно при сооружении объектов общественного характера, примерами чего в Пензе служат Дом партпросвещения (1951) на улице Лермонтова, роддом на улице Пушкина (1954), здание кинотеатра «Родина» (1958) и Дом Советов (1959) на площади Ленина.

860-oavdeev-dompartprosvescheniaДом партпросвещения. Автор фото: О. Авдеев.

861-roddom-na-pushkinaРоддом на ул. Пушкина. Автор фото: А. Дворжанский.

 

862-oavdeev-rodinaКинотеатр «Родина». Автор фото: О. Авдеев.

863-oavdeev-dom-sovetovПлощадь Ленина, Дом Советов. Автор фото: О. Авдеев.

 

Хрущевская борьба с излишествами в архитектуре надолго покончила с творческой мыслью в жилищном строительстве и до сих пор при проектировании домов сказывается рецидивами безвкусия и однообразия. Перевод строительной индустрии на основы типизации и стандартизации привел к появлению целых «спальных» районов, не обладающих средствами формирования городской среды, сомасштабной человеку. Градостроительные решения крупных жилых массивов и их внутриквартальной территории, хорошо воспринимаемые разве что с высоты птичьего полета, абсолютно не учитывали «человеческий фактор», в результате чего взгляд живущих в этих районах людей постоянно натыкался на, как правило серые, стены домов, не получая необходимого эстетического заряда. Неудовлетворенность архитекторов результатами собственного творчества привела к появлению среди 5-этажной застройки 9-ти и 12-этажных домов, призванных разбить своими вертикалями унылое однообразие жилых районов. С той же целью в панельную застройку стали вкрапляться дома из красного кирпича, а сами стены панельных домов получать разноцветную раскраску.

Развитие жилищного строительства сказалось и на изменении градостроительной ситуации в старых районах Пензы, куда всё настойчивее внедряются многоэтажные дома, «съедающие» историческую застройку города. Несмотря на существующее решение Пензенского горисполкома от 1987 года «Об утверждении границ заповедной территории в центральной части города Пенза», предусматривающее сохранение ее исторического облика, происходит интенсивный процесс ее «осовременивания». Практически не осталось уже ни одного старого квартала, в котором не была бы нарушена историческая среда новыми многоэтажными домами.

Еще более ухудшит ситуацию точечная застройка 16-17-этажными зданиями, запланированная в самом центре города. С одной стороны, она будет звучать явным диссонансом существующей малоэтажной исторической среде, а с другой — вызовет процесс «подтягивания» под нее этажности сопредельных территорий, что приведен к окончательному уничтожению историко-архитектурного наследия. Собственно говоря, последнее уже и происходит за счет строительства многоэтажных жилых домов на улице Володарского, внутридворовой территории улиц Московской и Кирова и надстройки существующих зданий мансардными этажами.

890-penza-panorama

Панорама ПЕНЗЫ.

Отдельно хотелось бы сказать о застройке многоэтажными домами улицы Урицкого в районе гостиницы «Пенза». Расположение нашего города на холме всегда делало его силуэт крайне привлекательным, в особенности со стороны реки. Не зря существует целый ряд старинных фотографий, запечатлевших для потомков красоту панорамы родного города. Теперь закрывается и этот вид на город, правда, уже и так заметно проигрывающий дореволюционному в результате сноса церквей, венчавших исторический центр Пензы.

Разработка нового генерального плана Пензы вряд ли улучшит сложившуюся градостроительную ситуацию, хотя в контексте его реализации и возможно появление каких-то отдельных интересных в архитектурном плане зданий. Однако он в большей мере закрепит уже существующие нарушения и даст тенденцию к окончательному уничтожению исторической среды.

Настоящий очерк совершенно не затронул деревянную архитектуру, которая придавала нашему городу особую прелесть и своеобразие. Собственно говоря, именно она и определяла лицо дореволюционной Пензы, небогатой памятниками каменного зодчества. Но срок жизни деревянных домов недолговечен, они быстро приходят в ветхость, и когда стоит вопрос о реконструкции городских улиц — первыми идут под снос. Еще в 1979 году по инициативе архитектора Сергея Николаевича Еремеева делались попытки сохранения лучших образцов деревянной архитектуры Пензы. Была обследована вся застройка города и принято решение Пензенского горисполкома «О мерах по сохранению и использованию лучших образцов деревянного зодчества в г. Пензе», предусматривающее создание в районе Гоголевского переулка и на базе недействующей в то время Преображенской церквиМузея деревянной архитектуры, этнографии и прикладного искусства. Туда предполагалось свозить подлежащие сносу в процессе реконструкции города деревянные дома, представляющие архитектурный интерес, а также фрагменты деревянной архитектуры. Началась даже реализация программы, связанной с созданием музея: расселение домов, демонтаж деревянных фрагментов и перенос их в район будущего музея. Но потом хорошая идея, как это у нас обычно бывает, начала пробуксовывать, а после того, как в 1984 году председателя горисполкома А. Е. Щербакова перевели в облисполком, и вовсе заглохла. Так была похоронена реальная возможность сохранить для потомков частицу Пензы, которую сейчас можно видеть только на любительских фотографиях в частных собраниях. Нужно сказать, что и после этого отдельными энтузиастами еще неоднократно делались попытки реализации этой идеи хотя бы в уменьшенном виде, в частности, путем сохранения улицы Ключевского, где не менее двух десятков деревянных домов представляли архитектурную ценность, тем более, что на ней находится и музей великого историка. Но всё было безрезультатно, и сегодня мы можем видеть в Пензе лишь жалкие остатки того богатейшего архитектурного наследия, часть из которого могла быть сохранена. С болью глядишь на эти дома, на улицы, на город. И среди всего этого безобразия лишь бальзамом на душу манит к себе узорочная сказка Музея народного творчества — жемчужины деревянной архитектуры Пензы.

910-dvorzhanski-mny-2005Музей народного творчества. Автор фото: А. Дворжанский. 2005 г.

Александр ДВОРЖАНСКИЙ.

 

Комментарии   

 
+1 #1 Ирина 09.11.2014 17:22
Согласна! Современные постройки делают Пензу не похожей на саму себя. Если так и дальше пойдет, то Пенза потеряется среди сотни таких-же однотипных городов.
Цитировать

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET