Печать
Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

001-sobolev-a-n-

ПЕНЗЕНСКОЕ ГУБЕРНСКОЕ
ЖАНДАРМСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ
(1913-1917)

В 1867 году на основании высочайше утвержденного «Положения о корпусе жандармов» было создано Пензенское губернское жандармское управление (ГЖУ). В канун Первой мировой войны данная структура окончательно сформировалась как орган политического сыска, контрразведки, надзора и следствия.

ОСВЕДОМИТЕЛИ И ФИЛЁРЫ

В условиях начавшейся войны органы жандармерии оказались перед новыми вызовами. Особое значение приобрела борьба со шпионажем, но по-прежнему не меньшую опасность представляли и внутренние враги в лице антиправительственных партий и групп. Разгром революционного движения 1905-1907 гг. сам по себе не решил социально-политических и экономических проблем, а разразившаяся в 1914 г. война лишь усугубила их.

Пензенское губернское жандармское управление относилось к третьему разряду (1). Накануне войны в штате управления числились: его начальник — полковник Леонид Николаевич Кременецкий (с 1916 г. — генерал-майор), заступивший на должность в мае 1913 г., помощник начальника — ротмистр Н. И. Кононов (2)два вахмистра21 унтер-офицерадва писаря.

Кроме того, вне штата работали четыре агента наружного наблюденияодин секретный сотрудник и два осведомителя (3)Агенты наружного наблюдения И. М. ШамовМ. В. МоисеевН. Е. Горшунов и С. С. Лукьянов (4), так называемые филёры, занимались слежкой за лицами, представлявшими интерес для органов сыска. Все четверо были выходцами из крестьян и прослужили филёрами не один год. Секретные сотрудники вербовались из среды революционеров. Являясь членами антиправительственных организаций, они осуществляли внутреннее наблюдение, выдавали жандармам деятелей революционного движения и сообщали о готовящихся акциях. В практике сыска секретной агентуре придавалось большое значение.

«На обязанности лица, ведающего политическим розыском, лежит прежде всего приобретение и сбережение внутренней секретной агентуры — единственного вполне надежного средства, обеспечивающего осведомленность»,— говорилось в Инструкции по организации внутреннего наблюдения (5).

С 1913 по 1915 г. в Пензенском ГЖУ числился секретный сотрудник, проходивший под агентурной кличкой Петровский. Его настоящее имя — Кузьма Петрович Сторожев. Он был родным братом известной пензенской революционерки Т. П. Сторожевой (в замужестве Метальниковой). Кроме постоянной агентуры работали «штучники» — это агенты, которые давали информацию нерегулярно, получая деньги за каждое отдельное сообщение. Два осведомителяКривошеев и Александрович, официально служили в почтовом ведомстве, сообщая о настроениях служащих.

Для встреч с секретной агентурой жандармерия пользовалась конспиративной квартирой на Гоголевской улице, в доме № 21, хозяином которой был Богомолов С. Е. (6). Филёры, секретные сотрудники и осведомители ежемесячно получали зарплату, которая с 1913 по 1917 гг. неуклонно снижалась. Помимо перечисленных лиц, работали и другие агенты, но они, по выражению Кременецкого, представляли собой «элемент случайный» (7).

Внутреннее и внешнее наблюдение — это основной метод работы жандармерии как органа сыска и надзора. Из вышесказанного видно, что Пензенское ГЖУ не располагало достаточным количеством людей, чтобы осуществлять свои функции максимально эффективно. Например, при наличии четырёх филёров можно одновременно вести слежку только за двумя лицами, так как для квалифицированного наблюдения требуется не менее двух человек на один объект. Не хватало и штатных сотрудников. После начала войны шесть унтер-офицеров ГЖУ отправились на фронт.

РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ ПОД НАДЗОРОМ

sob018-01-penza-gendarme-departmentУчастники подпольной ученической организации в пензенской тюрьме перед отправкой в ссылку. 1911 г. Шишкин И.С. Пенза. Листая старый альбом, (1900–1920 гг.). Пенза, 2013.

Несмотря на проблемы с кадрами, пензенская жандармерия получала достаточно полную информацию о революционерах. Во многом этому способствовала ситуация, сложившаяся в губернии к началу войны. После революции 1905 г. здесь оставались лишь потерявшие былую мощь разрозненные группы эсеров и отдельные представители других течений. «В Пензе было всё ликвидировано», – вспоминал о том времени К. П. Сторожев (8). С одной стороны, в таких условиях для освещения антиправительственных организаций жандармерия не нуждалась в большом количестве секретных сотрудников, но, с другой стороны, с учётом меняющейся социально-политической ситуации, в любой момент могла возникнуть необходимость в новых агентах, на вербовку которых требуется время. Сам Сторожев, имея обширные знакомства, выдал жандармерии целый ряд местных эсеров и сочувствовавших им лиц: СахароваМосквинаЛебедевуМелянченковаЯгодинаЕмелина и других. Он же выдал подпольную ученическую группу, выпускавшую журнал. По своей инициативе Сторожев вступил в Общество содействия внешкольному образованию и стал членом Комиссии разумных развлечений. В этих организациях он выполнял функции осведомителя.

БОРЬБА СО ШПИОНАЖЕМ

В годы Первой мировой войны Германия и Австро-Венгрия вели на территории России активную разведывательную деятельность. Штабы военных округов, в обязанности которых входила контрразведывательная работа, и жандармерия искали вражеских шпионов среди проживавших в России иностранцев (9)Пензенское ГЖУ вело за ними наблюдение, контролировало организации, в которых служили выходцы из других стран. Видимо, столице придавали большое значение борьбе со шпионажем, поэтому из центра на места целенаправленно командировали агентуру. Например, осведомитель Кривошеев прибыл в Пензу из Петрограда по заданию высокопоставленного руководства и работал здесь в цензурной комиссии при почтовом ведомстве, которая, по имевшимся у жандармов сведениям, состояла из лиц, сочувствовавших немцам. Её возглавлял штабс-капитан Загорский, а его жена немка принимала активное участие в комиссии и привлекала к работе в качестве цензоров других немок. Контрразведкой в Пензенском ГЖУ занимался унтер-офицер И. Т. Бессонов (10)С 1913 г. он заведовал розыскным столом, и в его компетенции находилась не только борьба со шпионами, но и общий сыск, работа с секретной агентурой, наблюдение за иностранцами, выдача заграничных паспортов и отчасти даже бухгалтерия. При таком обилии должностных обязанностей вряд ли можно рассчитывать на серьёзные успехи в контрразведывательной работе. Справедливости ради нужно заметить, что и в других ГЖУ трудно было найти профессиональных контрразведчиков, т.к. основной задачей органов жандармерии был политический сыск. Между тем иностранные разведчики не обошли своим вниманием ПензуВ Туле, уже при советской власти, раскрыли целую шпионскую сеть, работавшую во время Первой мировой войны. Резидентура этой сети использовала гастролировавших по городам цирковых артистов для ведения разведывательной работы в ПензеСмоленске и Тамбове (11).

sob018-02-penza-gendarme-departmentСхема германской шпионской организации в Туле. Печатается по изданию: Звонарёв К.К. Агентурная разведка. Т. 2. Киев. 2005.

ПРОВОКАЦИЯ КАК МЕТОД

Внутренних врагов жандармерия выслеживала более успешно, чем иностранных шпионов, но обратной стороной успехов были злоупотребления, связанные с провокационными методами работы. Иногда секретные сотрудники сами организовывали подпольные революционные структуры и склоняли к антиправительственной деятельности других лиц. Культивирование революционного движения имело целью создание антиправительственных организаций для их уничтожения в дальнейшем. Таким способом достигались хорошие показатели в работе жандармов. Подобные приемы категорически запрещались и назывались «провокаторством» (12)В истории Пензенской жандармерии тоже имел место случай, в котором многие тогда усмотрели «провокаторство»Незадолго до революции 1917 г. у начальника ГЖУ Кременецкого появился новый секретный сотрудник. Это был пензенский мещанин Константин Иванов, привлекавшийся ранее в качестве обвиняемого по делу о покушении на директора Сердобского реального училища, а затем сотрудничавший с эсерами. Иванов принял активное участие в организации подпольной типографии, что ему, как секретному, сотруднику запрещалось. Скандал дошёл до столицы, и оттуда для выяснения всех обстоятельств приехал чиновник особых поручений П. М. Митрович (13). Расследование показало, что Иванов утаил от Кременецкого своё деятельное участие в «постановке» типографии14, хотя у людей, посвященных в тонкости сыска, возникали сомнения на этот счёт. Дело в том, что в карьере Леонида Николаевича, ранее служившего в других губерниях, это была уже не первая типография, появившаяся на свет столь подозрительным образом. Директор Департамента полиции А. Т. Васильев писал о нём:

«Определенно провокационно служил и генерал Кременецкий …. Он сам „ставил“ и „брал“ типографии; даже в Пензе, уже уходя со службы, он проявил провокационную деятельность,

„поставив“ при помощи сотрудника социал-революционеровскую типографию» (15).

Ему вторит бывший начальник петербургской охранки А. В. Герасимов:

«Кременецкий сам через своих агентов устраивал эти нелегальные типографии, давая для них шрифт, деньги и прочее» (16).

НЕСВОЕВРЕМЕННАЯ РЕФОРМА

События, развернувшиеся в 1917 г., заставили всех позабыть о скандале в Пензе. Революция уничтожила монархию в России, а вместе с ней и все силовые структуры империи. 4 марта 1917 г. Кременецкий и его помощник Кононов были арестованы по постановлению Пензенского исполкома и заключены в тюрьму. Здание на Суворовской улице, в котором на первом этаже находилась канцелярия ГЖУ, было тут же занято только что созданной милицией. Незадолго до ареста Кременецкий и Бессонов сожгли списки филёров и секретных сотрудников, а также много других документов, касающихся деятельности жандармского управления. В 1918 г. Кременецкий и его секретный сотрудник Иванов были расстреляны Пензенской губернской ЧК.

Годы, предшествующие революции 1917 г., были не лучшими в истории российской жандармерии. Распространившиеся в этой среде провокационные методы работы свидетельствовали о кризисе всей системы политического сыска в стране. Реформа, которую в 1913-1914 гг. проводил командующий Отдельным корпусом жандармов В. Ф. Джунковский, привела к сокращению штата, ликвидации большинства охранных отделений и ограничениям в агентурной работе в армии и на флоте. Если в период революции 1905-1907 гг. деятельность жандармских органов являлась в целом эффективной, то после 1913-1914 гг. общеполитическая ситуация, настроения, царившие не только в общественных кругах, но и во властных структурах, а также несвоевременная реформа не позволяли жандармерии в должной мере осуществлять функции органов государственной безопасности. В этом смысле ситуация в Пензенском ГЖУ была вполне типичной для того времени.

А. Н. Соболев.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Колпакиди А., Север А. Спецслужбы Российской империи. М. 2010. с. 226.

2. Список общего состава чинов Отдельного корпуса жандармов. Петроград, 1915. с. 55.

3. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). ф. 43, оп. 1, д. 240, л. 39.

4. Справочник-список офицерского и рядового состава жандармских управлений, охранных отделений. М., 1940. с. 67, 164, 185, 304.

5. Инструкция по организации внутреннего (агентурного) наблюдения, 1907 г. // Агентурная работа политической полиции Российской империи. Сборник документов. 1880-1917. Составитель Е. И. Щербакова. М.-СПб, 2006. с. 95-96.

6. Справочник-список офицерского и рядового состава жандармских управлений, охранных отделений. М., 1940. с. 31.

7. ГАПО. ф. 43, оп.1, д. 240, л. 40.

8. Там же. л. 137.

9. Никитинский И., Софинов П. Немецкий шпионаж в царской России. Сборник документов. М. 1942. 7-14 с.

10. ГАПО. ф. 43, оп.1, д. 240, л. 24.

11. Звонарёв К. К. Агентурная разведка. Т.2. Киев, 2005. Переиздание двухтомного исследования работы разведывательных служб Германии и Российской империи, вышедшего для служебного пользования в 1929-1931 гг. с. 522.

12. Инструкция по организации внутреннего (агентурного) наблюдения, 1907 г. // Агентурная работа политической полиции Российской империи. Сборник документов. 1880-1917…с. 96-97.

13. ГАПО. ф. 43, оп.1, д. 240, л. 95.

14. Падение царского режима. Стенографические отчёты показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. Под ред. П.Е. Щеголева. Л., 1924. Т. I. с. 79.

15. Щеголев П. Е. Охранники и авантюристы. М., 1930. с. 167.

16. Герасимов А.В. На лезвии с террористами. Париж, 1985, Вып. 4. с. 21.

 

________________________________________

Опубликовано: «Пензенское краеведение»,
научно-популярный журнал, № 3 (15), 2015. с. 36-40.
________________________________________

 

 

 

Комментарии   

 
0 #1 Малафеева Екатерина 03.04.2017 08:14
Уважаемый, Александр Николаевич!
Очень рада, что появилась, благодаря Вам, "зацепка" в моём расследовании относительно ареста молодой эсерки в Пензе, в 1914 году, отправленной в ссылку в Восточную Сибирь.
И всё же вопросов более чем достаточно:
Лебедеву, о которой Вы говорите (выданная Сторожевым), звали Нина?
Это её девичья фамилия? (По свидетельству Жук-Жуковского в ссылке она вышла замуж и примерно в 1915 или 1916 родила. В 1917 приняла активное участие в Союзе Максималистов в Чите под этой же фамилией - Лебедева. То есть, или она и в замужестве сохранила девичью фамилию, или до замужества имела другую)
Из какой семьи Лебедева, о которой идет речь в связи с арестами "организованным и" Сторожевым? Где она училась? Известна ли точная дата судебного следствия и суда? Куда точно её сослали?

Нина Лебедева личность яркая и неоднозначная, со множеством легенд вокруг имени. Хочется выяснить её пензенскую предысторию.
С уважением, Екатерина Малафеева
Цитировать

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET