Печать
Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

 

СМЕРТЬ ШПИОНАМ!

70 лет назад, в апреле 1943 года, была создана военная контрразведка «Смерш» («смерть шпионам»). Просуществовав всего лишь три года, эта организация оставила после себя немало мифов и легенд. Сегодня одни считают «Смерш» самой эффективной контрразведкой в истории спецслужб, другие склонны видеть в ней прежде всего репрессивный орган. На основе имеющихся у нас материалов, в том числе полученных из архива УФСБ по Пензенской области, мы попробуем разобраться, как работала спецслужба, одно название которой приводило в трепет как своих, так и врагов.

sob007-01-checking-on-roads-Проверка на дорогах войны

ТРИ КОНТРРАЗВЕДКИ

На самом деле под аббревиатурой СМЕРШ значились три организации. Из книг и фильмов более всего известно о Главном управлении контрраз­ведки «Смерш» в Наркома­те обороны, созданном на базе бывшего Управления Особых отделов НКВД СССР. Также свои «Смерш» был в Нарко­мате Военно-морского флота. Наконец отдел контрразведки под названием «Смерш» вхо­дил и в состав Наркомата вну­тренних дел. Эти три службы друг другу не подчинялись, благодаря чему Ставка Верховно­го Главнокомандования полу­чала оперативные данные от трех независимых друг от дру­га контрразведывательных ор­ганизаций, что позволяло бо­лее объективно оценивать си­туацию на местах.

В 1943 году стратегическая инициатива на фронте пере­шла к Красной Армии. Зачем же Сталину понадобилось зате­вать реформу спецслужб, ког­да исход войны был уже ясен? Этого требовала, как гово­рят контрразведчики, сложная оперативная обстановка. Чем дольше шла воина, тем боль­ше становилось работы у спец­служб. К 1943 году массовым явлением стала заброска раз­ведчиков и диверсантов в со­ветский тыл. На освобожденных от врага территориях ору­довали бандформирования всех мастей, националисты, преда­тели. Для борьбы с ними нуж­ны были контрразведывательные органы с развитой агентур­ной сетью и наделенные широкими полномочиями.

ИЗ КОЧЕГАРОВ В ЧЕКИСТЫ

В современных книгах и фильмах офицеров «Смерш» изображают как незнающих страха суперменов, способных выполнить любое задание. На самом деле в контрразведке служили разные люди, соот­ветственно и работали они по-разному. На службу в «Смерш» попадали в основном двумя пу­тями. Во-первых, туда направ­ляли оперативный состав быв­ших Особых отделов НКВД. Это были люди уже владе­ющие методами работы спец­служб. Во-вторых, подбира­ли подходящие кандидатуры из числа офицеров Красной Армии, имевших фронтовой опыт. Новоиспеченные контрразвед­чики проходили подготовку в специально созданных школах или на курсах. Срок обучения в школах составлял от шести до девяти месяцев. На курсах учи­лись четыре месяца.

sob007-02-abakumov-v-sВиктор Семенович АБАКУМОВ (1908-1954), генерал-полковник, заместитель наркома обороны и начальник Главного управления контрразведки («СМЕРШ») Народного комиссариата обороны СССР (1943-1946), министр государственной безопасности СССР (1946-1951)

На примерах сотрудников НКВД-НКГБ по Пензенской области, служивших с 1943 года в «Смерш», можно проследить, кто и как работал в военной контрразведке. Прежде всего у кан­дидата на службу должна быть хорошая биография. По тем временам это предполагало рабочее или крестьянское происхожде­ние. Кстати, сам начальник ГУК «Смерш» Виктор Абакумов, по­сле войны занимавший пост ми­нистра госбезопасности, рабо­тал в молодости упаковщиком и имел за плечами четыре класса городского училища. Многие работники НКВД-НКГБ по Пен­зенской области работали в про­шлом слесарями, строгальщиками, техниками, кочегарами. На работу в органы их прини­мали обычно уже после армей­ской службы. Некоторые про­ходили подготовку в межкрае­вых школах НКВД. Во время войны часть оперативного состава отправили на фронт, где пригодилась их чекистская за­калка. Там они сначала служи­ли оперативниками особых от­делов НКВД в войсках, а с 1943 года в «Смерш».

В БОЯХ С ПРОТИВНИКОМ

sob007-02-prohorovskiy-d-iД. И. Прохоровский

Во время войны контрраз­ведчикам не редко приходилось сталкиваться лицом к лицу с врагом на передовой. Об этом свидетельствуют документы — наградные листы и послужные списки пензенских чекистов. На пожелтевших страницах мы чи­таем, что, например, оперупол­номоченный отдела контрраз­ведки НКВД «Смерш» Дмитрий Прохоровский«несмо­тря на артиллерийский огонь противника, показывал личное мужество и смелость, чем под­нимал дух бойцов во время по­стройки моста через р. Ока». Он был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». В июне 1943-го капи­тан Прохоровский погиб во время бомбежки.

sob007-03-slesarev-a-sА. С. Слесарев

Старший лейте­нант Андрей Слесарев, оперу­полномоченный ОКР НКВД «Смерш» 321-й стрелковой дивизии, «убит прямым по­паданием снаряда 23 августа 1944 года в период наступа­тельных боев в районе д. Патулера Эстонской ССР».

sob007-04-lepeshkin-i-pИ. П. Лепешкин

Сер­жант ОКР НКВД «Смерш» 6-й стрелковой дивизии Илья Ле­пешкин «во время боя восста­новил боевые порядки, взял командование батальона на себя, несколько часов вел бой с про­тивником, уничтожив при этом большую колонну гитлеров­цев». Кроме того, Лепешкин «при боевых операциях неоднократно предотвращал пани­ку и беспорядки в батальонах». В 1943 году отважного сержанта наградили орденом «Красно­го Знамени». Через год он погиб близ села Турия в Кировоградской области.

НЕГРАМОТНЫЙ РЕЗИДЕНТ

Непосредственное участие в боях не входило в обязанности контрразведчиков. Перед ними стояли другие задачи. Загля­нем в наградной лист уроженца Пензы полковника госбезо­пасности Михаила Сервианова. Он служил заместителем начальника ОКР «Смерш» 21 и 22-й армий с 1943 по 1945 год. В мае-июле 1943 года «с личным участием т. Сервианова было изъято в частях ди­визии шпионов — 3 челове­ка, за подготовку к дезертир­ству — 44 человека, за наме­рение перейти на сторону вра­га во время боевых действий — 32 человека, за антисовет­скую агитацию — 15 человек». В августе-сентябре того же года «тов. Сервианов со­вместно с работниками ОКР «Смерш» дивизий правильно организовал службу загражде­ния по задержанию дезертиров с поля боя и лиц, уклоняющих­ся от боевых операций, кото­рых было возвращено обратно на поле боя около 800 человек. Заградительными группами взводов ОКР «Смерш» было задержано предателей и шпи­онов в тылу армии около 100 человек». Приведенные циф­ры и факты достаточно нагляд­но говорят о том, чем занималась контрразведка «Смерш». Не секрет, что бывали и перегибы. Какое-нибудь неосто­рожное высказывание могло запросто подвести под «анти­советскую агитацию». Извест­ны факты, когда фабрикова­лись дела «шпионов». Таким образом обеспечивались нуж­ные показатели в работе. Например, в мае 1943 года И. Сталину поступила докладная за­писка о работе Особого отдела 7-и отдельной армии. В ней со­общалось о том, как ветерана советско-финский войны инва­лида Шведова и красноармейца Никулина необоснованно об­винили в шпионаже. От име­ни «резидента немецкой разведки» неграмотного Шведо­ва следователь написал целый список заданий, якобы полу­ченных им от немцев, и заста­вил его кое-как расписаться. По результатам проверки ра­боты Особого отдела 7-й армии двоих контрразведчиков приго­ворили к пяти годам лагерей, а еще троих уволили из контрразведки и отправили на фронт.

Вывод последовал такой:

«Сре­ди работников Особых отделов (ныне — «Смерш») много нео­пытных, малограмотных людей. Этот недостаток следует попра­вить переводом нескольких ты­сяч политработников в органы контрразведки».

ГЕРОИ ИЛИ ПАЛАЧИ?

Несмотря на перегибы и зачастую репрессивные ме­тоды, большинство исследо­вателей оценивают работу контрразведки «Смерш» как весьма эффективную. Луч­ше всего обстояли дела с «зафронтовой работой», то есть во вражеском тылу. После 1943 года практически во всех немецких разведывательно-диверсионных шкалах действовала агентура «Смерш», что позволяло контролировать подготовку и заброску диверсантов в советский тыл. Успеху способ­ствовала и ситуация на франте. Диверсантов готовили в основном из числа советских военно­пленных, многие из которых со­гласились сотрудничать с нем­цами только для того, чтобы не оказаться в концлагере. Ког­да исход войны был уже оче­виден, советским контрразвед­чикам не стоило большого тру­да их перевербовать. Слож­нее установить, насколько эф­фективно велась борьба с вражескими шпионами в нашем тылу, ведь в архивах контрраз­ведки есть информация лишь о разоблаченных шпионах, и ни­кто не знает, сколько враже­ских агентов так и не удалось раскрыть. Но и на этом направлении работы видны несомнен­ные успехи. Например, только в результате радиоигр, проведен­ных военной контрразведкой, было выявлено и арестовано более 400 вражеских агентов.

Борьба с антисоветским эле­ментом и выявление неблаго­надежных лиц среди военнос­лужащих — это сторона рабо­ты контрразведки, которая вы­зывает неоднозначные оценки. С точки зрения одних исследо­вателей, то, что сегодня мы на­зываем перегибами, укрепляло дисциплину на фронте. По мнению других — это преступления режима. Как бы то пи было, не смотря на все оценки, деятель­ность военной контрразведки «Смерш» явила собой одну из самых ярких страниц в истории Второй мировой войны.

Александр СОБОЛЕВ.

По материалам архива УФСБ по Пензенской области.

________________________________________
Опубликовано: «Наша Пенза», областная газета,
№ 16 — 17-23 апреля 2013 г., 
с. 10.

________________________________________

 

 

 

vinietka-002

 

 

 

Сотрудники СМЕРШ,
уроженцы Пензенской земли,
погибшие на фронтах
Великой Отечественной войны

 

sob007-05-polyakov-vasiliy-filippovich

ПОЛЯКОВ

Василий Филиппович

(1902-1944) 

Уроженец поселка Никольский Городищенского района Пензенской области.

С 1928 по 1930 год — уездный уполномоченный ОГПУ по Кузнецкому окротделу ОГПУ.

С 1942 года по 1944 год — капитан, оперуполномоченный ОКР «Смерш» по 113-му батальону 6-й инженерно-саперной  Староконстантиновской бригады 1-й гвардейской армии (командующий Гречко).

В  1944 году смертельно ранен во время артобстрела.

Награжден орденом «Красная Звезда» и медалью «За боевые заслуги».

 

vinietka-016-003х3-250-Hor

 

sob007-06-safra-isaak-grigorievich

САФРА

Исаак Григорьевич

(1912-1944)

18.08.1941 — 15.11.41 гг. — сержант госбезопасности, оперуполномоченный  оперативно-чекистской группы ОИТК УНКВД по Пензенской области.

До августа 1942 г. — старший лейтенант госбезопасности, оперуполномоченный ОО НКВД 21-ой воздушно-десантной бригады 9-го воздушно-десантного корпуса.

С августа 1942 г. — оперуполномоченный ОО НКВД ОКР 2 «Смерш» 36-й гвардейской стрелковой дивизии.

26 сентября 1943 г. получил тяжелое осколочное ранение в голову у д. Галушковка Днепропетровской области и был направлен в армейский госпиталь. Приказом ОКР «Смерш» 7-й гвардейской армии от 02 февраля 1944г. № 8 исключен из списков личного состава как умерший.

Награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда».

 

vinietka-016-003х3-250-Hor

 

sob007-07-shepel-iliya-antonovich

ШЕПЕЛЬ 

Илья Антонович

(1913-1942)

С 22.12. 1941г. приказом № 347 от 22.12.1943г. УНКВД по Пензенской области сержант госбезопасности откомандирован в распоряжение ОО НКВД ПРИВО.

В 1942 году — старший лейтенант, оперуполномоченный КРО «Смерш» 19-й саперной бригады Южного фронта.

16 октября 1942 г. погиб от прямого попадания снаряда при бомбардировке вражеской авиацией 14000-го саперного батальона 19-й саперной бригады, дислоцировавшегося на острове «Баррикада» и возводившего переправу на реке  Волге под Сталинградом.

 

Александр СОБОЛЕВ.

По материалам архива УФСБ по Пензенской области.

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET