Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

001-tyustin-630-180

 

ГЕРОЙ СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ ЭПОПЕИ

В. И. ИСТОМИН

itomin-v-i-сКонтр-адмирал Владимир Иванович Истомин (1809-1855)

Почетный ряд дважды (орден и Георгиевский крест) Георгиевских кавалеров умножил легендарный контр-адмирал Владимир Иванович Истомин (1809-07.03.1855).

Отец будущего адмирала Иван Андреевич Истомин (1769-1823) происходил из мещанского сословия и в начале ХIХ в. в чине коллежского секретаря служил в Эстляндском камеральном суде, в 1814 г., был титулярным советником и кавалером ордена Св. Владимира IV ст., дававшего право на потомственное дворянство. Мать — Евдокия Ивановна Истомина (1775(?) — 1845). После гибели  Владимира Ивановича по повелению великого князя Константина Николаевича ей и двум дочерям была назначена пенсия в 860 руб. в год. 

azov74-пушечный парусный линейный корабль «Азов», флагман русского флота, герой Наваринского сражения, первый русский корабль, удостоенный кормового Георгиевского флага. Построен в Архангельске в 1826 г. корабельным мастером В. А. Ершовым.

Владимир Иванович родился в Ломовке Мокшанского уезда (ныне — Лунинского района), В своих записках он отмечал, что на флот «пришел с берегов Суры, что течет у старинного села Ломовка». Отроком Владимир Иванович был привезен в Пензу и определен в частный гимназический дворянский пансион, по окончании которого в 1823 г. был определен в Морской кадетский корпус. В 1827 г. гардемарином вышел из корпуса и был принят в экипаж линейного корабля «Азов», которым командовал легендарный Михаил Петрович Лазарев. В 1827 г., плавая на корабле «Азов» в эскадре вице-адмирала Гейдена совершил поход из Кронштадта в Портсмут, а затем к берегам Греции, в 1827 г. произведён в мичманы на флагманский корабль «Азов» под начальство капитана 1-го ранга Михаила Петровича Лазарева — на «сослужение с братьями» мичманами Константином Ивановичем (1807-1876) и Андреем Ивановичем (180?-1842). На этом корабле Владимир Иванович 8 (20) октября 1827 г. участвовал в Наваринском сражении, в котором особую храбрость проявили служившие на «Азове» лейтенант П. С. Нахимов, мичман В. А. Корнилов и гардемарин (мичман) В. И. Истомин, будущие герои Севастополя.

blinov-srazhenie-pri-navarineНаваринское сражение 8 октября 1827 года. Картина работы Л. Д. Блинова, 1888 г. Холст, масло, 96x161 см. Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург.

За успешные боевые действия Истомин награжден Знаком отличия Военного Ордена 4-й ст., т.е. Георгиевским крестом. «Азов», получивший 153 пробоины, был награжден Георгиевским флагом. Командующий эскадрой граф Л. П. Гейден в рапорте о награждении отличившихся в бою гардемаринов Шишмарева, Белаго, «а особенно Истомина», писал:

«За окончание ими курса учения и по пришествии их теперь в совершенный возраст, которые только за сим оставались непроизведенными, в уважении отличной их храбрости и деятельности во время сражения, осмелился объявить им мичманские чины с 19 октября ...».

До Крымской войны два раза выдавался Георгиевский флаг морякам, вернее, боевым кораблям, проявившим исключительную отвагу и воинское искусство в бою. Первым заслужил право поднять кормовой Георгиевский флаг линейный корабль «Азов», который под командованием капитана 1-го ранга М. П. Лазарева отличился в Наваринском сражении 1827 г. с турецко-египетской эскадрой при Наварине.

Осенью 1832 года Лазарев был назначен начальником штаба Черноморского флота. Он сразу стал собирать к себе лучших офицеров своей бывшей эскадры. Среди них были П. С. Нахимов, Е. В. Путятин, В. И. Истомин. В марте 1833 года прибыл на Черноморский флот и Владимир Алексеевич Корнилов (1806-1854), окончивший в 1823 г. Кадетский корпус.

В 1827-1832 гг. Владимир Истомин служил на «Азове»,

«совершенствуя свое морское образование в серьезной военной обстановке, созданной продолжительными крейсерствами в Архипелаге и участием в блокаде Дарданелл. Время это Истомин использовал для знакомления с военно-морской историей, наукой и порядками службы на судах иностранных эскадр; все это поставило его с молодых лет в ряды образованнейших и опытных моряков нашего флота», так писал в начале XX в. об этом периоде становления Истомина как офицера один из его биографов.

Когда «Азов» пришел в ветхость, был построен новый корабль, названный «Память Азова», на котором также был поднят кормовой Георгиевский флаг, чем подчеркивалась преемственность боевых традиций русского флота. В 1832 г. мичман Истомин был переведен на корабль «Память Азова» и служил на Балтике, в 1833 г. произведен в лейтенанты. 

parisПарусный 120-пушечный линейный корабль «Париж». Фрагмент картины К. В. Круговихина «Корабль «Париж» на Севастопольском рейде», 1843 г. Холст, масло, 110х160 см. Центральный Военно-морской музей, Санкт-Петербург.

В 1838 г. Истомин был окончательно переведён на Черноморский флот, в котором и протекала вся остальная его служба вплоть до геройской кончины при обороне Севастополя. В 1845-1850 гг. Истомин находился в распоряжении наместника и главнокомандующего войсками на Кавказе генерала от инфантерии Михаила Семеновича Воронцова. В 1850 г. Истомин принял под свое командование линейный корабль «Париж» — один из лучших трех парусных кораблей Черноморского флота того времени. 18 ноября 1853 г. участвовал в последнем сражении парусного флота — Синопском бою, в котором руководимый им 120-пушечный линейный корабль «Париж» вошёл на рейд во главе левой колонны, дав залп по батарее № 5, а другим боротом ударил по турецким фрегатам и корвету. За четыре часа Синопского сражения корабль сделал 3952 выстрела.

«Нельзя было налюбоваться прекрасными и хладнокровно рассчитанными действиями корабля «Париж», — писал в донесении П. С. Нахимов, — я приказал изъявить ему свою благодарность во время самого сражения...».

За грамотное и отличное ведение боя Истомин получил звание контр-адмирала и 22 ноября 1854 г. награжден орденом Св. Георгия 3-ст. (под № 485). Генерал-Адмирал Великий Князь Константин Николаевич писал контр-адмиралу Истомину 25 ноября 1854 г.:

«Владимир Иванович! Адъютант мой, капитан-лейтенант Юшков, вручит вам Всемилостивейше пожалованные вам знаки ордена Св. Георгия 3-й степени. Искренне поздравляю вас с сею наградою, которой вместе со мною радуются все балтийские товарищи ваши. Мы все с уважением следим за вашими действиями на защиту Севастополя, история которого украшается теперь вашими подвигами. Пребываю к вам искренне доброжелательным. Константин».

Адмирал В. И. Истомин был внесен в Вечный список кавалеров ордена Св. Георгия 3-й ст. под номером 485. После морского сражения в Синопском проливе «Париж» вернулся в Севастополь, где на Малаховом кургане экипаж во главе с Истоминым построил береговую батарею «Парижская». Занимая господствующее положение на Корабельной стороне, Малахов курган превратился в ключевую позицию левого фланга оборонительной линии. 28 августа 1855 г. «Париж» был затоплен на Севастопольском рейде при оставлении города гарнизоном. При обороне кургана Истомину приходилось менять позиции, переходя с Северного укрепления на Южную сторону. Под руководством Владимира Ивановича возводились новые и возобновлялись прежние оборонительные укрепления, он ни на минуту не оставлял свои позиции, отлучившись лишь на полчаса, чтобы попрощаться с умиравшим Корниловым..

schukaev-boy-na-malahovom-kurgane-1856Бой на Малаховом кургане в Севастополе в 1855 году. Картина работы Г. Ф. Шукаева, 1856 г. Холст, масло, 150x213 см. Центральный военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, Санкт-Петербург.

При первой бомбардировке Севастополя 5 октября 1854 г. Истомин был ранен в голову и руку, но не покинул позиций. Не знавший страха от вражеского обстрела, Владимир Иванович погиб на Камчатском люнете. Чиновник особых поручений и заведующий Крымскими госпиталями Морского министерства Борис Павлович Мансуров доносил государю 8 марта 1855 г.:

«Сегодня отпевали покойного адмирала в Михайловской церкви, возле адмиралтейства; совершенно обезглавленное тело умершего героя лежало в гробу посреди церкви, покрытое кормовым флагом с корабля «Париж»,… я стоял вблизи за П. С. Нахимовым; невозможно было спокойно видеть слезы этого воина, имя которого так грозно разразилось над врагами... В. И. Истомину суждено было занять место, которое Нахимов готовил себе около незабвенного Михаила Петровича... После грустной службы в церкви, печальная церемония с хоругвями и крестами потянулась вверх к бульвару мимо библиотеки, к тому месту, где покоятся Лазарев и Корнилов. Истомина положили возле них в скале и пушечными и ружейными залпами возвестили неприятелю о переселении в вечность еще одного праведного, пред Высшим заступником за Русское оружие и защищаемое им святое дело. Вся толпа, молившаяся за упокой павшего героя, сопровождала его до последней его обители; никто и не думал, что на проходимую процессиею местность беспрестанно падали неприятельские ракеты и бомбы; действительно, осаждающие даже не почтили присутствия хоругвий церковных, воспользовавшись большим скоплением народа и войска...»

Еще один очевидец и участник похорон Владимира Ивановича, П. В. Алабин, отметил в своем дневнике:

«Что в похоронах Истомина сказалось сердцу, это вынос его гроба: барон Остен-Сакен, Нахимов несли его в головах; другие генералы и штаб-офицеры несли с ними, но по пути до могилы, ему уступленной Нахимовым, все отстали, все переменились у его гроба; один не отстал, один не переменился, не уступил своего почетного места другому ни на минуту — Нахимов. С бесстрастным, но несколько мрачным выражением лица двигался мерным шагом с заветной ношею, отдавая последний долг собрату, товарищу и другу, с которым сроднился в огне и буре!»

На следующий день после похорон Нахимов сообщил исполняющему обязанности командующего генерал-адъютанту Дмитрию Ерофеевичу Остен-Сакену следующее:

«Контр-адмирал Истомин убит неприятельским ядром на вновь воздвигнутом Камчатском люнете. Хладнокровная обдуманность при неутомимой деятельности и отеческом попечении, соединенная с блистательной храбростью и благородным возвышенным характером, — вот черты, отличавшие покойного... Качества эти, взлелеянные в нем бессмертным нашим учителем адмиралом Лазаревым, доставили ему особенное исключительное доверие и павшего героя Севастополя вице-адмирала Корнилова. Духовная связь этих трех лиц дала нам смелость, не ожидая вашего разрешения, действовать по единодушному желанию всех нас, товарищей и подчиненных убитого адмирала: обезглавленный прах его удостоен чести помещения в одном склепе с ними. Принимая живое, горячее участие во всем, касающемся Черноморского флота, и зная лично Истомина, вы поверите скорби, удручающей Севастополь с минуты его смерти, и разрешите согласием это распоряжение».

В рапорте военному министру князю В. А. Долгорукову Остен-Сакен доносил в столицу:

«Вице-адмирал Нахимов приготовил для себя место в соборе Св. Владимира близ вице-адмирал Корнилова, но как Истомин перешел в вечность прежде его, то первый уступает место, испросив позволения похоронить там павшего за Веру, Царя, Отечество и правое дело контр-адмирала Истомина. Я не находил себя вправе отказать в этом».

9 марта 1855 г. П. С. Нахимов писал своему старому другу и сослуживцу, брату погибшего, контр-адмиралу К. И. Истомину: 

vladimirskiiy-sobor-v-sevastopole-ccВладимирский собор в Севастополе

«Оборона Севастополя потеряла в нем (В. И. Истомине) одного из своих главных деятелей, воодушевленного постоянно благородною энергиею и геройскою решительностью; даже враги наши удивляются грозным сооружениям Корнилова бастиона и всей четвертой дистанции, на которую был избран покойный, как на пост самый важный и вначале самый слабый. По единодушному желанию всех нас, бывших его сослуживцев, мы погребли тело его в почетной и священной могиле для черноморских моряков, в том склепе, где лежит прах незабвенного адмирала Михаила Петровича и первая, вместе высокая жертва защиты Севастополя, покойный Владимир Алексеевич. Я берег это место для себя, но решился уступить ему... Три праха в склепе Владимирского собора будут служить святынею для всех настоящих и будущих моряков Черноморского флота. Посылаю вам кусок георгиевской ленты, бывшей на шее у покойного в день его смерти, самый же крест разбит на мелкие части...» 

mesto-zahoronenia-admiralovУсыпальница адмиралов во Владимирском соборе Севастополя. Справа — место упокоения В. И. Истомина

Император Александр II в собственноручном письме Главнокомандующему русскими войсками в Крыму князю Михаилу .Дмитриевичу Горчакову так отозвался на тяжелую утрату для защитников Севастополя:

«Крайне сожалею о смерти храброго Истомина: он был из лучших офицеров Черноморского флота и старый мой знакомый».

Именем В. И. Истомина в 1886 г. русские моряки назвали бухту в Японском море на полуострове Корея; с начала XX в. его имя носит одна из улиц Севастополя у Малахова кургана. В 1905 г. на месте его гибели установлено памятное обозначение в виде обелиска с изображением Георгиевского креста, сохранившееся до наших дней. 

29 февраля 1992 г. в Севастополе состоялась торжественная церемония перезахоронения останков адмиралов М. П. Лазарева, В. А. Корнилова, В. И. Истомина и П. С. Нахимова в пантеоне Адмиральского Собора Святого Равноапостольного князя Владимира.

А. В. Тюстин.  

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET