Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

ССLХV.

ЗИМНIЯ КАРИКАТУРЫ.

________

Русская луна.

Русакъ, поистинѣ сказать,

Не полунощникъ, не лунатикъ:

Не любитъ ночью нашъ флегматикъ

На звѣзды и луну зѣватъ.

 

И если въ лавкахъ Музы Русской

Луной торгуютъ на подхватъ,

То развѣ взятой на прокатъ

Луной Нѣмецкой, иль Французской.

 

Когда-жъ въ каникулы зимы

Горитъ у насъ морозъ трескучiй,

И мѣсяцъ въ небесахъ безъ тучи

Навѣрно мерзнетъ, какъ и мы.

 

«Теперъ-то быть въ дорогѣ славно!»

Подхватитъ тутъ прямой Русакъ.

Да, чорта съ два! какъ бы не такъ,

Куда прiятно и забавно!

 

Нѣтъ, воля ваша, господа!

Когда морозъ деретъ по кожѣ,

Мнѣ теплая постель дороже,

Чѣмъ ваша прыткая ѣзда.

 

Кибитка.

Что за медвѣжiе набѣги

Самъ-другь съ медвѣдемъ на спинѣ?

Нѣтъ, нѣтъ, путь зимнiй не по мнѣ:

Морозъ, ухабы, вьюги, снѣги.

 

А подвижной сей казематъ,

А подвижная эта пытка,

Которую зовутъ: кибитка,

А изобрѣлъ намъ зимнiй адъ.

 

Неволя, духота и холодъ:

Носъ зябнетъ, а въ ногахъ тоска,

То подтолкнетъ тебя въ бока,

То головой стучишь, какъ молотъ.

 

И все, что небо обрекло

На сонъ вещественныя смерти,

Движеньемъ облекаютъ черти

Страдальцу горькому на зло.

 

Подушки, отдыха прiюты,

Неугомонною возней

Скользятъ, вертятся подъ тобой,

Какъ будто въ нихъ бѣсенокъ лютый,

 

Иль шерстью съ звѣря царства тьмы

Набилъ ихъ адскiй пересмѣшникъ,

И, разорвавъ свой саванъ, грѣшникъ

Далъ вѣдьмамъ наволки взаймы.

 

И въ шапкѣ дьяволъ колобродитъ:

То лобъ тѣснитъ, то съ лба ползетъ,

То голова въ нее уйдетъ,

То съ головы она уходитъ.

 

Что въ платьѣ шовъ, то ужъ рубецъ,

Въ оковахъ словно руки, ноги,

И снаряжая для дороги,

Твой камердинеръ былъ кузнецъ.

 

Дремота липнетъ ли къ рѣсницѣ,

Твой сонъ горячки бредъ шальной:

То обопрется домовой

На грудь желѣзной рукавицей;

 

То хочешь ты безъ крылъ летѣть,

То падаешь въ пучину съ моста,

То вдругъ невиданнаго роста

Идетъ здороваться медвѣдь;

 

То новый врагъ передъ страдальцемъ,

Съ тетрадью толстой рифмодулъ

Стихами въ петлю затянулъ,

Схватя за петлю мощнымъ пальцемъ.

 

Мятель.

День свѣтитъ: вдругъ невидно зги,

Вдругъ вѣтеръ налетѣлъ размахомъ,

Степь поднялася мокрымъ прахомъ

И завивается въ круги.

 

Снѣгъ съ верху бьетъ, снѣгъ прыщетъ съ низу,

Нѣтъ воздуха, небесъ, земли,

На землю облака сошли,

На день насунувъ ночи ризу.

 

Штурмъ сухопутный: тьма и страхъ,

Компасъ не въ помощь, ни кормило:

Чутье заглохло и застыло

И въ ямщикѣ и въ лошадяхъ.

 

Тутъ выскочитъ проказникъ лѣшiй,

Ему раздолье въ кутерьмѣ:

То огонекъ блеснетъ во тьмѣ,

То перейдетъ дорогу пѣшiй.

 

Тамъ колокольчикъ гдѣ-то брякъ,

Тутъ добрый человѣкъ аукнетъ,

То кто-нибудь въ ворота стукнетъ,

То слышенъ лай дворныхъ собакъ.

 

Пойдешь впередъ, поищешь съ боку,

Все глушь, все снѣгъ, да мерзлый паръ.

И Божiй мiръ сталъ снѣжный шаръ,

Гдѣ какъ ни шаришь, все безъ проку.

 

Тутъ къ лошадямъ косматый врагъ

Кувыркнется съ поклономъ въ ноги,

И въ полночь самую съ дороги

Кибитка на бокъ и въ оврагъ.

 

Ночлегъ и тихiй и съ просторомъ:

Тутъ тараканамъ не залѣзть,

И развѣ волкъ ночнымъ дозоромъ

Придетъ провѣдать, кто тутъ есть.

 

Ухабы. Обозы.

Какой враждебный духъ, духъ зла, духъ разрушенья,

Какой свирѣпый ураганъ,

Стоячей качкою, волнами безъ движенья

Изрылъ сей снѣжный океанъ?

 

Кибитка-ладiя шатается, ныряетъ,

То вглубь ударится со скользкой крутизны,

То дыбомъ на хребетъ замерзнувшей волны

Ее насильственно кидаетъ.

 

Хозяйство, урожай, плоды земныхъ работъ,

Въ народномъ бюджетѣ вы свѣтлые итоги,

Вы капиталъ земли стремите въ оборотъ,

Но жаль, что портите вы зимнiя дороги.

 

На креслахъ у огня, не хуже чѣмъ Дюпень,

Движенья силъ земныхъ я радуюсь избытку;

Но радъ я проклинать, какъ попаду въ кибитку,

Труды, промышленность и пользы деревень.

 

Обозы, на Руси быть зимнимъ судоходствомъ *)

Васъ Русскiй Богъ обрекъ, — и милость велика:

Помѣщики отъ васъ и съ деньгой и съ дородствомъ,

Но въ проѣзжающихъ болятъ отъ васъ бока.

 

Покажется декабрь, и тысяча обозовъ

Изъ пристаней степныхъ пойдутъ за барышемъ,

И путь, уравненный отъ снѣга и морозовъ,

Начнутъ коверкать непутемъ.

 

Несутъ къ столицамъ ненасытнымъ

Что цѣлый годъ росло, а люди въ день съѣдятъ:

Богатства Русскiя подъ видомъ первобытнымъ

Гречихи, ржи, овса и мерзлыхъ поросятъ,

 

И сельскихъ прихотей запасъ разнообразный,

Ко внукамъ бабушекъ гостинцы изъ села

И городскимъ властямъ невинные соблазны:

Соленые грибы, наливки, пастила.

 

Какъ муравьи они копышатся роями,

Какъ муравьямъ имъ счета не свести;

Какъ змiи длинные, во всю длину пути

Перегибаются лѣнивыми хребтами.

 

То разрываютъ снѣгъ пронзительнымъ ребромъ,

И застываетъ слѣдъ, прорѣзанный глубоко;

То разгребаютъ снѣгъ хвостомъ,

Который съ бока въ бокъ волочится широко.

 

Ужъ хлѣбосольная Москва

Ждетъ сухопутныя флотильи,

Въ гостепрiимномъ изобильи

Ёя повыбились права.

 

Всю душу передавъ заботливому взору,

Къ окну разъ десять въ день подходитъ бригадиръ,

Глядитъ и думаетъ: придетъ-ли помощь въ пору?

Задастъ-ли съ честью онъ свой имянинный пиръ?

 

Съ умильной радостью, съ слезой мягкосердечья,

Ужъ исчисляетъ онъ гостей почетныхъ съѣздъ,

И сколько блюдъ и сколько звѣздъ

Украсятъ пиръ его въ глазахъ Замоскворѣчья,

 

Ужъ предначертанъ планъ, какъ дастся сытный бой,

Чтобъ быть ему гостей и дня того достойнымъ;

Ужъ въ тѣсной залѣ столъ большой

Рисуется предъ нимъ покоемъ безпокойнымъ.

 

Просторъ локтямъ! изрекъ Французской кухни судъ,

Но намъ онъ не указъ: благодаримъ покорно!

Другъ друга поприжавъ, намъ будетъ всѣмъ просторно;

Вѣдь люди въ тѣснотѣ живутъ.

 

И хриплымъ голосомъ и брюхомъ на виду,

Рожденный быть вождемъ въ служительскихъ фалангахъ,

Дворецкiй съ важностью въ лицѣ и на ходу

Разноситъ кушанья по табели о рангахъ.

 

Дверь настежь: съ торжествомъ, какъ витязь на щитахъ,

Толпой рабовъ осетръ выносится картинно,

За нимъ салфеткою спеленутую чинно

Несутъ вдову Клико, согрѣтую въ рукахъ.

 

Молю, въ желанный срокъ да не придетъ обозъ,

И за мои бока молю я мщенья! мщенья!

А если и придетъ, да волей Провидѣнья

День имянинъ твоихъ днемъ будетъ горькихъ слезъ.

 

Испорченный судьбой, кухмистромъ и дворецкимъ,

Будь пиръ твой въ стыдъ тебѣ, гостямъ твоимъ во вредъ!

Будь гость, краса и честь пирамъ Замоскворѣцкимъ,

Отозванъ на другой обѣдъ!

 

Но, если онъ тебя прибытьемъ удостоитъ,

Пусть не покажется ему твоя хлѣбъ-соль,

И что-нибудь нечаянно разстроитъ

Устроенный ему за мѣсяцъ рокамболь.

________

 

 ____________________

*) Въ подражанiе князю Потемкину, который называлъ жидовъ судоходствомъ Польши.

 

 

________________________________________

Источник: Полное собранiе сочиненiй
князя П. А. Вяземскаго в 12 тт.
Изданiе Графа С. Д. Шереметева
С.-Петербургъ. Типорафiя М. М. Стасюлевича, 1878-1896
Т. 4, с. 25-31.
 ________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET