Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

bogdanov-a-a-v-staroy-penzeБогданов А. А.
В СТАРОЙ ПЕНЗЕ 

СТИХИ И РЕВОЛЮЦИЯ

В ноябре 1907 г. во время общероссийской социал-де­мократической конференции в Гельсингфорсе фракция большевиков совещалась по вопросу о неучастии социал-демократов в буржуазной прессе. Проектируемая резолю­ция была заострена главным образом против «товарищей» из кадетско-меньшевистской газеты «Товарищ». Почти вся большевистская легальная пресса была закрыта, но меньшевики, имея, как тогда выражались, «вхожесть в переднюю буржуазии», использовали свое положение для бешеной фракционной борьбы против большевиков.

Владимиру Ильичу, который руководил совещанием, был задан вопрос: «А как быть с художественными произ­ведениями — стихами, рассказами и т. д.?» Многим из участвовавших на собрании самая постановка этого во­проса показалась странной: где же у большевиков соб­ственные поэты и беллетристы? И вопрос о художествен­ной литературе не подвергался на конференции обсуждению. Это показывало, насколько слабы в те годы были в рядах партии кадры художников слова. Но вместе с тем это отнюдь не говорило о том, что наши партийные товарищи снижали то огромное значение, какое имеет художественная литература в революционной борьбе и политическом воспитании масс. Напротив, начиная с ле­гальной большевистской газеты 1905 г. «Новая жизнь» и кончая всеми последующими изданиями, большевистская печать стремилась привлечь писателей, произведения которых могли бы служить целям революционной борьбы.

Всем известны высказывания Ильича по вопросу о значении художественного слова. И, обращаясь к прошло­му, вспоминая первые проявления растущего рабочего движения, необходимо отметить, что художественная

88

 

литература  широко  использовалась  в  революционной борьбе.

Если сейчас говорят: «Стихи делают сталь», то с неменьшим правом можно сказать: «Стихи помогли де­лать революцию». Вспоминаются дни революционного предгрозья — конец 90-х, начало 900-х годов, когда на заре рабочего движения изживались кружковщина и эко­номизм, а на всех полулегальных и нелегальных собра­ниях горячо и упорно спорили, что важнее: экономика или политика. Брошюр и книг, освещающих задачи и пути революционной борьбы, в те годы было очень мало. Легальная печать была зажата в цензурные рогатки. По меткому выражению А. М. Горького, «цензоры броди­ли по рукописям, как свиньи в огороде». Но читатели учились и с успехом достигали умения улавливать сокро­венный смысл даже в намеках, в символах. Пишущему эти строки часто приходилось быть в своих произведениях символистом поневоле. Исключительной, непревзойденной популярностью пользовались такие произведения, как «Песня о Соколе» и «Песня о Буревестнике» М. Горького. На них воспитывались рабочие, им старались подражать начинающие писатели.

Понятно, что сильное впечатление должны были про­изводить те нелегальные рукописи и листки, в которых правдиво и горячо, без всяких маскировок и сокрытий, показывалась революционная правда жизни. Нелегальные стихи выходили в виде прокламаций, переписывались, заучивались наизусть, распевались, пересылались — часто с невольными искажениями — за границу. О том, как впечатлялась в сознании и чувствах молодежи вся эта «нелегальщина», можно судить по следующим, на первый взгляд незначительным, фактам.

Один из старых большевиков П. И. Воеводин, рабочий, произнесший известную речь во время суда над саратов­скими демонстрантами в 1902 г., вспоминал, как когда-то, после чтения народовольческого стихотворения Ольхина «У гроба» он и другие слушатели были настолько охваче­ны революционным экстазом, что впору было хоть сейчас же броситься в бой, на баррикады... И мне запомнился подобный случай: на многолюдной вечеринке у писателя Гарина-Михайловского при встрече нового года после чтения этого стихотворения вся аудитория была растрога-

89

 

на до слез и многие бросились крепко сжимать в объятиях юного чтеца.

Мелочь, штрих... Но этот штрих рисует революционные романтические настроения тех лет.

В связи со студенческим движением и избиением де­монстрантов 4 марта 1901 г. у Казанского собора в Петербурге, мной был написан ряд стихотворений «Студенческая марсельеза», «Опричники» и др. Часть стихотворении была немедленно распространена в гекто­графированных списках и даже попала за границу. Неко­торые из них комитетом студенческих организаций были расклеены в стенах университета, что вынудило универ­ситетское начальство даже издать по этому поводу специальный «устрашающий» циркуляр.

Время было такое, что стихи с революционным содер­жанием становились прокламациями, а прокламации писались, как стихи. Под ударами поднимающихся рево­люционных волн рабочего движения вынуждена была дрогнуть даже такая цитадель экономизма, как газета «Рабочая мысль», и напечатать мои стихи явно полити­ческого содержания.

Приблизительно в то же время, в 1900 году, от извест­ной общественной деятельницы А. М. Калмыковой я по­лучил, так сказать, «социальный заказ» — написать для рабочих стихи, отвечающие запросам политического момента. Стихи должны были удовлетворять следующим требованиям:

1) быть художественными,

2) доступными для масс и

3) агитационно-политическими, подчеркиваю­щими необходимость борьбы с царизмом.

Для облегчения работы у меня имелся подстрочный перевод песни польских пролетариев. Стихотворение, на­писанное мной на тему этой песни, начиналось словами: «Кто добыл из тьмы рудников миллионы». Затем, для усиления политического оттенка, я (по совету Александры Михайловны) поставил: «Кто золото добыл для царской короны»... «Песня пролетариев» была переслана Л. М. Калмыковой за границу и напечатана в женевском сбор­нике «Песни борьбы» (изд. 1902 г.).

Кто золото добыл для царской  короны.
Кто сталь для солдатских штыков отточил,
Воздвиг из гранита и мрамора троны,
В ненастье и холод за плугом ходил?
Кто дал богачам и вино и пшеницу
И горько томится в нужде безысходной?
Но ты ль, пролетарий, рабочий голодный?..

90

 

Стачки, столкновения с властями и администрацией на заводах, крупные политические события, особенно демонстрации — вот главные темы подпольных стихов то­го периода. Они очень часто помещались в летучках, прокламациях, газетах. В те годы действие прокламаций и листовок, в которых рассказывалось о самом главном и нужном в жизни, об эксплуатации, насилиях, борьбе с угнетателями, можно сравнить только с действием раз­рывного патрона. Об этом в стихотворении «Подполье» (1904 г.) было сказано так:

Сколько гневных, огневых разящих слов,
Сколько дум таит убористый петит.
Мы зальем завод потоками листов,
В каждой букве, в каждой строчке — динамит.

И вполне понятно, что стихи на смерть Н. Э. Баумана, убитого в 1905 году черносотенцами, были выпущены отдельной листовкой от имени московского комитета РСДРП.

Участники революционной борьбы придавали большое значение художественной литературе, хотя она всегда являлась для них только частью общепролетарского дела. Мы знаем крупных художников слова, как критик т. Воровский или т. Ольминский. Но многим ли известно, что, например, покойный наркомздрав 3. П. Соловьев имел способности к живописи и страстно любил литературу, делая критические доклады о поэте Е. Тарасове; или старый большевик т. Сыромолотов — автор очень многих талантливых сатирических стихотворений периода 1905-1913 гг. под псевдонимами «Федич», «Тит Подкузьмихин» и др...

Но эта революционная литература прошлого еще мало освоена нашими литературоведами и требует изучения.

*  *  *

В период 1912-1914 гг. я жил нелегально в Финлян­дии под чужим именем. Однажды в Куоккале ко мне зашла Конкордия Николаевна Самойлова и сообщила, что вместо «Звезды»* будет выходить другая газета, массо­вая, рабочая («Правда»). Мы сговорились относительно

____________

«Звезда» — большевистская газета, выходила до 1912 года, име­ла сравнительно ограниченный тираж.

91

 

тематики. Узнав, что я жил и работал не только в городе, но и в деревне, «Наташа» обрадовалась:

— Вот и хорошо, давайте нам побольше на деревен­ские темы.

Для первого номера мной был написан рассказ «Крас­ный цветок». Рассказ был помещен во втором номере «Правды». Редакция по цензурным соображениям сде­лала несколько «смягчающих» купюр, например, в загла­вии был выброшен эпитет «красный»... Но несмотря па это, второй номер «Правды» все же был конфискован за рассказ «Цветок» и стихи А. Колючего «Сильная грудь и колючие руки».

Цензурные условия того времени были жестоки. Революция 1917 г. открыла широкие возможности и пер­спективы для пролетарских писателей. Совершенно логич­но и неизбежно было, что теперь не кто-либо другой, а именно газета «Правда» взяла в свои руки инициативу и стала во главе пролетарских писателей и художников. По почину «Правды» в середине 1917 г. было создано первое объединение пролетарских художественных сил. Вкратце история этого объединения такова.

Как-то в середине мая К. С. Еремеев предложил мне написать воззвание к поэтам, беллетристам и художни­кам.

Это воззвание появилось в пятьдесят первом номере «Правды» от 20 мая 1917 г.

«К поэтам, беллетристам, художникам».

«...Полного расцвета пролетарское искусство,— гово­рилось в нем, — достигнет, конечно, только при социалис­тическом строе, но уже теперь, когда сброшена часть оков, лежащих на пролетариате, искры свободного искус­ства должны разгореться в яркое пламя.

Этого властно требует жизнь. Этого требует револю­ция. Призываем поэтов, беллетристов и художников спло­титься при издательстве «Прибой» в кружок пролетарских искусств. Кружком будет издан ряд художественно-лите­ратурных сборников. Присылайте свои произведения, рассказы и стихотворения редакции «Правды» и «При­боя».

К чести смелого и талантливого В. В. Маяковского следует отметить, что он явился на первое заседание объединения пролетарских писателей и присоединился к нашему лозунгу интернационализма.

92

 

Так создалась вокруг «Правды» первая организация, названная «Обществом пролетарских искусств». Общест­во разделилось на секции.

Во время выборов в районные думы особенно энергич­но работала секция рабочих-художников, давая плакаты, лозунги.

Был подготовлен к печати сборник «Под знамя «Прав­ды»...

Июльские дни и разгром «Правды» помешали выходу сборника, и наша организация на время рассыпалась, возродившись уже после октябрьских дней.

1934, 1937 гг .

________________________________________
Опубликовано: Богданов А. А. В старой Пензе.
Пензенское книжное издательство, 1958. — 104 с. — с. 88-93.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET