Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

Из архива газеты
«Наша Пенза»

ИСТОРИЯ
   НА СЕРЕБРИСТЫХ КРЫЛЬЯХ

Вот уже более тридцати лет этот памятник встречает тех, кто въезжает в город со стороны Арбекова. С ним народ связывает название остановки и прилегающего микрорайона со школой и парком. А между тем история появления этого истребителя не то чтобы тайна за семью печатями, но что-то похожее, точно. Речь идет о всем известном «Самолете» на проспекте Победы.

dosto91-02-fighter-su-9СУ-9 — советский однодвигательный всепогодный истребитель-перехватчик, разработанный в 1956 году. Один из первых советских самолетов с треугольным крылом. В 1959 г. модифицированный СУ-9 (Т-431) установил мировой рекорд высоты — 28 857 метров

А ВЕДЬ ПРОСИЛИ ТАНК…

 dosto91-03-mysyakov-v-k-2Владимир Константинович с любимым псом РэмомКак удалось выяснить корреспондентам «Нашей Пензы», истребитель для города раздобыл Владимир Константинович Мысяков — известный в Пензе и области общественный деятель. Мы навестили его и попросили рассказать об этой истории поподробнее.

— Все началось в конце семидесятых — начале восьмидесятых годов, — начал повествование Владимир Константинович. — Тогда в Пензе между районами развернулось настоящее соревнование — каждый хотел заполучить памятный знак или мемориальный объект, который увековечил бы победу Советского Союза в Великой Отечественной войне. Именно в то время появилась «катюша» около завода «Пензмаш», танк возле областного краеведческого музея… а проспект Победы оставался голым. Видите, нелепица какая: проспект Победы — а памятника победе нет.

В то время Владимир Константинович работал в горкоме КПСС. Возглавлял отдел административных и торгово-финансовых органов. К нему обратился за помощью первый секретарь Октябрьского райкома партии Владимир Никитенков. Обратился по-простому, без чинов и официоза. По-дружески.

— Попросил помочь раздобыть… танк. Танка у меня, понятно, не было и знакомых в танковых частях — тоже. Зато по роду деятельности были хорошие знакомые в зенитно-ракетной части.

Вопрос решился быстро и тоже на уровне дружеской беседы — на выбор Владимиру Константиновичу предложили самолет или зенитную ракету. Остановились на самолете — он и масштабнее и смотрится красивее.

«…НАПРАВЛЯЕТСЯ ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ
    СПЕЦИАЛЬНОГО ЗАДАНИЯ»

Осенью 1980 года из Пензы в Куйбышевскую (ныне Самарскую) область, в село Бобровка, рядом с которым располагался одноименный военный аэродром, выехали два «МАЗа» с двенадцатиметровыми грузовыми платформами.

— До сих пор помню, как заполнял командировочный бланк. Пишу: «Направляется заведующий отделом таким-то Мысяков В. К. и с ним группа лиц»… А дальше что? Про самолет будет как-то не очень удобно писать. Подумал-подумал и вывел на бланке: «…для выполнения специального задания».

Виктор Иванович Ерзуновпервый секретарь горкома — посмотрел и говорит:

«Такой мандат впервые подписываю» — улыбнулся Владимир Константинович.

Потом, когда, казалось, дело уже было наполовину сделано, случилась досадная заминка. Пока двигались к Куйбышеву, потеряли одну машину — сломался двигатель. Грузовик дублер, в срочном порядке затребованный из Пензы, так и не пришел. Ждать его не стали. Поехали дальше на одном.

— Добрались до места, пообедали в столовой, а потом нас вывели на сам аэродром, и я увидел впечатляющую картину: степь, насколько хватает глаз, и в этой степи рядами, точно так же, насколько хватает глаз, — зачехленные самолеты. На долгосрочном хранении. Те самые «Сушки», за одной из которых мы приехали. Все боевые, все на ходу — просто немного устаревшие морально.

dosto91-01-mysyakov-v-k-1 

БАЙКА ОТ МЫСЯКОВА

Когда подъезжали к аэродрому, у штаба видели точно такой же памятник, как у нас, — истребитель СУ-9, только на другой стеле. И вот разглядываю я этот самолет и понимаю, что что-то с ним не так. А что именно, никак не соображу. Потом выяснилось, что когда-то одному дембелю дали приказ его покрасить и выдали ведро нитрокраски. Ну он и покрасил весь самолет, включая фонарь-колпак из оргстекла, который закрывает кабину. Нитрокраска с оргстеклом спеклась — не отмоешь. Дембеля потом спросили: «Что же ты, дурак, натворил?» А он вытянулся в струнку и отчеканил: «Был дан приказ красить самолет. Приказа не красить стекло не было». И ведь не поспоришь!..

 

К прибытию делегации из Пензы истребитель, которому в скором времени предстояло занять место на проспекте Победы, успели подготовить к отправке: отсоединили крылья, хвост, а оставшийся корпус — длинную металлическую трубу — развинтили на две части.

— А вот теперь — самое интересное. Длина трубы — около семнадцати метров. Длина платформы единственного оставшегося у нас «МАЗа» — двенадцать. В принципе, превышение солидное — то есть, по идее, ездить так нельзя, но…Мысяков пожал плечами.

Словом, решили рискнуть. Свинтили корпус, положили на платформу…

— Лежит. Я говорю водителю — залезь-ка наверх и пройди от носа до хвоста. Он прошел — не перетягивает. Попрыгал — нос чуть-чуть приподнимается, но это не страшно.

А все остальное — дело техники. Вернее, техников — сотрудников аэродрома, которые обслуживали самолеты. По бокам корпуса уложили крылья, рядом — хвостовое оперение, киль, обложили получившуюся конструкцию отработанными покрышками от шасси и обвязали стропами от тормозного парашюта.

— А перед самым выездом случился еще один казус. Я попросил одного из офицеров позвонить начальнику военной автоинспекции, чтобы нам выделили какое-нибудь сопровождение. Все-таки дорогу от Бобровки до Куйбышева я плохо знаю, да и груз вон какой. Офицер ушел, а вернулся бледный-бледный и говорит: «Начальник сказал, ни в коем случае с места не трогаться. Техника секретная, поэтому перевозить ее в дневное время нельзя. И в ночное нельзя, потому что негабаритный груз». Словом, плохая была идея с сопровождением. Но я-то начальнику автоинспекции не подчиняюсь. Скомандовал водителю: «Заводи!» — и мы с самолетом отправились в Пензу.

ПОТОМУ ЧТО НА ВЕКА

Никакой торжественной встречи не было. Самолет в разобранном виде сгрузили на станции техобслуживания на улице Ульяновской и оставили там до весны.

За это время на заводе «Тяжпромарматура» была разработана и сконструирована металлическая стела. Причем не просто так, а на основании опыта других городов, где имелись похожие памятники. Постамент, который было решено взять за основу, отыскали в Тернополе — там на нем помещался истребитель МиГ-15.

Работали споро. Опорную ферму собрали и установили всего за два месяца, еще месяц ушел на то, чтобы ее забетонировать. Самолет облегчили, вырезав лишние детали, двумя гусеничными кранами подняли на нужную высоту, а затем просто «насадили» на стелу.

— Дело в том, что, когда из истребителя вынули турбину, внутри него образовалась полость. И наши умельцы с «Тяжпромарматуры» придумали специальный переходник — он вставлялся в эту полость и закреплялся болтами. Как видите, конструкция одновременно и простая, и эффективная — сколько уже лет самолет стоит на своем месте?

Посчитаем. Окончательный монтаж монумента был произведен накануне празднования Дня Победы в 1981 году — получается, прошло с того момента почти тридцать три года (номер газеты «Наша Пенза» c этой статьей вышел 19 февраля 2014 г. — прим. penzahroniki).

Правда, самолет, как и ряд других пензенских монументов, не миновала пора разрухи. В девяностые годы памятник совершенно забросили. Хулиганы сорвали с петель железную дверь, закрывавшую вход в стелу, и самолет, в который можно было свободно забраться, облюбовали дети. Ни к чему хорошему это, разумеется, не привело, и однажды аукнулось разбитым фонарем в кабине.

Все изменилось в начале двухтысячных — на монумент обратила внимание администрация Октябрьского района. Самолет реконструировали, фонарь поменяли, а пустующий проем заварили. На островке, где помещен памятник, смонитровали подсветку — словом, все вернулось на круги своя.

dosto91-04-portable-lampsТе самые переносные светильники

Уже перед самым прощанием Владимир Константинович показал нам три небольшие осветительные переноски, взятые им на память из кабины пензенского СУ-9. Качество, с которым они сработаны, просто потрясающее. Более чем за тридцать лет металл не тронула ржавчина, не окислились обрывки проводов, сохранились даже нити накаливания внутри лампочек. Так что на вопрос, а может ли упасть «Самолет», который время от времени задают наши читатели, ответ дадим однозначный: в ближайшие лет пятьдесят не упадет точно.

Потому что советская сборка.

Потому что — на века!

Николай КОЗИН.

Фото А. Патанина.

________________________________________
Опубликовано: 
«Наша Пенза», областная газета,
№ 8 — 19-25 февраля 2014 г.,
 с. 1, 8.

________________________________________

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET