Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

1812--43wТоржественное возвращенiе с.-петербургскаго ополченiя на Исакiевскую площадь, гдѣ было воздано Богу благодарственное моленiе. Iюня 12 дня 1814 г. (И. Ивановъ).

 

Ополченiя 1812 года 1).

А. К. Кабанова.

 

      Для ознакомления с содержанием материала необходимо навести курсор на одну из кнопок и нажать на нее
    ↓                                                                                                                          

I

 

 

 

I.

дея ополченiя или милицiи не была новостью для эпохи Отечественной войны. Еще раньше, въ 1806-1807 гг., правительство нашло нужнымъ встать на путь усиленнаго вооруженiя. Манифестомъ 30 ноября 1806 г. объявлено было составленiе милицiи — всего предпола­галось собрать 612 тысячъ.

Вопросъ о милицiи вызвалъ къ жизни рядъ письменныхъ сужденiй — мы видимъ въ нихъ доводы и рrо и сопtrа. Естественнымъ, такъ сказать, насущнымъ мотивомъ при составленiи милицiи являлась опасность отъ возраставшаго могущества Наполеона; этотъ мотивъ, конечно, прежде всего выдвигался сторонниками милицiи; но былъ и другой мотивъ, если не столь быощiй въ глаза своей безусловностью, но все-таки очень солидный въ глазахъ авторовъ проектовъ. Одинъ изъ нихъ сенаторъ Тутолминъ, охарактеризовавъ «время рекрутскихъ наборовъ, какъ

_________________________43

1812--44.2wСквозь пожаръ, (Верещагина).

перiодическiй кризисъ народной скорби», видитъ выходъ изъ этого положенiя въ милицiи, которая «споспѣшествуетъ въ войнѣ успѣхамъ оружiя, а въ мирное время порядку и тиншинѣ, не обременяя народа». Однимъ словомъ, этотъ проектъ въ мотивахъ своихъ папоминаетъ аракчеевскiя начинанiя по насажденiю военныхъ поселенiй — и тамъ и здѣсь авторы задаются трудно исполнимою цѣлыо, создавъ солдата, сохранить земледѣльца.

Милицiя 1806 г. покончила свое существованiе съ большой выгодой для дворянъ — эти менѣе годные въ военномъ отношенiи элементы, чѣмъ рекруты, по разрѣшенiю правительства «безъ разбору», переводились въ составъ рекрутовъ, такъ что въ 1807 г. не пришлось прибегать къ на­бору послѣднихъ. Но это распоряженiе рѣзко противорѣчило словамъ манифеста, призывавшаго милицiонеровъ на временное служенiе.

«Когда благословенiемъ Всевышняго усилiя Наши и вѣрноподданныхъ Нашихъ, на защищенiе отечества... увѣнчаны будутъ вожделѣнными успѣхами... тогда... сiи ополченiя Наши положатъ оружiе, возвратятся въ свои домы и семейства, собственнымъ ихъ мужествомъ защищенные, где вкусятъ плоды мира, столь славно прiобрѣтеннаго».

Крѣпостная масса, откуда, главнымъ образомъ, и составлялась милицiя, была обманута; по даннымъ офицiальнаго историка, изъ 200 съ небольшимъ тысячъ милицiи 177 тысячъ остались служить въ сухопутномъ войскѣ и во флотѣ.

Подобный фактъ не могъ, конечно, пройти безслѣдно въ памяти народной — тяжелый осадокъ недовѣрiя остался у народа, и правительство, черезъ 6 лѣтъ, въ памятный 1812 годъ, вызванное къ формированiю новыхъ чрезвычайныхъ силъ, не могло не считаться съ этимъ настроенiемъ. Въ своихъ разъясненiяхъ оно подходитъ къ этому вопросу, но весьма поверхностно, какъ-бы внѣшне, играя словами.

«Вся составляемая нынѣ. внутренняя сила не есть милицiя или рекрутскiй наборъ, но временное вѣрныхъ сыновъ Россiи ополченiе, устрояемое изъ предосторожности въ подкрѣьпленiе войска и для надлежащаго охраненiя отечества».

Противорѣча себѣ, правительство заявляло, что ополченiе не есть милицiя, и сравни­вало теперь послѣднюю съ рекрутскимъ наборомъ, но не такъ говорило оно въ манифестѣ 1806 г.

 

Читать далле
Подняться к началу

II

 

II.

6 iюля 1812 г. изданъ былъ манифестъ о сборѣ ополченiя; манифестъ очень общiй, почти не дающiй указанiй о способахъ сбора:

«полагаемъ мы за необходимо нужное, — говорилось тамъ, — собрать внутри государства новыя силы, которыя нанося новый ужасъ врагу, составляли бы вторую ограду въ подкрѣпленiе первой и въ защиту домовъ, женъ и дѣтей каждаго и всѣхъ».

Далѣе указывалось, что ополченiя должны соби­раться по всѣмъ губернiямъ, что дворянство само выбираетъ начальника ополченiя и о количествѣ собранной силы даетъ знать въ Москву. По­добная общность манифеста, конечно, нуждалась въ толкованiи, и прави­тельство 18 iюля выпускаетъ новый манифестъ, которымъ ограничиваетъ сборъ ратниковъ 16 губернiями.

_________________________44

Ополченiя этихъ губернiй были разбиты на три округа; первые два для защиты столицъ, третiй — какъ бы резервный по отношенiю къ первымъ двумъ 1).

Правительство сознавало всю громоздкость подобнаго ополченiя, если его провести во всѣхъ губернiяхъ, сознавало и тѣ неудобства, которыя повлечетъ оно за собою; еще въ 1806 г. указывалось, что эта масса вооруженнаго люда опасна «въ отношенiи политическомъ».

«Если прежде, — разсуждалъ авторъ одного изъ проектовъ о милицiи, — безграмотный донской казакъ... возмутилъ народъ и потрясалъ основанiе государства», то «нынѣ мятежный, предпрiимчивый, а можетъ-быть, и болѣе просвѣщенный умъ не встречаетъ ли 600 тысячъ человекъ для себя уже готовыхъ». «Далѣе, разсуждаетъ тотъ же авторъэта мѣра подѣйствуетъ на государственное хозяйство, она «потрясаетъ земледѣлiе и промышленность; слѣдовательно, истощаетъ силы государства».

Известный генералъ Федоръ Уваровъ поддерживаетъ это мнѣнiе:

«всякаго рода ремесло, торговля, фабрики и про­чiя заведенiя должны непремѣнно прiостановиться».

Нельзя сомнѣваться въ томъ, что эти соображенiя были налицо и въ начинанiяхъ правительства 1812 г., они заставляли его отказаться отъ громоздкаго, можетъ-быть, миллiоннаго ополченiя, которое собралось бы у него при безусловномъ проведенiи въ жизнь началъ манифеста 6 iюля.

Ограничивая сборъ ополченiя опредѣленными губернiями. правитель­ство руководствовалось, конечно, прежде всего цѣлями стратегическими — оградить обѣ столицы и держать наготовѣ солидный резервъ. У насъ есть указанiя, что правительство пыталось сорганизовать такiя же ополченiя на обоихъ флангахъ нашей армiи — на северѣ такимъ флангомъ являлась армiя Витгенштейна, къ ней были присоединены большая часть ополченiй второго округа (меньшая часть тѣхъ же ополченiй вмѣстѣ съ ополченiями тверскимъ и ярославскимъ усиливала собою отрядъ гене­рала Винцингероде, охранявшiй дорогу изъ Москвы въ Петербургъ). Но кромѣ этого были попытки сорганизовать ополченiе въ Псковской губернiи изъ белорусскихъ бѣглецовъ; дворянству Лифляндской губернiи предложено было: или устроить ополченiе съ 10 душъ по одному воину
________________________

1) Ополченiя перваго округа формировались гр. Ф. Ростопчинымъ въ губернiяхъ: Московской, Тверской, Ярославской, Владимiрской, Рязанской, Тульской, Калужской и Смоленской; во второй округъ входили губернiи Петербургская и Новгородская — сначала начальникомъ его былъ выбранъ Кутузовъ, а позднѣе по назначенiи его главнокомандующимъ, всѣми армiяии, г.-л. Меллеръ-Закомельскiй. Третiй округъ находился въ вѣдѣнiи гр. Толстого — его составляли губернiи: Казанская, Нижегородская, Пензенская, Костромская, Симбирская и Вятская. Численный составъ ополченiя мы возьмемъ изъ офицiальнаго изданiя (Столѣтiе Военнаго Министерства, IV ч., I кн., I т., стр. 71).

Московское ополченiе . . . . . . . . . . . . . . . . 31959 ч.

Смоленское  " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  . 13632 "

Тульское   " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  15841 "

Ярославское " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  . 11482 "

Тверское       " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  . 11172 "

Владимфское   " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  . 10698 "

Рязанское     " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  . 14669 "

С.-Петербургское " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  . 14731 "

Калужское   " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .16043 "

Новгородское   " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  . 10010 "

Нижегородское " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  . 11132 "

Пензенское   " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .   7859 "

Костромское " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .9976 "

Симбирское  " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .9663 "

Казанское     " . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .2885 "

_________________________45

1812--46wОполченцы 1812 г. Кал. губ. (Изъ колл. Булычева).(норма, принятая московскимъ дворянствомъ), или же подчиниться рекрут­скому набору съ 50 душъ одного. Ополченiе лифляндское создавалось и раньше, но очень неудач­но — дворянство не пока­зало никакого рвенiя, да и при этомъ запросѣ оно остановилось на рекрутскомъ наборѣ. На югѣ ополченiе сорганизовалось въ Черниговской и Пол­тавской губернiяхъ въ количествѣ очень солидномъ (до 50 т.); оно дѣйствовало съ успѣхомъ противъ непрiятеля во время его отступленiя. На крайнемъ юго-западѣ ополченiя организовать не удалось; дворянство не только не сочувствовало ему, но, по сообщенiю волынскаго губернатора, «готово было на большiя пособiя противной сторонѣ». Къ югу же позднѣе были двинуты силы 3 округа.

Изъ дальнѣйшаго изложенiя будетъ ясно, что правительство, прини­мая эту благоразумную мѣру, учитывало цѣлый рядъ другихъ условiй, неблагопрiятствующихъ организацiи ополченiя.

 

Читать далле
Подняться к началу

III

 

III.

«Отрадно приступить къ изображенiю, какъ возстала Роcсiя при обнародованiи манифеста 6 iюля»,

говоритъ одинъ изъ нашихъ историковъ войны 12 года. Да, это была сильная эпоха, пожалуй, эпоха кризиса, когда ярче проявились настроенiя массъ, отдѣльные характеры, но, именно, эта особенность эпохи не даетъ права освѣщать ее черезчуръ однотонно; нужно въ томъ патрiотическомъ подъемѣ, который проявился въ то время, показать своего рода градацiю. Были люди, которые жертвовали всѣмъ, были, наоборотъ, такiе, которые пользовались моментомъ для удовлотворенiя своихъ личныхъ выгодъ.

Извѣьстный богачъ графъ Дмитрiевъ-Мамоновъ всецѣло отдался дѣлу ополченiя; молодой, неуравновѣшенный, онъ не зналъ вначалѣ, на

_________________________46

чемъ остановиться — то хочетъ сдѣлать миллiонное пожертвованiе, то говоритъ о снаряженiи пѣхотнаго полка, то приступаетъ уже къ снаряже­нiю коннаго. Онъ торопитъ крестьянъ къ пожертвованiямъ, благодарить ихъ за щедрость, закупаетъ лошадей, ищетъ себѣ въ полкъ ремесленниковъ. Онъ въ самой горячей перепискѣ со своими приказчиками: по­нуждаетъ ихъ, разъясняетъ, что имъ непонятно. Для обмундированiя полка наличныхъ денегъ не хватало даже у такого богача, не даромъ современникъ пишетъ о немъ:

«полкъ Мамонова былъ замѣчательно ще­гольски обмундированъ, имѣлъ всѣ смѣны одежды для солдатъ и неимовѣрное количество бѣлья, часть котораго была оставлена на мѣстѣ, такъ какъ невозможно было взять его съ собою».

Не хватаетъ денегъ, графъ просить въ долгъ у своихъ крестьянъ, посылаетъ приказчика въ Петербургъ, гдѣ живутъ, должно-быть, нѣкоторые изъ его разбогатѣвшихъ крестьянъ, просить въ долгъ подъ расписку, подъ залогъ брильянтовъ.

Рядомъ съ нимъ мы можемъ поставить херсонскаго помѣщика Скаржинскаго. Хотя сборъ ополченiя здѣсь былъ отмѣненъ, Скаржинскiй сиарядилъ и выставилъ баталiонъ въ 100 человѣкъ и повелъ его въ армiю Чичагова,1812--47-wОполченцы Кал. губ. въ 1812 г. (Изъ колл. Булычева). гдѣ самъ не разъ участвовалъ въ бояхъ.

Но этимъ примѣрамъ патрiотизма, въ лучшемъ смыслѣ этого слова, мы можемъ противопоставить другiе. Вотъ свидѣтельства гр. Ростопчина, ко­тораго никто, конечно, не обвинитъ въ желанiи развѣнчивать дворянъ. Онъ пишетъ въ своихъ запискахъ:

«Въ минуту, когда губернскiй (московскiй) предводитель закончилъ свою рѣчь, нѣсколько голосовъ воскликнуло: «Нѣтъ, не по 4 со ста, а по сту съ тысячи, вооруженныхъ и съ продовольствiемъ на три мѣсяца»...

Предположенiе губернскаго предводителя было справедливо и бла­горазумно; но два голоса, первые захотѣвшiе дать больше, чѣмъ предложено

_________________________47

было главою дворянства, принадлежали двумъ весьма различнымъ лицамъ. Одинъ былъ умный и предлагалъ мѣру, которая ему ничего не стоила. Другой человѣкъ «съ здоровыми легкими былъ подлъ, глупъ и дурно принятъ при дворѣ». Въ письмѣ къ императору гр. Ростопчинъ открываетъ намъ образчикъ другого вида патрiотизма, когда люди обѣщаютъ, не не думаютъ о своихъ обѣщанiяхъ.

«Тайный совѣтникъ Демидовъ и камергеръ князь Гагаринъ просили дозволить каждому изъ нихъ обмундировать полкъ; однако они объ этомъ и не позаботились. Первый изъ нихъ пробылъ нѣкоторое время въ армiи, гдѣ его поведенiе было весьма подозрительно. Второй отпра­вился изъ Можайска въ Нижнiй-Новгородъ, откуда онъ воротился сюда. Демидовъ имѣетъ 300 тысячъ годового дохода, Гагаринъ столько же, но они и не думаютъ выполнить обязательство, принятое ими на себя до­бровольно...»

Ту картину разномыслiя, что наблюдали мы среди дворянъ, можно подмѣтить и среди духовенства и купечества. На ряду съ высокими образцами патрiотизма среди священниковъ и монаховъ, мы находимъ письма изъ монастыря, гдѣ читаемъ:

«мимо насъ прошла оная злая буря... доходило и до обители не мало оскорбленiя и хлопотъ, какъ-то: денегъ вытребовано много, изъ братiи нашей нѣкоторыхъ хотѣли ухва­тить и отдать, однако съ Божiей помощью никого не выдали».

То же разнообразiе рѣчей, взглядовъ, чувствованiй мы наблюдаемъ и среди купечества. Съ одной стороны, умилительныя картины пожертвованiй подъ краснорѣчивымъ перомъ гр. Ростопчина, производящiя тѣмъ болѣе силь­ное впечатлѣнiе, что авторъ оттѣняетъ ихъ осудительной характеристи­кой дворянства, а съ другой — интересное свидѣтельство очевидца А. Бе­стужева-Рюмина, которое говоритъ намъ о корыстолюбiи московскихъ торговцевъ.

«До воззванiя къ первопрестольной столицѣ — Москвѣ государемъ императоромъ, въ лавкахъ купеческихъ сабля и шпага продавались по 6 р. и дешевле; пара пистолетовъ тульскаго мастерства 8 и 7р.; ружье и карабинъ того же мастерства 11, 12 и 15 р., дороже не прода­вали; но когда прочтено было воззванiе императора и учреждено ополченiе противу врага, то та же самая сабля или шпага стоила уже 30 и 40 р.; пара пистолетовъ 35 и даже 50 р.; ружье, карабинъ не продавали ниже 80 р. и проч. Купцы видѣли, что съ голыми руками отразить непрiятеля нельзя и безсовѣстно воспользовались этимъ случаемъ для своего обогащенiя. Мастеровые, какъ-то: портные, сапожники и другiе утроили или учетверили цѣну своей работы, — словомъ, все необходимо нужное, даже съѣстные припасы, высоко вздорожали».

 

Читать далле
Подняться к началу

IV

 

IV.

Правительство ждало отъ русскаго общества жертвъ и личиыхъ и имущественныхъ. Дворянамъ предстояла двоякая жертва: они должны были и лично поступать въ ополченiе и жертвовать своимъ капиталомъ — крестьянами. Люди другихъ свободныхъ состоянiй тоже могли нести двой-

_________________________48

ную жертву: поступали лично на службу и несли возможную долю пожертвованiй. Крестьяне государственные не привлекались непосред­ственно къ ополченiю, эта обязанность ложилась всецѣло на плечи помѣщичьихъ крестьянъ и тѣмъ рѣзче подчеркивалось ихъ безправiе.

Ростопчинъ, въ силу своей доллхности генералъ-губернатора, хорошо освѣдомленный въ настроенiи отдѣльныхъ общественныхъ классовъ, пишетъ:1812--49-meller-zakomelsk-wГен.-лейт. бар. Меллеръ-Закомельскiй. (Муз. 1812 г.).

«Увольненiе казенныхъ крестьянъ отъ ополченiя на­равнѣ съ помѣщичьими произвело дурныя слѣдствiя».

Дѣйствительно, въ данномъ случаѣ лишнiй разъ и особенно рѣзко подчеркивалось, что крестьянинъ, «подданный» помѣщика, и ничѣмъ, даже жизнiю своею, хотя бы для такой высокой цѣли, какъ польза отечества, не можетъ онъ располагать. Можетъ-быть, въ сознанiи крестьянина эта служба, эта тяжелая жертва государству соеди­нялась съ волей отъ крѣпостной зависимости. Мы не можемъ отвѣ­тить на этотъ вопросъ, но такiе добровольцы были. Одинъ изъ нихъ дворовый человекъ помѣщика Павла Бѣльскаго Евтихъ Михеевъ явился въ Дорогобужское отдѣленное для записи ратникокъ присутствiе съ просьбой зачислить его въ число ополченцевъ, но его патрiотическiй поступокъ крѣпостническая Россiя могла оцѣнить только «за побѣгъ», и онъ былъ отосланъ къ городничему «для поступленiя съ нимъ по закону».

 

Читать далле
Подняться к началу

 

V

 

V.

Дворянство, собираясь въ губернскихъ городахъ, опредѣляло урав­нительный размѣръ пожертвованiй людьми; это одно уже, конечно, лишало пожертвованiе характера добровольности. Но этого мало — прави­тельство вмѣшивалось въ эти постановленiя дворянъ само. Пропорцiя пожертвованiя воинами въ разныхъ губернiяхъ была весьма различна; въ то время, какъ московскiе дворяне постановили доставить со 100 душъ 10 воиновъ въ полномъ вооруженiи и съ провiантомъ на три месяца, Лифляндскiй ландтагъ, по донесенiю курляндскаго губернатора Сиверса, согласился выставить съ того же числа душъ лишь 1 воина.

Въ такихъ случаяхъ правительство выступало на путь, принужденiй, оно, такъ сказать, уравнивало всѣ пропорцiи и склонно было повышать ихъ, доводя до того числа, которое было предложено московскимъ дворянствомъ. Эту пропорцiю (10:1) оно предложило лифляндскимъ дворя-

_________________________49

намъ, до той же цифры оно старалось довести ополченiе 3 округа, ко­торое первоначально выставляло по 4 воина со 100 душъ (25:1). Позднѣе эта цифра была сбавлена, былъ объявленъ только дополнительный наборъ по два воина съ сотни душъ. Но даже такъ, сравнительно въ смягченномъ видѣ, проведенный въ жизнь дополнительный наборъ вызвалъ цѣлый рядъ недоразумѣнiй; одинъ изъ помѣщиковъ Нижегородской губернiи сомнѣвался даже въ законности этого набора въ виду того, что онъ не читалъ приказанiя приступить къ его осуществленiю:

«а всѣ именныя высочайшiя государя императора повелѣнiя, относящiяся до повинностей, есть не секретъ, а публикуются во всей имперiи».

Здѣсь очень рѣзко подчеркнуто, что этотъ наборъ разсматривается самими помѣщи­ками не какъ добровольное пожертвованiе, а какъ «повинность».

Посмотримъ, какъ исполняютъ этотъ общественный долгъ («усердiе отечеству») по мнѣнiю однихъ, эту повинность по мнѣнiю другихъ?

Помѣщики-бѣдняки пишутъ слезныя прошенiя начальникамъ ополченiй, указывая на тяжелыя условiя своей жизни. За помѣщикомъ Тайдаковымъ Нижегородской губернiи числится 13 душъ, а берутъ воина.

«Въ числѣ этихъ 13 душъ, — объясняетъ онъ въ своемъ прошенiи, — состоитъ не болѣе какъ 4 тягла, составляющiя единственное съ женою и двоими дѣтьми пропитанiе, и кромѣ сего нѣтъ уже другого средства къ моему проживанiю; напротиву большепоместный, у коего 12 душъ въ остаткѣ»

— онъ проситъ бросить между ними жребiй. Другой помѣщикъ указываетъ, что за взятыми ополченцами у него остается всего двое взрослыхъ крѣпостныхъ.

Перейдемъ въ богатыя помѣстья, какъ тамъ совершается этотъ наборъ?

Передъ нами гр. Дмитрiевъ-Мамоновъ, кн. А. Голицынъ и гр. Орловъ-Давыдовъ, — все богачи, владѣльцы огромныхъ помѣстiй. Попробуемъ сопоставить ихъ отношенiе къ этому набору.

Мы видѣли, какъ относился къ нему гр. Дмитрiевъ-Мамоновъ, онъ видѣлъ въ немъ дѣло своей чести, свое личное дѣло.

Кн. Голицынъ — человѣкъ набожный, но и разсчетливый. Съ самаго начала онъ рекомендуетъ мягкое, хотя и настойчивое отношенiе къ крестьянамъ, онъ совѣтуетъ «съ тихостью и вразумительнымъ образомъ» растолковать разницу между рекрутскимъ наборомъ и ополченiемъ, въ которомъ чувствуется лишь «временная надобность»; далѣе онъ обѣщаетъ освободить тѣхъ, кто пойдетъ въ ополченiе, на нѣсколько лѣтъ отъ рекрутчины и на текущiй годъ отъ оброка и, уже подъ конецъ, онъ переходитъ къ угрозѣ:

«тѣ, кто отказываются, повинны будутъ отвѣтствовать передъ Богомъ и судомъ, установленнымъ монаршiей властью».

Далѣе, въ томъ же отеческомъ тонѣ, онъ рекомендуетъ:

«давъ жребiй семьянистымъ и богатымъ домамъ, выбрать изъ нихъ и представить нату­рою или покупкою, предоставя сiю последнюю произвесть на ихъ волю 1). Семьи, гдѣ много малолѣтокъ, совсѣмъ не подлежатъ жребiю».

_________________________
1) Здѣсь видимъ мы, что крестьянамъ разрѣшалось покупать на свой счетъ, но, конечно, отъ имени помѣщика ратника со стороны. — То же, только еще въ болѣе решительной и откровенной формѣ, наблюдалось въ имѣнiи графа Орлова-Давыдова. Помѣщикъ пишѣтъ своему приказчику: „позволяется по согласiю одному помѣщику ставить людей своихъ за другого. Итакъ, ежели будутъ желающiе изъ крестьянъ, купить себѣ, то могутъ иное сдѣлать". Одинъ же нижегородскiй помѣщикъ открыто писалъ начальнику ополченiя кн. Грузинскому, что онъ не представилъ опол-

_________________________50

Выбравъ должныхъ воиновъ съ своихъ помѣстiй, кн. Голипынъ такъ же детально и, если хотите, добродушно входитъ въ разсмотрѣнiе вопроса объ ихъ снаряженiи: недоволенъ приказчикомъ, слегка журитъ его, требуетъ отчетности, почему истрачено такъ много — на каждаго ратника по 60, 70 руб., когда въ силу хорошее обмундированiе обходится въ 40, 45 руб. Въ отвѣтъ на это заявленiе хозяина приказчикъ отвѣчаетъ оригинальнымъ оправданiемъ, изъ котораго мы узнаемъ, что даже у этого безусловно понимающаго свой долгъ и не плохо относящагося по тѣмъ временамъ къ крестьянамъ помѣщика въ ополченiе сбывалось самое худ­шее изъ крѣпостной деревни.

1812--51-mamonov-m-a-wМ. А. Мамоновъ.«По отдачѣ ратниковъ употреблено 874 р. 88 к. болѣе потому, что на хлѣбъ и харчевые припасы въ то время была цѣна необыкновенная. Къ тому же ратники, кромѣ годныхъ 8 человѣкъ, поступили старые и увѣчные; къ тому же многiе были таковые, что жiли въ вотчинѣ по старости лѣтъ, неспособности къ домоводству и по малоумiю безъ тяголъ, питались отъ подаянiя милостыни, которыхъ сбыть, кромѣ сего случая, было невозможно. Дабы не объявили къ принятiю ихъ пороковъ, я велѣлъ старостѣ ихъ со­держать и кормить лучше. Платья на нихъ, кромѣ шляпъ, сапоговъ и даннаго награжденiя куплено не было, а всякiй поступилъ въ своемъ».

Если мы прибавимъ къ этому запросъ помѣщика, «за что» взяты въ ополченiе, то мы поймемъ, что здѣсь, въ этомъ имѣнiи, далеко не все обстоитъ благополучно.

Вотъ это «за что» — основной мотивъ дѣйствiй гр. Орлова-Давыдова. Въ своемъ предписанiи приказчику онъ пишетъ:

«наблюдать очередь ме­жду крестьянъ въ рекрутствѣ поставленную, пьяницъ, мотовъ, непрочныхъ для вотчины отнюдь не беречь, хотя бы за нѣкоторыми и очереди не было».

Такимъ образомъ, онъ склоненъ спустить съ рукъ все нрав­ственно негодное изъ своей деревни, пользуясь тѣмъ, что при опредѣленiи годности ополченца допускались болѣе широкiя льготныя рамки, при-

_________________________
ченцевъ, потому что вмѣсто своихъ закупилъ у другого помѣщика, а тоть медлитъ. Кн. Грузинскiй вполнѣ; согласился съ такимъ толкованiемъ обязанностей помѣщика и права его покупать людей со стороны дли поставки ихъ въ ополченiе. А между тѣмъ едва ли это было такъ. Во-первыхъ, существовалъ законъ, еще очень свѣжiй по тому времени (1804 г.), о томъ, чтобы не принимать рекрутовъ, купленныхъ ранѣе, чѣмъ за три года до момента набора. А если даже ополченцы прямо не подлежали буквѣ этого закона, то сущность этого закона смягчить несправедливости крѣпостного права страдала, конечно, и въ томъ случаѣ, если покупали со стороны ополченца. Но не забудемъ, что въ тѣхъ случаяхъ, если кто-либо на свой рискъ вербовалъ часть войска (полкъ, эскадронъ), не участвуя въ составѣ общаго ополченiя (какъ, напримѣръ, гр. Дмитрiевъ-Мамоновъ), ему разрѣшалось вербовать воиновъ какъ изъ своихъ крѣпостныхъ, такъ и изъ людей свободныхъ состоянiй, заключая съ ними особо установленные договоры — „капитуляцiи". Здѣсь ясно указано, что крѣпостньгхъ крестьянъ покупать съ этою цѣлью не разрѣшалось.

_________________________51

нимались люди съ значительными недостатками, иногда съ уродствомъ даже — гр. Орловъ-Давыдовъ старается и здѣсь разстаться со всѣмъ старымъ, болѣзненнымъ, негоднымъ. Но оказывается, эта дѣятельность помѣщика и его приказчиковъ («домовая его сiятельства контора») находитъ соотвѣтствующiй откликъ среди сельскаго мiра. «Бургомистръ и вы­борные отъ мiра разбиратели» прямо безжалостны въ этомъ отношенiи и идутъ, пожалуй, впереди предписанiй графской домовой конторы. Крестьянинъ Иванъ Филипповъ подалъ заявленiе о желанiи своемъ итти добро­вольно въ рекруты, прося у общества за это 100 рублей. Но одновре­менно съ этимъ отецъ этого Ивана, попавшiй въ ополченiе, обращается также съ просьбою: «перемѣнить себя изъ воиновъ означеннымъ сыномъ». Нужно имѣть въ виду, что изъ этой семьи выправляли рекрута еще въ 1811 г. Но общество, перерѣшая этотъ вопросъ, останавливается на сво­емъ прежнемъ решенiи, такъ мотивируя его: Филипповъ еще въ 1808 г. вызвалъ своими «продерзностиыми» поступками рѣшенiе домовой конторы, «чтобы его отдалить отъ вотчины, гдѣ бы пропасть могъ задаромъ»; те­перь же общество утверждаетъ, что онъ, Филипповъ, «не исправится, поелику онъ не только не проченъ господину и обществу во крестьянехъ, но и себѣ вреденъ».

Крѣпостническая атмосфера деревни не разрешалась отъ переживаемаго момента, можетъ-быть, потому, что само нашествiе Наполеона мало чувствовалось здѣсь, въ Нижегородской губернiи, и старые интересы наживы и сведенiе личныхъ счетовъ оставались налицо.

Однако почти ту же картину мы видимъ и въ Петербургѣ, где «благоснисходительный» прiемъ ратниковъ и амуницiи вызывалъ удовольствiе среди дворянъ.

«Прiемъ здѣсь въ ополченiе идетъ самый благоснисходительный и скорый, безъ всякой остановки, какъ въ платьѣ, такъ и въ провiантѣ, пишутъ изъ Петербурга въ Ярославль. Всѣ несказанно до­вольны прiемщиками, т.-е. начальниками окружными, которые обращаются благородно во всемъ и со всѣми, а потому уже и набрали болѣе четырехъ тысячъ. Ни амуницiи ни людей не бракуютъ, а принимаютъ, поло­жась на владѣльцевъ, какихъ они представляютъ. Дай Богъ, чтобъ такимъ образомъ было и по Ярославлю».

 

Читать далле
Подняться к началу

VI

 

VI.

Понятно, что при такомъ отношенiи къ дѣлу части дворянства — нужно было ожидать, что ополченiе не будетъ вполнѣ на высотѣ своего положенiя.

Въ ополченiе принимались даже съ меньшимъ разборомъ, чѣмъ въ рекруты въ этотъ годъ. 12 сентября 1812 года государь утвердилъ облегченныя для прiема рекрутъ правила. Эти правила были еще облегчены для ополченцевъ, но при прiемѣ ихъ не всегда выдерживались даже эти правила; приведенная таблица показываетъ, насколько понижены были требованiя отъ ополченца въ сравненiи съ рекрутомъ; показываетъ далѣе на примѣрахъ, взятыхъ изъ данныхъ Нижегородской губернiи, какихъ за­частую физическихъ уродцевъ представляли къ прiему, какъ производился

_________________________52

этотъ прiемъ, какъ вначалѣ при первомъ медицинскомъ осмотрѣ склонны были браковать поступающихъ, а потомъ главный врачъ, иногда послѣ изслѣдованiя въ лазаретѣ, выносилъ болѣе суровое для ополченца рѣшенiе. Рѣшенiе врачей санкцiонировалъ начальникъ ополченiя, иногда расходясь съ ихъ авторитетомъ.

1812--53-sivers-wГр. К. К. Сиверсъ. (Пис. Боровиковскiй.)Составъ ополченiя въ отношенiи ихъ здоровья былъ мало надеженъ, въ возрастѣ наиболѣе крѣпкомъ была приблизительно 1/з ополченiя. Это, конечно, рѣзко отразилось на смертности, на болѣзняхъ ополченцевъ. Ниже­городское ополченiе не выдержало боевой нiколы, какъ петербургское и новгородское; оно кочевало на Глуховъ, на Курскъ, на Кiевъ, далѣе на биваки въ Волынскую губернiю, отсюда за границу, гдѣ участвовало подъ Дрезденомъ, и, наконецъ, черезъ Гродно возвращается домой. Прихо­дилось совершать длинные переходы съ небольшими суточными отдыхами, итти цѣлыми мѣсяцами. Ополченцы шли въ лаптяхъ, сзади плелись обывательскiя подводы съ больными, и вездѣ, по крупнымъ городамъ, каждый полкъ сдавалъ по десяткамъ, а иногда и по сотнямъ, своихъ больныхъ. Вотъ цифры по третьему Нижегородскому полку — по списку 2260 человѣкъ вмѣстѣ съ офице­рами, при выступленiи полкъ былъ пополыенъ до 2365. Въ рапортѣ, поданномъ полковымъ командиромъ при возвращенiи, указана общая цифра въ 2.320 безъ офицеровъ:

Обратилось въ первобытное состоянiе . . . . .  .1327
       Осталось въ госпиталяхъ:
Русскихъ  . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .   211
Заграничныхъ . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  . 218
Умерло . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  . 408
Убито въ сраженiяхъ . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  . 28
Пропало бсзъ вѣсти . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  38
Бѣжало . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  . 24
Выбыло въ конный полкъ   . . . . . . . . . . . . . .  . 24
Въ командировкѣ  . . . . . . . . . .  .  .  . . . . . . . . 56
                                                                     2320

Но нужно замѣтить, что въ черновикѣ рапорта насчитано умершихъ 452 и еще прибавлено «не всѣ». Прежде всего и бросаются въ глаза эти цифры больныхъ и умершихъ, въ сравненiи съ убитыми.

«Жестокая зима, непривычка къ трудностямъ солдатской жизни, большiе переходы и другiя причины произвели множество болѣзней», говоритъ участникъ ко­стромского ополченiя.

Къ этимъ «другимъ причипамъ» нужно прежде всего отнести физическую слабость оиолчепцевъ.

_________________________53

Но и та 1/з ополченцевъ, которая по своимъ физическимъ качествамъ была вполнѣ приспособлена къ солдатской жизни, далеко не во всемъ составѣ годилась для настоящей армiи. Сюда попало много нравственно негодныхъ элементовъ. Вотъ почему случаи побѣговъ въ ополченiи на добрую половину падаютъ на пьяницъ; на этой почвѣ также случались самоубiйства, чаще нечаянныя; упадетъ въ рѣку, замерзнетъ въ безчувственномъ состоянiи.

И все же физически слабые, малонравственные ополченцы заслужи­вали общее одобренiе въ бою, таково свойство русскаго солдата. Когда прислали въ армiю московскихъ и смоленскихъ ополченцевъ, главнокомандующнi разставилъ ихъ въ третью шеренгу войска, и они, начиная съ Бо­родина, показали себя стойкими и храбрыми. Робертъ Вильсонъ, генералъ апглiйскiй, прикомандированный къ русской армiи, хорошо отзывается о нихъ.

«Я видѣлъ милицiю, которая съ своими пиками выходитъ на сраженiе съ такою же увѣренностью, какъ и регулярно вооруженныя войска, и возвращается съ добычею, взятою у убитыхъ, раненыхъ и захваченныхъ ими непрiятелей. До сихъ поръ не было ни одного слу­чая, чтобы они уходили съ постовъ своихъ, и многiе дѣйствуютъ въ третьихъ рядахъ линейной пѣхоты».

Гр. Витгенштейнъ при штурмѣ Полоцка, занятаго войсками маршала Сенъ-Сира, дожидался ополченцевъ Петербурга и Новгорода и сразу поставилъ ихъ на соотвѣтственные посты. Они смѣло выдержали свое боевое крещенiе, всѣ офицеры были ранены.

Это было самое славное дѣло, гдѣ участвовали ополченцы. Но и здесь оказались нѣкоторыя отрицательным черты въ организацiи ополче­нiя — ополченцы были недисциплинированы, они не слушались начальства; передавали, что какъ разъ подъ Полоцкомъ ихъ не могли сдержать никакiя приказанiя ихъ начальниковъ; они дурно обращались съ пленными, на что есть указанiя во французскихъ мемуарахъ.

 

Читать далле
Подняться к началу

VII

 

VII.

Подобную неподготовленность ополченiя нужно объяснить неподго­товленностью офицерскаго состава.

Офицерство пополнялось изъ дворянъ. Порядокъ пополненiя былъ слѣдующiй: на дворянскомъ собранiи постановляли общее положенiе — дворянинъ не можетъ отказываться отъ службы. Затѣмъ по уѣздамъ предводители дворянства составляли списки «дворянамъ, пребывающимъ въ помѣстьяхъ своихъ и находящимся при должностяхъ по выборамъ». Въ этихъ спискахъ указывались года дворянина, положенiе здоровья его въ текущiй моментъ и желанiе или нежеланiе его служить. На этомъ спискѣ начальникъ ополченiя дѣлалъ свои помѣтки, выбирая, такимъ образомъ, будущихъ офицеровъ и назначая имъ опредѣленныя должности. Ополченiя первыхъ двухъ округовъ, повидимому, были укомплектованы должнымъ составомъ офицеровъ, но на третiй ополченскiй округъ дворянъ не хватало. Передъ нами подобный списокъ дворянъ, живущихъ по

_________________________54

помѣстьямъ и служащимъ по выборамъ, составленный васильскимъ предводителемъ дворянства — здѣсь всего лишь 23 фамилiи, возрастъ распредѣленъ въ такомъ порядкѣ:

60 и болѣе лѣтъ . . . . . . . . . . . .2

50 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

45 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2

40 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

35 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

30 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

25 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

изъ нихъ 15 лицъ показали себя больными, 11 признаны таковыми и только 7 выбраны въ ополченiе.

Но вотъ уже формируются полки, а полковые командиры рапортуютъ своему начальнику, что половины офицеровъ нѣтъ налицо. Начальники же ополченiй заваливаются прошенiями. Вотъ подпоручикъ Пирожковъ. Ему 52 года. Онъ пишетъ, что согласился 1812--55-golitsyn-yu-n-wЮ. Н. Голцынъ. Въ формѣ ополченца.на службу и назначенъ «по провiантской ча­сти», но болѣзнь его усилилась, онъ просить освободить его.

«Я одержимъ, — пишетъ онъ князю Грузинскому, начальнику нижегородскаго ополченiя, — болѣзныо, глухимъ почечуемъ, который весь­ма рѣдко открывается, отчего еже­часно имѣю величайшую боль въ поясницѣ, то же самое въ головѣ, которая приводить въ немалую слабость и частое затменiе памяти, притомъ наводитъ глазамъ тупость зрѣнiя».

Поручикъ Гобунiевъ, избранъ дворянами и назначенъ въ третiй полкъ, а между тѣмъ еще въ 1807 г. онъ «получилъ жестокiй параличный ударъ, отъ коего имѣетъ ослабѣвшую руку и ногу», сверхъ того, у него падучая. Онъ нигдѣ не служитъ — изъ милицiи 6 года его уволили, уволили также и оть должности арзамасскаго уѣзднаго судьи — онъ полный инвалидъ и проситъ освободить его. Повидимому, и Гобунiевъ и Пирожковъ были освобождены отъ службы. Но вотъ одинъ изъ тѣхъ васильскихъ дворянъ, которыхъ одобрили и предводитель дворянства Травинъ и кн. Грузинскiй, капитанъ Низкопоклонниковъ. Въ шведскую войну онъ получилъ ушибы, появились на ногахъ цинготныя язвы. Дважды обращался онъ къ кн. Грузинскому, но тотъ не удовлетворилъ его прошенiя. Начальники полковъ, вызывая на службу манкирующихъ офицеровъ ополченiя, требовали, чтобы они являлись немедленно, «не дѣлая никакихъ отговорокъ но нынѣшнимъ обстоятельствамъ и

_________________________55

большiому недостатку въ полкахъ военной силы чиновниковъ».

 

Таблица физическаго состоянiя ополченцевъ

в процесе подготовки

 

_________________________56-67

1812--58.2-wВъ Успенскомъ соборѣ, (Верещагина)

И не­смотря на это они не являлись. Вотъ что пишетъ другой начальникъ ополченiя (полтавскаго) Трощинскiй, человѣкъ искренне преданный своему дѣлу:

«Всякiй часъ получаю отзывъ, что избранные чиновники, подъ предлогомъ болѣзней и другихъ причинъ, безстыдно уклоняются отъ службы».

Какъ объяснить это явленiе? У насъ есть объясненiе современника. Посмотримъ, можно ли принять его. А. Шаховской, извѣстный въ свое время драматическiй писатель, служилъ въ тверскомъ ополченiи, гдѣ, по-видимому, замѣчалось то же явленiе. Онъ такъ пытается объяснить его. Природные дворяне «въ старинномъ смыслѣ этого слова» всѣ пошли служить, а помѣщики, схватившiе кое-какъ офицерскiе чины или добравшiеся по приказамъ даже до 9 класса и купившiе на промышленныя деньги «деревни», «старались отлынять подъ разными предлогами отъ дальнѣшихъ безпокойствъ и на зиму убраться въ теплыя хоромы свои». Это мнѣнiе, очевидно, пристрастно; въ авторѣ чувствуется гоноръ стараго дво­рянства, протестовавнiаго при императрицахъ Аннѣ и Екатеринѣ противъ «уподленiя породы», противъ «выскочекъ по выслугѣ».

Русское дворянство со времени манифеста о вольности дворянской и реформъ Екатерины II по губернскому управленiю стало осѣдать по своимъ имѣнiямъ и сродняться съ ними. При такихъ условiяхъ трудно уходить съ насиженныхъ мѣстъ, привычка даетъ себя знать и диктуетъ указанныя прошенiя. Но, можетъ-быть, дѣйствительно, въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ требовалось ополченiе, уже мало оставалось свободныхъ дворянъ, не больныхъ и не дряхлыхъ. Часть офицеровъ въ отставкѣ поступила вновь въ дѣйствующую армiю, и на ополченiе не хватало желательныхъ для правительства лицъ. Правительство, правда, рекомендовало дворянамъ тѣхъ губернiй, гдѣ ополченiй не созывали, поступать все же въ милицiю, но эта рекомендацiя едва ли имѣла успѣхъ. Вдали отъ театра военныхъ дѣйствiй жизнь шла обычнымъ темпомъ, и патрютичеснiя переживанiя едва ли были тамъ сильны. Извѣстный цензоръ Никитенко, авторъ интереснѣйшихъ записокъ, еще мальчикомъ пережилъ этотъ историческiй моментъ русской жизни, какъ разъ вдали отъ боевыхъ сценъ, его свидѣтельство значитъ намъ является особенно цѣнно.

«Странно, что въ этотъ моментъ сильныхъ потрясенiй, которыя переживала Россiя, не только нашъ тѣсный кружокъ, но и все окрестное общество равнодунiно относилось къ судьбамъ отечества... никогда не слынiалъ я въ ихъ разговорахъ ноты теплаго участiя къ собьтiямъ времени. Всѣ, повидимому, интересовались, только своими личными дѣлами. Имя Наполеоыа вызывало скорѣе удивленiе, чѣмъ ненависть…… Это отчасти могло происходить отъ отдален­ности театра войны: до насъ, дескать, врагъ еще не скоро доберется. Но главная причина тому, я полагаю, скрывалась въ апатiи, свойственной людямъ, отчужденнымъ, какъ были тогда русскiе, отъ участiя въ общественныхъ дѣлахъ и привыкшимъ не разсуждать о томъ, что вокругъ дѣлается, а лишь безпрекословио повиноваться приказанiямъ начальства».

Намъ кажется, эти двѣ причины и вызвали къ жизни подобный недохватъ въ офицерствѣ.

_________________________58

 

Читать далле
Подняться к началу

VIII

 

VIII.

Кромѣ дворянъ, живущихъ по помѣстьямъ и служащихъ по выборамъ, правительство привлекало на службу въ ополченiе всѣхъ чиновниковъ и людей, какъ говорили тогда, свободныхъ состоянiй съ тѣмъ, однако, ненремѣннымъ условiемъ, чтобы на поступленiе такихъ лицъ въ ополченiе было согласiе ихъ начальства или общества, къ которому они принадлежали.

Производитъ впечатлѣнiе, что нѣкоторые изъ этихъ чиновниковъ и нѣкоторые изъ этихъ людей свободныхъ состоянiй особо охотно выпуска­лись въ ополченiе, а нѣкоторыхъ, 1812--59-demidov-n-n-wН. Н. Демидовъ.наоборотъ, задерживали; при чемъ, конечно, поощренiе и задержка переходили зачастую въ принужденiе и пресѣченiе.

Въ концѣ 1812 г. государь пишетъ гр. Н. Салтыкову, что

«въ нынѣшнее время молодые люди наиболѣе нужны для армiи», а «въ канцелярiяхъ и департаментахъ министерскихъ находятся излишнiе чи­новники». «Вслѣдствiе сего поручаю вамъ, — продолжаетъ государь, — изъ­явить волю мою министрамъ, дабы они сократили число людей въ канцелярiяхъ и мѣстахъ имъ подчиненныхъ до возможности, что самое только нужное количество чиновниковъ оставлено было; а прочихъ всѣхъ или уволили отъ службы или бы согласили на опредѣленiе въ полки».

Правда, здѣсь говорится не объ ополченiи, а объ опредѣленiи въ полки, но это не мѣняетъ дѣла. Канцеляристами мало дорожатъ. И переходя изъ министерскихъ канцелярiй въ губернскiя и уѣздныя, мы наблюдаемъ то же явленiе: рѣдко, рѣдко задерживаютъ, канцеляриста; бываетъ, его задержатъ не надолго, на двѣ недѣли, на мѣсяцъ, чтобы заставить его сдать дѣла, но и только; обычно же его тотчасъ же и охотно отпускаютъ. Вотъ передъ нами цѣлый рядъ такихъ канцеляристовъ, копiистовъ, архиварiусовъ, нѣкоторые «находятся въ подозрѣнiи по суду», но это не является препятствiемъ для поступленiя ихъ въ ополченiе. Князь Мустафинъ занимаетъ двѣ отвѣтственныя должности — приходчика и надсмотрщика крѣпостной конторы — замѣнить его трудно и все-таки начальство отпускаетъ. И только одинъ случай встрѣтился намъ, гдѣ желанiю посту-

_________________________59

пить въ ополченiе не удалось исполниться. Канцелярскiй служитель Кандыбинъ, изъ солдатскихъ дѣтей, высказалъ также желанiе поступить въ ополченiе, но его тянутъ прямо въ солдаты.

Наоборотъ, учителей, университетскихъ дѣятелей, слушателей высшихъ учебныхъ заведенiй почти совсѣмъ не пускаютъ. Студенты горнаго института выказали желанiе итти на службу, ихъ прошенiю не дали ходу, учителя гимназiи и уѣзднаго училища, Которовъ и Назанскiй, казанскiй адъютантъ Кондыревъ не получили этого права. Мотивомъ для неразрѣшенiя поступать въ ополченiе министръ народнаго просвѣщенiя выставляетъ то положенiе, что подобныя мѣста не могутъ быть оставлены безъ оплаты, двойное же жалованье гимназiя платить не можетъ, а Назанскiй сверхъ того является казеннымъ стипендiатомъ на 6 лѣтъ, каковые годы онъ еще не отслужилъ. Учитель Макарьевскаго училища Ягодинскiй безъ разрѣшенiя директора училищъ ушелъ въ ополченiе, гдѣ и принятъ въ 5-й полкъ. Повидимому, дирекцiя училищъ примирилась съ этимъ фактомъ, хотя офицiально разрѣшенiя не дала. Но послѣ его ухода назначается ревизiя для опредѣленiя «могущихъ оказаться на немъ казенныхъ не­доимокъ».

Данныхъ для опредѣленiя отношенiя начальства другихъ вѣдомствъ къ вопросу объ опредѣленiи въ ополченiе у насъ нѣтъ подъ руками, но и этого достаточно, чтобы подчеркнуть совсѣмъ различное отношенiе къ лицамъ, на разныхъ видахъ службы находящимся.

«Объявить причетникамъ, дѣтямъ священно- и церковнослужителей при отцахъ находящимся и семинаристамъ не выше риторическаго класса, что ежели кто изъ нихъ пожелаетъ, защищая отечество, итти въ новое ополченiе, на которое призываются всѣ состоянiя, таковыхъ увольнять безпрепятственно, и для одежды ихъ и на продовольствiе дозволить церквамъ дѣлать изъ кошельковой суммы, остающейся за содержанiемъ церк­вей, въ знатномъ количествѣ, а для того склонять и прихожанъ на оное пожертвованiе».

— Вотъ нужное намъ мѣсто изъ указа Св. Синода отъ 25 iюля 1812 г. Этотъ указъ нашелъ должный отголосокъ въ сердцахъ архiереевъ и подвинулъ ихъ къ энергичной дѣятельности. Епископъ нижегородскiй и арзамасскiй Моисей искусно формируетъ ратниковъ ополченiя. Вскорѣ потянулисъ эти «добровольцы» на пункты прiема ополченцевъ съ препроводительными письмами отъ преосвященнаго, гдѣ ясно указывалось, что они всѣ идутъ «по желанiю». Но на дѣлѣ оказывалось, что эти «добровольцы», согласно указу Синода, принятому какъ опреде­ленное приказанiе, прямо пересылались, не съ меньшимъ принужденiемъ, чѣмъ помѣщичьи крестьяне. Взгляните на таблицу, тамъ словами «добр. дух.» обозначены эти добровольцы — здѣсь малолѣтнiе въ 12, 13 лѣтъ, (чего мы не видимъ даже среди крестьянъ); и что особенно замѣчательтю, этихъ отроковъ-добровольцевъ не всегда бракуютъ, здѣсь косые на оба глаза, слѣпые на одинъ, съ переломленной рукой. Это, такъ сказать, недостатки очевидные, которые ясны были и самимъ добровольцам и тѣмъ, кто создавалъ ихъ добрую волю. Но вотъ, что говорятъ намъ сами эти злосчастные дьячки, семинаристы, праздно живущiе поповичи — «объявилъ падучую болѣзнь», «объявилъ внутреннюю скорбь и ломоту въ ногахъ». А вотъ другiе типы изъ тѣхъ же добровольцевъ. «Праздноживущiй сынъ

_________________________60

священника Леонтiя изъ больницы скрылся», понамарь Парфеновъ изъ ополченiя «отличился», былъ доставленъ на мѣсто и вновь ушелъ; побывалъ у преосвященнаго, сказываясь дьячкомъ села Арбузова Никаноромъ Петровымъ, и выпросилъ отчислить его изъ духовнаго званiя. Мы видимъ, не приходится придавать цѣны этимъ заявленiямъ «по желанно» и т. д.; здѣсь налицо самое грубое насилiе, полнѣйшее принужденiе. Чтобы окончательно убѣдиться въ этомъ, я приведу одинъ примѣръ: 1812--61-gagarin-p-g-wКн. П. Г. Гагаринъ.служитель семинарiи Яковлевъ, 18 лѣтъ. Прежде обучался въ семинарiи, «послѣ нижнихъ классовъ риторика и сверхъ латинскаго языка арифметикѣ, географiи, исторiи и нѣмецкому языку съ не худыми успѣхами», теперь проситъ объ увольыенiи его изъ духов­наго званiя въ свѣтское. Губернское правленiе рѣшаетъ по трафарету: «по нынѣшнимъ обстоятельствамъ нужнѣйшiй и лучшiй есть видь въ военной службѣ» и требуетъ оть указаннаго Яковлева поступленiя въ ополченiе. Онъ исполняетъ это «по собственному желанiю». Нужно имѣть въ виду: все это изложено въ одной и той же бумагѣ.

Совсѣмъ не столь податливо на увольненiе въ ополченiе мѣщанское общество — оно прямо требуетъ отъ уходящаго, чтобы онъ или поставилъ себѣ замѣстителя, или далъ бы обя­зательство нѣсколько лѣтъ выплачи­вать налоги и подати. Мѣщанинъ ушелъ безъ воли отца — возвращаютъ, мѣщанинъ особо предназначепъ въ числѣ «двойниковыхъ семействъ» отправленiя рекрутской повинности и общество не отпускаетъ его.

Государственные крестьяне едва ли могли принимать дѣятельное участiе въ этомъ ополченiи: они были задавлены рекрутскими наборами.

 

Читать далле
Подняться к началу

IX

 

IX.

Таковъ былъ сословный составъ ополченiя. Милицiя явилась болѣе гибкимъ орудiемъ въ рукахъ правительства, чѣмъ рекрутчина. Прави­тельство требовало именно тѣхъ, кто ему былъ желателенъ, создавая искусственно «добрую волю», или, наоборотъ, задерживая, пресѣкая искренне явившееся желанiе послужить отечеству. Можетъ-быть, здѣсь имѣли мѣсто и личные, мотивы власть имущихъ. Такъ, былъ не допущенъ въ ополченiе кн. Яшвиль, одинъ изъ участниковъ переворота 1801 года. Кутузовъ, принимая во вниманiе заслуги кн. Яшвиля при формированiи калужскаго ополченiя, поручилъ ему отрядъ. Государь возмущенъ: «какое

_________________________61

канальство» приписываетъ онъ къ донесенiю главнокомандующего:

«Вы сами себѣ приписали право, которое я одинъ имгыо»,

пишетъ онъ Ку­тузову. Яшвиль былъ устраненъ. Можетъ-быть, въ это время онъ пишетъ свое рѣзкое письмо императору, гдѣ призываетъ его

«быть на престолѣ, если возможно, честнымъ человѣкомъ и русскимъ гражданиномъ».

Другой примѣръ, намъ уже знакомый: гр. Дмитрiевъ-Мамоновъ очень гордый, искреннiй, горячiй. Отстранить его отъ ополченiя нельзя, онъ лично передалъ государю свое желанiе формировать полкъ, но чинить ему всянiя безпокойства, на каждомъ шагу мѣшать ему вполнѣ возможно, и такимъ путемъ можно совершенно охладить его къ дѣлу ополченiя. Сначала ярославскiй губернаторъ, кн. М. Голицынъ, всячески мѣшалъ его дѣятель­ности, и графъ «воевалъ съ нимъ официальными бумагами».

«Мы всѣ, однополчане, — пишетъ кн. Вяземскiй, — стояли за начальника своего».

Затѣмъ онъ переходитъ въ Московскую губернiю, полкъ его нужно рас­квартировать въ Москвѣ, но этому препятствуетъ Ростопчинъ, «личный врагѣ графу Дмитрiеву-Мамонову», пишетъ о немъ А. Бестужевъ-Рюминъ въ своихъ запискахъ. Ростопчинъ писалъ, кому слѣдуетъ, что отъ этого «возникнутъ снова безпорядки, жалобы, 1812--62-zherebtsov-a-a-wА. А. Жеребцовъ.вербованье и воровство, чему уже много было примѣровъ». Полкъ послали въ Серпуховъ. Но Ростопчинъ недоволенъ и этимъ.

«Не весьма я радъ пришествiю въ Серпуховъ полка гр. Мамонова: кромѣ непрiятности имѣть дѣло и съ нимъ самимъ, отъ умничества и самолюбiя вербованные его могутъ причинить вредъ жителямъ, и я на сей случай принялъ всѣ мѣры предостороннiости».

Интриги преследовали гр. Дмитрiева-Мамонова и за границей, гдѣ полкъ его былъ раскассированъ безъ его на то желанiя.

Но такiе случаи были рѣдки; задерживали на мѣстахъ людей, дѣйствительно по службѣ нужныхъ. Подобныхъ задержекъ было гораздо меньше на дѣлѣ., чѣмъ принужденiя. Всѣ общественные классы были вынуждены итти на войну — крестьяне помѣщичьи, какъ подданные своихъ хозяевъ, крестьяне государственные въ силу того, что на нихъ всею тя­жестью ложились рекрутскiе наборы, чиновники и дворяне «по выбору и назначенiю».

Принудительный элементъ въ дѣлѣ сформированiя ополченiя заставляетъ насъ въ значительной степени разжижить ту картину общаго патрiотизма, которую оставили намъ офицiальные историки-генералы. Въ ополченiи могли выразиться, конечно, и дѣйствительныя патрiотическiя стремленiя отдѣльныхъ личностей и нацiональный порывъ массъ, затронутыхъ войною областей. Этотъ порывъ, однако, находилъ себѣ болѣе реальный выходъ въ партизанствѣ, но правительство не было настолько близорукимъ, чтобы разсчитывать только на этотъ патрiотизмъ, оно оста­вило за собою право широкаго произвола и обильно пользовалось этимъ правомъ.

_________________________62

Понятно далѣе, почему правительство ограничилось 16 губернiями — районъ сбора ополченiя. Чѣмъ ближе къ врагу, тѣмъ реальнѣй была опасность отъ него, тѣмъ сильнѣе было чувство самообороны, разсчитывать же на удачный результатъ ополченiя въ дальнихъ губернiяхъ не приходилось.

 

Читать далле
Подняться к началу

X

 

X.

Ополченiя, собираемыя по губернiямъ, находились подъ начальствомъ лицъ, выбранныхъ дворянами. Всѣ ополченцы были подвѣдомственны этимъ лицамъ; мы видимъ даже, что во всѣхъ случаяхъ правонарушенiй ополченцы отвѣчаютъ передъ своимъ начальникомъ.

Мы знаемъ, какъ создавался офицерскiй составъ ополченiя. Получившiе назначенiе офицеры вмѣстѣ съ лѣкарями принимали въ особо назначенныхъ пунктахъ отъ отдатчиковъ доставляемыхъ ополченцевъ, опредѣляли ихъ пригодность, посылали для испытанiя въ лазаретъ. Вмѣстѣ съ ополченцами нужно было поставить опредѣленное количество провiанта, опредѣленную одежду для ратника. Вотъ какъ снаряжалъ своего ратника кн. Ал. Голицынъ:

Полукафтанъ казацкiй. . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  1
Шаровары изъ сѣраго сукна   . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .   1
Сапоги. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .   2 пары
Рубашекъ  . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .    2 "
Портки. . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .   2 "
Портянки   . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  2
Теплая суконка въ 4 аршина   . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .    1
Шапка. . . . . . . . . . . . .   . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .1
Рукавицы съ варежками. . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .1
Кожаный ранецъ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  1

Провiанта на 3 мѣсяца:

Муки ржаной на мѣсяцъ   . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  1 п. 35 ф.
Крупъ  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  1½ гарнца
Денегъ на 1 мѣсяцъ   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  1 руб.

Общiй счетъ имѣнiя Мурилова былъ таковъ:

При отдачѣ въ ополченiе людей для 41 человѣка куп-
лено обуви. нiляпъ, рукавицъ, сумъ, топоровъ и проч. на.   .3.138 руб.

На провiантъ и жалованье . . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .   750 ",
Для нихъ же награжденiе, покудова они содержались, и
проч. мелоч­ные расходы. . . . . . . . . . . . . . . . .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  . 800 "

т.-е. подсчитываемъ мы 4.688 р., а на отдѣльпаго воина по 114 р. 34 к., при чемъ одна обмундировка обходится по 78 руб. 50 коп. на брата.

Эта цифра считалась большой. Кн. Голицынъ журитъ приказчика за дорогiя цѣны, указанныя имъ по имѣнiю Шумовки, и указываетъ, что обмундировка повсюду обходится по 40 руб. и нѣсколько болѣе.

Такимъ образомъ, создавался по ополчению капиталъ какъ денежный, такъ и натуральный, находивщiйся въ вѣдѣнiи особаго комитета. Этому комитету рапортовали и провiаптскiе чиновники по ополченiю и начальники полковъ, отчитываясь передъ нимъ. Капиталъ этотъ пополнялся все­возможными пожертвованiями; жертвованiя были обильныя, особенно много вносили, конечно, купцы. Иногда жертвователь чувствовалъ затрудненiе для уплаты, но съ него продолжали требовать. Нижегородскому ополче-

_________________________63

1812--64.2-wОполченiе 1812 года. (Картина Г. Д. Алексеева.) Ополченiе 1812 года было настоящимъ воинствомъ отъ земли, отъ русской крѣпостной земли того времени: офицеры — дворяне, кто въ ополченскомъ кафтанѣ. кто въ старомъ, вынутомъ изъ сундука мундирѣ, съ трудомъ налѣзающимъ на раздавшуюся за время отставки фигуру хозяина, кто въ какомъ-то смѣшанномъ полувоенномъ, полуохотничьемъ одѣянiи: ратники — крѣпостные. далеко не всегда въ предписанномъ ополченскомъ снаряженiи, сохранившiе весь свой сермяжный и зачастую вовсе убогiй видъ... Этотъ не военный обликъ крѣпостной русской деревни особенно явно хранили на себѣ отряды ополченiя на первыхъ порахъ послѣ сформирования, пока приходилось имъ стоять еще въ родной губернiи, квартируя то въ той, то въ другой усадьбѣ. Здѣсь все было по-домашнему: на офицерами при ополченiи слѣдовали ихъ жены, прiѣзжали гости, устраивалась партiя въ карты, — и бивуачное времяпровожденiе сбивалось на какой-то необычный военный пикникъ. (См. записки Золотухиной. «Рус. Стар.», 1889-1890 г.) Картина Г. Д. Алексеѣва и имѣетъ своимъ сюжетомъ такой привалъ ополченiя въ началѣ сентября 1812 г. гдѣ-то въ средней Россiи.

нiю были пожертвованы крупныя суммы по 20 и 25 тысячъ двумя куп­цами; они обѣщались еще по столько же, но позднѣе отговаривались разстройствомъ дѣлъ, однако постепенно съ нихъ, повидимому, было взято, если не все обпьщанное, то, по крайней мѣръ, большая часть его. Пожертвованiя собирались по всѣмъ уголкамъ губерниi, всѣ казенныя учрежденiя получали поощрительные циркуляры, которые при дальнѣйшемъ слѣдованiи по инстанцiямъ принимали все болѣе и болѣе настойчивый характеръ.

1812--64-markov-i-i-wГр. И. И. Марковъ (Рис. Лампи).«Не благоугодно ли будетъ членамъ такого-то училища, — писалъ директоръ народныхъ училищъ смотри­телямъ ихъ, — принести какую-либо нынѣ жертву отечеству и оную при спискѣ доставить». —

«Чиновники сего училища, — въ отвѣтъ доноситъ смот­ритель, — постараются, сколько возможно будетъ, доказать готовность свою къ пользамъ Государю и отечеству».

Въ результатѣ получается списокъ пожертвованiй, изъ котораго видно, что пожертвованiя, если и не доходили до знаменитой Мининской «пятой и третьей деньги съ животовъ и промысловъ», все же были весьма солидны:

Въ Балахнинскомъ училищѣ.

Соколовскiй (жалованья получаетъ 300 въ годъ)
пожертвовалъ 25 руб.   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . .81/8%    

Второклассный учитель Охотинъ
(жалованье — 200 руб.) жертвовалъ 10 руб.   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5%

Первоклассный учитель Назанскiй самъ выразилъ желанiе итти въ ополченiе.

Iерей Глѣбъ Кондорскiй (жалованье по училищу 75 руб.;
пожертвовалъ 7 руб. 50 к. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . 10%

Рисовальный учитель Савельевъ (изъ вольноотпущенныхъ;
жалованье въ годъ, безъ квартиры и побочныхъ занят
iй 75 руб.)
пожертвовалъ 7 руб. 50 коп.   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .10%

На собранныя такимъ образомъ пожертвованiя ополченiя содержались до того времени, какъ имъ объявляли походъ, тогда правительство ихъ брало на свое содержанiе.

 

Читать далле
Подняться к началу

XI

 

XI.

Ополченiя дѣлились обычно на полкиво второмъ округѣ, въ губернiяхъ Петербургской и Новгородской — на дружины. Полки были и конные и пѣшiе. Полки и дружины часто расформировывались, въ виду той убыли, которая въ нихъ замѣчалась. Такъ, напримѣръ, въ Нижнемъ-Новгородѣ изъ перваго ополченскаго набора по 4 воина со 100 душъ образовалось 5 пѣшихъ полковъ и одинъ конный. Пѣшiе полки были четырехбаталiонные, позднѣе передъ самымъ выходомъ въ г. Глуховъ,

_________________________64

гдѣ былъ назначенъ сборный пунктъ для всего ополченiя 3-го округа, было предписанiе сформировать изъ нихъ трехбаталiонные. Составъ полка былъ слѣдующiй (наличность полка):

Въ 4-баталi-        Въ 3-баталi-
      онномъ.                онномъ.

 Полковыхъ командировъ    . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  .1                             1

 Баталiонных командировъ    . . . . . . . . . . . . . . . . . .  4                              3

 Сотенныхъ командировъ    . . . . . . . . . . . . . . . . . . .12                             10

 Пятидесятниковъ    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .21                             17

 Урядниковъ   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 176                           139

 Писарей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2                              

 Барабанщиковъ   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .                             40

 Воиновъ    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .2284                         2040 1)

Конный полкъ состоялъ изъ 1000-1200 человѣкъ. Дружина4 сотнямъ — 800 воиновъ, сотня8 десяткамъ — 200 воинамъ, десятокъ — 25 воинамъ.

Въ дружинѣ полагалось: 31 офицеръ, 60 урядниковъ, 19 барабанщиковъ, лѣкарей, фельдшеровъ, писарей и 18 нестроевыхъ. Всего въ дру­жинѣ было 928 человѣкъ.

1812--65-golitsyn-b-a-wКн. Б. А. Голицынъ.Какъ говорили въ свое время кри­тики милицiи 1806-1807 гг., вооруженiе было слабымъ мѣстомъ нашего ополченiя. Лордъ Тэрконель въ письмѣ герцогу Iоркскому прямо пишетъ, что въ образуемыхъ ополченiяхъ будетъ мало пользы, «пока не пришлется оружiе изъ Англiи». Есть рядъ указанiй французскихъ источниковъ, что ружья ополченцевъ были мало годныя. Но и этими ружьями далеко не всѣ были вооружены. Въ вышеприведенномъ отзывѣ генерала Вильсона нужно подчеркнуть его слова:

«милицiя со своими пиками».

Дѣйствительно, цѣлые отряды милицiи совсѣмъ не имѣли ружей, что отража­лось на войнѣ. Московскому ополченiю, двинутому еще до Бородина подъ Можайскъ, было выдано на полкъ по 500 ружей, т.-е. приблизительно 1/5 воиновъ оыла вооружена ими. Кутузовъ требуетъ выслать изъ Москвы всѣ имѣющiяся ружья. Цѣлый рядъ ополченiй: тверское, владимирское — почти не имѣли ружей и выходили въ бой съ пи­ками, саблями, даже топорами. Очень знаменательною послѣ этой картины является приписка гр. Ростопчина къ Высочайшему воззванiю, посылаемому въ Калугу:

«Теперь всего нужнѣе дворянство и стрѣлки»

— это какъ разъ то, въ чемъ чувствовался недохватъ — офицеры и свободныя ружья.

Одеждой ополченцевъ особенно не стѣсняли и это было попятно. Бѣдняки-помѣщики едва ли могли, какъ слѣдуетъ, обминдировать своихъ
____________________

1) За образецъ взятъ 3 Нижегородскiй полкъ.

_________________________65

ополченцевъ. Бѣдняки-чиновники тоже не могли справить себя (имъ пред­писывалось носить обще-армейскiе мундиры или тѣ, которые они имѣли при отставкѣ), они получали «вспоможенiе» въ размѣрѣ до 180 рублей.

Вотъ правила петербургскаго ополченiя объ одеждѣ:

Солдаты сохраняютъ свое крестьянское платье, но не длиннѣе вершка ниже колѣнъ. Фуражки суконныя. Сапоги черные, настолько широкiе, чтобы подъ ними можно было носить суконныя онучи. Кафтаны тоже широкiе, подъ ними овчинные полушубки. На фуражкѣ выбитый изъ мѣдной латуни крестъ съ вензелемъ государя и съ надписью: «за вѣру и царя». Ранецъ — на немъ рубаха, портки, рукавицы, двое портянокъ, онучи и 1812--66-golitsyn-a-m-wКн. А. М. Голицынъ. (Сенъ).запасные сапоги. Въ ранцѣ провiантъ на трое сутокъ. Въ другихъ ополченiяхъ требовали, чтобы въ походѣ ополченцы носили лапти. Бородъ у ополченцевъ не брили.

Обученiе ополченца было неслож­ное—требовалось «вперить въ воина знанiе своего мѣста въ шеренгѣ и въ ряду», «ружьемъ учить только на плечѣ нести оное правильно, заряжать, стрѣлять и дѣйствовать штыкомъ, на караулъ же дѣлать не учить, маргировать учить слегка». Но наши начальники не вполнѣ руководились этими правилами — одни изъ начальниковъ льготу обращали въ обязательство и выступали со столь обычнымъ для того времени запрещенiемъ, такъ, звучатъ напутственныя распоряженiя гр. Толстого:

«Строго соблюдать чинопочитанiе и дисциплину, нижнимъ чинамъ не позволять брить бороды».

Если же опол­ченцы попадались подъ начало армейскаго генерала, тотъ не всегда считался съ ихъ особымъ положенiемъ въ армiи и требовалъ отъ нихъ большаго. Р. Зотовъ, извѣстный въ свое время писатель, служилъ въ петербургскомъ ополченiи и оставилъ намъ свои записки. Въ нихъ, онъ говоритъ, что лишь только дружины перешли на театръ военныхъ дайствiй, какъ съ нихъ стали требовать строго военныхъ знанiй.

Жалованье ополченцы получали оттуда, гда прежде служили. Иногда нѣкоторые изъ урядниковъ и низжихъ офицеровъ получали особыя пособiя. Начальники полковъ и дружинъ жалованья не получали, служба ихъ считалась почетной.

 

Читать далле
Подняться к началу

XII


 

XII.

Продовольствiе въ походѣ ополченiямъ частью шло изъ казны, изъ запасовъ, собранныхъ въ магазинахъ провiантскихъ, частью ложилось всей тяжестью на плечи населенiя тѣхъ мѣстностей, гдѣ имѣлъ слѣдованiе данный полкъ или дружина. Офицеры и особые провiантскiе чиновники

_________________________66

брали все у обществъ подъ особыя квитанцiи, потомъ эти квитанцiи, розданныя по губернiи, обмѣнивались въ губернскомъ городѣ на одну, общую всему забранному. Эта повинность была очень тяжела для населенiя. Населенiе русскихъ областей и особенно близко лежащихъ къ театру военныхъ дѣйствiй радо было бы принимать своихъ защитниковъ, какъ это было, напримѣръ, на базарахъ въ Великихъ Лукахъ, но переходы войскъ ополченiя были такъ часты, что они совершенно разоряли мѣстность. Ростопчинъ, какъ начальникъ Московской губернiи, свидѣтельствуетъ ея полное разоренiе.

«Предписанiе интенданта Ланского всѣмъ проходящимъ черезъ Московскую губернiю войскамъ и командамъ довольствоваться отъ жителей на квитанцiи, что отъ Его Свѣтлости предписано и Владимир­скому ополченiю, не довело бы людей до отчаянiя, тѣмъ болѣе, что имъ скоро и самимъ ѣсть нечего будетъ».

1812--67-wОполченецъ 1812 г. (Ист. муз.)Также тяжелой обязанностью на­селенiя являлась постойная повин­ность. Возьмемъ хотя бы Дорогобужъ въ iюлѣ и началѣ августа 1812 г. Съ 15 iюля начинаютъ поступать къ городничему Дорогобужа предписанiя: отвести квартиру для присутствiя по набору временнаго ополченiя (15 iюля), 30 квартиръ для ратниковъ (19 iюля), приготовить сарай дли прiема провiанта (21 поля), пригото­вить еще сарай, «дабы не было отдатчикамъ въ прiеме отъ нихъ провiанта задержанiя» (25 iюля), нужно помѣщенiе для лазарета, отвести конюшни подъ людей, лошади будутъ пастись въ полѣ (27 iюля), а съ этого вре­мени въ Дорогобужъ, центръ сходив­шихся смоленскихъ ополченiй, начи­наютъ подходить отдѣльные отряды. 27 числа подходитъ Сычевскiй отрядъ въ 500 ратниковъ, болѣе 300 лоша­дей, 1 августагжатское ополченiе въ размѣрѣ болѣе 600 человѣкъ, требуетъ себѣ помѣщенiя, 3 августа здѣсь же смоленское ополченiе; оно, кромѣ помѣщенiя на 100 ратниковъ (25 квартиръ), требуетъ еще три квартиры для устройства сухарей. И это въ то время, когда тутъ же про­ходили войска, когда проводили плѣнныхъ, порою оставляли на пути. Спрашивается, гдѣ помѣщались сами жители?

Многiя губернiи организовывали отряды внутренней стражи, чтобы но допустить къ себѣ какъ непрiятеля, такъ прежде всего мародеровъ. Тамбовскiй губернаторъ остерегалъ жителей отъ мародеровъ:

«и увѣдомляю васъ, — объявлялъ онъ имъ,— что по всей Тульской границѣ разставлены изъ тамощнихъ жителей ополченiя въ осторожность отъ злодѣев. Кон-

_________________________67

ные разъѣзды множество ловятъ разбойниковъ, называемыхъ мародерами солдатъ и казаковъ».

Среди этихъ мародеровъ были, конечно, и ополченцы. изъ приказовъ главнокомандующего узнаемъ,

«что Юхновскаго ополченiя прапорщикъ Ладнiцкiй, отлучившiйся отъ своей команды и приведенный въ главную квартиру вмѣстѣ съ мародерами, предается военному суду».

Весьма поучительна судьба этихъ мародеровъ: простыхъ ратниковъ про­гнали сквозь строй, а резолюцiя по дѣлу Ладницкаго гласила слѣдующее:

«разжаловать на мѣсяцъ въ солдаты и, если въ это время въ дурномъ не будетъ замѣченъ, сдѣлать представленiе о возвращенiи прежняго чина».

Едва ли подобная резолюцiя могла способствовать вкорененiю началъ законности и справедливости въ сознанiе ополченцевъ.

 

Читать далле
Подняться к началу

XIII

 

XIII.

Лицамъ, идущимъ въ ополченiе, гарантировали рядъ матерiальныхъ благъ, своего рода компенсацiя ихъ тяжелой службы. Дворяне, чиновники получали жалованье, какъ прежде, сверхъ того, что получали по службѣ, (здѣсь офицерамъ жалованья не полагалось «по важности званiя»). За службу по ополченiю они получали ордена, чины, какъ въ армiи. Рядъ свiдѣтельствъ показываетъ, что дѣло награжденiя было поставлено не рацiонально, нерѣдки были случаи злоупотребленiй, несправедливостей. Вышеупомянутый Зотовъ разсказываетъ о майорѣ Антроповѣ, временномъ начальникѣ одной изъ петербургскихъ 1812--68-ratnik-mosk-opolcheniya-wРатникъ московскаго ополчеиiя (изъ книги Глинки „Русскiе въ доблестяхъ своих, въ вѣрѣ .... къ Отечеству". С.-П.-Б. 1842 г.)дружинъ, который «по се­крету» объявилъ своимъ содружинникамъ. Что

«если мы хотимъ получить что-нибудь, то чтобы дали на это, что слѣдуетъ. Онъ запросилъ съ насъ по 200 рублей. Не знаю, на какомъ осно­ванiи было это требованiе, но мы не согласились и получили за всю осаду благоволенiе, а Антроповъ — Анну 2 класса».

«Это было очень грустно»,

добавляетъ авторъ. Тотъ же авторъ передаетъ, что за бой подъ Полоцкомъ награды были выданы «валовыя»:

«офи­церы, не имѣвшiе орденовъ получили орденъ Анны 3-й степени; штабъ-офицеры получили Владимирскiй крестъ, а дружинные начальники — Георгiевскiй».

Если были исключенiя, награды назна­чались за опредѣленную заслугу, то часто несправедливо. «Протекцiя вездѣ, существуетъ», добавляетъ Зотовъ въ своихъ запискахъ. Такая несправедли­вость могла привести къ печальнымъ, послѣдствiямъ; въ современномъ журналѣ разсказываютъ «истинное происшествiе» съ однимъ молодымъ офице-

_________________________68

1812--69-v-krectyansk-semie-wОполченецъ 1812 г. въ крестьянской семьѣ. (Лубочн. карт, въ Публичн. Библ.).

ромъ-ополченцемъ, который, увидавъ изъ поданнаго ему незапечатаннымъ конверта, гдѣ находился списокъ предполагаемыхъ наградъ, что его въ числѣ награждаемыхъ нѣтъ, совершилъ подлогъ, вписавъ свою фамилiю; онъ получилъ орденъ, но совѣсть не дала ему покоя, онъ покончилъ жизнь самоубгйствомъ.

Увѣчнымъ офицерамъ обѣщали: состоятельнымъ — чинъ или орденъ, несостоятельнымъ — пенсiю отъ дворянъ.

«Петербургскiя сословiя не отре­кутся назначить и приличную по смерть пенсiю»,

писалъ императоръ, имѣя въ виду, конечно, подобное же постановленiе московскаго дворян­ства. Урядники получали жалованье нѣсколько большее, чѣмъ простые воины (по 1 руб. 25 коп. въ мѣсяцъ); за храбрость они, равно какъ и простые воины, получали медали; поличившiе раны — получали содержанiе по смерть. Но нѣкоторые помѣщики находили возможнымъ оказывать крестьянамъ, попадающимъ въ ополченiе, и семьямъ ихъ другiя льготы, которыя для этихъ послѣднихь казались реальнѣе н надежнѣе, — льготы по рекрутчинѣ, оевобожденiе на годъ или болѣе даже отъ податей.

Такъ создавалось ополченiе — сложные прiемы дѣйствiя на нацiоналистическiя чувства, поощренiя, понужденiя со стороны правительства соотвѣтствовали сложнымъ же мотивамъ, руководившимъ населенiемъ — одни шли изъ ненависти къ врагу, изъ любви къ родинѣ, другiе по личнымъ мотивамъ честолюбiя, славы, по бѣдности, третьи, наконецъ, по самому настойчивому, самому грубому принужденiю.

Такъ разлагается на составные элементы, крайне разнообразные по своему содержанiю, при свѣтѣ сухихъ фактовъ дѣйствительности, тотъ

_________________________69

патрiотизмъ, который составлялъ единственную декорацюi чувствъ, мыслей и поступковъ дѣятелей 12 года въ изображенiи восторженныхъ историковъ-современниковъ. Въ дѣйствительности и здѣсь люди оставались людьми съ ихъ добродѣтелями и пороками, съ ихъ классовыми интере­сами и классовой враждой.

 

Читать далле
Подняться к началу

XIV

 

XIV.

Первыми были распущены ополченiя московское и смоленское (30 марта 1813 г.), постепенно и другiя ополченiя, дѣйствовавшiя за грани­цей, получили приказъ вернуться на родину (послѣднiй указъ по этому по­воду изданъ былъ 28 ноября 1814 г.). Послѣ объявленiя о роспускѣ на­значался срокъ довольно значительный, въ который ополченецъ долженъ былъ вернуться, а помѣщикъ принять его. И вотъ потянулись со всѣхъ сторонъ на родину ополченцы, успевшiе къ этому времени выработаться въ настоящихъ боевыхъ солдатъ. Ростопчинъ пишетъ, что было бы весьма трудно определить, кто изъ крестьянъ 1812--70-horugvi-wХоругвь калужск. дворянск, ополченiя 1812 г. (изъ Булычева).ополченцевъ умеръ, убитъ въ бою, а кто отсталъ отъ своей партiи, находится въ услуженiи; такихъ, по его словамъ, въ московскомъ ополченiи наберется съ целую тысячу. Другое затрудненiе заключалось въ томъ, что ополченцы были разбросаны по всѣмъ армiямъ, по всѣмъ городамъ, и мы видимъ, что отряды московскаго ополченiя сходятся къ Москвѣ — они идутъ изъ Бобруйска, Борисова, Харькова, Риги. Подоб­ный походъ тянулся мѣся­цами. Полки нижегородскаго, костромского (самыхъ дальнихъ) ополченiй — указы о роспускѣ застаютъ ихъ за границей — идутъ чуть не пол­года; передъ нами маршрутъ 3 пѣхотнаго нижегородскаго полка, только изъ Гродно до Нижняго разсчитанный на З½ мѣсяца. Прибывающiе полки торжественно встрѣчались по губернскимъ городамъ — въ честь офицеровъ устраива­лись балы, ополченцамъ и городъ и дворянство выставляли угощенiя.

_________________________70

1812--71-allegoriya-wАллегорическое изображенiе ополченiя 1812 г.Въ это же время правитель­ство было озабочено ликвидацiей ополченiя. Когда ополченцы мо­сковской военной силы (т.-е. перваго округа) были разверстаны по полкамъ, офицеры были пе­реведены въ армiю. Позднѣе передъ роспускомъ офицерамъ было предложено перейти на тѣхъ же условiяхъ на постоянную воен­ную службу.

Ратники-ополченцы имѣли всѣ основанiя бояться, какъ бы правительство не устроило съ ними какъ разъ того, что продѣлало оно съ милицiонерами 1806-1807 гг., т.-е. вмѣсто вре­менной службы не перевело бы ихъ на постоянную. И есть основанiе думать, что наиболѣе близорукiе изъ дворянъ, которые учитывали лишь выгоду текущаго момента, а надъ будущимъ совсѣмъ не задумывались или, можетъ-быть, даже не могли возвыситься до подобныхъ думъ, — такiе дворяне считали исключи­тельно выгоднымъ это положенiе: на очереди были новые рекрутскiе наборы, которые должны были вырвать изъ ихъ хозяйства новыя единицы силъ; куда было бы лучше, могъ разсуждать подобный помѣщикъ, замѣстить этихъ рекрутовъ старыми ополченцами, худшими по качествамъ пахаря-работника, уже оторванными отъ родной земли, можетъ-быть, развратившимися съ ихъ точки зрѣнiя. И дѣйствительно, въ армiи началъ распространяться слухъ о томъ, что дворянство въ своихъ собранiяхъ заговариваетъ объ этомъ. Кто былъ въ войскахъ при ополченцахъ, страшно всполошились: ополченцы-крестьяне были возбуждены противъ дворянъ и всякое иедоразумѣнiе склонны были относить на ихъ счетъ. Нѣкто Шеллiотъ пишетъ изъ армiи:

«Въ Вилькомирѣ слышалъ я преудивительную вещь, что въ Петербургѣ дворянство назначило причислить людей, коими мы командуемъ, въ 25-лѣтнюю службу. Господи, буди милостивъ намъ тогда. Впредь узнаемъ мы нашу ошибку: что касается до меня, я бы, на мѣсто сихъ, охотно бы выдалъ другихъ».

Это письмо стало извѣстно императору и онъ приписалъ на немъ:

«заслуживаетъ всякаго примѣчанiя, нужно необходимо сiе опровергнуть».

Опроверженiе было написано; государь подчеркивалъ, что подобныя начинанiя противорѣчили торжественному обѣщанiю, данному въ iюльскихъ мапифестахъ. Но это объвленiе едва ли могло произвести особо сильное дѣйствiе и на дворянъ.

_________________________71

1812--72.2-wОтступленiе французовъ изъ Москвы. (Совр. грав.).

которые (не всѣ, конечно) хотѣли такого зачета ополченцевъ въ рекруты, и на крестьянъ, трепещущихъ за свою участь — вѣдь и въ 1806 г. давались торжественныя обѣщанiя. Въ одномъ изъ писемъ своихъ къ императору гр. Ростопчинъ совершенно откровенно, безъ всякихъ прикрасъ, выясняетъ свою дворянскую точку зрѣнiя.

«Я долженъ предупредить ваше императорское величество, что нѣсколько тысячъ этихъ ополченцевъ изъ Московской губернiи находятся еще въ армiи, въ качествѣ денщиковъ, было бы вполнѣ справедливо взять ихъ на дѣйствительную службу».

Онъ находитъ «справедливымъ», что по отношенiю «нѣсколькихъ тысячъ ополченцевъ» допущено забвенiе основныхъ обѣщанiй манифеста.

Этого не произонiло. Но ликвидацiя ополченiя шла съ большой вы­годой для дворянства. Были допущены зачетныя квитанцiи; такъ называли квитанцiи, выдаваемыя вмѣсто рекрутовъ, въ зачетъ тѣхъ лицъ, которыхъ иаселенiе могло бы сдать въ рекруты, а вмѣсто этого поставило госу­дарству натурой на какую-либо другую службу, какъ въ данномъ случаѣ въ ополченiе. Убитые и умершiе вѣ походахъ ополченцы разсматривались какъ рекруты слѣдующаго набора и на нихъ выдавались зачетныя квитанцiи. Чтобы яснѣе понять эту систему зачета, я приведу расчетъ кн. А. Голицына по его имѣнiю Гребнево.

Расчетъ по рекрутскому № 83 набору.

Въ селѣ Гребневѣ по 6-й ревизiи состоитъ  . . . . . . . . . 1.099 душъ

Съ оныхъ въ московское ополченiе отдано. . . . . . . . . .110 человѣкъ

Въ то число явилось въ вотчину при приказахъ
Богородскаго земскаго суда. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  56

Слѣдовательно, въ неявкѣ находится   . . . . . . . . . . . . .  54

А какъ въ нынѣшнiй 83 наборъ, что съ 500 душъ по 20 рекрутъ,
съ 25 душъ слѣдуетъ одного человѣка представить:
То съ 1.099 душъ и причитается всѣхъ зачесть   . . . . . .44 рекрута.

На достальные и понынѣ въ вотчину не возвращавшiеся 10 человѣкъ надобно получить для будущихъ наборовъ зачетныя квитанцiи.

Мы видимъ изъ этого расчета, что для кн. Голицына по этому имѣнiю выставлять рекрутовъ не пришлось, да еще на слѣдующiй набор осталось 10 квитаицiй, т.-е. и тамъ ему придется поставить десятью ре­крутами меньше, чѣмъ будетъ положено. Знаменитый актеръ Щепкинъ, вышедшiй изъ крѣпостной среды, разсказываетъ, что на этой почвѣ разыгрывалась зависть къ тѣмъ счастливцамъ, у кого побольше умерло ополченцевъ.

«Одна дама очень образованная по времени и обществу (даже крѣпостные отзывались о ней, какъ о доброй женщинѣ), у графини на именинахъ, за обѣдомъ, не краснѣя позволила себѣ сказать въ разговорѣ о прошедшей кампанiи: «Вообразите, какое счастiе Ивану Ва­сильевичу: онъ отдавалъ въ ополченiе 9 человѣкъ. а возвратился всего одинъ, такъ что онъ получилъ 1812--72-med-gr-tolstogo-wМед. гр. Ф. Н. Толстого.восемь рекрутскихъ квитанцiй и всѣ продалъ по три тысячи; а я отдала 26 человѣкъ, и на мою бѣду всѣ возратились — такое несчастье». При этихъ словахъ ни на одномъ лицѣ не показалось даже признака неудовольствiя противъ говорившей. Всѣ со­гласились, а нѣкоторые даже прибавили: «Да, такое счастье, какое Богъ даетъ Ивану Васильевичу, немногимъ дается».

Ликвидацiя ополченiя выразилась и въ томъ. что былъ проведенъ въ жизнь уравнительный рекрутскiй паборъ, въ основу котораго было поло-

_________________________72

жено сравненiе помѣщичьихъ крестьянъ съ казенными, которые все время поставляли рекрутовъ. Этимъ фактомъ ополченiе окончательно было ли­квидировано.

 

Читать далле
Подняться к началу

XV

 

XV.

Попробуемъ опредѣлить значенiе ополченiя; съ военной точки зрѣнiя оно безусловно. Ополченiя иногда сразу, какъ подъ Полоцкомъ, иногда постепенно вводились въ кругъ военныхъ операцiй и подъ конецъ они выработались въ грозную боевую силу. Но слѣдуетъ учесть значенiе ополченiй, какъ факта общекультурной жизни Россiи.

Роль ополченiй въ исторiи основного вопроса дореформенной Россiи — крѣпостного права — безъ сомнѣнiя, велика, но трудно опредѣлима. Тѣ прiемы, которыми дѣйствовали помѣщики типа гр. Орлова-Давыдова, уси­ливали ненависть среди крестьянства, и былъ графъ Ростопчинъ говоря, что любое недоразумѣнiе вызоветъ у послѣднихъ неудовольствiе противъ дворянства. По мнѣнiю московскаго генералъ-губернатора, у помѣщичьихъ крестьянъ «родится зависть» къ казеннымъ за то, что они освобо­ждены отъ ополченiя.

«Важнѣе же всего, — продолжаетъ гр. Ростопчинъ,что неудовольствiе въ народѣ можетъ обратиться на дворянъ, яко виновныхъ въ семъ случаѣ тѣмъ, что крестьяне, бывъ ихъ собственностью, одни и несутъ тяжелый сей наборъ».

Но выдвинуть, оттѣнить на общемъ фонѣ .недовольства рекрутскими наборами, недовольство именно этимъ ополченiемъ пока по недостатку матерiала невозможно.

Ополченiе дало свою крупицу въ ростъ общественнаго самосознанiя. которымъ такъ богатъ былъ изучаемый моментъ. Въ сознанiи многихъ дворянъ, не говоря уже о передовыхъ людяхъ изслѣдуемой эпохи, именно благодаря ополченiю крѣпостное право опредѣляется какъ явленiе недолговѣчное и опасное; всѣ понимаюсь, что рано ли, поздно ли нужно при­ступить къ освобожденiю крестьянъ. Солдаты приходили къ себѣ, въ де­ревню въ томъ возрастѣ, когда человѣкъ уже трудно воспринимаетъ окружающiя его несправедливости и съ трудомъ можетъ отвѣчать на нихъ; ополченцы приходили молодыми, съ обильнымъ багажомъ новыхъ понятiй, съ наклонностью сравнивать жизнь своего захолустья съ тою, что видѣли на Западѣ, думается даже болѣе: съ наклонностью агитировать среди населенiя родной деревни противъ того произвола, который окружалъ ихъ.

«Очень важно, что защита Россiи отъ полчищъ Наполеона, — говоритъ В. И. Семевскiй, — а затѣмъ еще болѣе пребыванiе русскихъ войскъ за границей имело благотворное влiянiе на солдатъ. Но словамъ Якуппнiна

_________________________73

«война 1812 г. пробудила народъ русскiй къ жизни... Даже между солда­тами не было уже безсмысленныхъ орудiй; каждый чувствовалъ, что онъ призванъ содействовать въ великомъ дѣлѣ».

Н. Тургеневъ обращаетъ вниманiе на то, что за границей побывали не только регулярныя войска, но и большiя массы милицiи:

«эти милицiонеры всѣхъ ранговъ, возвра­тившись домой къ своимъ очагамъ, разсказывали то, что они видѣли въ Европѣ... Это была настоящая пропаганда».

Наслѣдiемъ данной эпохи было болѣе сознательное отношенiе къ дѣйствительности и въ созданiи этого фактора нашего прогресса не ма­лую роль сыграли и ополченiя 1812 года.

А. Кабановъ.

 

 

 

 

 

 

 

_________________________74

__________________________

1) Статья составлена не только на основанiи печатныхъ матерiаловъ, но и данныхъ, добытыхъ въ архивахъ Нижняго-Новгорода.

________________________________________
Источник: Отечественная война и русское общество. 1812-1912.
М.: Изданiе Т-ва И. Д. Сытина, 1911-1912. Т. 
V, 1912. С. 48-74.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET