Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

 

17-е октября 1888 года,

(Съ нами—богъ!)

Рано утромъ 17-го Октября, 121-й пѣхотный Пензенскiй полкъ въ полномъ строевомъ составѣ, выѣхалъ изъ г. Харькова для охраны желѣзнодорожнаго пути (Курско-Харьково-Азовской желѣзной дороги) на время движенiя Императорскаго поѣзда изъ города Севастополя.

16-го Октября пензенцы вступили уже въ дѣйствительное отправленiе своихъ прямыхъ обязанностей, по линiи желѣзной дороги: отъ станцiи „Тарановка" до станцiи „Мерефа".

 

— 4 —

Участокъ между станцiями „Тарановка" и „Борки" — занималъ четвертый баталiонъ, подъ начальствомъ подполковника Ненадкевича, находившагося на ст. „Борки".

Кромѣ Пензенскаго полка, вдоль линiи, по обѣ стороны, стояли и козаки № 1-го Оренбургскаго полка.

*  *
*

Роковое 17-е Октября проснулось въ пасмурную, сѣренькую погодку: небо было свинцовое и плачущее: моросилъ осеннiй дождикъ и дулъ сѣверный вѣтеръ, распространявшiй вокругъ гололедицу, слякоть, изморозь... Однимъ словомъ — невеселая была погода!

Командиръ полка, полковникъ Iолшинъ, находился на станцiи „Мерефа".

 

— 5 —

Вечеромъ еще, 16-го Октября, командиръ полка объѣхалъ и провѣрилъ линию пензенской охраны; сдѣлалъ надлежащiя распоряженiя и указанiя и, послѣ всего этого, поздно вечеромъ возвратился въ отведенное ему на станцiи „Мерефа" помѣщенiе.

Было ужъ около 12 часовъ ночи, когда полковникъ Iолшинъ удалился на отдыхъ. Лежа на своей постели, командиръ полка еще не успѣлъ заснуть, какъ вдругъ почувствовалъ, что съ нимъ совершается что-то необыкновенное, ужасное.... Полковникъ на яву увидѣлъ передъ собою страшную, бездонную пропасть съ обрывистыми, точно обрѣзанными, берегами или краями:, не смотря на охватившiй его ужасъ, онъ, однако, былъ не въ состоянiи отвести въ сторону свой взоръ

 

— 6 —

и невольно какъ-то продолжалъ смотрѣть въ страшную бездну.... Полковникъ Iолшинъ принужденъ былъ сдѣлать надъ собою большое усилiе, чтобы вполнѣ освободиться отъ этого необычайнаго видѣнiя. Черезъ нѣсколько минутъ командиръ полка пришелъ въ себя, но еще долго не могъ отдѣлаться отъ тяжелаго впечатлѣнiя, не покидавшаго его даже и на слѣдующiй день 17-го Октября. А сѣрое небо съ нависшими тучами, пронзительный холодный вѣтеръ съ дождемъ, леденившимъ дорогу и рельсы, — все это еще болѣе усилило его тяжелое настроенiе духа, подъ влiянiемъ котораго полковникъ прибыль утромъ 17-го Октября и на станщю „Мерефа". Находившимся тамъ офицерамъ полковникъ Iолшинъ сказалъ:

 

— 7 —

— Несчастье, господа! Великое несчастье!

Всѣ офицеры были озадачены словами командира полка.

— Что такое? Что случилось, г. полковникъ? cпросили всѣ.

         Теперь такая отвратительная погода, — отвѣчалъ полковникъ Iолшинъ, — такая гололедица, что весьма возможно несчастье.... Вѣдь, господа, не забывайте, что отъ станцiи „Алексѣевки" все время дорога идетъ подъ гору, и если только управляющiй Царскимъ поѣздомъ не приметъ этого послѣдняго во вниманiе и своевременно поѣзда не затормозятъ, то, при такомъ условiи, весьма возможно несчастье. Избави Богъ отъ этого!

Командиръ полка хотѣлъ было даже телеграфировать на встрѣчу по-

 

— 8 —

ѣзду... но какъ телеграфировать, когда тамъ находятся, въ поѣздѣ же, знающiя свое дѣло лица: спецiалисты-техники, инженеры и даже самъ г. Министръ Путей Сообщенiя!... Поэтому, полковникъ Iолшинъ отложилъ въ сторону свое искреннее. вполнѣ патрiотическое намѣренiе.

— Не забывайте, господа, — опять продолжалъ полковникъ, — что лѣтъ 30 тому назадъ, заграницей былъ такой случай. Желѣзнодорожный кондукторъ своевременно не успѣлъ затормозить шедшаго подъ гору поѣзда; когда же онъ пожелалъ употребить въ дѣло силу тормоза, то послѣднiе уже не дѣйствовали и поѣздъ точно по льду продолжалъ двигаться впередъ. Предвидя неминуемую бѣду, машинистъ далъ поѣзду обратный ходъ: но

 

— 9 —

ужъ было поздно.... Страшная, невидимая сила весь поѣздъ несла впередъ, подъ гору, на вѣрную гибель. Точно пуля, пронесся поѣздъ мимо станцiи и за нею уже рушился въ огромную пропасть!.... Избави Богъ отъ такого вотъ несчастья!

Эти слова нагнали страхъ на офицеровъ.

— Даже нѣтъ случая въ исторiи, — говорили они, — чтобы Императорскiй поѣздъ когда нибудь потерпѣлъ крушенiе. Этого несчастья быть не можетъ, не смотря ни на какую погоду и условiя мѣстности!

Въ то же время, штабсъ-капитанъ Даниловъ разсказалъ случай, бывшiй въ ночь подъ 17-е Октября, съ подпрапорщикомъ его роты — Куцевало-

 

— 10 —

вымъ. Этотъ подпрапорщикъ во снѣ громко, на всю комнату, прокричалъ:

— Ой, несчастье-несчастье!....

Но изъ присутствовавшихъ на станцiи офицеровъ никто не повѣрилъ въ эти печальныя предзнаменованiя и всѣ объяснили ихъ простою случайностью.

*  *
*

Наступилъ полдень. Напряженно всѣ ожидали Императорскаго поѣзда: всѣ сгорали патрiотическимъ желанiемъ увидѣть своего обожаемаго ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА.

Наконецъ, на станцiи „Мерефа", получилась телеграмма, что Императорскiй поѣздъ благополучно отбылъ со станцiи „Тарановка" (58 верстъ отъ г. Харькова).

А въ 12 часовъ дня поѣздъ находился какъ-разъ между станцiями „Та-

 

— 11 —

рановка" и „Борки" — на участкѣ, гдѣ была расположена 15-я рота Пензенскаго полка, подъ командою капитана Тубанскаго. Командиръ роты находился на полустанкѣ „Дудковка" (Разъѣздъ № 9).

Прошло несколько мгновенiй послѣ 12-ти часовъ пополудни….. Вотъ уже и срокъ прошелъ прибытiя поѣзда на станцiю „Мерефа". Пять, десять, пятнадцать минутъ прошло уже лиш-нихъ.... Боже, да что-же это такое? Почему до сихъ поръ нѣтъ Императорскаго поѣзда?

Вопросы задавались и слышались со всѣхъ сторонъ. Волосы становились „дыбомъ" отъ разныхъ нашихъ предположенiй.... Да неужели?!.... Да нѣтъ, этого быть не можетъ!

 

— 12 —

Но прошло еще нѣсколько томительныхъ минутъ — и получилось роковое извѣстiе: Императорскiй поѣздъ потерпѣлъ крушенiе на 277 верстѣ, въ 10-ти верстахъ отъ „Тарановки", въ направленiи къ Харькову....

Ужасъ обуялъ пензенцевъ. Уста замерли въ полномъ безмолвiи.... Боже Милостивый! Да гдѣ-же теперь наша Опора, Надежда, Счастье всей Русской земли? Что сталось съ ними?  

А тутъ еще, какъ нарочно, начался сильный холодный вѣтеръ съ ледянымъ дождемъ.

Вѣстъ о великомъ несчастiи съ поѣздомъ быстро, но какъ-то тихо, разнеслась по всей пензенской линiи участковъ охраны и до глубины души поразила и опечалила всѣхъ. Не ра-

 

— 13 —

достныя слезы заискрились на многихъ глазахъ....

О причинахъ случившагося крушенiя еще ничего не было слышно; но уже у каждаго въ умѣ складывались разнообразныя предположенiя…..

На имя командира полка получилась отъ подполковника Ненадкевича телеграмма:

„Поѣздъ лит. А. сошелъ съ рельсъ на 277 верстѣ".

Полковникъ все еще будто бы сомнѣвался въ очевидности случившагося несчастья.

Да и дѣйствительно, всѣмъ намъ, бывшимъ на станцiи „Мерефа", какъ-то не хотѣлось тому вѣрить.

Въ виду этого, полковникъ телеграммою запросилъ командира 4-го баталiона о причинахъ случившейся ка-

 

— 14 —

тастрофы. Отвѣтъ получился слѣдующаго содержанiя:

„Говорятъ, по причинѣ скорой ѣзды".

Командиръ полка, считая себя обязаннымъ немедленно явиться на мѣсто крушенiя, просилъ начальника станцiи „Мерефа" дать ему случайный паровозъ или даже дрейзину: но какъ въ томъ, такъ и въ другой полковнику было отказано совершенно безъ всякой причины. Почему, полковникъ Iолшинъ имѣлъ возможность прiѣхать на мѣсто катастрофы лишь только съ санитарнымъ поѣздомъ, направленнымъ изъ Харькова.

_________________

Наконецъ, получилось и радостное извѣстiе, что на злополучной 277-й

 

— 15 —

верстѣ совершилось великое чудесное событiе:

Ихъ Императорскiя Величества ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ, ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА и Ихъ Августѣйшее Семейство благополучно вышли всѣ изъ подъ страшныхъ развалинъ разбившихся вагоновъ!

На мѣстѣ крушенiя, казалось, не было никакой надежды на человѣческое спасенiе.... Но надъ Помазанникомъ Божiимъ и Его Августѣйшимъ Семействомъ Господу Богу угодно было проявить ЧУДО Своего Всемогущества и Своей милости!

Оказалось, что изъ кучи развалинъ и обломковъ, подъ которыми не могъ остаться живымъ ни одинъ человѣкъ, выходитъ Обожаемый Нашъ ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ, а за нимъ — Ея Вели-

 

— 16 —

чество ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА, Его Императорское Высочество НАСЛѢДНИКЪ ЦЕСАРЕВИЧЪ и Великiй Князь НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧЪ; Ихъ высочества: Великiй Князь ГЕОГIЙ АЛЕКСАНДРОВИЧЪ и Великая Княжна КСЕНIЯ АЛЕКСАНДРОВНА. Великiй же Князь МИХАИЛЪ АЛЕКСАНДРОВИЧЪ очутился невредимымъ на откосѣ насыпи. Великая Княжна ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА была выброшена, съ довольно большой высоты (около 2½ саж.), изъ отверстiя полуразбитаго вагона, также совершенно невредимою.

Ближайшими очевидцами и свидѣтелями этого многознаменательнаго ЧУДЕСНАГО СПАСЕНIЯ были, конечно, нижнiе чины 4-го баталiона

 

— 17 —

Пензенскаго полка, стоявшiе на своихъ важныхъ постахъ; а въ особенности нижнiе чины 15-й роты, на участкѣ которой произошло самое крушенiе.

Часовые, стоявшiе вблизи мѣста катастрофы, извѣстили о несчастiи выстрѣлами, на которые скоро сбѣжались къ мѣсту крушенiя нижнiе чины — 15-й, 14-й и 16-й ротъ. Первымъ стрѣлялъ въ 15-й роѣ ефрейторъ Матвѣй Повѣткинъ, а въ 16-й ротѣ — рядовой Кiачковскiй.

Командиръ 15-й роты капитанъ Тубанскiй, получивъ, черезъ козака Смородина, донесенiе о крушенiи поѣзда, тотчасъ-же распорядился дать по всѣмъ будкамъ тревожные звонки и немедленно телеграфировалъ на станцiю „Тарановка" о задержанiи слѣдую-

 

— 18 —

щаго поѣзда подъ лит. Б. Казака же Смородина, впредь до повѣрки привезеннаго имъ донесенiя, арестовалъ на полустанкѣ „Дудковка".

Отъ 15-й роты, на мѣсто крушенiя выѣхалъ (на казачьей лошади) подпоручикъ Высотскiй, который, по прибытiи туда, удостоился лично получить отъ Его Императорскаго Величества повелѣнiе — стянуть часовыхъ по линiи со стороны Тарановки.

Съ этимъ Высочайшимъ повѣленiемъ подпоручикъ Высотскiй отправился по желѣзнодорожной линiи; но часовые сами уже бѣжали на тревожные выстрѣлы.

Капитанъ Тубанскiй, удостовѣрившись отъ подпоручика Высотскаго о крушенiи — телеграфировалъ командиру 4-го баталiона подполковнику

 

— 19 —

Ненадкевичу о сходѣ съ рельсъ Императорскаго поѣзда лит. А.: самъ же, на паровозѣ, отправился на мѣсто ужаснаго происшествiя.

Со станцiи „Борки" вскорѣ также прибыли на паровозѣ поручики Шидловскiй и Загурскiй.

По возвращенiи этого паровоза на станцiю „Борки" съ начальникомъ станцiи и желѣзнодорожнымъ жандармомъ, — послѣднiй доложилъ подполковнику Ненадкевичу, что на мѣстѣ крушенiя много убитыхъ и есть раненые, нуждающiеся въ безотлагательной медицинской помощи.

Вслѣдствiе этого, немедленно были собраны 23 человѣка 16-й роты, — находившiеся на станцiи и вблизи ея; съ которыми подполковникъ Ненадкевичъ, совмѣстно съ командиромъ 16-й

 

— 20 —

роты капитаномъ Байрашевскимъ и врачемъ Бирюковичемъ, отправились на мѣсто происшествiя.

Тамъ они застали уже всю 15-ю роту и 24 человѣка 14-й роты съ командиромъ роты капитаномъ Шовскимъ.

Первымъ же прибылъ къ рушившемуся поѣзду подпрапорщикъ Савельевъ, имѣвшiй охранный участокъ въ непосредственномъ соприкосновенiи съ мѣстомъ крушенiя.

*  *
*

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ, осѣнивъ себя крестнымъ знаменiемъ, лично приступилъ къ осмотру мѣста крушенiя.

Начались розыски убитыхъ и раненыхъ....

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ, не смотря на ушибъ ноги, бодро ходилъ

 

— 21 —

повсюду: по липкой грязи спускался подъ крутой откосъ насыпи; отдавалъ лично приказанiя, распоряжался уборкой раненыхъ; разговаривалъ, ободрялъ и ласкалъ взглядомъ всѣхъ пострадавшихъ во время крушенiя поѣзда.

Высокой чести отвѣчать Его Императорскому Величеству удостоились поручики: Шидловскiй и Загурскiй.

На Высочайшiй вопросъ:

Есть ли здѣсь доктора? офицеры эти имѣли счастье доложить Его Императорскому Величеству, что на станцiи „Борки" находится полковой врачъ Бирюковичъ.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ изволилъ освѣдомиться:

Въ какой сторонѣ находятся Борки и далеко-ли до нихъ?

 

— 22 —

На это поручикъ Шидловскiй имѣлъ счастье объяснить Его Императорскому Величеству, въ какой сторонѣ находится станцiя „Борки" и что до нея 6 верстъ.

Тогда Его Императорское Величество ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ изволилъ повелѣть:

Такъ пошлите за докторомъ сейчасъ-же!

Поручику-же Загурскому, уходившему распорядиться относительно лошади, на которой можно было-бы послать за докторомъ, Его Величество изволилъ сказать вслѣдъ:

— Не забудьте передать, чтобы докторъ взялъ съ собою наборъ!

Подпрапорщикъ Савельевъ поскакалъ на станцiю „Борки" за докторомъ, но врача Бирюковича не засталъ тамъ,

 

— 23 —

такъ какъ послѣднiй былъ уже на пути къ мѣсту крушенiя.

Едва только врачъ Бирюковичъ вышелъ изъ вагона, какъ ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ изволилъ обратиться къ нему съ вопросомъ:

         Есть-ли у васъ инструменты и перевязочный матерiалъ.

— Есть карманный наборъ и немного перевязочнаго матерiала въ фельдшерской сумкѣ, Ваше Императорское Величество, — имѣлъ счастiе отвѣтить врачъ Бирюковичъ.

Послѣ этого Его Императорское Величество изволилъ сказать:

— Такъ скорѣе подавайте помощь раненымъ!

И докторъ Бирюковичъ тотчасъ же приступилъ къ осмотру и изслѣдованiю.

 

— 24 —

Во время переноски раненаго барона Шернваля, докторъ Бирюковичъ вторично былъ осчастливленъ милостивымъ обращенiемъ къ нему ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА.

— Укройте барона потеплѣе!

Для схода внизъ по насыпи отъ уцѣлѣвшихъ вагоновъ къ мѣсту, куда переносились раненые и убытые, нижними чинами Пензенскаго полка вырыты были ступени.

Вокругъ мѣста катастрофы стояли пензенскiе часовые (4-го баталiона), непропускавшiе постороннихъ лицъ; а возлѣ раненыхъ, дрожавшихъ отъ холода и потери крови, разложены были костры.

Когда ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА изволила спускаться внизъ къ раненымъ, то поручикъ Шидлов-

 

— 25 —

скiй, видя, что устроенныя въ насыпи ступени въ концѣ ея уже сгладились отъ частой ходьбы, подошелъ и помогъ Ея Величеству сойти съ насыпи; за что ГОСУДАРЫНЯ удостоила поручика Шидловскаго милостивымъ наклоненiемъ головы и изволила поблагодарить его.

Ея Величество ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА, несмотря на холодный вѣтеръ и ледяной дождь, не обращала вниманiя на пораненую руку, а старалась оказать помощь болѣе потерпѣвшимъ и Своимъ личнымъ примѣромъ одушевляла другихъ.

При переноскѣ въ вагонъ одного изъ раненыхъ, за неимѣнiем носилокъ, подъ него положили три разбитыхъ доски. Ея Императорское Величество,

 

— 26 —

стоя у изголовья этого раненаго, удостоила капитана Шовскаго замѣчанiемъ:

         Эти доски могутъ обломиться и раненый упадетъ; надо еще подложить!

Капитанъ Шовскiй имѣлъ счастье доложить Ея Величеству, что онъ прикажетъ подложить еще двѣ вполнѣ прочныя жердины, которыя тутъ-же и были принесены солдатиками.

Цѣлые шесть часовъ Ихъ Императорскiя Величества не прерывали своей великодушной и самоотверженной дѣятельности. Заканчивая эту дѣятельность, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ указалъ: куда перевезти раненыхъ и тѣла убитыхъ и всемилостивѣйше повелѣлъ обезпечить семейства всѣхъ пострадавшихъ.

 

— 27 —

Изъ нижнихъ чиновъ отвѣчать Его Императорскому Величеству имѣли счастiе удостоиться: 15-й роты — младшiй унтеръ-офицеръ Ружахъ; ефрейторы — Повѣткинъ и Цальпивень и рядовой Замалетдиновъ.

Съ экстреннымъ санитарнымъ поѣздомъ прибыли на мѣсто катастрофы командиръ полка полковникъ Iолшинъ и младшiй врачъ Чайковскiй, который сейчасъ же приступилъ къ поданiю необходимой помощи раненымъ.

Полковникъ Iолшинъ, обходя мѣсто крушенiя, дѣлалъ соотвѣтствующiя распоряженiя по уборкѣ убитыхъ и раненныхъ, еще не перенесенныхъ въ вагоны; дѣлалъ распоряженiя также и по охранѣ имущества съ разрушеннаго поѣзда.

 

— 28 —

Толко когда всѣ раненые и убитые были перенесены въ санитарные вагоны, Ихъ Величества ГОСУДАРЬ ИМ-ПЕРАТОРЪ и ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА изволи войти въ приготовленный поѣздъ и отбыть назадъ черезъ станцiю ,,Лозовую".

По отбытiи Ихъ Императорскихъ Величествъ съ Августѣйшей Семьей на станцiю Лозовую во второмъ поѣздѣ лит. Б., командиръ полка полковникъ Iолшинъ, командиръ 4-го баталiона подполковникъ Ненадкевичъ и поручикъ Шидловскiй, въ санитарномъ поѣздѣ отправились на пункты своего назначенiя.

Всѣхъ убитыхъ оказалось 19 человѣкъ, а раненыхъ — 35, не считая лицъ, принадлежащихъ къ Свитѣ ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, а также

 

— 29 —

не включая въ это число и военнаго Министра генералъ-адъютанта Ванновскаго, получившихъ или легкiя пораненiя, или только легкiе ушибы.

И такъ: „ Съ нами — Богъ!" Господь не попустилъ случиться великому для Отечества несчастью и Своею Всевышнею рукою сохранилъ намъ Драгоцѣнную жизнь обожаемыхъ — ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ и Ихъ Августѣйшаго Семейства.

*  *
*

Въ ночь на 19-е Октября пензенцы возвратились обратно въ г. Харьковъ. Только роты 4-го баталiона еще остались временно на мѣстѣ крушенiя для несенiя караульной и охранительной службы.

 

— 30 —

Неудобства стоянки и вѣтряная осенняя погода способствовали развитiю болѣзненности среди караульныхъ нижнихъ чиновъ; почему, вскорѣ, роты 4-го баталiона были смѣнены ротами 1-го баталiона; послѣднiй баталiонъ находился на мѣстѣ катастрофы до конца слѣдствiя по дѣлу о крушенiи поѣзда.

Когда уже не было надобности въ окарауливанiи разбитаго поѣзда, остававшiеся на мѣстѣ проишествiя нижнiе чины прибыли въ Харьковъ.

*  *
*

Въ 10 час. 20 мин. утра 19-го Октября, Ихъ Императорскiя Величества прибыли въ г. Харьковъ.

Крестнымъ знаменiемъ и молитвами ко Всевышнему Создателю встрѣ-

 

— 31 —

тили харьковцы Императорскiй поѣздъ. Когда же Ихъ Императорскiя Величества съ Августѣйшимъ Ихъ Семействомъ вышли изъ вагона, стотысячная масса публики и народа заколыхалась волною; благоговѣйно склонилась предъ Державной Семьею — и грянулъ могучiй, радостный, безконечный Русскiй крикъ ,,ураи. Одновременно загудѣли и колокола всѣхъ церквей города Харькова.

Восторгъ народа, при видѣ ЦАРЯ и ЦАРИЦЫ вполнѣ невредимыми — былъ неописанный.

Отъезжая изъ Харькова въ Москву, то есть туда — гдѣ въ 1883 году совершено было надъ ЦАРЕМЪ Священное помазанiе, — ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ, тронутый сердечнымъ,

 

— 32 —

патрiотическимъ привѣтствiемъ харьковцевъ, изволилъ сказать во всеуслышанiе:

— Я никогда не забуду этого прiема. Благодарю, благодарю!

__________________

 

________________________________________
Источник: Болдыжевъ И. И. 17-е октября 1888 года.
 (Съ нами Богъ!): Очеркъ поручика Болдыжева.
 — Харьковъ: Товарищ. "Печатня С. П. Яковлева", 1892. 32 с.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET