Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

     УЛИЦА МОСКОВСКАЯ

 

54

5363-wФото 63

     Прежде чем нам ступить на Базарную площадь, оглянемся назад (фото 63). Вот она — улица Московская, средоточие деловой жизни города. Как стрела уходит она вверх и заканчивается у собора, напоминающего, что, сколько бы мы не пребывали в суете мирской, все это преходяще и рано или поздно каждый из нас предстанет перед вечностью, чтобы ответить — готов ли он войти туда. И может не случайно на каждой базарной площади обязательно есть церковь — нет-нет, а и вспомнит Бога торговец в погоне за барышом, да и уступит цену, и устыдится выставлять гнилой товар на продажу, своей же душе во благо, и не забудет поставить свечку и вознести благодарственную молитву за удачно проведенную торговую сделку.

5464-wФото 64     Имела и наша Базарная площадь свою церковь — во имя Святых Апостолов Петра и Павла (фото 64), построенную еще в 1797 году на средства пензенского бургомистра, купца 1-й гильдии Михаила Петровича Очкина, которая заменила собой ветхую деревянную Архангельскую (Предтеченскую) церковь, находившуюся в Новодрагунской слободеВ 1868 году Петропавловская церковь была перестроена; освящение ее главного престола состоялось 17 декабря 1869 года, правого придела, во имя Архистратига Михаила, — 22 марта 1870 года и левого, в память Усекновения главы Иоанна Предтечи, — 29 июня 1871 годаВ 1913-1915 годах московским художником Н. Н. Казанским была обновлена настенная живопись церкви, а также заново позолочены иконостасы всех ее трех приделов, после чего она предстала в еще более благолепном виде. Украшение и ремонт храма осуществили за счет добровольных пожертвований его прихожан, в числе которых состояло большинство известных пензенских купеческих фамилий. При этом особо крупные суммы внесли И. Ф. Марканов, Е. Н. ПлатоваП. Ф. КузнецовА. Н. ЕвстифеевА. Г. КузнецовА. П. ГрафовЛ. А. ТюринаЯ. Е. Мартышкин. В последние, предреволюционные годы ктиторами Петропавловской церкви были такие уважаемые купцы, как городской голова потомственный почетный гражданин Николай Тимофеевич Евстифеев и, после его смерти, с 1913 года, — купец 2-й гильдии Андрей Алексеевич Сергеев, имевший мануфактурный магазин как раз напротив своей церкви. При Петропавловской церкви существовал лучший в Пензе церковный хор под управлением Алексея Васильевича Касторского, одного из создателей Церковно-певческого общества и организатора общедоступных курсов хорового пения и показательного при них хора, насчитывавшего до 500 человек. Эта церковь прославилась среди других приходских храмов Пензы тем, что в ней 31 августа 1824 года слушал Божественную литургию император Александр I, прибывший в наш город для проведения маневров стоявших в Пензе войск. В честь этого знаменательного события в церкви была поставлена икона Св. Александра Невского с надписью о посещении храма государем императором. В 1931 году Петропавловскую церковь закрыли, а затем и сломали, начав с 1950 года на ее месте (напротив современного Дома быта (прим.админ.: ныне торговый центр «Пассаж»)) строительство жилого дома для ответственных работников.

5565-wФото 65

     На одной из старых фотографий (фото 65) мы видим на переднем плане встроенную в угол церковной ограды часовню. Такая же часовня находилась и на другом углу восточной стороны ограды, обращенной к ул. Московской. Освящение одной из них в память в Бозе почившего императора Александра II состоялось 2 апреля 1882 года. Два других угла ограды занимали флигели — для размещения церковной библиотеки, певческой, приходской богадельни, просфорни и сторожей.

     Петропавловская церковь была словно тихая гавань среди бушующего моря людской суеты (фото 66). В храме размеренно текла своя жизнь — чинная, спокойная, возвышенная, за оградой же церкви стоял несмолкаемый гул, прорываемый то здесь, то там возгласами, криками, бранью. Правда, это было не всегда, а лишь в дни базаров — по понедельникам и пятницам, а раньше еще и в дни Петропавловской ярмарки, устраиваемой в конце июня — начале июля, во время Петропавловского поста, для которой впоследствии отвели специальное место, получившее название Ярмарочной площади (район привокзальной площади ст. Пенза-1). Сейчас на бывшей Базарной площади ничего не напоминает о том, что когда-то здесь кипели торговые страсти. В советское время она превратилась в административный центр города с его главными атрибутами, появившимися в 1959 годуДомом Советов и памятником Ленину, давшему и новое название площади. Попытаться представить себе базар прошлых лет, не видя его воочию, — дело безнадежное. Поэтому лучше предоставим слово Н. Прозину, оставившему описание пензенского базара таким, каким он был в 60-х годах прошлого века:

5566-wФото 66

«Площадь, отведенная для торга, довольно обширна, на ней находятся постройки в виде настоящих магазинов и лавок; тут есть мясные лавки, лавки для продажи муки и вообще для производства торговли хлебом. Мясные лавки достаточны чисты; здесь можно найти всех сортов говядину, разложенную очень аккуратно на столах, накрытых чистым полотном, — против этих столов выставлены бычачьи головы, языки и тому подобный товар. По окончании базара вечером здесь стаями собираются собаки, которые сбегаются сюда подбирать рога и осколки костей. Когда вы проходите мясными рядами, на противоположной стороне их вы видите ряд торговок, перед которыми так чинно расставлены орехи, сахарные стручки, яблоки, подсолнечные зерна и множество разных

________________________54

55

 

 Базарная площадь

 

________________________55

56

мелочных товаров, продажа которых по всей России совершается только из их рук. Зимой, ранним утром, когда трескучий мороз обжигает руки и лицо, а густой дым, кажется, остановился неподвижно над крышами домов, картина этого ряда особенно привлекательна.

Лавки с мукою довольно обширны, товар расставлен кулями, а торговцы сидят и дожидаются покупателей около входов и на самой галерее, которая тянется вдоль всего ряда этих лавок. Проходя с Лекарской улицы в мясные ряды, вы идете мимо выставки железного товара. Вам попадаются железные трубы, печи, ведра и чугун во всевозможных изделиях. Деревянная посуда и всякого рода изделия из дерева, служащие для домашнего обихода, разложены целыми грудами. В том же ряду, где сидят торговки, и в других местах базара можно всегда найти домашнюю птицу: кур, индюшек, уток, гусей и проч., и весь этот живой товар накрыт сетками и железными колпаками. Куры на нашем базаре попадаются большею частью простые русские, иногда встречаются индийской породы, которых у нас называют здесь «брахмапутрами», а также голландские. Русских кур привозят из соседних деревень и продают преимущественно для стола. Куры-«брахмапутры» отличаются большею против обыкновенных величиною — петухи этой породы чрезвычайно велики, имеют высокие и мускулистые ноги, они очень сильны, хотя далеко не такие забияки, как простой породы. Зимний холод действует на эту породу кур очень вредно, вот, вероятно, причина, почему их так трудно разводить у нас, несмотря на желание некоторых хозяев. <...>. Утки есть очень жирно откормленные, гуси также. <...>.

5567-wФото 67

Дичь развешена в особом месте на деревянных шестах и жердях. Здесь можно встретить преимущественно диких уток, тетеревов и рябчиков <...>.<...>. Сено расставлено возами в особом ряду. Повертывая несколько в сторону с базарной площади, вы попадаете в так называемый «толкучий ряд» (фото 67).

Здесь всегда толпится много народа и в самом деле нельзя пройти без того, чтобы или вас не толкнули, или вы. совершенно нечаянно, не толкнули другого. В толкучем ряду торгуют совершенно разнообразным товаром. В одном месте вы увидите старое платье, в другом разложены книги, из которых нередко найдется несколько дельных и очень замечательных — и все это продается за самую «сходную» цену. <...>. Нередко порядочные книги продаются на фунты. <...>. Овощи и фрукты выставляются в осенние базары в изобилии. Между яблоками различных сортов и всевозможными ягодами встречаются в известное время ананасы, хотя очень некрупные. <...>.

Рыба продается преимущественно из лавок, но встречается и в возах.

Кроме этого товара на базаре найдете выставленными постоянно перья, пух, мед. сало, щетину, холст. Сальные свечи, исключительно маканные, занимают на базарной площади целые лавки, но на особых столиках, как это бывает на уездных базарах, не предлагаются. Рожь, ссыпанная по амбарам, а равно и привозимая в возах, занимает большое место на нашем базаре. Хлебный рынок здесь довольно велик. Хлеб привозится исключительно из разных мест уезда.

Лучшее сено, как говорят, привозится из деревни Соловцовки и окрестных с этою деревнею мест.

Дрова поступают на базар точно так же из разных мест Пензенского уезда, который далеко не богат лесом. <...>.

Съестные припасы, как, например, масло, яйца, молоко и т. п. продаются на базаре, выставляемые из разных окрестных сел и деревень города. Масло коровье привозится кадками; сливочное и чухонское — в меньших количествах

________________________56

57

Около рыбного ряда выставлены для продажи в больших клетках певчие птицы. За мясными рядами продают домашний скот: коров, телят, баранов и свиней. Лошадей продают в разных местах базарной площади, но их выводят не каждый базарный день. Между домашним скотом особых пород не встречается. Коровы продаются обыкновенной породы или черкасские; свиньи встречаются большею частию мелкие и очень редко «чудской» породы, или, как эту породу называют в просторечии, - «чуцкой». Лошади, выставляемые на базары, большею частию рабочие, но есть и для городской езды. <...>.

Теперь мы обратим внимание читателей на базарные цены и на этот раз возьмем те из них, которые существуют у нас в настоящее время, так как всякому известно, что они меняются от совершенно различных обстоятельств, а равно и от самого времени года, имеющего влияние на пути сообщения, на дороги, за которыми затрудняется провоз товара и обходится по тем или другим причинам дороже для самих продавцов. Конечно, это условие общее повсюду и не принадлежит исключительно городу Пензе.

Мука крупичатая — за мешок в 5 пудов 1-го сорта — 7 рублей, 2-й сорт — 5 руб., ржаная — за пуд — 32 коп., овес — за четверть — 1 руб. 70 коп., пшено — за четверть — 2 руб. 30 коп.

Железо шинное — за пуд — 1 руб. 60 коп., кровельное — 2 руб. 80 коп. и 3 руб.

Масло коровье — за пуд — 7 руб. 50 коп., за фунт — 20 коп., чухонское — за фунт — от 25 до 27 коп., сливочное — за фунт — 30 коп.

Мясо: говядина — за пуд — 1 руб. 50 коп., за фунт—4 коп., баранина — за пуд — 1 руб. 50 коп., за фунт — 4 коп., свинина — за пуд — 1 руб. 50 коп., за фунт — 4 коп., сало топленое говяжье — за пуд — 4 руб. 50 коп., сало баранье — за пуд — 4руб. 40коп.

Соль — за пуд —65коп., за фунт —2 коп.

Сырые кожи коровьи — за штуку — 2 руб. 50 коп., телячьи—за штуку — 1 руб.

Лесные продукты: дрова березовые — за сажень — 4 руб., дубовые — 4 руб., сосновые—3 руб., те же дрова возами: березовые — за воз средней величины — 50 коп., дубовые — 65 коп. и сосновые — 40 коп.

Лен — за пуд — 5 руб. 20 коп., за фунт —15 коп. Пенька — за пуд — 80 коп.

Масло конопляное — за пуд — 4 руб., шлёнская шерсть (от овцы, вывезенной Петром I из Силезии. — А. Д.) — за пуд —10 руб. Пух— за фунт — 50 коп., щетина продается на базаре большею частию и почти исключительно пучками и связками по 3 коп., по 5 коп., по 10 и т. д. <...>.

Мед — за пуд — 7 руб. 50 коп., за фунт — от 15 до 17 коп.

Рыба соленая: осетрина малосольная лучшая — за фунт — 18 коп. и несколько выше, севрюжина — за фунт — от 10 до 12 коп.

Рыба свежая; она продается большею частию со столов: судак средней величины стоит от 30 до 40 коп., мелкая рыба продается за фунт от 12 до 13 коп., стерлядь очень некрупная — за фунт —15 коп.

Курица средней величины 15 до 20 коп., индюшка средней величины — 60 коп., гусь — от 30 до 50 коп., утка — 20-30 коп.

Яйца — за десяток — 10 коп.

Картофель — мера — 23-30 коп., капуста нынешнею осенью продавалась за сотню самая плохая — 2 руб., несколько лучше — 3 руб. и лучшая — от 5 до 6 руб. <...>.

Базары в Пензе съезжаются обыкновенно не очень рано, не ближе шести часов утра; летом, впрочем, они собираются в пять часов и даже в четыре. Съезд торговцев не всегда бывает одинаков. Летние базары по причине полевых работ, страдной поры, везде собираются значительно меньше, нежели осенние, а в особенности зимние. <...>. Зимой особенно велики и шумны базары бывают под праздник Рождества Христова и на первый день Масленицы» (28).


     Сейчас от зданий, когда-то находившихся на Базарной площади, почти ничего не осталось. Чудом уцелел двухэтажный торговый корпус (
№ 73, фото 68), в котором размещаются ателье «Силуэт» и магазин «Татьяна» (прим.админ.: После произведенного ремонта здания в нем разположился торговый комплекс «Империя»). Раньше на этом месте протекала речка Шелаховка, превратившаяся со временем в сточную канаву, куда жители прилегающих к ней улиц и базарные торговцы сбрасывали всякий мусор и нечистоты. Речка грозила в самом людном 5768-wФото 68месте города стать очагом распространения заразных болезней. Поэтому ее в конце XIX века было решено заключить в трубу, засыпав землей. В результате на Базарной площади образовалось свободное место, на котором и был построен двухэтажный корпус лавок, причем здание это, представляющее из себя единое архитектурное целое, сооружалось по частям в течение девяти лет — с 1899 по 1908 год. В корпусе разместилось шесть лавок, где собственно торговыми были помещения лишь первого этажа, а второй этаж и подвал использовались для хранения товара. Две лавки занял купец 1-й гильдии Николай Матвеевич Тихонов, остальные — купец 2-й гильдии Павел

________________________57

58

 

Федорович Николаев, крестьяне братья Федор и Михаил Семеновичи Густовы, купец Петр Ионович Буркин и купец 2-й гильдии Порфирий Федотович МаркановВ одной из своих лавок, обращенной на ул. Московскую, Тихонов разместил бакалейный магазин, а другую сдал купцу 2-й гильдии Ивану Николаевичу Мартынову, открывшему в ней торговлю рыбой — осетрами, дунайской сельдью, белорыбицей, балыками, паюсной и зернистой икрой, а также тамбовскими и моршанскими окороками, сливочным и топленым маслом. Николаев также торговал рыбой, Густовы — рыбой и грибами, Буркин содержал бакалейный магазин, а Марканов, по-видимому, продавал здесь продукцию со своей паровой мукомольной мельницы, располагавшейся на Хлебной площади. Ассортимент товара в лавках не был постоянными, конкуренция заставляла все время искать предпринимательского счастья, поэтому Николаев, наряду с рыбой, одно время имел грибную торговлю, Тихонов, кроме бакалейной, — винную, а Буркин — хлебную.

5769-wФото 69     Другое здание, сохранившееся от старых лет, — мясной пассаж (№ 85, фото 69), исправно выполнявший свое предназначение до 1977 года, пока торговля мясом не перешла в новое здание рынка на ул. Бакунина. Построенный в 1895-1897 годах по проекту пензенского архитектора Вениамина Павловича Семечкина, он явился отражением особого направления в архитектуре, получившего название «русского» стиля. Национальный колорит зданию придают шесть остроконечных шатров и выполненное кирпичной кладкой узорочье, напоминающее архитектуру культовых зданий середины XVII века. Остались в памяти и подрядчики, взявшие на себя каменные работы, — Марков и Голубев, которым мы должны быть благодарны за то, что до сих пор здание пассажа все так же крепко и радует глаз своей затейливой архитектурой.

   Недалеко от мясного пассажа, на углу Московской и Предтеченской, находились мясная площадка и скотопригонный двор, на месте которых накануне 50-летнего юбилея освобождения крестьян от крепостной зависимости решено было начать строительство Народного дома имени Императора Александра IIВ августе 1910 года городская дума объявила конкурс на выработку проекта, а уже в ноябре подвела его итоги. Победителем конкурса стал гражданский инженер из Вологды Алексей Евгеньевич Яковлев, которому и было поручено после соответствующей доработки проекта строительство Народного дома. Работы начались летом 1912 года, до зимы был выложен фундамент и начато возведение стен. В следующем году закончили кладку стен и сделали крышу. На дальнейшее средств не хватило, поэтому в начале 1914 года городской думе пришлось занять 100 тысяч рублей для продолжения работ у пензенского купца Алексея Григорьевича Кузнецова. Однако летом того же года началась 1-я мировая война и темпы строительства замедлились. Более того, во внутренние губернии России, в том числе и Пензенскую, хлынули толпы беженцев, и для их размещения в Пензе неоднократно поднимался вопрос о реквизиции еще недостроенного здания Народного дома. Но здесь дума осталась непреклонной, прекрасно понимая, во что превратилась бы великолепная внутренняя отделка здания, разместив нем тысячу беженцев на неопределенное время, не говоря уж о том, что достаточно одной неосторожно брошенной спички и...

     Все же, несмотря на военное положение, внутренние работы, хоть и медленно, но продвигались и к концу 1915 года были в основном закончены. 20 сентября 1916 года Народный дом имени Императора Александра II, взятый в аренду Пензенским драматическим кружком им. В. Г. Белинского, распахнул свои двери. Первый в этом здании театральный сезон начался по сложившейся в драмкружке традиции комедией А. Островского «Бедность не порок».

     Итак, в Пензе появилось здание, по своим размерам претендующее играть активную роль в формировании архитектурного облика нижней части города, где до него уже сложился комплекс домов, испытавших на себе влияние «русского» стиля (фото 70). Что же предложил нам 29-летний А. Е. Яковлев, недавний выпускник Пе-

5870-wФото 70

________________________58

59

петербургского института гражданских инженеров? Прежде чем ответить на этот вопрос, хотелось бы напомнить о том, как его проект «укоренялся» на пензенской почве. Выбранный из восьми представленных на конкурс проектов, он, тем не менее, получил лишь вторую премию, поскольку ни один из них не отвечал всем поставленным требованиям. Да и то вопрос решился большинством в один голос — пять против четырех, с особым, кроме того, мнением гласного думы Н. Н. Мещерякова —

«о невозможности постройки театра по этому проекту из-за его существенных недостатков».

Посланный в Техническо-строительный комитет МВД на утверждение, он был возвращен назад с отметкой, что

«фасад неизящен и имеет весьма беспокойный вид и в общем проект вовсе не разработан и подлежит пересоставлению с устранением вышеуказанных недостатков».

5971-wФото 71

Только после соответствующей доработки комитет признал его удовлетворительным. Трудно сказать, насколько внесенные автором изменения коснулись фасада. Во всяком случае, судя по его воплощенному образцу, изящества в нем не особенно прибавилось. «Пензенские губернские ведомости», неизвестно с чьей подачи, охарактеризовали архитектору будущего Народного дома как «красивый стиль модернизированного ренессанса». Не знаю уж, что подразумевалось под этим не существующим в природе стилем, может, сам проект и давал какие-то трудно поддающиеся определению ассоциации, но вряд ли в построенном здании можно найти какое-либо, даже весьма отдаленное, подобие ренессанса (фото 71). Скорее уж, это предельно рационализированная ветвь модерна, задолго

________________________59

60

предвосхитившая появление консщуктивизма и функционализма. Отдавая дань новаторству автора, следует все же заметить, что здание не стало значительным произведением архитектуры, способным связать в единый ансамбль окружающую застройку. Оно как было с самого начала чужеродным элементом, так и продолжает оставаться, несмотря на все попытки его реконструкции (фото 72, 73).

5972-wФото 72     Посмотрим еще раз на эти фотографии. Три облика одного и того же здания, здания, так хорошо знакомого любому жителю Пензы, к какому бы поколению он не принадлежал. — Пензенского областного драматического театра им. А. В. Луначарского. Рассказать о его 80-летней истории — значит написать целую книгу. Но и совсем не сказать о нем нельзя. После революции театральная труппа драмкружка им. В. Г. Белинского, 5973-wФото 73арендующая Народный дом, стала называться гарнизонным театром, а затем — драматическим, которому в 1920 году присвоили имя наркома просвещения А. В. Луначарского, дважды (в 1924 и 1929 годах) выступавшего в Народном доме. 24 января 1927 года здесь в переполненном зале читал свои стихи В. В. Маяковский. Это был второй (и последний) приезд поэта в наш город, но на этом связь его с Пензой не закончилась — осенью 1928 года в Париже он познакомился с Татьяной Яковлевой, дочерью того самого архитектора, по проекту которого был построен Народный дом, полюбил ее, и она, как писал впоследствии друг поэта В. В. Каменский, стала

«одним из слагаемых общей суммы назревшей трагедии»

— самоубийства поэта.

     Не счесть всех знаменитостей, которые выступали на сцене Народного дома и Пензенского областного драматического театраП. Н. Орленев и В. Н. ДавыдовИ. С. Козловский и С. Я. Лемешев, Л. О. Утесов и М. И. Жаров и многие-многие другие, заслуженные и народные, приезжие и свои, родные, навсегда оставившие частицу своей души в наших сердцах.

6074-wФото 74     Напротив драмтеатра, в сквере, возвышается памятник В. Г. Белинскому работы скульптора Е. В. Вучетича, открытый 10 июля 1954 года (фото 74). Первый же памятник критику был установлен в 1911 году на Верхнем гулянье, когда отмечалось 100-летие со дня рождения В. Г. Белинского, имя которого тогда же было присвоено и парку. Там же, в 1896 году, открыл и свой первый сезон Народный театр, перешедший в 1912 году в новое здание на Верхнем гулянье, спроектированное все тем же Яковлевым. Как видим, незримые нити очень часто соединяют в Пензе казалось бы совершенно несвязанные между собой места, порой довольно удаленные друт от друга. И в этом, может быть, как раз и заключается разгадка того обаяния города, которое ощущает каждый приезжающий и живущий в нем.

     Прежде чем продолжить свой путь, заметим, что до революции часть улицы Московской, начиная от Предтеченской и дальше, называлась Селиверстовской — в честь пензенского губернатора Николая Дмитриевича Селиверстова, пожертвовавшего Пензе капитал, на который было основано Пензенское художественное училище, и свою коллекцию картин и гравюр, положившую начало Пензенской картинной галереи. Это переименование произошло, по-видимому, в 1868 году, когда 34 улицы Пензы получили новые названияВ 1874 году проведенная железная дорога разделила ул. Селиверстовскую на две части, и та, что оказалась отрезанной, после революции стала улицей Каракозова.

6175--wФото 75

     Самым лучшим на ул. Селиверстовской был, несомненно, дом купца Александра Афанасьевича Якушева (№ 91, фото 75). Глядя на это красивое трехэтажное здание, занимаемое сейчас гостиницей «Сура» (прим.админ.: В настоящее время это здание занимает торговый центр «Гостинный двор»), трудно даже предположить, что оно состоит из двух, построенных вразнос время, частей, которые настолько выдержаны в едином стиле, что создают цельный архитектурный облик. И только внимательный взгляд со стороны ул. Бакунина может заметить некоторые различия в деталях левой и правой частей здания, свидетельствующие о поэтапном его строительстве, и уловить незримую границу, проходящую между гастроном и кинотеатром «Искра».

     В конце ХIХ века на этом месте находились три небольшие усадьбы. Угловая и примыкавшая к ней по ул. Предтеченской принадлежали купцу 2-й гильдии Федору Ивановичу Ершову, а соседняя по ул. Селиверстовской — крестьянину Петру Афанасьевичу Гурову. В 1894 году первые две усадьбы приобретает А. А. Якушев, а через два года к нему поступает и третья усадьба, перешедшая к тому времени к мещанину Александру Антоновичу Миронову. Таким образом, Якушев становится единоличным владельцем всей территории, на которой сейчас располагается трехэтажное здание гостиницы «Сура»В 1899 году стоявший на углу двухэтажный дом, где еще при Ф. И. Ершове существовала гостиница, был надстроен третьим этажом, и в нем со следующего года открылись 10 номеров для приезжих. К этому времени на усадьбе по ул. Предтеченской вместо бывших там ранее деревянных домов уже были построены двухэтажные каменные здания. Может быть, здесь до сих пор так и находились бы разномасштабные постройки и не появился бы тот огромный дом, ставший украшением города, какой мы сейчас видим на этом месте, если бы не пожар, оставивший от них одни лишь стены.

     Страшным выдалось для Пензы лето 1901 года. Начавшиеся 27 июля пожары из-за сильной засухи, ветра и скученности построек не прекращались до 10 августа, оставляя после себя обгоревшие руины домов, слезы и причитания жителей, лишавшихся при этом не только крова и всего имущества, но даже порой и всех средств к существованию. Лишь за одну неделю в Пензе произошло 12 пожаров, которыми было уничтожено 388 домовладений, а также земское арестантское помещение, камера городского судьи 2-го участка, помещение пожарных служителей и обоза при 3-й полицейской

________________________60

 

61

части города, железнодорожное училище, казарма 3-й роты Инсарского батальона, римско-католический молитвенный дом, четыре трактира, три винных казенных и четыре чайных лавки, один винный погреб, народная столовая, три городских приходских училища, библиотека им. К. Д. Ушинского, солодовенный и два свечных завода, мукомольная мельница и две круподранки. При этом убытки исчислялись в 2,5 млн. рублей.

     Самый сильный пожар вспыхнул около трех часов дня 31 июля на Старо-Кузнечной улице (ныне ул. Суворова) во дворе мещанки Смирновой. От страшного ветра, перешедшего в бурю, огонь с неимоверной быстротой разнесло как по Старо-Кузнечной, так и по Казанской (Урицкого), Ново-Троицкой (Чехова), Предтеченской (Бакунина), Селиверстовской (низ Московской), Старо-Драгунской (Долгова), Лекарской (Володарского) улицам. Пожар утих лишь к утру следующего дня, уничтожив 229 домовладений. В этом пожаре сильно пострадала и усадьба А. А. Якушева.

     Однако пожары, являясь огромным бедствием для жителей города и в особенности малоимущих слоев, тем не менее, значительно способствовали улучшению облика города и его дальнейшему благоустройству. На месте сгоревших деревянных домов зачастую появлялись дома каменные, не только превосходящие прежние по своим архитектурным достоинствам, но и более подходящие для дальнейшего расширения торгово-ремесленного и промышленного дела. Это полностью относится и к указанным выше улицам. Появлению большинства существующих на них и сейчас каменных домов мы обязаны прежде всего пожару 1901 года.

     Уже в следующем году к оправленному после пожара угловому зданию А. А. Якушева был пристроен такой же трехэтажный объем, выполненный в аналогичном духе. Так в городе появилось здание, которое до сих пор радует горожан своей красотой. После смерти Александра Афанасьевича все его имущество по духовному завещанию перешло к его жене Варваре Сазонтовне Якушевой, а от нее дом унаследовали дети — Константин, Виктор и Вера Якушевы, первый из которых 30 октября 1910 года открыл в нем электротеатр «Эдисон» — предшественник советского кинотеатра «Смычка» (позднее — «Будь готов», переименованного впоследствии в «Искру»). Последним перед революцией владельцем дома стал купец 1-й гильдии Абрам-Лейба Шаевич Фридман, основавший в нем еще в 1908 году скоропечатню и пакетную фабрику, которая располагалась там, где сейчас находится ресторан «Сура».

     Отстроив дом после пожара, А. А. Якушев сразу же приспособил его под гостиницу, получившую в 1907 году название «Россия». Первое время он содержал ее сам. а затем стал сдавать разным лицам: Д. И. ФилинуВ. Н. ГеоргаконулоЕ. И. ВеликановуТовариществу гостиницы «Россия» «Великанов, Панов и Ловрищев» и другим. При гостинице имелся ресторан, которым в 1908 году заведовала Наталья Михайловна Пушкина —

«каскадная певица и содержательница шантана хотя и весьма определенной репутации, но с хорошим поваром и отборной провизией».

Пензенский губернатор И. Ф. Кошко дал ей такую характеристику:

«Г-жа Пушкина, уже несколько перезревшая красавица, была лишена элегантности, носила умопомрачительные туалеты, имела успех как довольно талантливая «diseuse» (рассказчица. — А. Д.) и по своему репертуару была предшественницей ставшей позднее знаменитой Плевицкой. Дела свои по шантану она вела хорошо, беря на себя обязанности одновременно и хозяйки, и артистки, и даже соперничала с пансионерками своего пансиона без древних языков по отношению наиболее заманчивых посетителей заведения» (29).

     При ней ресторан, имевший до того одноименное с гостиницей

________________________61

 

62

название, стал называться «Яром» — по аналогии с известным московским заведением подобного рода, где, кстати, выступала Н. В. Плевицкая. Он размещался на втором этаже в угловой части дома и был одним из самых популярных в Пензе ресторанов не только когда дирекция «Яра» возглавлялась Н. М. Пушкиной, но и позднее, когда директором заведения стал новый владелец гостиницы В. Н. ГеоргакопулоВ марте 1911 года при заведующем гостиницей и рестораном Е. И. Великанове «Яр» прекратил свое существование, превратившись из кафешантана в семейный ресторан, в результате чего изменился и репертуар концертных программ.

     Хотелось бы подтвердить свидетельство И. Ф. Кошко о хорошей кухне «Яра» перечнем поступившей в ресторан из Москвы провизии, опубликованным в одном из номеров губернской газеты:

вырезки из черкасского мяса, московская телятина, ангарская дикая коза, перепела, вальдшнепы, цыплята, солонина, кашинские гребешки, сладкое мясо для соусов, устрицы, корюшка, лангусты н «многие другие новости».

Осталось также в истории и меню ресторана «Россия» на 1 октября 1912 года:

1.Уха из стерлядей, расстегаи или борщ малороссийский, пирожки.
2.Судак «Метрополь».
3.Котлеты вилюте или жаркое из глухаря, салат торн.
4.Желе «Мараскине» или каша гурьевская.

     Обед из двух блюд стоил 50 коп.,из трех и четырех (включая сладкое) — соответственно 65 коп. и 1 руб. К обеду подавалась чашечка кофе.

     Сразу по восстановлению дома после пожара помещения его нижнего этажа стали сдаваться под магазины 6 января 1905 года здесь открылся магазин экипажных принадлежностей И. СочневаС 1906 года на месте теперешнего гастронома разместился мануфактурный оптово-розничный магазин купца Константина Яковлевича Ананьина, имевший громадный выбор товара, который 1 сентября 1911 года уступил место «Московскому мануфактурному магазину» Н. Пекного и А. Сарычева. Там, где сейчас находится фойе гостиницы«Сура», 1 апреля 1910 года стала помещаться кондитерская и булочная Торгового дома В. И. Кузьмина и В. А. Чихирева. Кроме них в доме Якушевых располагался аптекарский магазин С. В. Свилав мае 1914 года одно из помещений было сдано под размещение 1-го городского почтово-телеграфного отделения, а 2 января 1915 года на верхнем этаже состоялось освящение и открытие лазарета на 111 коек, главным врачом которого назначили доктора М. С Масловского, состоявшего на службе при Сызрано-Вяземской железной дороге. Лазарет был устроен по инициативе Н. Н. Мещерякова, разработавшего и конструкцию разборных операционных столов для него.

     7 апреля 1918 года в бывшем доме Фридмана открылся рабочий клуб «Интернационал»25 сентября 1924 года здесь начал свою деятельность Пензенский губернский Дом крестьянина им. Ленина (30), позднее переименованный в Дом колхозника, для которого приспособили и три следующих здания по ул. Интернациональной, как называлась ул. Московская с 1919 по 1937 годВ 1946 году Дом колхозника стал переоборудоваться под гостиницу, долгое время остававшуюся безымянной. Лишь после того, как в 1960 году появилась новая гостиница «Россия», старую назвали «Сурой».

________________________62

 

63

6276-wФото 76

     До пожара соседние с домом Якушева здания были довольно-таки невзрачными. На примыкавшей к нему усадьбе крестьянки Федосьи Григорьевны Жгутовой находились одно- и двухэтажный деревянные домики, на усадьбе крестьянина Василия Тимофеевича Тренина — каменная лавка и двухэтажный флигель (фото 76). После пожара на месте их были построены богато убранные декором двухэтажные дома, выглядевшие получше многих на всей добазарной части ул. Московской (фото 77). В первом из них (№ 93, фото 78) в 1907 году разместился колбасный магазин Теодора Карловича Шольца, а рядом с ним, в 1909 году, — аптекарский магазин Михаила Савельевича Кроляв 1911 году перешедший к лекарскому помощнику А. И. Андрееву и получивший название «Здоровье».

6377-wФото 77

6378-wФото 78     Второй дом (№ 95, фото 79), построенный новой хозяйкой усадьбы — Верой Васильевной Лисовой (или Лисововой), сдавался под меблированные комнаты и постоялый двор. Надо заметить, что такое использование было характерно для многих усадеб на ул. Селиверстовской, владельцы которых, учитывая близость Базарной площади, надеялись извлечь максимум выгоды из своего удобного местоположения. 6379-wФото 79Первые этажи их домов, как правило, отдавались под торговые заведения — магазинчики, лавки, пивные, рассчитанные прежде всего на невзыскательные вкусы постояльцев. Они не претендовали на ведущую роль, за исключением, пожалуй, заведений, располагавшихся на другом углу Селиверстовской и Предтеченской, в доме купчихи Елизаветы

 

________________________63

 

64

6480-wФото 80Ивановны Мясниковой (№ 94, фото 80). Это кондитерская и булочная самой хозяйки дома и аптекарский магазин Р. А. Думпф, размещавшийся здесь на протяжении десяти лет. На месте последнего в 1913 году открылся филиал английского акционерного общества «Граммофон» под названием Торговый дом «Граммофон-Компания», который представлял в Пензе отец А. Б. Мариенгофа. Здесь же, на втором этаже, находилось 9-е городское начальное женское училище имени Н. Т. Евстифеева.

     Если сравнить оба угловых здания, то можно увидеть в них много общего. Они как братья, из которых младший (дом Мясниковой) повторяет старшего, стремясь во всем походить на него. Представим себе дом Якушева до надстройки третьего этажа — у нас получится почти что дом Мясниковой. Но вот старший вырос на целую голову, приоделся, то есть оштукатурился, — и его уж не узнать — такой он стал важный: как-никак теперь самый представительный на улице.

     Как мы уже сказали, улица Селиверстовская, полностью выгоревшая в 1901 году, после пожара совершенно преобразилась, и следует только сожалеть, что вокзал Пенза-1 строителями Сызрано-Вяземской железной дороги в нарушение принятого городской думой плана был построен не на площади, отведенной в конце ул. Селиверстовской, а в стороне от нее — на Ярмарочной площади. В результате, вместо того, чтобы замкнуть перспективу улицы зданием вокзала, ее, по сути дела, превратили в тупик, уперев в железнодорожную насыпь. Улица, не получив своего логического завершения, так и не смогла, несмотря на сделанную заявку, сравняться по своему градостроительному и торговому значению с улицей Московской.

     Заканчивая рассказ об ул. Селиверстовской, нельзя не упомянуть еще о некоторых несохранившихся до наших дней зданиях. Это, прежде всего, располагавшаяся в створе теперешней ул. Октябрьской частная гимназия Е. А. Сердобольской (№ 115), основанная в 1904 году как четырехклассное учебное заведение, преобразованное через два года в семиклассную гимназию с теми же правами, что и у существовавших в Пензе 1-й и 2-й женских гимназии. Число учащихся в ней достигало 450 человек. Вначале гимназия Е. А. Сердобольской занимала стоявший в глубине двора одноэтажный флигель, а затем и специально построенный для нее по улице двух-

6481-wФото 81

________________________64

 

65

этажный дом (фото 81). Другим, заслуживающим нашего внимания зданием, являлся дрожжевой завод (№ 119), находившийся недалеко от гимназии, на углу улиц Селиверстовской и Старо-Драгунской (Долгова). Он представлял из себя редкий 6582-wФото 82памятник промышленной архитектуры (фото 82), который, очутившись среди городской застройки, не оказал на нее губительного воздействия, характерного для большинства сооружений подобного рода. Проект этого здания, представленный Товариществом винокуренно-дрожжевого заведения Ф. Н. Березина и Ко, был утвержден в 1907 году. А в 1915 году владельцем завода стало акционерное общество Ново-Берлинского винокуренно-дрожжевого завода.

     Последний дом по четной стороне ул. Селиверстовской (№ 114), располагавшийся на углу Ярмарочной площади, который хорошо виден на старой фотографии как закрывающий Богоявленскую церковь (фото 83), принадлежал частному землемеру личному почетному гражданину Константину Тимофеевичу Иванову, сдававшему его под размещение 3-го женского и 5-го мужского городских начальных училищ.

6583-wФото 83

     И наконец, сама Богоявленская церковь, известная в народе еще как «Новый Спаситель». Построенная на Ярмарочной площади, она, тем не менее, вошла в перспективу ул. Селиверстовской, почему ее можно рассматривать принадлежностью последней, несмотря на то, что к улице она оказалась повернутой не входом, а алтарем. Зайдем с другой стороны и посмотрим на нее спереди (фото 84). Неожиданным для нас будет отсутствие у церкви колокольни. Лишь слева неподалеку стоит небольшая звонница. Чтобы рассеять недоумение читателей, придется рассказать историю строительства Богоявленской церкви.

     Решение о ее постройке было принято в связи с закрытием в 1874 году, из-за ветхости сводов трапезной, старейшей в Пензе Воскресенской церкви (она же «Старый Спаситель»), которой после проведения в непосредственной близи от нее железной дороги угрожало дальнейшее разрушение. Проект церкви, разработанный младшим инженером строительного отделения Пензенского губернского правления Андреем Семеновичем Федотовым, был утвержден 16 июля 1873 года, а 18 августа следующего года состоялась закладка храма, на который пошла и часть кирпича из разобранных трапезной и колокольни Воскресенской церкви. Сооружение Богоявленской церкви производилось главным образом на 20 тысяч рублей, пожертвованных бывшим тамбовским губернским предводителем дворянства, одним из инициаторов строительства прошедшей через Пензу Моршанско-Сызранской железной дороги, тайным советником Сергеем Дмитриевичем Башмаковым, имя которого увековечено в названии станции Башмаково. 30 декабря 1884 года церковь была освящена. Кроме главного престола во имя Богоявления Господня, в ней находились еще два придельных: во имя Успения Божией Матери — в правом и во имя Архистратига Михаила и прочих бесплотных сил и Св. Иоанна Златоуста — в левом приделе. В это время колокольня еще отсутствовала, ее возведение началось в 1888 году, но сложенная до высоты

________________________65

 

66

 

6684-wФото 84

сорока метров она 11 сентября 1891 года обрушилась, поэтому до ее постройки была сделана временная деревянная колокольня. Следует отметить, что леса вокруг строящейся колокольни 2 августа 1891 года послужили прекрасным наблюдательным пунктом множеству народа, желающего посмотреть на прохождение поезда с возвращающимся в Петербург из кругосветного путешествия наследником престола Николаем Александровичем. В память об этом знаменательном для Пензы событии по инициативе и на средства пензенского купца Василия Павловича Велиопольского рядом с Богоявленской церковью со стороны ул. Селиверстовской соорудили по проекту архитектора В. П. Семечкина каменную часовню, освященную 17 декабря 1895 года (фото 83). До революции колокольню так и не построили, как бы предчувствуя, что вскоре церковь будет закрыта. В 1923 году ее передали железнодорожникам, которые, сломав пятиглавие, переоборудовали ее под клуб, открывшийся в 1926 году и получивший впоследствии название Дворец культуры им. Дзержинского24 марта 1929 года в нем выступал нарком просвещения Луначарский, приветствовавший превращение церкви в рабочий клуб. Так и стоит до сих пор бывший храм обезображенным, превращенным в безликое непонятное сооружение, в котором совершенно не угадывается и намека на храм Божий, возродить который прямая обязанность потомков тех, кто когда-то надругался над святыней, то есть наша с вами, дорогой читатель.

     Окинув взглядом нынешнюю улицу Московскую, с трудом представляешь себе ее прежней — навсегда ушли в прошлое приметы того времени: извозчики, городовой на углу, вывески со старой орфографией и фамилиями известных когда-то торговцев. Но точно так же, как постаревшее лицо, скрывая черты своей былой красоты, не делает близкого нам человека менее дорогим, так и изменившийся облик улицы Московской не может помешать ей оставаться любимой и главной улицей города в сознании любого поколения пензенцев, для каждого из которых она, вместе с тем, продолжает быть и какой-то своей, особой, неповторимой.

     И существовать ей столько, сколько суждено стоять нашему городу.

     Живи же вечно, наша Московская, наша главная улица города.

 

 

А. И. Дворжанский.

________________________________________

Источник: «Пензенский временник любителей старины»,
№ 12 — 2000, 
с. 54-66.
________________________________________

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET