Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

001-tyustin-630-180

 

ПЕНЗЕНСКОЕ КУПЕЧЕСТВО

КАК СОЦИАЛЬНЫЙ СЛОЙ: 

ВОПРОСЫ ИСТОРИИ

ФОРМИРОВАНИЯ

На протяжении десятков лет краеведы — историки, жур­налисты — обходили молчанием объемный и невероятно интерес­ный пласт местной истории — становление и развитие купечества и предпринимательства.

Именно поэтому почти полностью отсутствует историографи­ческая база по проблеме формирования и развития пензенского купечества как социального слоя. Одним из первых пензенских историков, кто обращался к отдельным эпизодам из истории пензенского предпринимательского класса, был В. X. Хохряков. Во второй книге Трудов Пензенской ученой архивной комиссии он опубликовал небольшое сообщение «Пожертвования купцов и купеческого общества в 1812 г.», в котором перечислены имена 70 купцов, внесших свой вклад в дело материальной поддержки российской армии. В «Материалах для истории города Пензы», напечатанных в III книге, Владимир Харлампиевич называл некоторых купцов, избиравшихся на ранней стадии городского уп­равления городскими головами Пензы. В 1884 г. классик пензен­ского краеведения Г. П. Петерсон опубликовал богато насыщен­ную уникальными фактами статью «Исторический очерк Керен­ского края», в которой оставил для потомков редчайшие све­дения о керенских купцах ХVIII в. И. М. Арясове и А Т. Милакове.

В «Пензенских губернских ведомостях» в связи со смертью пензенских купцов (Ф. Е. Швецова, И. М. Лобанова, П. В. Карпова, Н. Т. Евстифеева, И. А. Карпова, Н. С. Казеева и др.) печатались пространные некрологи и материалы для их биографии.

Возвращению из небытия имен людей, много сделавших для деловой и культурно-просветительной жизни, посвятил свои усилия автор настоящей публикации. В 1992 г. в «Биржевой газе­те» он напечатал цикл статей «Под знаком Меркурия» (№№ 21, 22, 23) и «Благотворители» (№№ 47,48), в которых впер­вые обобщен архивный и печатный материал по вопросам формирования пензенского купечества, его деловой и благотворительной деятельности. В «Пензенских вестях» были напеча­таны исследования автора об отдельных купеческих и торгово-промышленных династиях посурского края: Барсуковых, Сергее­вых, Карповых, Казеевых.

 

Начало и истоки пензенского купечества обусловлены строительством в 1663 г. пензенской крепости, которая, как форпост юго-восточных рубежей Московского государства, располагалась на пересечении важных торговых путей, связы­вавших различные регионы страны.

В социальном плане городская среда того времени представ­ляла собой совокупность военных слобод и посада. Посад распо­лагался к северо-востоку от крепости, сразу же за ее стенами. В первые годы своего существования посад насчитывал 38 дво­ров, в которых проживало 73 человека. Посадское население, не наделявшееся земельными и сенокосными угодьями, вынуждено было заниматься ремеслами или мелкой торговлей.

Посадское население складывалось за счет ссыльных за во­ровство и денежные дела. Родоначальники пензенских купе­ческих династий были: Василий Афанасьевич Кузнецов — переве­денец из Москвы, крестьянин государственных дворцовых сел Прокофий Тимофеевич Мясников, конный казак Любим Михайлович Пономарев, краснослободские переведенцы Тимофей Ива­нович Калашников и Ерофей Васильевич Мурзин, нижнее-ломовские переведенцы Елистрат Кузьмин и Федор Анкудинов с сыновьями Иваном и Андреем, шацкие переведенцы Исай Ерофе­евич Потехин, Михаил Иванович Пономарев, Захарий Игнатьевич Чернышев, первопоселенцы Дмитрий Минович Клещев, Петр Андреевич Барсуков, Яков Куприянов.

В отличие от дворян купцы не «собирали» и не хранили для истории камни своих родословных, поэтому так трудно со­ставить единую цепь купеческого родословия.

Издавна купцы вместе с ремесленниками были объединены в одно посадское сословие, в котором купцы представляли самую малочисленную прослойку. Наравне с другими, составляющими посадское сословие, купцы платили различные денежные налоги (подати), поэтому все такое сословие называлось податным. В 1721 г. посадское население было разделено на две гильдии:

к первой относились крупные ростовщики, купцы, лекари и апте­кари, различных дел мастера,

ко второймелкие торговцы, ремесленники.

Так было положено начало выделению купцов из посадского сословия в относительно самостоятельную корпо­рацию. Однако эта корпорация не была цельной: в зависимости от количества имущества и размера капитала купцы подразде­лялись на первостатейных, третьестатейных.

К городским обывателям относились те, кто имел в городе недвижимую собственность. Каждый такой собственник за­носился в городскую обывательскую книгу, состоявшую из шести частей.

В первую часть заносились имена истинных, коренных горо­жан без различия происхождения, званий, рода занятий, имевших недвижимость.

Во вторую часть — записавшиеся в одну из трех гильдий. Записаться дозволялось каждому, кто объявлял капитал не­зависимо от происхождения и звания.

В третью часть — цеховые: мастера и подмастерья, ученики различных ремесел.

В червертую часть — иногородние и иностранные гости, прибывшие в город для промыслов, торговли, каких-либо работ.

В пятую часть — именитые граждане, служившие по выборам в городских должностях; капиталисты с объявленным капиталом от 50 и более тысяч, занимавшиеся оптовой торговлей.

В шестую часть — посадские, т. е. старожилы, занимавшиеся промыслами, рукоделием и другими работами.

В 1775 г. посадское население окончательно разделилось на мещан и купцов, состоящих из трех гильдий.

Самой малочисленной была первая гильдия. Чтобы войти в эту гильдию, надо было заявить капитал от 10 тысяч рублей и выше, платить налог в размере одного процента с объявленного капитала. Купцам первой гильдии разрешалось вести иностранную торговлю, иметь промышленное производство. Чрезвычайно богатых купцов, входивших в первую гильдию, в нашем крае бы­ло мало. Архивные документы 70-х гг. ХVIII в. донесли до нас име­на купцов первой гильдии: Филипп Петрович Алферов (1760-1823), Иван Яковлевич Дьячков (1745 — до 1812), Илья Тимофеевич Бабынин (1756-1830), Григорий Дмитриевич Иванисов (1762 — до 1812), Иван Иванович Очкин (1732 — после 1803), Михаил Петрович Очкин (1743-1821) и др.

Мужчины-купцы 1 гильдии наделялись правом приезжать к императорскому двору, носить шпагу или саблю и губернский мундир. Первогильдейские купцы, а также окончившие коммер­ческие училища со степенью кандидата, могли удостаиваться звания коммерции-советников и мануфактур-советников. За всю историю пензенского купечества это звание имели Иван Фе­дорович Памфилов (1849-1908) — потомственный почетный гражданин, нижнеломовский купец и городской голова, выпускник Московского коммерческого училища; Иван Алексеевич Кононов — пензенский купец 2 гильдии, содержатель питейных заведений в Лунине и Болотникове Мокшанского уезда, владелец пивомедоваренного завода, потомственный почетный гражданин; Давид Васильевич Вярвильский (1878 - ?) — зажиточный пензенский ку­пец, выпускник московского Александровского коммерческого училища, потомственный почетный гражданин. Купцы, состо­явшие в первой гильдии 12 лет и ни разу не признанные несостоя­тельными или банкротами, могли определять своих детей на го­сударственную службу и пансионерами в учебные заведения России.

В ХIХ-ХХ вв. в первой купеческой гильдии стабильно на­ходились крупные пензенские предприниматели: Василий Михайлович Брюшков (1802-1849) — содержатель питейных откупов, Иван Ефимович Грошев (1843-1898) — владелец ма­газинов по продаже колониальных и гастрономических товаров, Аркадий Яковлевич Журавлев (1810-1883) — содержатель торго­вых фирм в Борисоглебске, Ростове-на-Дону, Лондоне, Николай Степанович Казеев (1849-1908) — владелец суконных фабрик, Иван Андреевич Карпов (1852-1910) — крупный лесопромыш­ленник и торговец, Иван Минович Лобанов (1840-1897) — владе­лец чугунолитейного завода, Гавриил Иосифович (1794-1864) и Николай Гаврилович (1813-1885) Маковы — спасские купцы, Василий Иванович Попов (1852-1899) — владелец мануфактурно­го магазина, Иван Степанович Тюрин (1869-1913) — лесоторговец, Александр Федорович Финогеев (1848-1918) — владелец большого мануфактурного магазина, Федор Иванович Финогеев (1808-1874) и др.

Ко второй купеческой гильдии относились купцы, объявившие капитал от 1 до 10 тысяч рублей. Им предоставля­лось право свободной торговли, но не разрешалось иметь про­мышленные предприятия и производить торговлю на судах. В конце 1770-х гг., когда произошел раздел посадского населения на мещан и купцов, ко второй гильдии принадлежали Андрей Петрович Бабынин (1736-1818 ), Иван Дмитриевич Иванисов (1750 — ?), Денис Васильевич Казицын (1749 — до 1812) , Петр Васильевич Казицын (1756-1830 ), Илья Степанович Любовцев (1751-1796), Иван Федорович Будылин (1754 — до 1812), Иван Фе­дорович и Никита Федорович Потаповы, Ефим Федорович Шульгин (1736-1812) и др.

Наиболее многочисленной была третья гильдия, причисление к которой допускалось при объявлении капитала от 500 до 1000 рублей. Купцам третьей гильдии разрешалась мелочная торгов­ля, содержание питейных заведений, бань. В третью гильдию входили купеческие семьи Анкудиновых, Финогеевых, Бочкаревых, Таганцевых, Серебряковых, Похолковых, Калашниковых, Кузнецовых и др.

Гильдия никогда не имела замкнутого кастового характера, и при изменении капитала в ту или иную сторону купцы могли свободно перемещаться из одной гильдии в другую.

В 1869 г. в городах Пензенской губернии сложился гильдейский состав купечества в следующих показателях: 

 

Мокшан

Пенза

Городище

Чембар

Керенск

Н. Ломов

В. Ломов

Наровчат

1 гильдия

8

1

1

2

2 гильдия

33

159

18

48

22

25

12

27

Права на принадлежность к купеческому сословию приобре­тались через гильдейское или купеческое свидетельство с обяза­тельной уплатой повинностей по прежнему сословию. Лицо, не выполнившее этих условий, называлось «временным купцом».

В 1865 г. было принято «Положение о пошлинах за право тор­говли и других промыслов», в котором отмечалось:

«... все роды торговых и промышленных действий ... дозволяются не иначе как со взятием ежегодно особых свидетельств и билетов с платежом за оные пошлин».

Пошлины не взимались лишь за торговлю хле­бом, льном, пенькой, скотом, птицей, дровами, за размен денег со столов, за разносную продажу фруктов, съестных припасов, ста­рой крестьянской одежды, за извозный промысел и т. д.

Свидетельства купеческие давали права не только на торгов­лю, но и на причисление к купеческому сословию и личные преимущества. Всякий, взявший такое свидетельство, авто­матически присоединялся к купечеству.

Положение отменяло третью гильдию, оставляя первые две. Плата за свидетельство первой гильдии составляла 265 руб., вто­рой гильдииот 25 до 65 руб. Каждое свидетельство давало пра­во содержания неограниченного числа торговых и промышлен­ных предприятий, но с обязательной покупкой на каждое предприятие особого билета (на купеческие конторы, магазины, лавки, амбары, трактиры, постоялые дворы, фабрики, заводы, аптеки, лито-типографии и т. д.).

Динамика выдачи купеческих свидетельств после принятия нового Положения характеризуется следующими данными:

 

1870

1872

1875

1878

1880

1882

1886

1887

1898

1890

1 гильдия

26

24

16

12

9

13

12

12

12

8

2 гильдия

603

677

642

703

864

813

811

924

877

940

 

 

1893

1895

1897

1907

1908

1909

1911

1912

1913

1914

1 гильдия

18

15

13

10

12

10

10

11

20

21

2 гильдия

974

907

1023

160

190

163

141

127

128

116

При невозобновлении в срок свидетельства или признании несостоятельной деятельности предпринимателя право на торгов­лю аннулировалось, а купцы обращались в мещанство, что влек­ло за собой рекрутскую повинность, подушные оклады и телес­ные наказания.

Правами купеческого сословия наделялись также и члены семьи лица, взявшего свидетельство. В гильдейское свидетельст­во мужа вносилась жена, но в свидетельство, выданное на имя жены, муж не мог быть внесен. В свидетельство отца и матери могли быть внесены их сыновья, незамужние дочери, внуки. В слу­чае смерти главы семьи в свидетельства вносились братья и род­ные племянники.

Купеческие права утрачивались по причинам торговой несо­стоятельности, на основании решения суда, ограничения прав торговли или невозобновления гильдейского свидетельства. Вдо­вы и незамужние дочери продолжали оставаться в той гильдии, в которой состояли их мужья или отцы. Исключенные из купече­ства переводились в мещанское сословие. Так, в 1821 г. купец 3 гильдии Иван Андреевич Абарков был причислен к мещанскому обществу; в 1836 г. династический купец 3 гильдии Иван Андре­евич Бабынин (1789 — 1838) вместе с сыновьями Александром, Алексеем и Иваном перешел в мещанское сословие; торговавший скотом Андрей Леонтьевич Потехин с братом Ильей в 1848 г. причислен к пензенскому мещанству, а их отец Леонтий Пет­рович — в 1832 г.; в 1818 г. многочисленная семья Реутовых — четыре брата с сыновьями — оказалась приписанной к мещанскому сословию.

Екатерининская жалованная грамота городам 1785 г. вводила особую категорию в купеческой среде — «именитых граждан». Это звание существовало в России в 1785-1832 гг. «Именитыми гражданами» могли быть оптовые торговцы с объявленным капиталом в 100 тыс. руб. и предприниматели с объявленным капиталом свыше 50 тыс. руб. Образ жизни «именитых граждан» напоминал дворянский. «Именитые граж­дане» и первогальдийские купцы освобождались от телесных на­казаний, могли иметь промышленные заведения, выезжать в четыре лошади. Единственным за всю историю пензенского купе­чества этого звания был удостоен купец 1 гильдии Иван Иванович Очкин (1732 — после 1803) — уроженец Сердобска, представитель самой старинной в нашем крае, довольно ветвистой предпринимательской семьи. В 1758-60 гг. И. И. Очкин находился на выборных должностях в Саратове и Екатеринбурге, с марта 1775 г. числился в пензенском купеческом обществе. В 1781 г. Ива­на Ивановича избрали городским бургомистром, главная задача которого заключалась в том, чтобы исключить вмешательство приказных чиновников в контроль за деятельностью купцов и промышленных людей, а осуществлять этот контроль самому. В 1785-1790 гг. И. И. Очкин занимал пост городского головы Пензы. В 1832 г. было установлено звание «почетного гражданина». Потомственное почетное гражданство присваивалось по ходатайству купцам, пробывшим в 1-й гильдии 10 лет, а во 2-й гильдии 20 лет, либо при получении ордена. Звания потомствен­ного почетного гражданина были удостоены: пензенский купец 2 гильдии и гласный городской думы Дмитрий Иванович Меще­ряков (1832-1906), торговавший кожевенным товаром; Николай Тимофеевич Евстифеев (1848 — 1913) — крупный хлеботорговец, общественный и культурный деятель, городской голова Пензы в течение пяти сроков, член III Государственной Думы; Степан Лаврентьевич Тюрин (1845 — ?) — лесопромышленник, церковный благотворитель, кавалер ордена Анны 3 степени; владельцы одного из престижных пензенских промтоварных магазинов ФиногеевыИван Федорович (1824-1902) , Алексей Федорович (1842-1882), Александр Федорович (1848-1918), Сергей Алексе­евич (1863 — ?), Александр Александрович (1869-1904); круп­нейшие фабриканты, купцы 1 гильдии Сергеев Петр Васильевич (1799-1874), его сын Алексей Петрович (1831-1883) и внук Петр Алексеевич (1865-1914); представители старинного и родовито­го пензенского купечества Михаил Иванович Павлов (1789-1857 ) и его супруга первого брака Ксения Панфиловна (1788-1852) и второго брака — Прасковья Алексеевна (1803-1886), кото­рую пензенские купцы охотно приглашали в качестве крестной матери при крещении своих детей; нижнее-ломовский купец и общественный деятель Иван Федорович Памфилов (1849-1908); владелец магазина мануфактурных и галантерейных товаров, городской голова Пензы Василий Андреевич Вярвильский (1842-1906); купец 2 гильдии Алексей Андреевич Карпов (1865-1933) — член попечительского совета Александровской богадельни; керенский купец и городской голова Сергей Николаевич Бараба­нов (1854 — ?) и мн. др.

Питательной средой пензенского купечества были самые раз­нообразные социальные группы и сословия населения. Купцами становились разбогатевшие казенные и даже крепостные, но вольноотпущенные крестьяне, крестьяне-однодворцы. Но чаще всего купеческое сословие пополняли мещане, начинавшие, как правило, со скромной мелочной или разносной торговли. Капиталы на покупку гильдейского свидетельства на­капливались порой годами. Мещанеподатное городское насе­ление, состоявшее из мелких домовладельцев и торговцев, ремес­ленников. Мещанское звание передавалось по наследству. В гильдейское купечество перешли многие мещане: Андрей Пет­рович Бабынин (1736-1818), Иван Семенович Гвоздев (1780-1836) , Василий Александрович Ильин (1803-1860), Павел Пет­рович Кадомцев (1785-1846). Мокшанский мещанин Осип Федо­рович Барсуков (1729-1809),. занявшись хлебной торговлей, почти на два столетия определил главную фамильную черту своих потомков, став родоначальником известной в России купе­ческой династии. Его сын Александр Осипович Барсуков (1800-1863) избирался купеческим старостой Пензы и почетным старшиной Александрийского детского приюта. Внук Павел Александрович (1830-1889) создал внушительный по объему то­варооборота и товарному ассортименту фамильный магазин на Московской улице. Завершил старинную династию, вышедшую из мокшанского мещанства, Сергей Павлович Барсуков (1861-1926), прославившийся своей благотворительностью. Отец изве­стного в Пензе купца 1 гильдии Михаила Павловича Балашова (1837-1905), состоявшего в большой дружбе с семьей спиртзаводчика Э. Ф. Мейергольда, был местный мещанин Павел Афа­насьевич Балашов. Отчим академика Ф. И. Буслаева Иван Рома­нович Ваныкин (1788-1830) в пензенское купечество 3 гильдии , был записан в 1819 г. из тульских мещан (торговал красным то­варом). Купец 2 гильдии Василий Павлович Велиопольский (1831-1908), состоявший в течение 30 лет гласным городской ду­мы, происходил из пензенской мещанской семьи.

Купец 3 гильдии Дмитрий Федорович Бегишев (1798 — после 1842) причислен к купеческому сословию в 1833 г. из однодвор­цев — в прошлом служилых людей, переведенных в разряд госу­дарственных крестьян; братья Андрей, Михаил и Федор Михай­ловичи Ефремовы в 1840 г. приписаны к пензенским купцам «из казенных крестьян с. Терновки», т. е. крестьян, живших на казен­ных землях и исполнявших повинности в пользу государства; Алексей Абрамович Сухоруков (1775 — 1842/?/) в 1827 г. вошел в состав купеческого общества г. Пензы из крестьян-отпу­щенников; Конон Киреевич Быков (1784-1848) до 1843 г. состоял пензенским цеховым, т. е. занимался мелким ремеслом; сара­товский купец Александр Ерофеевич Федин (1863 — 1923), отец писателя К. А. Федина, начавший свою деятельность в качестве приказчика пензенских купцов И. В. Стрыгина и И. Н. Толузакова, был солдатским сыном.

Среди пензенских купцов в начале XIX в. появилось несколько иностранцев. В 1825 г. с прошением на высочайшее имя о зачислении в третью гильдию пензенского купечества с принятием греко-российского исповедания обратился мекленбургский подданный Генрих Иоахим (Иван Иванович ) Крюгер (1795 — после 1843), приехавший в Россию в 1816 г.

В марте 1825 г. в Пензу приехала французская подданная Мария Шопен, получившая российское подданство и купеческое свидетельство 3-й гильдии. В нашем городе таким образом ока­зался и ее сын Иван Иванович Шопен (1798-1870) — будущий исследователь истории и этнографии Востока, автор многих специальных научных работ.

В том же 1825 г. к пензенскому купечеству были причислены с высочайшего разрешения прусский подданный Самуэль Таш, каретный мастер, приехавший в Россию с билетом от варшав­ского начальства вместе с женой Еженой Констанцией, сыном Александром и дочерьми Амальей и Софьей; живший в России с 1820 г. шведский подданный Христиан Бухман — булатный подмастерье; прусский подданный, кузнечный мастер Иван Михай­лович Хелмин. Позже ряды пензенского купечества пополнили пруссак Рейнгольд Самойлович Олигер, итальянец Фабриций Николаевич Фабиани, швейцарец Альберт Иванович Цубербиллер, выходцы из католических стран Юлия Ивановна Вахтерштейн (1827-1911), Эмиль Федорович (Фридрих Эмиль) Мейергольд (1835-1892) и его жена Альвина Даниловна (Елиза­вета Апьвина Люшигарда) (1837 —1905).

В пензенском купеческом обществе, состоявшем преимущест­венно из предпринимателей русской национальности, сформировались татарские и еврейские кланы.

Родоначальник мощной торгово-промышленной династии Кулахметьевых Хантемир Бахтеевич (1793-1854) в Пензу приехал из Кузнецка в 1843 г. и организовал торговлю свечами и мылом. В 1852 г. унаследовал капитал своего отца Сайфетдин Яфарович Вабиков, взявший в 1874 г. свидетельство на шестимесячную тор­говлю в Константинополе. Евреи преимущественно записывались в первую купеческую гильдию, так как в этом случае они вы­ходили за пределы ограничений по черте оседлости. К высокой и престижной купеческой гильдии принадлежали Мендель Ельевич Зингер, Гиржа-Вульф Абрамович Беркович Левит, Хаим Мовше Залманович Малкин, Берка Израилевич Могилянский, Нахман Лейзер Лейбович Рабинович и др. Особые условия поло­жения еврейского купечества иллюстрируются следующим фактом: в марте 1908 г. Хонон Авельевич Пинес, занимавшийся подрядом по развозке казенного вина, писал в пензенское купе­ческое общество

«...я признаюсь членом местного купеческого общества в тех случаях, когда дело касается денежного обло­жения, но по-видимому не признаюсь таковым по вопросам о решении наших корпоративных нужд, ибо ни на одно из засе­даний Пензенского купеческого общества пригласительных повесток не получал».

Ответ губернского правления свидетельст­вовал о наличии в государственной политике по отношению к еврейскому купечеству определенной дискриминации:

«на осно­вании 805 ст. Закона изд. 1899 евреи к участию в городских обще­ствах не допускаются..., евреи — купцы участвовать в купеческих собраниях не имеют права».

Динамика купечества в пределах пензенской администра­тивно—территориальной структуры представлена в таблице:

Годы

1724

1763

1795

1809

1877

1885

1896

Численность купечества

384

502

589

593

2635

2941

3015

 Из семей пензенского купечества выдвинулся ряд замечатель­ных людей: театральные режиссеры и актеры Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874-1940) — народный артист России, основоположник агитационного зрелищного театра; Сергей Васильевич Попов (1891-1957) — профессор ГИТИСа, зав. кафед­рой театральной режиссуры; Константин Георгиевич Турусов-Сварожич (1883-1937) — актер Московского театра для детей; Николай Сергеевич Барабанов (1890-196?) — актер театра Мей­ерхольда, народный артист Латвии; Инна Владимировна Быстренина (1887-1947) — руководитель пензенской балетной студии, впоследствии — профессор хореографического училища Большо­го театра; Всеволод Илларионович Пудовкин (1893-1953) — один из основоположников отечественного киноискусства, профессор, трижды лауреатСталинской премии; деятели литературы Гафур Юнусович Кулахметов (1881-1918) — один из основопо­ложников современной татарской литературы; Владимир Порфирьевич Быстренин (1856-1926) — русский беллетрист, произведения которого вызвали положительную реакцию Г. В. Плеханова; Михаил Иванович Иванисов (1813 — 1884) — поэт-самоучка, автор книги «Пенза, Поэтическое описание города» (Киев, 1907); ученые Николай Степанович Таганцев (1843-1923) —представитель классической школы уголовного права, ака­демик; Александр Алексеевич Татаринов (1817-1886) — китаевед, доктор медицины; Петр Иванович Севастьянов (1811-1867) — ар­хеолог и путешественник, создатель коллекции греческих и древнерусских рукописных и старопечатных книг; Иван Васильевич Грибов (1883-1945) — ученый в области автоме­ханики, профессор; Иван Иванович Привалов (1891 — 1941) — специалист по теории математики, член-корреспондент АН СССР; Николай Алексеевич Соколов (1882-1924) — юрист, ав­тор книги «Убийство царской семьи» (Берлин, 1925; Москва, 1991); Валентин Иванович Просвирнин (1869-1950) — общественный и культурный деятель; Николай Андреевич Ишутин (1840-1879) —деятель революционного движения в России.

А. В. Тюстин.  

________________________________________
Опубликовано: «Земство», ежеквартальный гуманитарный журнал,
№ 3 — 1994 г.,
 с. 52-62.
________________________________________
   

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET