Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО

Первое упоминание о селе Трескино встречается в 1721 году сразу после Большого кубанского погрома, принесшего столько горя зарождающейся здесь русской жизни. Тогда село относилось к Завальному стану Пензенского уезда. Затем в течение полутора веков оно принадлежало Сердобскому уезду Саратовской губернии и только с 1928 года стало относиться к Колышлейскому району. До самого конца XVII столетия пространство бывшего Сердобского уезда и Трескинской волости представляло собой дикое поросшее ковылем поле, через которое веками двигались на Святую Русь орды кочевников. Тем не менее, соседи из северных земель были уже давно знакомы с этими местами, поскольку ходили сюда бортничать, то есть собирать мед. В начале же XVIII века, несмотря на страх перед языческими завоевателями, начинается осторожное освоение этих земель помещиками, переселявшими сюда крестьян из Нижнеломовского, Керенского, Саранского, Алатырского, Гороховецкого и других уездов. Вместе с крестьянским людом в эти места стала проникать и православная вера, впоследствии укоренившаяся здесь и произрастившая большие плоды на ниве Христовой.

zel01-01-map

В исторических трудах саратовских исследователей весь Сердобский уезд характеризуется как уезд типично барский, помещичий. До революции, даже на первый обывательский взгляд, он представлял собой как бы эталон дворянской усадебной жизни с ее дворцами, парками, прудами, домовыми церквами, конюшнями, каретами, приказчиками, этикетом, традициями. Дворянство и купечество Сердобского уезда имело огромный вес в губернии, представители знатных кругов оказывали влияние на все стороны общественной уездной и губернской жизни, формируя ее светский облик.

Но здесь дворяне интересуют нас в другой, более глубокой связи. Без исключения все они являлись щедрыми благотворителями на дело Святой Православной Церкви: жертвователями, благоукрасителями и храмоздателями некогда величественных церквей и монастырей, а многие из них церковными старостами, в течение всей своей жизни заботившимися о благосостоянии приходов. Во всех этих отношениях Трескино представляет собой особый интерес, оно и в самом деле приковывает внимание исследователя. Объединившись в одно село из нескольких населенных пунктов, Трескино удивляет современного человека тем, как в нем одном оказалось такое средоточие поместий, их владельцев; как с одним местом стало связано сразу несколько известнейших в России людей, как переплелись здесь роды, соединились судьбы представителей дворянских фамилий. Удивляет и количество храмов в одном селе, связь их истории с жизнью местных землевладельцев и сама религиозность всех слоев здешнего населения.

По так называемым ревизским сказкам можно установить, кому принадлежали части села с момента его основания. Как оказывается, владельцами были очень многие люди как статских, так и военных чинов. Трудно даже перечислить имена тех, кто владел здесь землями и крепостными. Основателем села принято считать помещика Ивана Тимофеевича Трескина, по фамилии которого оно и получило название. В то же время вотчину здесь имел боцман Максим Семенович Мусин-Пушкин. Позднее сюда в свои вотчины из разных северных уездов крестьян переводили помещики Колошины, Жуковы, Зотовы, Романовы, Левашовы, Облязовы, Синбухины, Артемьевы, Нетесовы (1). Северный конец села в конце XVIII в. принадлежал генерал-фельдмаршалу Валентину Платоновичу Мусину-Пушкину. 195 душ крестьян было записано здесь за лейтенантом флота Сергеем Наумовичем Захарьиным. После отмены крепостного права в 1861 году Трескино представляло собой совокупность владений Моисеевых, Чегодаевых, Штернбергов, Топорниных. А в конце XIX — начале ХХ вв. имения здесь приобрели помещики Сомовы, Акимовы и Дурново.

Остановимся лишь на тех дворянских фамилиях, которые наиболее знамениты и о которых нам известно более других.

zel01-02-durnovo-p-nПетр Николаевич ДУРНОВО

Одной из самых значимых фигур в истории Трескино, величиной российского масштаба был член Государственного Совета Петр Николаевич Дурново. Он родился 23 ноября 1842 г. в Москве и происходил из старинного дворянского рода Толстых. В 1860 г. по окончании Морского кадетского корпуса он 8 лет провел в заграничных плаваниях и даже совершил кругосветное путешествие. В 1870 г., выдержав экзамен в Военно-юридической академии, был причислен к Главному военно-морскому судному управлению. С 1870 по 1884 г. последовательно исполнял должности помощника прокурора Кронштадтского военно-морского суда, заместителя владимирского и московского прокуроров, прокурора Рыбинского и Владимирского окружных судов, заместителя прокурора Киевской судебной палаты, управляющего судебным отделом Департамента государственной полиции Министерства внутренних дел и его вице-директора. В 1884 г. он был командирован в Париж, Берлин и Вену для изучения организационного устройства полиции, а по возвращении в Петербург получил высокий пост директора Департамента полиции МВД. В 1893 г. Петр Николаевич стал сенатором, в 1905 г., 30 октября он был введен в состав Государственного Совета и утвержден в должности министра внутренних дел России, получив чин действительного тайного советника. Министром внутренних дел Дурново пробыл недолго, уволившись с поста уже 22 апреля 1906 года, но в Государственный Совет он входил до конца своей жизни.

zel01-03-treskino-1

zel01-04-treskino-2Трескино. Остатки усадебного комплекса в имении ДУРНОВО

Будучи председателем различных совещаний и членом многих комитетов, П. Н. Дурново рассматривал важнейшие вопросы общегосударственного масштаба. Женой Петра Николаевича была помещица с. Трескино, родная сестра М. Г. АкимоваЕкатерина Григорьевна (1852 — 04.04.1927).

zel01-05-durnovo-p-nП. Н. ДУРНОВО

Политический курс Дурново полностью совпадал с курсом его свояка. Как и Акимов Дурново был человеком твердых консервативных позиций, убежденным сторонником монархического строя. Во время первой революции 1905 – 1907 гг. он проявил решительность в подавлении беспорядков, за что организация эсеров вынесла приговор убить его; однако по ошибке вместо него был устранен французский путешественник. Позиция П. Н. Дурново снискала ему недоброжелателей и завистников из высших государственных кругов, но, тем не менее, они же сами ценили в нем большой ум, опытность, энергию и трудоспособность. Будучи чутким и прозорливым политиком, в феврале 1914 г. П. Н. Дурново подал императору Николаю II записку, в которой указывал на вероятность революционных потрясений в случае вовлечения России в мировую войну. И оказался прав. Император Николай Александрович всегда благосклонно относился к министру, оказывая ему монаршие милости. Бесспорные заслуги П. Н. Дурново перед Россией были по достоинству отмечены высокими наградами: орденами Св. Станислава 3-й (1865), 2-й (1869) и 1-й (1886) степени, Св. Анны 3-й (1867), 2-й (1876) и 1-й (1890) степени, Св. Владимира 4-й (1880), 2-й (1892) и 1-й (1912) степени, орденами Белого Орла, Св. Александра Невского (1904) и алмазными знаками к нему (1912).

В течение своей жизни П. Н. Дурново неоднократно бывал в Трескино, молился в сельских храмах, оставляя богатые пожертвования; имел теплые дружественные отношения как с местными помещиками, так и с духовенством. В 1915 году, во время визита епископа Саратовского и Царицынского Палладия, Дурново находился в Трескино и любезно принимал епископа в своих покоях, упросив Владыку остаться на ночлег. По некоторым данным, в Трескино у Дурново имелась богатейшая библиотека (2), исчезнувшая после революции вместе с самой усадьбой.

Скончался Петр Николаевич 11 сентября 1915 года, пережив своего сродника М. Г. Акимова лишь на один год. В последний путь бывшего министра внутренних дел с почестями провожали в Петербурге в присутствии императора. По желанию жены покойного Екатерины Григорьевны тело П. Н. Дурново было перевезено в Трескино и предано земле у стен Рождество-Богородицкого храма в Каменном Колышлее. По преданию, гроб был встречен крестьянами на станции Колышлей и на руках доставлен в село, местной же детворе были розданы щедрые угощения на помин души. Больших размеров черный гранитный монолит, увенчанный крестом, — почти единственное надгробие, сохранившее первоначальный вид и свое историческое место. Сейчас могила находится на территории Христорождественской пустыни, братия которой усердно молится об упокоении верного сына Отечества.

zel01-06-durnovo-tombМогила П. Н. ДУРНОВО в Трескино у алтаря храма Рождества Христова

Крупнейшие помещики с. Трескино дворяне Акимовы были связаны с Самарской, Саратовской и Пензенской губерниями. Род их известен с XVII века. Алексей Васильевич Акимов, депутат дворянства Керенского уезда Пензенской губернии, родился в 1782 году в семье надворного советника Василия Семеновича Акимова. Алексей Васильевич был славен своей военной карьерой и проявленной в боях доблестью. С 1799 по 1807 г. он участвовал в военных кампаниях против французов, в частности, в 1807 году отличился в боях под Прейсиш-Эйлау, под деревней Линденку при взятии батареи неприятеля. За боевые заслуги удостоился ордена Св. Анны 4 степени. В июне того же года в сражении под Фридландом получил пулевое ранение в ногу с повреждением кости и был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».

zel01-07-friedland-battleСражение под Фридландом 2 июня 1807 года. Фрагмент битвы

В качестве батальонного начальника он участвовал и в пензенском ополчении 1812 года. По болезни, полученной в военном походе, А. В. Акимов ушел на статскую службу и был избран судьей в Пензенский уездный суд. Затем служил в Пензенской уголовной палате; избирался депутатом в Пензенское дворянское собрание. Алексей Васильевич был женат на Марии Григорьевне Львовой, имел детей: Николая, Григория, Александру и Екатерину. Он владел имениями в Луговом (часть Трескино), а также в Кузнецком и Пензенском уездах. Скончался после 1839 года.

Сын его Григорий Алексеевич Акимов (1812 — 19.11.1884) унаследовал имение в Луговом. Сначала он состоял в чине титулярного, затем надворного советника; исполнял должность предводителя дворянства Николаевского уезда Самарской губернии. Его женой стала Надежда Никаноровна Топорнина, от брака с которой произошли четверо детей: Алексей (1846), Александр (1855), Екатерина и Михаил, ставший известным государственным деятелем (3).

zel01-08-akimov-m-gМихаил Григорьевич АКИМОВ

Родился Михаил Григорьевич Акимов 8 ноября 1847 года по одним сведениям в Луговом Трескинской волости, по другим — в с. Кожино Петровского уезда Саратовской губернии. В 1864 г. он с серебряной медалью окончил Пензенскую гимназию, а затем в 1869 г.юридический факультет Московского университета. С 23 февраля 1871 г. по 8 марта 1872 г. был товарищем прокурора Московского окружного суда. До 6 октября 1875 г.товарищем прокурора Владимирского окружного суда и до 31 марта 1879 г. — вновь суда Московского. В 1879-1880 гг. состоял киевским губернским прокурором. В 1880-1881 гг. — снова исполнял должность прокурора Владимирского окружного суда. С 1881 и до конца 1883 г.товарищ прокурора Киевской судебной палаты. В 1883 г. назначен председателем Одесского окружного суда. 26 марта 1887 г. Михаил Григорьевич получил назначение в Пензу на должность председателя окружного суда, однако через месяц последовал приказ о его возвращении в Одессу. Узнав о переводе, он просил оставить его в Пензе, но болезнь жены изменила его намерение, и 22 апреля он переехал в Одессу, где вновь был назначен председателем окружного суда. До 1891 года исполнял должность прокурора Одесской судебной палаты. До 16 февраля 1894 г. занимал пост прокурора Московской судебной палаты. Затем вновь был возвращен в Одессу старшим председателем Одесской палаты, каковую должность исполнял до 1899 г. В 1886 г. он получил чин действительного статского советника, в 1899 г. был произведен в тайные советники с получением должности сенатора. С 16 декабря 1905 г. по 24 апреля 1906 г. занимал пост министра юстиции в правительстве С. Ю. Витте. Участвовал в обсуждении проекта Основных государственных законов. В 1906 г. вошел в состав Государственного Совета, заняв вскоре высокий пост его председателя с возведением в чин действительного тайного советника. 13 апреля 1908 года он получил должность статс-секретаря Его Императорского Величества, а в феврале 1909-го вернулся в Государственный Совет на правах его вице-председателя. С 1908 г. Михаил Григорьевич состоял почетным членом Холмского Свято-Богородицкого православного братства. С 19 февраля 1909 г. являлся вице-председателем Комитета по сооружению храма в память воинов, павших в Русско-японскую войну 1904-1905 гг. и по устройству и поддержанию в должном порядке мест погребения их останков. В 1909-1911 гг. исполнял должность почетного мирового судьи по Корчевскому уезду Тверской губернии. С 1910 по 1914 г. вновь председательствовал в Совете.

zel01-09-akimov-m-gМихаил Григорьевич АКИМОВ

Современники характеризовали М. Г. Акимова как человека честного, преданного своему отечеству. В годы первой русской революции он провел ряд политических процессов, нанесших сильный удар по революционному движению в России. Им поддерживались доверительные отношения с монархической организацией «Союз русского народа» и ее вдохновителем в Саратовской губернии епископом Гермогеном (Долганевым). Михаил Григорьевич активно принимал постановления консервативного характера, добивался подчинения Государственного Совета воле монарха, постоянно консультировался с императором Николаем относительно направления дел.

zel01-10-n-n-akimova-tombМогила Надежды Никаноровны АКИМОВОЙ, урожденной ТОПОРНИНОЙ, у алтаря церкви Рождества Христова

Государственная служба М. Г. Акимова была отмечена высокими наградами: орденами Св. Станислава 3-й (1876) и 1-й (1890) степени, Св. Владимира 4-й (1880), 3-й (1883) и 2-й (1896) степени, Св. Анны 1-й степени (1892), орденом Белого Орла (1906), а в 1910 году — вторым по значимости российским орденом Св. Александра Невского и в 1913алмазными знаками к нему. В том же году он получил знак отличия за труды по землеустройству, светло-бронзовую медаль в память 300-летия царствования Дома Романовых и нагрудный знак для лиц, приносивших Их Императорским Величествам личные верноподданнические поздравления по случаю 300-летия царствования Дома Романовых в дни юбилейных торжеств.

Михаил Григорьевич Акимов скончался 9 августа 1914 года в Петербурге. Гроб с его телом был перевезен в Трескино, где и захоронен в фамильном склепе. Точное место захоронения неизвестно. В Трескино он имел в своей собственности 1500 наследственных десятин, в с. Бекетовка Пензенского уезда411 приобретенных десятин и 3500 десятин в других местах Сердобского уезда (4).

zel01-11-noble-necropolis-in-treskinoТрескино. Дворянский некрополь на территории Христорождественской пустыни

zel01-12-topornin-coat-of-armsГерб ТОПОРНИНЫХ

Другие помещики села Трескино и благотворители местных храмов Топорнины происходили из дворян Симбирской губернии. У капитана (на 1785 год) Степана Егоровича Топорнина был сын Никанор Степанович, от которого и произошли трескинские помещики: Дмитрий, Алексей, Александр, Владимир и сестры Надежда и Софья.

Дмитрий Никанорович Топорнин родился в 1819 году в Симбирской губернии. В 1836 году 23 мая он окончил курс Московского университета со степенью кандидата и был определен в Департамент государственных имуществ помощником столоначальника. 1 января 1838 г. он был утвержден в чине коллежского секретаря со старшинством, а по закрытии оного департамента перемещен был в 3 департамент того же министерства помощником редактора в статистическом отделении. В 1840 г. он произведен в титулярные советники, но уже в 1841 г. уволен от службы. В 1846 г. Дмитрий Никанорович по прошению был определен почетным смотрителем и попечителем Сердобского уездного училища со времени его открытия. В 1850 году был уволен от службы с произведением его в коллежские асессоры. Родовые поместья он имел в Петровском уезде Саратовской губернии в с. Урлейка (ныне Пензенский р-н) и в Сингелеевском уезде Симбирской губернии. А у его жены Аделаиды Николаевны урожденной Беклемишевой поместья имелись в Тверской губернии и в Сердобском уезде Саратовской губерниив Трескино.

Александр Никанорович Топорнин родился в 1818 году. В 1837 г. в звании унтер-офицера он поступил на службу в Его Величества Короля Вюртембергского гусарский полк, а затем был переведен в наследного Гросс-Герцога Саксен-Веймарский полк. В 1841 году за смотры, учения, парады и маневры в присутствии императора был удостоен Высочайшего благоволения. В 1854 году бракосочетался с Александрой Федоровной Каховской, имевшей земли в соседней Немчиновке. На 1858 год Александр Никанорович имел недвижимое имение в с. Трескино. Сын его Федор Александрович, рожденный в 1858 г., был последним в своем роде помещиком с. Трескино. Будучи человеком глубоко верующим, в 1890-х гг. он построил в селе небольшую церковь во имя Александра Невского (в память об отце), которую в народе называли топорнинской. В начале 1930-х гг. Федор Александрович проживал в Пензе, где был арестован по делу Всесоюзной церковно-монархической организации «Истинно православная церковь» и приговорен к 3 годам лишения свободы.

Сестра Топорниных Надежда Никаноровна родилась в Трескино 19 апреля 1821 г. Она вышла замуж за трескинского помещика Григория Алексеевича Акимова, от брака с которым произошел известный государственный деятель Михаил Григорьевич Акимов. Брак этот объединил в один хозяйственный организм пять имений: в Александровке, Ларионовке, Луговом, Кромщине и собственно Трескино. Здесь было развито и полеводство, и животноводство. Надежда Никаноровна скончалась 10 февраля 1896 года в Трескино, где и была похоронена.

Другая сестра — Софья Никаноровна — была замужем за Михаилом Андреевичем Сомовым, который на 1885 год был помещиком в Каменном Колышлее. Сестра Михаила Андреевича Наталья Андреевна Сомова являлась благотворительницей каменной Рождество-Богородицкой церкви (5). Заканчивая этот раздел, нельзя не упомянуть помещика Деревянного Колышлея барона Александра Аркадьевича Унгерн-Штернберга. По всей видимости, Унгерн-Штернберг есть тот самый древний графский и баронский род, происходивший от Ганса Унгерна, бывшего в 1269 г. вассалом рижского архиепископа. Баронское достоинство было пожаловано этому роду в 1653 г. шведской королевой Христиной. Барон Карл Карлович (1730-1799) был генерал-адъютантом императора Петра III, позднее служил под начальством Румянцева. Помещик же Трескино Александр Аркадьевич Унгерн-Штернберг был внесен в дворянскую родословную книгу Саратовской губернии. В Государственном архиве Саратовской области в 19 фонде содержится дело о роде Унгерн-Штернберга, но, к сожалению, за неимением времени просмотреть его не удалось. Известно лишь, что имение Александра Аркадьевича находилось вблизи храма в Деревянном Колышлее. Как глубоко религиозный человек православного вероисповедания он был благотворителем этого храма, в частности, внес 1000 рублей на его расширение, оказывал и другие крупные пожертвования в пользу прихода. Храм этот в народе стали называть баронским. В течение долгих лет Александр Аркадьевич являлся попечителем Колемасовской школы Сердобского уезда, а с 7 декабря 1887 года являлся действительным членом Саратовской ученой архивной комиссии (6). Скончался он 9 декабря 1899 года. Смерть его явилась тяжелой утратой как для приходского храма, так и для школы и всего земства Сердобского уезда, членом которого он состоял. В настоящее время возле деревянной Рождество-Богородицкой церкви осталось надгробие одной из представительниц семьи Штернбергов — статской советницы баронессы Александры Петровны Ермолаевой, рожденной 25 апреля 1803 г. в Москве и скончавшейся 26 ноября 1858 г.

zel01-13-ungern-sternberg-tombstoneНадгробие на могиле баронессы Александры Петровны УНГЕРН-ШТЕРНБЕРГ, урожденной ЕРМОЛАЕВОЙ

К сожалению сегодня уже нельзя видеть усадебные комплексы Трескино в их первозданном ухоженном виде, но даже теперь, спустя почти сто лет, то здесь, то там по селу видны живописные уютные уголки, навеянные атмосферой барской жизни минувших эпох. Имена местных помещиков-благотворителей, думается, навсегда останутся в народной памяти и память эта не угаснет в сердцах теперешних богомольцев.

zel01-14-stamp-1

Что же касается населения Трескинской волости, то оно преимущественно занималось сельским хозяйством с зерновым направлением. Животноводство имело подсобный характер с уклоном выйти за пределы потребительских границ, то есть имело рыночную сбытовую цель в хозяйстве. Кустарная же промышленность развита была очень слабо и выражалась в мелких мельничных предприятиях, крупорушечном и маслобойном производстве, кирпичном, маслодельно-сыроваренном производстве, шерсточесальном и дубильном производстве, в кузнечном, сапожном и портняжном ремесле. Имелось три крупных торговых пункта: село Трескино, ст. Колышлей и ст. Саловка. Трескинский пункт имел обширную торговлю в базарные и ярмарочные дни, в особенности лошадьми. Здесь бывало две ярмарки, одна из которых проходила 25 декабря на Рождество Христово. Колышлейский пункт вел повседневную оптовую и розничную торговлю, в том числе хлебом. Саловский пункт вел розничную торговлю и обслуживал частью население Сердобского уезда и частью Пензенскую губернию; здесь преобладала торговля хлебная (7).

zel01-15-stamp-2

С 1861 года Трескино стало волостным центром. К 1877 году здесь была открыта больница. На 1889 г. врачом состоял Иван Ефимович Ротенко. Во врачебный трескинский участок входили Трескинская, Березовская, Сущевская, Колемасовская, Бутурлинская, Камзольская, Подьячевская и Черкасская волости (8). Интересно, от чего умирали трескинцы и в каком числе? На этот счет имеются более ранние сведения. По записям священника церкви Деревянного Колышлея о. Феодора Архангельского за 1841 г. от натуральной смерти, горячки, лихорадки, простуды, поносу, водяной болезни, кори и колики в приходе умерло 89 человек, из которых 50 человек были младенцы от 1 до 5 лет, 2 человека в возрасте 85-90 лет; более всего людей померло «натуральной смертью» и «от поноса», соответственно — 40 и 24 человека, т. е. в 1841 году ходила какая-то заразная болезнь, похожая на дизентерию.

zel01-16-first-aid station-in-treskinoФельдшерский пункт в селе Трескино

На 1892 год в Трескино-Архангельском существовала сельская школа. Желающих учиться было много, но на всех места в школе не хватало, частным же обучением никто не занимался. Из деревни Немчиновки дети тоже пытались ходить в Трескино, но таковых было мало, особенно тяжело было ходить за 2 версты зимой. Поэтому в зимнее время детей в Немчиновке чтению обучал малограмотный крестьянин-калека. За ученье ему помогали обрабатывать тягло (9).

С. В. Зелёв. 

________________________________________
Источник: 
Зелёв С. В. Добро есть нам зде быти. История православия
на колышлейской земле. — Пенза, 2014. – 156 с. — с.4-18.
________________________________________

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET