Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

001-Dvorzhanskij-A-I-630x180

 

ИСЧЕЗНУВШИЙ КВАРТАЛ

Здание гостиницы «Гранд-Отель» — единственный дом, оставшийся от застройки квартала, расположенного между улицами Максима Горького и Кураева. Большинство жителей Пензы даже не представляют себе, как выглядела раньше эта часть улицы Московской. Данной публикацией мы хотим хоть как-то восполнить этот пробел, оставив более подробное описание утраченных усадеб для готовящейся к изданию книги «Улица Московская» из задуманной серии «История пензенских улиц».

 

ДОМ СЛОНИМСКОЙ

Самым представительным зданием в указанном квартале был следующий за «Гранд-Отелем» дом № 54, построенный в 1913-1914 годах Рахилью Исааковной Слонимской.

dvor17-01-slonimskaya-houseДом Р. И. Слонимской

Если все старые дома здесь были снесены из-за строительства в 1970 годах огромной жилой девятиэтажки, то дом Слонимской абсолютно не мешал возведению этого безликого исполина. Снос его непонятен и необъясним, и единственной причиной его видится только одна, выражаемая известным правилом: посредственность не терпит возле себя ничего выдающегося

Еще до того как нижний этаж оказался полностью занятым магазинами, горожане могли наблюдать здесь любопытное зрелище. С 17 ноября 1913 года в доме Слонимской, как писали «Пензенские губернские ведомости», демонстрировались «два феномена — 18-летняя девушка-великанша Отилия весом 13 пудов 18 фунтов (т. е. 220 кг. — Авт .), уроженка Курляндии, на конгрессе в Берлине в 1911 году признанная единственной во всей Европе по своей колоссальности, и великан, юноша Ваня Марченко, 18-ти лет от роду и 3-х аршин и 4,5 вершков вы шины (т. е. 2 м 33 см. — Авт. )».

Вскоре после постройки здания хозяйка разместила в нем свой магазин, в котором продавался разнообразный товар в следующих отделах: галантерейном, бельевом, дамских шляп, обуви и дорожных вещей. Магазин существовал под фирмой «Р. И. Слонимская с сыновьями». В декабре 1913 года сюда же было переведено с ул. Рождественской депо (т. е. оптово-розничный склад) вин собственных садов Чквианова. Одно из помещений нижнего этажа занял ювелирный и часовой магазин Слободского, имевший, кроме того, большой выбор граммофоов и пластинок.

1 марта 1914 года в доме Слонимской открылась первоклассная гостиница «Бристоль», директором которой стал Хасян Андреевич (Хасан Касымов) Ялымов, перешедший сюда из соседней гостиницы «Гранд-Отель», где занимал такую же должность. При гостинице имелось 29 номеров, бильярды и ресторан с отдельными кабинетами.

После сноса этого здания у соседнего дома № 56, на первом этаже которого в то время помещался ресторан «Волга», обнажилась стена, имевшая довольно безобразный вид. Чтобы хоть как-то ее облагородить, решено было на ней устаовить мозаичное панно, посвященное Кандиевскому восстанию 1861 года, во время которого, как считается, впервые было поднято красное знамя как символ борьбы с самодержавием. Мозаику изготовила московская бригада под руководством художника Михаила Алексеевича Трункова. Кстати, одним из авторов панно является наш земляк, уроженец Иссы Геннадий Кузьмич Белов.

 

ДВУХЭТАЖКА УМНОВА И ШОЛЬЦА

dvor17-02-umnov-sholts-houseДом Умнова-Шольца

Дом № 52 представлял собой сильно вытянутую вдоль ул. Московской двухэтажку, которую в 1910 году купил у купца Виктора Николаевича Умнова германский подданный Теодор Карлович Шольц — пензенский «колбасный король». На своей усадьбе в одноэтажном кирпичном доме, располагавшемся во дворе, он организовал колбасную мастерскую, а свои магазины разметил в верхней и нижней частях улицы Московской: в 1907 году он открыл колбасный магазин в доме № 93, а в следующем году в доме № 14, также принадлежавшем В. Н. Умнову.

В 1910 году Т. К. Шольц стал директором вновь учрежденного электротеатра «Рекорд», занявшего здание городского ломбарда на углу Московской и Нагорной улиц. Во время 1-й мировой войны в «Рекорде», как и в других зрелищных учреждениях города, шли картины патриотического содержания. В частности, 21 сентября 1914 года демонстрировалась картина «Битва сербов с австрийцами в августе 1914 года». Весь доход от ее показа пошел в фонд городского комитета для раненых воинов и их семей. Председатель комитета Ашанин выразил директору электротеатра Т. К. Шольцу за это благодарность, но это не спасло последнего от антигерманских настроений: летом 1915 года он был выслан из Пензы в Астраханскую губернию, и вскоре электротеатр «Рекорд» прекратил свою деятельность.

Весь первый этаж дома Умнова-Шольца сдавался под магазины и мастерские. В разное время здесь находились сапожное и башмачное заведение Егорова, гильзовое заведение Баишева, обувные магазины Бекренева и Акаемова, часовой магазин Аскенази, магазин дамских шляп «Модный свет» Арона Ильича Рапопорта. Последний из них в пристроенном со двора длинном двухэтажном здании содержал типографию, которая перешла к нему 1 января 1909 году от владельца усадьбы В. Н. Умнова.

При типографии в 1918 году помещались редакции левоэсеровских газет «Пензенская речь», «Знамя революции» и «Набат». Редактором газеты «Пензенская речь» был Николай Федорович Езерский (1870-1938), видный общественно-политический деятель Пензы, лидер пензенской группы партии кадетов, сын основателя первых в Москве бухгалтерских курсов экономиста Федора Венедиктовича Езерского и княжны Гагариной.

До революции он являлся инспектором дирекции народных училищ по Мокшанскому и Городищенскому уездам, членом правления библиотеки им. Лермонтова, секретарем правления Пензенского общества им. А. С. Пушкина, редактором газеты «Перестрой», автором целого ряда брошюр и статей и депутатом 1-й Г осударственной думы от Пензенской губернии.

Советскую власть Езерский не признал, считая, что «большевизм нынешний — это распутинство революции с такой же ложью, подкупностью и предательством». Во время Гражданской войны он находился в рядах белогвардейской Добровольческой армии. Эмигрировал в Сербию, затем во Францию, где в 1928 году принял сан священника. С 1928 по 1930 год был настоятелем православного храма в Гренобле, затем в Берлине, с 1932 года служил в Будапеште, где и скончался в сане протоиерея.

 

УСАДЬБА БУРБАХ

К дому Шольца примыкало такое же протяженное двухэтажное здание (№ 50), принадлежавшее до революции Амалии Емельяновне Бурбах, которой усадьба досталась в 1905 году по духовному завещанию от её мужаличного почётного гражданина Александра Егоровича Бурбаха.

dvor17-03-amalia-burbah-houseНа переднем плане — дом Амалии Бурбах

На первом этаже ее дома также размещалась целая сеть торговых заведений. В начале ХХ века здесь находились:

парикмахерская и овощной магазин Стамбулко,

магазин готового платья, суконных и меховых товаров Ляски,

магазин-мастерская дамских платьев и белья Лурье,

шорная мастерская Лифшица,

обувной магазин Иванова,

мануфактурный магазин Шмерина,

магазины шапок Миримова и

дамских шляп Туркельтуббе,

галантерейная лавка-мастерская Солдатского,

мастерская портного Пекного,

чулочная мастерская Черняк,

магазин дамских шляп Розиной.

 

ДВА ЗДАНИЯ ЖЕНЫ УНТЕР-ОФИЦЕРА

Два следующих дома (№ 48 и 46) в 1870 годах принадлежали жене унтер-офицера Александре Ивановне Андроник, муж которой содержал здесь в 1879 году трактирное заведение. В 1888 году в доме Андроник находилась сырная лавка Кфеллера, а в 1890 году на месте ее — немецкая колбасная Клотша. В доме № 48 в начале ХХ века располагались перчаточная мастерская и магазин Малкина, шапочный магазин Сапожникова, красильное заведение Дугина, а в доме № 46колбасная Петерсов которая в рекламных объявлениях того времени афишировалось таким образом:

«1-я паровая колбасная, немецкая фабрика Петерс: свежие колбасы, окорока, ветчины, рулеты и др. колбасные изделия, сыры, консервы, маринады, сливочное масло, творог и сметана, солёная и копченая рыба».

В одном из домов Андроник помещался магазин золотых и серебряных вещей цехового Богданова и магазин фарфоровой и фаянсовой посуды мещанина Бурова, ставшего впоследствии купцом. Квартиры в домах Андроник снимала довольно разношерстная публика: купцы Клотш и Буров, трое портных, два часовщика, каменщик, красильщик, сапожник и музыкант.

 

ИСЧЕЗНУВШИЙ «МОДЕРН»

Соседняя усадьба (№ 44; с середины XIX века принадлежала прусскому подданному Юлию (Юлиусу) Ивановичу Реймеру (Ремеру). В 1905 году по духовному завещанию она перешла к его вдове Федосье Николаевне Ремер.

dvor17-04-rimmer-mihaylova-houseДемонстранты, шествующие мимо домов Ремер и Михайловой

При ней был перестроен фасад дома, и в 1907 году владелица предоставила свой дом под электротеатр «Модерн», содержателем которого в первый год существования был крестьянин деревни Гришкиной Бузулукского уезда Самарской губернии Круг, а затем парикмахер и часовых дел мастер Стамбулко. В зимний сезон этого же года владельцами «Модерна» стали Ленейс и Парфиано, а через годкрестьянин Ширяев и дворянка Титова.

25-27 февраля 1909 года в «Модерне» состоялись выступления французского журналиста-путешественника Рене Одена, который с 1 апреля 1908 года совершал пешком без денег кругосветное путешествие на пари за приз в 100 тысяч франков, рассчитывая завершить свой маршрут за четыре года. Во время путешествия он зарабатывал исключительно чтением лекций и продажей своих фотографий.

В августе 1911 года владельцем «Модерна» стал сын статского советника Владимир Николаевич Державин. Но вскоре электротеатр, по-видимому, прекратил свое существование, так как всякое упоминание о нем в пензенских газетах исчезло. Возможно, закрытие «Модерна» было связано с обрушением соседнего дома Михайловой, во время которого отвалилась и примыкавшая к нему угловая часть дома Ремер вместе с оконным проемом, остатки арочной перемычки которого можно видеть на фотографии разрушенного дома.

dvor17-05-mihaylova-house-remnantsРазвалины дома Михайловой

Весь исчезнувший квартал улицы Московской хорошо виден на одной из старых фотографий Пензы, сделанной на перекрестке главной магистрали города и улицы Нагорной (Кураева). В угловом двухэтажном здании, судя по вывеске, в то время размещалась булочная Матвеева.

dvor17-08-moskovsksya-nagornaya-streetsПерекресток улиц Московской и Нагорной (Кураева)

Вообще-то усадьба и магазин принадлежали Авдотье Александровне Матвеевой, а непосредственно торговлей занимался ее сын Василий Васильевич Матвеев. Сама владелица проживала в небольшом флигеле на улице Нагорной. Свою булочную-кондитерскую она содержала в нижнем этаже углового дома, сдавая другие помещения первого и подвального этажей под магазины или же мастерские. Верхний этаж дома вначале занимала губернская чертежная, затем в нем размещались разные конторы, а также кабинеты врачей. В частности, с 1909 года здесь принимал зубной врач Виктор Романович Файнштейн, который был известен в Пензе еще тем, что ему вместе с художником И. И. Новохацким принадлежало первое в городе такси, представлявшее собой легковой автомобиль с откидным верхом.

dvor17-06-tagantsev-n-sНиколай Таганцев

Рядом с домом Матвеевой располагалась усадьба, где прошло детство Николая Степановича Таганцева (1843-1923) — известного юриста, криминалиста, академика и сенатора, председателя Уголовно-кассационного департамента Правительствующего сената и члена Государственного Совета.

Таганцев является автором четырехтомного курса лекций «Русское уголовное право» и участником составления проекта Уголовного уложения 1903 года, то есть Уголовного кодекса царской России. В 1877-1878 года он выступал защитником на политическом «процессе 193-х», по которому проходило более 40 пензенских народников.

Николай Степанович был принципиальным противником смертной казни. И словно в насмешку судьба преподнесла ему страшный удар — его сын Владимир был арестован в 1921 году как руководитель несуществующей «Петроградской боевой организации» и расстрелян, несмотря на письменное обращение Н. С. Таганцева к Ленину, у которого он в свое время принимал экзамены за курс юридического факультета Санкт-Петербургского университета. Не помогли и напоминания Таганцева о его личном знакомстве с отцом вождя Илье Николаевичем Ульяновым, с которым он неоднократно встречался в Пензе в период своей учебы в мужской гимназии.

Свидетельством проживания Таганцева на этой усадьбе являются строки из его воспоминаний

«В центре города, например, как раз недалеко от вросшего в землю и покрытого плесенью старого домика моей бабушки, где я провел детство, в переулке, ведущем в Поповку, показывали место, где стояли еще относительно не особенно давно, на памяти старожилов, например, проживавшей у нас старухи (няни моей матери и дядей), «пугачевские виселицы».

Бабушкой будущего юриста была Наталья Петровна Кирьяковадочь купца Петра Алексеевича Похолкова (старшего). Ее двоюродным братом был пензенский городской голова Петр Петрович Похолков — тоже сын Петра Алексеевича Похолкова, но уже младшего. О нем мы уже рассказывали в одной из предыдущих публикаций.

Усадьба перешла к Наталье Петровне в 1818 году от ее мужа, торговца книгами, мещанина Матвея Ванифатьевича Кирьякова, купившего ее за год до того у поручицы Марфы Артюковой. Правда, если быть уж абсолютно точными, то усадьба Кирьяковых в то время была значительно меньше, и уже потом к ней присоединилась соседняя усадьба мещанки Натальи Мартемьяновой.

В 1838 году здесь стоял лишь небольшой деревянным домик о двух комнатах со стряпущей избой. В нем-то и прошло детство Николая Степановича Таганцева, хотя у его родителей выше по улице Московской был собственный двухэтажный каменный дом (№ 4), который в основном использовался для извлечения прибыли — сдавался под магазины и квартиры. В нем, скорее всего, проживали и сами владельцы, то есть родители Николая. Он же предпочитал жить у бабушки, в доме которой, скорее всего, и родился 1 февраля 1843 года, поскольку его отец купил дом на ул. Московской только 23 июля 1843 года.

Родственники, о которых упоминает Таганцев в своих воспоминаниях, — это Николай, Александр и Петр Матвеевичи Кирьяковы, братья его матери Елизаветы Матвеевны.

В 1855 году его бабушка купила себе дом на улице Троицкой, рядом с женским монастырем (Кирова, 27), а прежнюю усадьбу оставила сыну Петру. Кстати, Н. С. Таганцев, обучавшийся в Санкт-Петербургском университете, был и в ее новом доме на Троицкой, когда приезжал на каникулы в Пензу в 1860 году.

Во время пожара 1858 года дом на ул. Московской, в котором жил в детстве Таганцев, сгорел. В 1866 году надворный советник Петр Матвеевич Кирьяков продал свою пустую усадьбу саранскому мещанину Ивану Финогеевичу Уланову, от которого она перешла к его сыну Петру Ивановичу Уланову.

В начале ХХ века на всю ширину его усадьбы по улице Московской стоял одноэтажный каменный дом, в котором размещались магазины П. И. Уланова: учебных пособий, письменных и рисовальных принадлежностей и обойный, а также его переплетное и футлярное заведение.

dvor17-07-ulanov-houseПервый дом Уланова

На счетах магазина Уланова изображены регалии, которые получил владелец за свою продукцию в 1898 году. Это серебряная медаль Общества сельского хозяйства Юго-Восточной России за переплетные и футлярные изделия и бронзовая медаль того же общества за конторские книги. Кроме конторских книг, переплетное, футлярное и линевальное заведение Уланова изготавливало также ученические тетради. В своем книжном магазине, где имелся огромный выбор всевозможных книг, Уланов принимал подписку на все российские журналы и газеты.

В 1883 году в доме Уланова открылся его колониальный магазин с большим выбором вин, кондитерских и та бачных изделий. В 1884 году здесь же находился ламповый магазин М. И. Роговского, который торговал под вывеской «Рагозин и КО». Такая вывеска была не случайной, поскольку Роговской являлся агентом Товарищества «Рагозин и КО», занимавшегося производством и сбытом минеральных маселолеонафта, астралина и пиронафта, которые в этом магазине и продавались. А заодно Роговской, видно, продавал здесь и «левый» товар, предлагая «большой выбор висячих, стенных, столовых и кабинетных ламп, от простых до самых изящных и новейших фасонов; ламповые стекла и все ламповые принадлежности», а также керосин от разных производителей.

С 1887 года в доме Уланова помещался чайный магазин М. С. Люткевича, торговавшего чаем Савиных, Унжениных и Филиппова. О поставщиках известно, что И. В. Савиных и В. Н. Унженин доставляли чай из Казани, где были сильны традиции чайной торговли. Через Казань издавна шли караваны с кяхтинским чаем, поступавшим из Китая через приграничную с Монголией Кяхту (ныне в Бурятии)«столицу чайного пути». Кяхтинский чай считался чаем самого высокого качества. И. Н. Филиппов был крупным московским чаеторговцем.

В 1904 году усадьбу Уланова приобрел купец Илья Федорович Михайлов, от которого она в 1906 году перешла к его жене Татьяне Ивановне Михайловой. При новых владельцах вместо одноэтажного дома на усадьбе было построено двухэтажное здание, которое мы и видим на старой фотографии исчезнувшего квартала. В нем в 1906 году вновь разместился писчебумажный магазин, но теперь уже сына предыдущего владельца — Ивана Петровича Уланова.

23 февраля 1908 года саратовский мещанин Иван Лазаревич Филатов ходатайствовал об открытии в доме Михайловой синематографа. И вскоре в местной газете появилось объявление:

«Великим постом открылся на Московской улице, немного повыше электротеатра «Модерн», еще один кинематограф. Он носит название «Патэ» и довольно охот но посещается публикой».

Название синематографу было дано по имени братьев Пат (Пате, Pathe), учредивших в 1896 году в предместье Парижа киностудию с тем же названием, при которой был создан цех по выпуску аппаратуры под маркой «Патэ». В 1904 году эта французская фирма открыла в Москве свое представительство, давшее мощный толчок развитию в России кинематографа.

Однако фраза в объявлении о хорошей посещаемости нового электротеатра была, по-видимому, обычной рекламной уловкой, поскольку никаких упоминаний в газетах о «Патэ» больше не встречается. Как видно, он просто не выдержал конкуренции с «Модерном», располагавшемся в соседнем доме Ремер.

dvor17-09-modernviewСовременный вид квартала

Сравнивая дореволюционный вид этой части улицы Московской с ее современным обликом, становится невольно грустно от того, что появившийся на месте старых домов безликий великан стер с лица Пензы часть исторической застройки…

Александр ДВОРЖАНСКИЙ.

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET