Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

001-Dvorzhanskij-A-I-630x180

 

ПЕНЗЕНСКИЙ «ГРАНД-ОТЕЛЬ»

Это трехэтажное здание, стоящее на углу улиц Московской и Максима Горького, знает, наверное, каждый житель Пензы: старшее поколение – по располагавшемуся в нем раньше ресторану «Волга», а затем первому в Пензе гриль-бару, сегодняшняя молодежь – по целому ряду кафе: суши-бару «Нэцке», «Orange» и «Ранчо». Как видим, такое использование первого этажа здания является довольно привычным. И до революции здесь тоже был ресторан, только на втором этаже — в гостинице, громко именуемой «Гранд-Отель».

dvor16-01-moskovskaya-56

АКАДЕМИК ЗИГЕРБЕРГ

Отсчет времени возникновения каждого здания обычно начинается с момента его постройки. И даже раньше, если известна история его создания, в частности — автор проекта. В Государственном архиве Пензенской области сохранился проект этого дома, на котором стоит подпись автора — академика архитектуры Франца Зигерберга. Фамилия эта для нас совершенно новая, а потому и заслуживает отдельного разговора.

Полное лютеранское имя архитектора: Вильгельм-Ганс-Франц Александрович (или же Генрихович) Зигерберг. В других документах его обозначают проще — Александр Францович Зигерберг. Хотя сам он подписал свой проект — Ф. Зигерберг, то есть Франц. Так и мы его будем называть

dvor16-02-monumentПамятник одиннадцати нижним чинам лейб-гвардии Финляндского полка, погибшим 5 февраля 1880 года при взрыве бомбы в Зимнем дворце во время покушения С. Н. Халтурина на Александра II. Смоленское кладбище, Санкт-Петербург. Автор проекта — А. Ф. Зигерберг

Родился он в 1841 году в г. Бауске (ныне в Латвии) в семье каменных дел мастера, выходца из Германии. В 20-летнем возрасте Франц поступил вольнослушателем в Императорскую Академию художеств. Окончив ее, служил архитектором на железной дороге. В 1869 году был удостоен звания художника третьей степениза «дом мирового судьи», в том же году стал художником второй степени, а в следующем году за проект «народного дома» получил звание художника первой степени. В 1874 году Зигерберг разработал проект «богатой гостиницы для приезжающих в столицу», за который ему было присвоено звание академика. Архитектор выполнял частные заказы в разных городах — Петербурге, Москве, Пензе, Сызрани, Ялте и др. Среди его построек — дом Кошелева в Пензе и барский дом В. Н. Охотникова в с. Черкасском Пачелмского района, сооруженный, как свидетельствует надпись на нем, в 1868 году. Участвуя в конкурсе на проект памятника гренадерам, павшим в сражении с турками при взятии Плевны в 1877 году, Зигерберг получил вторую премию. А в другом конкурсе стал победителем, спроектировав памятник одиннадцати нижним чинам лейб-гвардии Финляндского полка, погибшим 5 февраля 1880 года при взрыве бомбы в Зимнем дворце во время покушения народника С. Н. Халтурина на Александра II. Они были похоронены на Смоленском кладбище Петербурга в братской могиле, на которой и установили памятник, выполненный по проекту Зигерберга. Скончался архитектор в 1890 году.

Полное название пензенского проекта, составленного талант ливым немцем в марте 1875 года «Проект на постройку вновь каменного трехэтажного дома, при надлежащего государственному крестьянину Калужской губернии Масальского уезда деревни Гороховки Якову Андрееву Кашелеву, состоящего во 2-й части г. Пензы на углу Московской и Рождественской улиц».

Где пересеклись пути архитектора и заказчика, одному Богу известно. Во всяком случае ошибка в написании фамилии Я. А. Кошелева должна исключать их близкое знакомство. Но удивление вызывает не столько сам факт знакомства академика архитектуры с крестьянином из Пензы, сколько возможность представителя крестьянского сословия купить такую огромную усадьбу и построить на ней трехэтажный дом, требующий больших капиталовложений. В Пензе Кошелев быстро стал купцом, что подтверждает наличие у вчерашнего крестьянина немалых средств.

 

ДОМ КУПЦА КОШЕЛЕВА

dvor16-03-moskovskaya-56

Летом 1880 года «Пензенские губернские ведомости» напечатали объявление, в котором извещалось, что в доме купца Я. А. Кошелева с 22 июня

«открываются вновь со всеми удобства ми устроенные и роскошно отделанные нумера как для господ приезжающих, так и для постоянных, холостых и семейных, квартирантов. Нумера эти принадлежат к имеющей быть открытою с 1-го июля сего года гостинице с рестораном «Grand Hotel» («Грандъ-Отель»). При гостинице имеется ванная комната с мраморной ванной и душами, которыми за особую плату могут пользоваться как временно останавливающиеся и постоянные квартиранты, так и посторонние лица. Для удобства господ квартирантов, приезжающих в своих экипажах и на своих лошадях, имеются помещения для экипажей и удобные даже для рысистых лошадей конюшни, за пользование которыми во время квартирования в нумерах никакой особой платы с господ приезжающих не полагается. Экипажи принимаются и на хранение по соглашению. Принимаются для постановки в конюшнях и приводимые на бега рысистые лошади. При гостинице продаются по базарной цене овес и сено. При ресторане гостиницы, снабженном лучшими кушаньями, винами и напитками, имеются общий стол и биллиард. Обеды, завтраки и ужины отпускаются и на дом, как по одиночным заказам, так и помесячно. Месячные абонементы можно иметь и в ресторане. Принимаются заказы на парадные обеды, свадебные столы и т. п. Обеды, завтраки, ужины вечера и балы могут быть даваемы и в самих помещениях ресторана. Ресторан снабжен газетами и журналами. Цены на все весьма умеренные. Содержатель нумеров Я. Кошелев, содержатель ресторана А. Смирнов».

В 1883 году Кошелев сообщал что в «Гранд-Отеле»

«к существовавшим нумерам вновь устроено общее зало и для приезжающих еще 60 хорошо меблированных и удобных нумеров».

В 1890 году владелец дома заведовал только этими номерами, а гостиницу до 1891 года содержал сызранский мещанин Мартын Аверьянович Першин, который также управлял и рестораном.

Интересен круг поставок провизии в его ресторан. Из Москвы к Першину поступали: вырезка (филе), каплуны, пулярды (т. е. жирные, откормленные кастрированные куры), ореховые рябчики, фазаны, вальдшнепы, сладкое мясо, амуреты (спинной мозг), петушиные гребешки, цветная капуста, салат и свежие огурцы. Из Петербурга доставляли свежих черноморских устриц и пользующихся особой популярностью остендских устриц (добываемых в Бельгии), а также фрукты (парижские груши Дюшес и яблоки Розмарин). Ростов-на-Дону снабжал ресторан рыбой: донской севрюжкой, кизлярской шемаей (не большая рыбка семейства карповых, отличающаяся высокими вкусовыми качествами), вяленой селевой (т. е. уклейкой) и паюсной ачуевской икрой (черной севрюжьей икрой, добываемой Ачуевским рыбозаводом у восточных берегов Азовского моря). В качестве «горячительного» ресторан особо рекламировал водку «Кристалл» завода А. А. Шагаева, у которого было два винокуренных завода в Городищенском уездев Шнаево и селе Никольском Шнаевской волости.

Содержатели гостиницы и ресторана периодически менялись. Среди них были Гуричев, Чолокьянц, в 1908-1910 годы гостиницей «Гранд-Отель» управляло товарищество «КО татар», а ее директором до 1 января 1914 года был Хасан Касымович Ялымов, перешедший потом в располагавшуюся по соседству гостиницу «Бристоль». С 1 марта 1914 года «Гранд-Отель» стал содержать Халилула Махамед Алибига Акбулатов (наверное, он стал представлять «КО татар»).

Ресторану «Гранд-Отеля» оказывали предпочтение самые высшие слои пензенского общества. Так, например, 4 января 1912 год в нем устроили проводы управляющему местным отделением Крестьянского поземельного и Дворянского земельного банков Николаю Матвеевичу Коху, назначенному в центральное управление Крестьянского банка, причем цветы на украшение вечера были доставлены из Ниццы.

15 февраля 1913 года во главе с вице-губернатором Алексеем Александровичем Толстым в ресторане состоялись проводы советника губернского правления Андрея Андреевича Фрейганга, переведенного в Ярославль на должность непременного члена губернского по земским и городским делам присутствия.

 

ГИЛЯРОВСКИЙ В ГОСТЯХ У МЕЙЕРГОЛЬДА

Особый интерес для пензенцев представляет то, что именно здесь произошла историческая встреча писателя Владимира Алексеевича Гиляровского с... мейергольдовской водкой «Углёвкой», воспетой им в «Моих скитаниях»:

«Ах, и водка была хороша! Такой, как «Углёвка», никогда я нигде не пил — ни у Смирнова Петра, ни у вдовы Поповой, хотя ее «вдовья слеза», как Москва называла эту водку, была лучше смирновской».

dvor16-04-gilyarovskiyВладимир Алексеевич ГИЛЯРОВСКИЙ (1855-1935), писатель, журналист. Фото 1878 г.

Приглашенный осенью 1878 года артистом-антрепренером Василием Пантелеймоновичем Далматовым-Лучичем в Пензу в свою труппу, Гиляровский три сезона подряд играл в театре Горсткина под псевдонимом В. А. Сологуб.

Как он сам пишет, на второй год его службы у Далматова решено было устроить ему бенефис, подготовка к которому обычно начиналась накануне — с разноса билетов на спектакль. Первым в его списке был губернатор, затем следовали именитые купцы Варенцов, Будылин и богатый портной Корабельщиков. Но если с первым все прошло блестяще, то с купцами вышла осечка: быть на спектакле обещали, но билетов не купили, а последний так и вообще велел оставить ему ложу в счет погашения долга за сшитый Гиляровскому сюртук. Это артисту показалось обидным, и далее предоставим слово ему самому:

dvor16-05-meiergold-e-fЭмиль Федорович МЕЙЕРГОЛЬД (1835-1893), пензенский купец 2-й гильдии

«Я вышел, сел на Ивана Никитина, поехал завтракать в ресторан Кошелева. Отпустил лихача и вошёл. В зале встречаю нашего буфетчика Румеля, рассказываю ему о бенефисе, и он прямо тащит меня к своему столу, за которым сидит высокий, могучий человек с большой русой бородой: фигура такая, что прямо нормандского викинга пиши.

— Мейерхольд. Сологуб Владимир Алексеевич, наш артист, — познакомил нас Румель.

Мейерхольд заулыбался:

— Очень, очень рад. Будем завтракать.

И сразу налил всем по большой рюмке водки из бутылки, на которой было написано: «Углёвка», завод Э. Ф. Мейерхольд, Пенза».

Ну а дальше пошли восторги по поводу нашей пензенской водки…

Здесь Эмиль Федорович Мейергольд (отец будущего режиссера Всеволода Эмильевича Мейерхольда) проявил широту души, не разрешив Гиляровскому заплатить за свой завтрак и дав за билет целую четвертную, не спросив сдачи. С тех пор все бенефицианты начали ездить к нему с визитом, и он, по словам Гиляровского, «никогда не отказывался, брал ложу, крупно платил и сделался меценатом».

dvor16-06-moskovskaya-56Так выглядел бывший дом купца Я. А. Кошелева в шестидесятые годы прошлого столетия

Посещение Гиляровским ресторана «Гранд-Отель» состоялось в январе 1881 года. Этот факт из пензенского периода жизни «короля репортажа» давно должен быть увековечен мемориальной доской, и пикантный характер его знакомства с Мейергольдом позволил бы сделать эту доску весьма оригинальной. Приближающийся юбилей (прим. penzahroniki: статья написана в мае 2013 г.) мог бы стать поводом для того, чтобы одарить примечательные здания города «визитными карточками», делающими историю Пензы зримой и осязаемой

Александр ДВОРЖАНСКИЙ.

Фото из архива автора.

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET