Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

001-Dvorzhanskij-A-I-630x180

 

ДВОРЯНСКОЕ СОБРАНИЕ

Одним из главных историко-культурных памятников Пензы, несомненно, является здание Дворянского собрания, в котором сейчас располагается Законодательное собрание Пензенской области.

0301-dvoryanskoe-sobranie-v-penze1Дворянское собрание Пензенской губернии

Такое использование исторического здания, пришедшего за более чем 200-летнее существование в большую ветхость, надолго продлило его жизнь, наполненную яркими событиями. Однако прежде чем говорить о мемориальной ценности этого дома, следует дать характеристику самого понятия «Дворянское собрание».

Дворяне каждой губернии составляли отдельное дворянское общество, которое для решения своих вопросов периодически устраивало собрания (съезды). Таким образом, Дворянское (или Благородное) собрание являлось высшим органом объединения дворян по сословному признаку, учрежденным на основании «Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» от 21 апреля 1785 года. Дворяне губернии вносились Дворянскую родословную книгу, для составления и ведения которых из выборных депутатов под председательством губернского предводителя дворянства создавалось особое Дворянское депутатское собрании.

На губернском дворянском собрании, собираемом раз в три года, из состава потомственных дворян губернии избирались вначале уездные, а затем и губернский предводители дворянства. В своих должностях они служили без вознаграждения, их должность считалась почетной. Губернский предводитель дворянства имел свою канцелярию, состоявшую из секретаря и двух чиновников.

С 1844 по 1859 год должность экзекутора Дворянского собрания, ведавшего хозяйственными делами учреждения и наблюдавшего за порядком в канцелярии, исполнял грузинский поэт и переводчик Пушкина на грузинский язык Соломон Гивиевич Размадзе, сосланный в 1834 году в Пензу за участие в национально-освободительном движении в Грузии. В 1845-1846 годах он же был библиотекарем первой пензенской публичной библиотеки, созданной в 1830 году при Пензенской губернской гимназии, но вскоре переведенной в помещении архива Дворянского депутатского собрания.

С 1855 по 1858 год в канцелярии Дворянского депутатского собрания служил литератор Святослав Афанасьевич Раевский, ближайший друг М. Ю. Лермонтова, сосланный в 1837 году в Олонецкую губернию за распространение стихотворения «Смерть поэта».

ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ЗДАНИЯ

ДВОРЯНСКОГО СОБРАНИЯ

В каждом губернском городе дворянству дозволялось иметь для проведения дворянских съездов (собраний) собственный дом, который в другое время служил местом общения, отдыха и развлечения представителей дворянства. Он также назывался Дворянским собранием.

0301-dvoryanskoe-sobranie-v-penze2Здание Пензенского Дворянского собрания

В 1794 году дворянство купило себе свободный участок земли между Тихвинской церковью Спасо-Преображенского монастыря и усадьбой Враскова (ул. Кирова, 15) и начало на нем строительство каменного дома, сооружение которого закончилось в 1796 году. В то время по размеру здание было вдвое меньше, чем сейчас и соответствовало центральной части современного объема.

0302-lestnitsa-v-dvoryanskom-sobraniiПарадная лестница в здании бывшего Дворянского собрания, ныне здания Законодательного собрания Пензенской области. Автор фото: А. И. Дворжанский

В 1816-1817 годах в Дворянском собрании были сделаны переделки, в частности, на фасаде устроен портик с колоннами и фронтоном. В 1844-1847 годах с боков к дому пристроили двухэтажные объемы и увеличили высоту здания в связи с устройством в парадной зале хоров. Первоначальный проект перестройки Дворянского собрания выполнил губернский архитектор Игнатий Иванович Олделли. Однако в Департаменте проектов и смет его признали непригодным из-за неблаговидности фасада и неудобного расположения лестниц. Архитектором Василием Егоровичем Морганом проект был переделан и 16 марта 1844 года Высочайше утвержден. 25 октября 1844 года инженер-капитан Александр Кондратьевич Шторх составил проект на устройство в Дворянском собрании каменной с балясинами парадной лестницы, которая должна была располагаться в северной пристроенной части здания. После всех переделок и исправления замеченных комиссией недостатков здание 14 июня 1847 года было принято в эксплуатацию.

0302-zal-dvoryanskogo-sobrania-v-penzeПарадная зала Дворянского собрания

0303-navesФронтон подъезда здания бывшего Дворянского собрания, ныне здания Законодательного собрания Пензенской области. Автор фото: А. И. Дворжанский

В 1870-х годах оно было вновь перестроено. Его главный фасад получил новый декор, а парадная зала стала иметь тот самый вид, который запечатлен на дореволюционной фотографии. В конце XIX века фасад здания опять изменил свой облик: в связи с перемещением парадного входа был сломан старый навес и оба балкона. Новый вход получил изящное оформление в виде навеса, опирающегося на две чугунные колонны. На его фронтоне в переплетении дубовой и лавровой ветвей был помещен герб Пензы три снопа (пшеничный, ячменный и просяной), перевитые лентами.

ЗНАМЕНИТЫЕ ГОСТИ

В Дворянском собрании бывали практически все представители пензенской аристократии, а также именитые гости, приезжавшие в Пензу, среди которых, прежде всего, хочется назвать поэтов Петра Андреевича Вяземского и Дениса Васильевича Давыдова.

0305-vyazemsky-p-aКнязь Петр Андреевич ВЯЗЕМСКИЙ (1792-1878), государственный и культурный деятель, тайный советник и сенатор (1855), поэт, литературный критик, мемуарист, действительный член Российской академии (1839), ординарный академик Петербургской Академии наук (1841), член Государственного совета (1866). Портрет работы К. Я. Рейхеля, 1817 г.

П. А. Вяземский, проживая в 1827–1829 годах в селе Мещерском Сердобского уезда Саратовской губернии, часто приезжал в Пензу и посещал Дворянское собрание. Об одном из таких посещений, состоявшемся 6 января 1828 года, он оставил упоминание в своих «Записных книжках». Перечисляя участников этого собрания, Вяземский называет Екатерину Алексеевну Золотареву, которая пришла в собрание со своими двумя дочерьми. Одна из них — небезызвестная Евгения, которой суждено было стать музой-вдохновительницей поэта Дениса Давыдова.

Герой Отечественной войны 1812 года Денис Васильевич Давыдов в 1830-х годах часто бывал в Пензе, которую он назвал «поэтической вдохновительницей». В конце ноября 1832 году он писал П. А. Вяземскому, что «пензенские жители дают вечера и балы» и «ему снова хочется на несколько дней съездить туда». 30 декабря 1833 года Денис Давыдов послал из Пензы в альманах М. А. Максимовича четверостишье, которое, по его словам, он «написал при появлении на бале одной красавицы в Пензе»:

Вошла – как Психея, томна и стыдлива,
Как юная Пери, стройна и красива...
И шёпот восторга бежит по устам,
И крестятся ведьмы, и тошно чертям!

0306-george-dawe-davydov-d-vДенис Васильевич ДАВЫДОВ (1784-1839), герой Отечественной войны 1812, поэт. Портрет работы Дж. Доу, 1828 г. Холст, масло, 80х70 см. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

В эту же зиму поэт написал целый цикл замечательных по силе чувства стихов, посвященных Евгении Золотаревой, с которой постоянно встречался на балах в Дворянском собрании и на протяжении двух с половиной лет состоял в любовной переписке. В письме Вяземскому в 1834 году он пишет:

«Правда, что я теперь в восторге поэтическом... Без шуток, от меня так и брызжет стихами... З-ва как будто прорыла заглохший источник... Я, право, думал, что век сердце не встрепенется, и ни один стих из души не вырвется. З-ва всё поставила верх дном: и сердце забилось, и стихи явились и теперь даже текут ручьи любви, как сказал Пушкин»

0307-tropinin-zagoskin-m-nМихаил Николаевич Загоскин (1789-1852), русский писатель, драматург, автор исторических романов. Портрет работы В. А. Тропинина.

В 1828 году в Дворянском собрании состоялась встреча П. А. Вяземского с Николаем Александровичем Радищевым (1778–1829), сыном писателя, который был предводителем дворянства в Кузнецком уезде Саратовской губернии, но часто приезжал в Пензу, где у него жили родные, и посещал Дворянское собрание. Он поделился с Вяземским ранее неизвестными биографическими сведениями о своем отце Александре Николаевиче Радищеве.

В этом здании, скорее всего, бывал и писатель Михаил Николаевич Загоскин, который после окончания Отечественной войны 1812 года некоторое время жил в своем рамзайском имении. В конце 1820-х годов, будучи уже известным драматургом, он приезжал в Пензу «повидаться с матерью, и там его чрезвычайно фетировали, давали в честь его обеды, вечера, пили за его здоровье». Такое внимание к собственной персоне обязывало Загоскина часто показываться «на людях», то есть посещать Дворянское собрание.

КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ

Дворянское собрание являлось одним из центров не только общественной, но и культурной жизни Пензы.

0308-arhangelskiy-a-aАлександр Андреевич АРХАНГЕЛЬСКИЙ (1846-1924), русский хоровой дирижёр и композитор

По инициативе Пензенского отделения Императорского музыкального общества, председательницей дирекции которого была супруга губернатора Лидия Арсеньевна Татищева, здесь в 1882 году начали работать музыкальные классы, именуемые также музыкальным училищем. С этого времени в зале собрания силами преподавателей классов и «некоторых из любителей» периодически стали устраиваться концерты, музыкальные вечера, симфонические собрания, на которых присутствовали многие пензенские любители музыки.

0309-ian-kubeliсkЯн КУБЕЛИК (1880-1940), чешский скрипач и композитор

Довольно часто в Дворянском собрании выступали и приезжие знаменитости, имена которых сейчас большинству мало что говорят, за исключением, пожалуй, дирижера и духовного композитора Александра Андреевича Архангельского. Первое выступление его хора в Дворянском собрании состоялось в 1898 году. А 28 и 29 апреля 1902 года здесь под управлением нашего выдающегося земляка прошли два концерта соединенного хора из 250 человек, сборы с которых пошли в пользу учреждаемого в Пензе по инициативе Архангельского Церковно-певческого благотворительного общества.

Тем не менее, некоторых музыкантов хотелось бы всё же назвать. С большим восторгом жители Пензы принимали здесь основателя русской скрипичной школы, венгра по национальности, Леопольда Семеновича Ауэра и пианиста, профессора Московской консерватории Сергея Ивановича Танеева; прославленного исполнителя Ф. Шопена польского пианиста Иосифа Гофмана и чешского скрипача-виртуоза Яна Кубелика, о котором говорили, что 200 лет назад его, «без сомнения, сожгли бы на костре за его удивительную, божественную игру на скрипке».

0310-obuhova-nad-aНадежда Андреевна ОБУХОВА (1886—1961), русская советская оперная певица, народная артистка СССР

В 1910-х годах в благотворительном концерте, проходившем в Дворянском собрании, принимала участие будущая Народная артистка СССР, а тогда еще студентка консерватории, Надежда Андреевна Обухова, которая исполнила под оркестр арию из оперы П. И. Чайковского «Орлеанская дева». 13 января 1911 года в зале Дворянского собрания прошел концерт «королевы цыганского жанра» Марии Александровны Каринской.

С октября 1914 года весь дом Пензенского дворянства, за исключением помещений, занятых канцелярией и квартирой секретаря, был отдан до окончания Первой мировой войны под лазарет.

0313-dvoryanskoe-sobranie-lazaretВо время Первой мировой войны 1914-1918 гг. парадная зала Дворянского собрания стала палатой лазарета

СОВЕТСКИЕ ВРЕМЕНА

0314-lunacharskiy-a-vА. В. Луначарский на агитационном плакате Народного комиссариата просвещения

15 февраля 1918 года в здании бывшего Дворянского собрания открылся Дворец труда, в котором стали проходить советские, партийные, комсомольские и профсоюзные съезды и конференции, а также различные культурные мероприятия. Из наиболее известных деятелей культуры советского времени в этом здании выступали народный комиссар просвещения Анатолий Васильевич Луначарский и поэт-футурист Василий Васильевич Каменский.

5 февраля 1936 года в здании Дворца труда открылся Дом пионеров и школьников, пробывший здесь до 1987 года. После этого здание было передано управлению культуры Пензенского облисполкома для размещения в нем городского ТЮЗа (Молодежного театра). Однако претворить этот замысел в жизнь по ряду причин не удалось. Здание стало катастрофически разрушаться. Новую жизнь оно получило уже в XXI веке. После широкомасштабной реконструкции в нем 15 июля 2008 года состоялась внеочередная сессия Законодательного собрания Пензенской области по случаю перехода пензенского парламента в это историческое здание.

НЕПОНЯТНЫЕ СТРАННОСТИ

0316-memorial-plaqueМемориальная доска на здании бывшего Дворянского собрания, открытая 20 декабря 2011 года. Автор фото: А. И. Дворжанский

Но одно дело сохранить памятник, а другое — отметить его историческую ценность мемориальными досками с именами замечательных людей, посещавших его. После знакомства с историей дома № 13 в первую очередь на ум приходят имена Вяземского, Загоскина и Дениса Давыдова. Имя последнего здесь наконец-то появилось в декабре 2011 года, правда в довольно странной компании: П. А. Столыпина, императора Александра I, А. Н. Бахметьева и М. С. Воронцова и без каких-либо надписей, объясняющих их появление в данном месте.

То, что Денис Давыдов нашел здесь прописку в год 200-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года, конечно же, хорошо, но, думается, что он заслужил и персональной мемориальной доски, о которой теперь придется, наверное, забыть.

Хотя, например, государственному деятелю Петру Аркадьевичу Столыпину, попавшему в соседи к поэту-партизану из совершенно другой эпохи, нашлось место не только рядом с Денисом Давыдовым, но и внутри здания. И это при том, что никаких документальных подтверждений о пребывании его в Дворянском собрании нет.

Да, он был пензенским помещиком, и что с того? Будучи министром внутренних дел, 20 августа 1910 года проездом на 25 минут остановился на станции «Пенза» Сызрано-Вяземской железной дороги (т. е. «Пенза-I»).

«Пенза особенно гордилась П. А. Столыпиным, — пишет в своих воспоминаниях пензенский губернатор И. Ф. Кошко, — так как он был наш помещик. В Инсарском уезде у него было имение, полученное, кажется, по наследству от бабушки. Хотя он ни разу за время моего губернаторства не приезжал в свое имение, но мне самому несколько раз приходилось от него слышать, что он особенно близко принимает к сердцу интересы Пензенской губернии. А что он к нам не приезжал, это все находили естественным, зная, как он поглощен государственными делами».

Так что праздно проводить время в Дворянском собрании, если он даже и бывал когда-то в Пензе, в том числе и в бытность саратовским губернатором, ему просто было некогда и незачем. Да и был ли он еще в Пензе — вопрос. Зачем же насыщать историческое здание мифическими персонажами, как будто своих знаменитостей не хватает?!

Победителю Наполеона императору Александру I, назвавшему Пензенскую губернию благословенной, вроде бы тоже представился случай быть увековеченным «за компанию» с Денисом Давыдовым в юбилейный год. Если бы не одно «но». В Пензе государь император находился с 29 августа по 4 сентября 1824 года, прибыв в наш город для смотра стоявших здесь войск. Лицезреть Александра I собралось тысячи полторы пензенских дворян, поместиться которым в Дворянском собрании было просто невозможно. Поэтому, как пишет Г. И. Мешков,

«дворянство предложило выстроить на Соборной площади, против корпуса присутственных мест, огромную, деревянную, крытую железом галерею, намереваясь дать в честь Державного Гостя бал... Огромные колонны украшали фасад; приготовлены были рисунки затейливой иллюминации».

Вот это место, как апофеоз встречи императора на Пензенской земле, заслуживал бы остаться отмеченным в истории Пензы. Но для этого было выбрано здание Дворянского собрания, в котором в то время размещался временный госпиталь 2-го пехотного корпуса. Его-то и посетил Александр I. И хотя сам факт пребывания его в этом здании вроде бы и имел место, но уж больно событие само по себе довольно заурядное, да и отсутствие каких-либо пояснений только вводит в заблуждение о связях императора с этим домом. Если уж где и вешать Александру I мемориальную доску, так это на здании губернаторского дома, где он проживал в дни своего к нам визита.

Появление на доске участников Отечественной войны 1812 года А. Н. Бахметьева и М. С. Воронцова вроде бы тоже понятно, но привязка их к Дворянскому собранию вызывает большие сомнения.

0319-bahmetyev-aleksey-nikolaevichАлексей Николаевич БАХМЕТЕВ (1774—1841), русский генерал от инфантерии из рода Бахметевых. Портрет работы Дж. Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Алексей Николаевич Бахметьев, за отличие в сражении произведенный в генерал-лейтенанты, родился в Пензенской губернии, но где именно — неизвестно. Здесь ему по наследству досталось 480 душ мужского пола. Во время Бородинского сражения ему оторвало правую ногу ниже колена, и он был вынужден оставить военную службу. В 1814 году назначен Каменец-Подольским военным губернатором, в 1816 годуполномочным наместником Бессарабской области, а в 1828 годуНижегородским, Казанским, Симбирским и Пензенским генерал-губернатором. Однако в Пензе он, скорее всего, вообще не был, а присылал сюда лишь депеши, в частности, запрос губернатору Лубяновскому от имени императора Николая I о предоставлении сведений о государственных преступниках, то бишь декабристах.

Глядя на доску, где под барельефом героя написано только «Бахметьев А. Н.» (вообще-то в его формулярном списке, хранящемся в РГВИА, фамилия пишется без мягкого знака) его можно принять и за одного из бывших владельцев стекольного завода в г. Никольске Алексея Николаевича Бахметева.

Михаила Семеновича Воронцова (1782–1856), внука генерал-губернатора Романа Илларионовича Воронцова, при котором было образовано Пензенское наместничество, мы прежде всего хорошо знаем по эпиграмме Пушкина:

Полумилорд, полукупец,
Полумудрец, полуневежда,
Полуподлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец...

0318-vorontsov-m-sМихаил Семенович ВОРОНЦОВ (1782-1856), князь, русский государственный деятель, генерал-фельдмаршал (1856). Сын С. Р. Воронцова, русского дипломата, графа, посла России в Венеции (1782-1784) и Великобритании (1784-1806). Портрет работы Дж. Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Сразу оговоримся, что великий наш русский поэт здесь переходит все допустимые рамки поэтических вольностей. Сказанное им — прямое оскорбление и оно должно иметь под собой хоть какие-нибудь основания. Может быть, что-то в официальной биографии Воронцова подскажет нам это?

В 1804 году он «за отличное мужество и храбрость, оказанные во время осады крепости Эривани при отбитии неоднократных вылазок персиян» награжден орденом Святого Георгия 4-го класса.

В 1812 году «в воздаяние отличных подвигов мужества и храбрости, оказанных при поражении турецких войск в сражении при Виддине» награжден орденом Святого Георгия 3-го класса.

«В битве под Бородином Воронцов командовал 2-й сводно-гренадерской дивизией, которая первой приняла на себя атаки на Багратионовы флеши и получил рану, принудившую его оставить ряды войск... Отправляясь на излечение в свое имени, он пригласил туда же около 50 раненых офицеров и более 300 рядовых, пользовавшихся у него заботливым уходом».

«В кампанию 1814 года Воронцов при городе Краоне блистательно выдержал сражение против самого Наполеона», за что был награжден орденом Святого Георгия 2-го класса.

После окончания Отечественной войны был назначен командиром оккупационного корпуса, занимавшего Францию до 1818 года.

Был противником телесного наказания в армии, мотивируя это тем, что

«солдат, который никогда еще палками не был, гораздо способнее к чувствам амбиции, достойным настоящего воина и сына Отечества, и скорее можно ожидать от него хорошую службу и пример другим».

В 1823 году назначен новороссийским губернатором и полномочным наместником Бессарабской области. В 1844 году стал главнокомандующим на Кавказе и кавказским наместником с неограниченными полномочиями. Получил княжеское достоинство и титул светлейшего князя, а в 1856 году, незадолго до своей смерти, пожалован званием генерал-фельдмаршала.

Великий русский классик Лев Николаевич Толстой в «Хаджи-Мурате» дает Воронцову такую характеристику:

«...воспитанный в Англии, сын русского посла был среди русских высших чиновников человек редкого в то время европейского образования, честолюбивый, мягкий и ласковый в обращении с низшими и тонкий придворный в отношениях с высшими... Он имел все высшие чины и ордена и считался искусным военным, даже победителем Наполеона под Краоном...».

0317-vorontsova-el-ksСветлейшая княгиня Елизавета Ксаверьевна ВОРОНЦОВА (1792-1880), статс-дама, почётная попечительница при управлении женскими учебными заведениями, фрейлина, кавалерственная дама ордена Св. Екатерины; адресат многих стихотворений А. С. Пушкина; жена Новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова. Портрет работы П. Ф. Соколова, ок. 1823 г. Бумага, акварель, белила. 19х16 см. Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени, Москва.

И вдруг такой приговор Пушкина! С чего бы это? А всё очень просто. Перемещенный из кишиневской ссылки в Одессу, Александр Сергеевич был проведен чиновником в канцелярии М. С. Воронцова, однако совершенно не утруждал себя службой. Как вспоминал А. М. Фадеев, приехавший в Кишинев к предшественнику Воронцова на посту наместника Бессарабии и помещенный в одну комнату с Пушкиным, с которым ему пришлось прожить вместе 11 дней, поэт «по целым ночам не спал, писал, возился, декламировал и громко мне читал свои стихи», в то время как Фадеев «приезжал по делам, имел занятия, вставал и ложился спать рано». Думается, что такой же «график работы» сохранился у Пушкина и в Одессе, где он стал частым посетителем дома своего начальника М. С. Воронцова, пользовался его библиотекой, посещал салон его жены Елизаветы Ксаверьевны, а потом стал оказывать хозяйке особые знаки внимания, другими словами — волочиться за ней; написал целый цикл любовных стихотворений, посвященных своей новой музе. Ей, конечно, это импонировало. Мы тоже не против почитать его любовную лирику. Но у мужа, естественно, возникли к Пушкину совершенно другие чувства. Их отношения обострились. Начальник стал требовать от своего подчиненного исполнения служебных обязанностей, в частности, послал его в командировку для сбора сведений о саранче.

Наш 23-х летний гений оскорбился такому поручению и, как говорит в своем справочнике «Пушкин и его окружение» Л. А. Черейский, «свою неприязнь к Воронцову — «вандалу, придворному хаму и мелкому эгоисту» Пушкин высказал в эпиграммах...» И первой из трех упомянутых дальше эпиграмм называется уже приведенное выше четверостишье. Но обратим внимание, что оскорбительная для поэта командировка датируется концом мая 1824 года, а знаменитая эпиграмма — периодом с января по март того же года. То есть она написана раньше назначения в командировку!

Как мы всё-таки стараемся подтасовывать факты в пользу своих любимцев! То, что в поступках другого мы воспринимаем с должным осуждением, своим избранникам тут же снисходительно прощаем, как некую безвинную шалость. Мы, конечно, преклоняемся перед талантом Пушкина, но зачем же разделять его беспутства?

Впрочем, вернемся лучше к вопросу увековечения имени М. С. Воронцова на здании Дворянского собрания. Никаких оснований к этому, как видим, нет, кроме того, что в Пензенской губернии были имения его предков, перешедшие ему по наследству. Но достаточный ли это повод, чтобы вписать М. С. Воронцова большими буквами в нашу историю?

Глядя на мемориальную доску, невольно ловишь себя на мысли, что смысл ее заключается совсем не в прославлении каких-либо знаменитостей. Барельефы пятерых изображенных на ней персон являются лишь некоторым обрамлением, или, лучше сказать, «историческим фоном» к справке, рассказывающей о том, какие учреждения размещались в этом здании в разное время. И вот тут возникает еще один вопрос. Как свидетельствует надпись, в здании с 1989 по 2006 год находился Театр юного зрителя. То есть целых 17 лет. Но ведь за это время здесь не было поставлено ни одного спектакля! Можно ли тогда говорить, что в здании был ТЮЗ? Или же всё-таки его администрация, что далеко не одно и то же. При которой, кстати, здание и дошло до аварийного состояния.

Александр Дворжанский.

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET