Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Экран и сцена

      Для ознакомления с содержанием материала необходимо навести курсор на одну из кнопок и нажать на нее
                                                                                                                                           

276-277

 

«Патэ-журнал» убьет станиславщину... Кинематограф совершит великое дело: он отмежует театр от зрелища. По сю сторону будут «кинтоп» и «высокореальные постановки Художественного театра», а по другую станет театр актера...»

«Два врага (Кто-то победит: театр или кинематограф?)»
«ПГВ»
№ 146 от 10 июля 1910 г.

«Время от времени в... кинематографах кроме картин бывают гастроли разных фокусников, звукоподражателей, «эквилибристов». Эти дни в «Аме-

_________________________ 276

риканском театре» знакомил публику с поразительными опытами чудес индийских факиров Габриель Карголь...»

«ПГВ» № 174 от 20 июля 1911 г.

О многолетнем партнерстве-соперничестве кино и театра можно написать отдельную книгу. Полемика вокруг сложившейся в начале ХХ века ситуации, когда театр, увлеченный поисками новых путей в своем искусстве, вдруг обнаружил, что его понемногу теснит молодой, но шустрый конкурент, велась ожесточенная.

«Забросила наша публика театр и валом валит в кинематографы, — вздыхал автор заметки «В мире зрелищ и представлений» («ПГВ» от 3 апреля 1910 г.). — Да, сумели мы исказить театральную сцену жизни и науки до невозможных пределов. Что-то даст будущее? Куда оно толкнет нас?»

«...Я вижу в нашествии кинтопов (так на жаргоне немецких актеров назывались кинематографы. — О. С.) зарю какого-то освобождения, очищения театра,— словно возражал ему автор статьи «Два врага», перепечатанной из журнала «Театр и Искусство». — Нужно было появление «кинтопа» для того, чтобы вся фальшь нашего, т.е. обывательского воззрения на театр обнаружилась в полной мере, чтобы вскрылись противоречия и нелепости, загромоздившие великое искусство театра... Кинематограф уберет из театра зрелище, он же уберет из него газетную злободневность, «крики дня», беспокойную назойливость модных идеек, трескучие отголоски хроники происшествий и политиканство — весь этот сор, которым торгуют театральные лавочки, превращающие сцену в подотдел газетного фельетона... В кинтоп перейдут все исторические мелодрамы, надерганная в диалогах публицистика, интервью мелкой прессы, переложенные в пьесы — добрая половина текущего репертуара... Понемногу сюда перейдут (да уже переходят) актеры, отличающиеся исполнительными способностями, но не умеющие творить искусство. Их будут фотографировать, потому что только таких, которые механически делают роли, и можно фотографировать... Кинематограф как магнит притянет к себе все механическое, все грубо-житейское... Для искусства театра останутся безбрежные дали...»

История рассудила всех: часть этих прогнозов сбылась, однако выяснилось и то, что кино тоже может быть искусством (232), достойным участия самых выдающихся актеров.

Однако в коммерческом плане театр и кино были непримиримыми конкурентами. Как ни любила, к примеру, пензенская публика тратить деньги на развлечения, на все не хватало, и приходилось делать выбор, малоутешительный для театра. К тому же, по мнению многих горожан, состояние культурной жизни в городе само подталкивало пензяков вовсе не в театр.

«Пенза с ее 75-тысячным населением зимою пробавляется единственным, плохим по устройству и не всегда хорошей труппой, театром,— высказывал в «Суре» от

_________________________ 277

 

Читать далее
Подняться к началу

278

 

8 апреля 1908 г. свое мнение А. Поляков. — Отчего и приходится наблюдать интерес к цирку с его развращающей борьбой, всяческими лотереями и другими видами плохого развлечения... Отсюда и существование «электрических мельниц», «модернов», не призванных также к поднятию умственного уровня...»

«Никто, кажется, так не нуждается в духовной пище, как обыватель г. Пензы,— словно продолжал И. Правдин в «Пензенском городском вестнике» № 8 от 15 мая 1911 г.Взгляните, как тускло течет его жизнь: днем он на службе, а вечером идет глядеть, как в местном цирке какой-нибудь Крылов загибает «нельсона» Романову... Цирк сменяется известными читателю «Авансом», «Эдиссоном» и «Рекордом». Я уж не говорю о городской бедноте, которая сплошь и рядом делит свой досуг где-нибудь в трактире или просто у себя дома за бутылкой водки»...

Было еще немало подобных высказываний, утверждавших, между прочим, что в кинематограф-де публику толкает ее неразвитость и непросвещенность, отсутствие идеалов, лень, нежелание заботиться о будущем и т.п.

«Немудрено, что кинематограф пришелся как раз по плечу современному человеку, сделался его излюбленным развлечением и вместе с тем показателем духовной малоценности современного человека,— говорилось в статье «О кинематографах» («ПГВ» от 20 марта 1910 г.). — Кинематограф дает возможность жить призрачной жизнью, не похожею на серьезную и сознательную действительную жизнь. Это как раз то, что надо современному человеку...»

И тем не менее автор заметки «Театр и кинематограф», опубликованной в «ПГВ» от 28 ноября 1910 г., честно признавал, что победа кинематографа неизбежна, хотя и связана пока не с достоинствами кино, а с недостатками театра, в первую очередь провинциального. Если публика смотрит немые бесцветные драмы, терпя при этом массу неудобств, — значит, окончательно плох провинциальный театр. И если кинематограф выигрывает даже при отсутствии специального помещения для киносеансов, недостатках проекции и отсутствии музыки, то «что же говорить о тех электро-театрах, которые выстроили собственные роскошные здания, где экраны измериваются 10-12 аршинами и где воспроизведение картин сопровождается не только игрою великолепного пианиста, но в некоторых местах и небольшого оркестра»?

Постепенно театр стал проигрывать по параметрам не только «зрелищным», но и идейным.

«Рассказать вам, почему?— вопрошал риторически автор заметки «Исцеление театра» Сергей Хотинцев («Известия Пензенского Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов» № 99 от 22 мая 1918 г.). — Да только потому, что в то время, как в Народном доме Островский внедрял в умы парадокс о «Бедности, которая не порок», — в это время в кинематошке «Бо-монд»... сыщик Боб прыгал с мостов, проваливался в люки, переезжался автомобилями, сидел на адской машине — и все это только для торжества добродетели! Это ли не аргумент?!»

В результате более популярный (и доходный) кинематограф не только произвел своеобразную революцию в театре, способствовав появлению те-

_________________________ 278

 

Читать далее
Подняться к началу

279


атров миниатюр, но и привлек на свою сцену артистов эстрады. Произошло это примерно в одно время. Как отмечалось в «Обзоре русской деятельности в 1912 г.» («ПГВ» 1 от 1 января 1913 г.):

«Кинематограф так шумно ворвался в нашу жизнь, что как будто даже смутил прежний театр и его деятелей. Явилась потребность подделаться под кинематограф. Явилась идея театральных миниатюр. Открылись театрики в стиле кинематографов, репертуар которых состоит из маленьких пьесок несложного, веселого содержания... Кинематографы, взявшие себе без всякого стеснения название «театра», заполнили все, оттеснили на второй план прежний театр с его серьезным репертуаром...»

Массовое создание трупп-«миниатюр»,обосновывавшихся в клубах, любительских театрах, бывших и действующих кинематографах, отмечалось уже осенью 1912 г. А выступления эстрадных артистов в электротеатрах Пензы начались в 1911 году.

Впрочем, кино и эстрада никогда и не расставались. Только сначала киносеансы были частью дивертисмента (термины «эстрада», «артист-эстрадник» появились только в 20-е гг.), а потом выступления артистов стали частью программы киносеансов.

В течение двадцати лет сложившаяся практика подобных выступлений не менялась. Список коллективов и отдельных артистов, работавших на сценах пензенских кинематографов в течение этого времени, очень велик, поэтому придется ограничиться наиболее яркими примерами.

1911 год.В январе в «Рекорде» выступал «единственный дамский имитатор» синьор Арнольдини, подражавший пению А. Вяльцевой и Н. Плевицкой; в феврале — русская труппа лилипутов, разыгрывавшая короткие водевили; в марте«электро-трансформаторша» м-ль Франкарио, исполнявшая «художественные трансформации (233)при помощи световых эффектов» («Фрина», «Ад», «Огненный дьявол», «Фантазия Парижского Художественного ателье» и др.); в апреле — оперный певец-баритон А. П. Рамазанов; в мае — трансформатор и дамский имитатор Вилли Вильсон («феномен ХХ века»). В мае же «The American Bio Co» в пику конкуренту после каждого сеанса выпускал на сцену звукоподражателя Милана Петровича («человек-оркестр»). О факире Габриеле Карголь уже упоминалось. В июле в «Рекорде» выступала исполнительница цыганских романсов Софья Борисовна Каренская, выдававшая себя за знаменитую певицу М. А. Каринскую; в октябре — американский артист-гастролер Нельсон Картер, «чудо ХХ века» и «родной брат Глупышкина», и цирковое трио Дурос (Дуросс) с трюковым номером «Колесо смерти», изобретенным Оскаром Дуросс. Ноябрь в «Рекорде» ознаменовался гастролями трио эквилибристов Васко.

1912 год. Эстрадные номера (в основном выступления певцов) шли в «Рекорде», «Эдисоне», «Авансе», «Американском электротеатре». В последнем

_________________________ 279

 

Читать далее
Подняться к началу

280


русский трансформатор П. Н. Алинский показывал в июне одноактные комедии, в которых сам играл от 5 до 7 ролей. В «Рекорде» 30 января прошли гастроли «американских дуэтистов Дези и Джон» и исполнителя характерных танцев Иванова. В «Авансе» (июль) выступал куплетист и рассказчик Александр Словак, «проезжавшийся» на местные темы, с 27 октября — трансформатор и имитатор Борини из Вены. В «Эдисоне» 19-21 сентября прошли гастроли итальянского певца Джузеппе Марини (оперный репертуар). Усиление эстрадной деятельности в кинематографах вызвало отдельные возражения:

«Главная беда в том, что наши электро-театры увлеклись сценическими представлениями, понастроили подмостков около экранов и загородили ими запасные выходы...»

(«ПГВ» № 271 от 3 октября).

С 4 октября в «Эдисоне» начались гастроли артистов опереточного театра миниатюр Б. Гамалия с участием певицы А. И. Величко, с 26 октября — выступления труппы артистов легких жанров под руководством Н. Н. Ордынского, с 14 ноября — гастроли танцовщицы мисс Гертруды (электрическая трансформация и пр.), с 24 ноября — выступления исполнителя цыганских романсов П. И. Волкова.

1913 год.13-15 февраля в «Эдисоне» демонстрировался «электротехнический (электромеханический) человек», 17 февраля демонстрация сопровождалась пояснением секрета изобретения. В июле там же выступал имитатор-звукоподражатель Жан Малков. «Кинемо» по старой театральной привычке приглашал артистов на большие представления — например, Леонид Берсенев выступал на вечерах рассказов и импровизаций из репертуара театров миниатюр «Бродячая собака», «Летучая мышь», «Зеленый попугай» и др. Однако здесь же выступали человек-оркестр Милан Серб (вероятно, речь шла об уже известном в Пензе сербе Милане Петровиче), дама-стрелок Нацци Мирбо, дрессировщица Арманс с учеными фокстерьерами и квартет сибирских бродяг под управлением Гирняка. В кинематографе Драматического Кружка между сеансами ставились миниатюры силами молодых артистов кружковцев.

1914 год. В феврале в «Эдисоне» выступал с гастролями театр миниатюр И. Г. Арди. Хотя в клубе приказчиков (будущий «Олимп») еще не было кинематографа, стоит упомянуть, что в конце мая в нем прошли выступления труппы знаменитого петербургского театра-кабаре «Летучая мышь». Один из номеров назывался «Живой кинематограф» (234).

1915 год. Электротеатр «Бельгия» за короткий период своей деятельности успел пригласить на свою сцену танц-комика и имитатора Васю Оп, г-на Алекса Бен-Рибо, «увеличивающего свой рост без всяких приспособлений», короля цепей г-на Жек и комика-куплетиста Васю Садкова. В помещении «Олимпа» выступала труппа лилипутов (май). В летнем «малом театре» Драматического Кружка после каждого сеанса продолжали ставиться маленькие пьески Чехова, Аверченко, Тэффи, Чуж-Чуженина.

«И вот они-то и интересны»

(«ПГВ» от 12 июня).

_________________________ 280

 

Читать далее
Подняться к началу

281


В «Авансе» 30 и 31 мая выступала семья петербургских музыкальных эксцентриков Щербаковых.

1916 год. В «Олимпе» 25-26 января после каждого сеанса артистами Седельниковым и Мазановым исполнялись песни сибирских каторжан. Там же в начале февраля в антрактах выступала с большим успехом ясновидящая м-ль Люция (интересно, не предсказывала ли она, что случится через год, а тем более — через два?).

1917 год. Наиболее популярны певцы и артисты-юмористы. В «Авансе» в марте выступали цирковые артисты, в том числе «король цепей, огня и железа» Марк Силин и борцы, а также танцор-виртуоз Шапинский, в июне-июле — куплетист Г. И. Дубровский (он же и кинодекламатор), юморист М. Ципшековский, певец Петр Славянский. В «Луче Свободы» с конца декабря после сеансов выступали «картинно-популярные» артисты Ольга и Константин Башарины, музыкальные эксцентрики и исполнители характерных песен и ролевых сценок («Бродяги Челкаш и Зозуля», «Шарманщик и певица»). В «Олимпе» в апреле демонстрировалась «небывалая научная оригинальная новость ХХ века» — аттракцион «Мото-фозо (Человек-машина)» (235) в исполнении американца Митдшеля (вероятно, Митчелла) Смита.

1918 год. В «Кино-Арсе» в апреле выступал баритон-куплетист Казимир Юркевич. В «Луче Свободы» устраивались дивертисменты. Многие из участников этих дивертисментов в феврале выступали в зверинце И. Л. Филатова в общей программе: исполнительница романсов Потоцкая, балалаечник-куплетист Пропащий, «комик-юморист-сатирик» В. Валентинов, танцор Дмитрий Ланцов. Здесь же в качестве музыкальных эксцентриков выступали Валентин и Георгий Филатовы. В «Кино-Артель № 3» в июле проходили выступления клоунов братьев Танти. В «Объединении» в декабре после киносеансов группой артистов под руководством М. А. Абрамовского ставились миниатюры.

1919-1920 годы. Артисты из города потянулись в уезды, где было посытнее и относительно безопаснее. Так, из села Лунино Мокшанского уезда в январе сообщали:

«Здесь, в Лунине, некоторое время тому назад появился некий г. Кручинин, выдающий себя за «столичного» артиста, подвизавшийся прошлым летом в Пензе в качестве куплетиста в кинематографах второй руки. Теперь он управляет «труппой», снявшей в Лунине на целый год помещение пожарного общества и дает «спектакли». Если поставленная пьеса не представляет достаточного количества пошлости сама по себе, то руководитель «труппы», вероятно, вспоминая свою прежнюю деятельность балаганного шута, все усилия прилагает к тому, чтобы путем «отсебятины» опошлить эту пьесу. «Дерзновения» ловкого предпринимателя в этом направлении идут так далеко, что в Мокшане, куда он иногда ездит на гастроли, Отдел Народного Образования запретил ему всякий дивертисмент, так как

_________________________ 281


Читать далее
Подняться к началу

282

 

под этим названием публике преподносится такой букет, что могут покраснеть и сгореть от стыда самые стены здания...»

(«Известия Пензенского Губисполкома и Горсовета Рабочих и Крестьянских Депутатов» № 16 от 22 января 1919 г.).

1921 год.С восстановлением регулярных сеансов в кинотеатрах города вновь «оживилось» и их эстрадное сопровождение. Так, в клубе им. Урицкого в конце октября после программы кинокартин выступал комик-имитатор БофБерсеневский.

1922 год. «Те-Ма» («Олимп»), как самый крупный из городских кинотеатров, располагавший к тому же двумя сценами (вторая, летняя, находилась в саду), привлекал цирковых артистов, которые давали собственные большие представления. В июле «чемпион России и Дальнего Востока» Петр Лютов проводил здесь поединки по французской борьбе, а семья артистов Ждановых демонстрировала свои юмористические, танцевальные и экстрасенсорные способности.

1923 год. В январе «Художественный театр» Пухальского критиковался в прессе за то, что на его сцене показываются «нелепые номера проходимца жонглера в безобразном трико, демонстрирующего грубые проявления физической дури и умственной ограниченности» («ТП» № 11 от 16 января). В «Те-Ма» 19-21 января выступали музыкальные эксцентрики Вийс-Вайс («соперники» знаменитых клоунов Бим-Бом) и эксцентрики-юмористы Фис-Дис.

18 февраля в «Объединении» устраивал «вечер чудес» иллюзионист Лон-Го (демонстратор уникальных факирских трюков Дмитрий Иванович Лонго), в марте выступал фокусник Демидов. На открытой сцене «Те-Ма» в конце июняначале июля проходили выступления силача Ивана Коробова. В Летнем театре проходили выступления крафт-акробатов братьев Польди с номером «Живые статуэтки».

1924 год. На открытие сезона в Летнем театре были приглашены известные клоуны Бим-Бом (Комарро и Кольпетти (236)). В «Олимпе» в начале июля сверх программы киносеанса давалось концертное отделение «всемирно известного артиста на балалайке» Б. С. Трояновского (Троянского) совместно с певицей О. В. Нардуччи, балериной А. А. Невтоновой и пианистом В. А. Висленевым. А 19 и 22 августа здесь выступал актер Московского Малого академического театра В. В. Максимов, известный в Пензе по своим многочисленным киноролям. Первое представление состояло из мелодекламативных номеров (художественное чтение), во время второго показывалась пьеса Островского «Без вины виноватые» (Максимов играл роль Незнамова). 23 августа в Нардоме прошло большое представление с предварительным показом кинокартины — прощальный бенефис певца-сатирика П. Елинского, последняя гастроль

_________________________ 282

 

Читать далее
Подняться к началу

283

 

трио силовых акробатов Бахман и выступление японского артиста Токашимы.

2 ноября в «Олимпе» прошел первый в городе детский кукольный спектакль «Царь Максимилиан» А. Ремизова в постановке Московского кукольного театра (32 куклы работы М. Оленина).

1925 год. В начале года в «Олимпе» выступал один из коллективов «живой газеты» Московского горкома профсоюзов «Синяя блуза». Это дало толчок к появлению пензенских «синеблузников». Отвлекаясь от темы эстрады, стоит привести следующее замечание одного из журналистов «Трудовой правды»:

«Таким образом в условиях провинции яркие огни кино побеждают огни рампы(этому выводу предшествовал подсчет итогов зимнего театрального сезона 1924-25 гг., согласно которому Нардом имел среднюю посещаемость 20% и около 2000 руб. убытка, а «Олимп» и «Смычка»60% и ежемесячную прибыль в 1500 руб.О. С.), и от белого экрана как будто блекнет театр натуралистический — театр натуры, действий, живого слова... Насколько это является только местным, пензенским фактом, связано ли это исключительно с закончившимся сезоном и каковы вообще пути провинциального театра — вопрос другой... Но над фактом «победы» кино следует задуматься местным работникам, к театру прикосновенным...»

(«ТП» № 116 от 24 мая).

Хорошим выходом из положения сочли открытие в Нардоме кино, и в конце июля, к примеру, в нем сверх кинопрограммы выступал «известный балетмейстер восточных танцев» Костя Джорджиашвили («лезгинка и др. дикие танцы на 4-х кинжалах»). В августе в Нардоме и кино-«Летнем» после каждого сеанса выступали Альдо и Больдо (амплуа не указано), в Нардоме прошли гастроли трансформатора В. К. Кавецкого (по отзывам, работавшего лучше, чем самый известный в дореволюционной Пензе трансформатор Уго Учеллини).

«Не довольствуясь улучшением репертуара фильм,— отмечалось также в «ТП» № 272 от 27 ноября, — кинематографы довольно часто ставят разные аттракционы, — серьезные, представляющие интерес с научной точки зрения, как, например, «Радио с корабля» («Смычка») и многосулящие скандальные «Чудеса теней» («Олимп»)...»

1926 год. 12-14 октября в «Олимпе» после каждого сеанса выступал «артист гостеатров и цирков телепат-иллюзионист, разоблачитель тайн Индии и Востока» А. И. Полянский с партнершей Элеонорой.

1927 год. В анонсе кинопостановок, проводившихся союзом рабис в марте, упоминалось просто:

«После сеансов перед экраном будут выступать артисты-эстрадники»

(«ТП» № 63 от 20 марта).

А в конце марта Пензу посетили... Пат и Паташон.

«Такова была сенсация последних дней,— сообщал рецензент в «ТП» от 1 апреля. — Спорили и гадали — те ли это? С нетерпением ожидали их приезда и осаждали кассу нардома. Наконец они приехали и оказались довольно-таки заурядными актерами-куплетистами, ловко загримированными и по фигурам похожими на тех Пата и Паташона, которых мы привыкли видеть на экране. Как оказывается, оба они имеют, согласно документов, полное право носить присвоенные ими себе имена, что, однако,

_________________________ 283

 

Читать далее
Подняться к началу

284

 

не способствует поднятию художественной ценности их репертуара, который... не выше любого из прочих актеров эстрады...» (237)

В августе в Летнем театре выступал исполнитель и разоблачитель опытов индусских браминов Н. И. Куприн, честно и добросовестно прокалывавший себе кожу, язык, ладони и даже подвергавшийся распятию на кресте.

1929 год. Первые же дни января ознаменовались единственным гастрольным выступлением киноактера Игоря Ильинского. О том, как прошел концерт, состоявшийся 5 января, красноречиво говорит заголовок рецензии — «Встретили овацией, проводили свистом» («ТП» № 5 от 8 января).

«Пенза давно не видела такого издевательства над собой, какое учинил над ней «король экрана» Игорь Ильинский, — возмущался рецензент. — Реклама о его предстоящем концерте была сногсшибательная, цены двойные...»

Между тем весь концерт состоял из двух небольших отделений. Первое началось с того, что приехавшие вместе с Ильинским пианист Г. Комиссаров и певица Пеховская исполнили по нескольку «посредственных» произведений.

«...Наконец вспыхнули прожекторы... и в потоке света явился на сцену сам экранный «король». Снисходительно приняв овации пензяков, Игорь Ильинский начал свое гастрольное выступление. Рассказал о том, как Маяковский пил чай с товарищем Солнцем, прочел три-четыре пьяных рассказа Зощенко и... антракт на полчаса. Во втором отделении была разыграна сцена в тюрьме из пьесы «Три вора» (по экрану — «Процесс о трех миллионах»). Ильинский исполнял роль вора Тапиоки. Играл с большим уклоном к дешевому трюкизму. Букет других исполнителей оказался самым халтурным. Всю эту картину дополняли наспех выхваченные из кладовых корявые декорации.

И вполне понятно, что когда в 10 часов вечера Игорь Ильинский произнес свою последнюю фразу: «Караул, ограбили!» — а распорядитель объявил: «Концерт кончился», — пензенская публика сразу пришла в себя. Она поняла, что ограбили именно ее, и возмутилась. «Короля экрана» проводили свистом. А ему что? Он сделал сбор и на вокзал, искать в другом городе падких на рекламу.

Нет спора, Игорь Ильинский хорош на экране, он имеет заслуженный успех и как актер театра Мейерхольда... — но когда популярность начинают использовать в спекулятивных целях, тогда «искусство» это становится рядом с искусством простого надувательства. По крайней мере пусть «король экрана» знает, что пензенские «верноподданные» после «единственного» его концерта второго такого же не захотят».

«От себя» редакция добавила, что подобных отзывов о концерте Ильинского было несколько, и все негативные. В январе же в «Олимпе» после каждого сеанса выступал итальянский трансформатор Никола Лупо, прозванный за виртуозное владение искусством переодевания «Человек-молния». Лупо

_________________________ 284

 

Читать далее
Подняться к началу

285

 

исполнял около 40 ролей, играл один за три действующих лица, «разоблачал» тайны искусства, переодеваясь на глазах у публики. В феврале в «Олимпе» выступал 1-й концертный ансамбль лилипутов, в мартеквартет им. Мусоргского, в апреле — виртуоз-исполнитель на разнокалиберных гармониках Роман Реми. В июне после каждого сеанса показывались сразу два эстрадных номера: «живой шарж» «Ахметка и Я» и сатирический дуэт Б. Зорина и лилипута Орлова.

1930 год. В начале февраля Пензокросоавиахим устроил в гортеатре гастроли «мирового аттракциона ХХ века» Ампера-старшего (Человека-молнии), якобы способного «пропускать» ток напряжением до 800 тысяч вольт. С 13 марта в двух кинотеатрах Пензы — «Олимпе» и «Смычке» — выступали после каждого сеанса музыкальные эксцентрики-сатирики Бим-Бом (С. В. Гарин и К. И. Славянский). Как они умудрялись совмещать выступления в двух достаточно отдаленных друг от друга кинотеатрах, где сеансы начинались и заканчивались почти одновременно (хотя между началами вторых сеансов в «Олимпе» и «Смычке» был интервал в полчаса, третьих — в час), неизвестно. По сравнению с отдельными прошедшими годами, теперь кинотеатры переживали наплыв эстрадников (238): в течение одного июня в кино-«Летнем» работали после сеансов партерные акробаты 3 Фроловы 3, виртуоз Роман Реми, юморист-сатирик Ратальский; в «Олимпе» — велофигуристки 3 Клемар 3, разнохарактерный танцор Удальцов и фельетонист Любич.

1931-1932 годы.В конце февраля 1931 г. в клубе им. Дзержинского прошли гастроли китайского театра Мо-Кум-Хай из Шанхая (акробатика, жонглирование, фехтование, народные танцы, театр иллюзии Лю-Фу). 21 июля того же года в Летнем театре состоялось единственное выступление вновь посетившего Пензу В. В. Максимова, теперь уже заслуженного артиста республики. В «Олимпе» поддерживалась практика выступлений артистов (май 1932 г.— сатирик Ф. О. Коральский, июнь — артисты эстрады Мирский и Верина). Однако в свете последних требований к массовому разворачиванию агитационной работы в клубах и кинотеатрах уже указывалось:

«Гастролеры только утомляют зрителя вместо того, чтобы дать разумный культурный отдых»

(«РП» № 146 от 25 июня 1932 г.
именно по поводу выступлений Мирского в «Олимпе»).

Эстрадные номера постепенно вытеснялись наглядной агитацией, радиопередачами и докладами.

Тем не менее в апреле 193З года в Доме Красной Армии состоялись гастроли еще одного «человека-молнии» Джона Пикассо и сатирика Вица. Ведь эстрада спокойно могла уживаться на любой сцене, с экраном или без него.

К тому времени уже определились и пути дальнейшего развития кино и театра. Кино, достигнув вершин в искусстве экранной пантомимы, стало

_________________________ 285

 

Читать далее
Подняться к началу

286

 

осваивать звук, готовя театру новые «сюрпризы». Театр же, пережив эпоху, когда провинциальный актер плакал и стонал от нашествия «электрических театров» и убедившись в том, что «пока магическая сила человеческого слова будет оказывать свое действие хотя бы на ограниченный круг «строгих ценителей и судей», до тех пор не упадет в цене и высокое искусство» (239), оттачивал мастерство, экспериментируя с новыми жанрами и придавая новое звучание старым. Театральные актеры и режиссеры смело пробовали свои силы в кино, им противостояли сторонники «чистого» кинематографического искусства, первый российский кинорецензент А. М. Горький в программной статье «С кем вы, «мастера культуры»?» пессимистически заявлял, что

«кинематограф постепенно уничтожает высокое искусство театра» и великих артистов «заменяют Фэрбенксы, Гарольд-Ллойды и прочие фокусники во главе с однообразно сентиментальным и унылым Чарли Чаплином»...

Но все эти дискуссии и поединки происходили далеко. В сознании же простого зрителя разграничение театра и кинотеатра стойко зафиксировалось следующим образом:

«Театр я не хаю. Но кино все-таки лучше. Оно выгодней театра. Раздеваться, например, не надо — гривенники от этого экономишь. Бриться опять же не надо — в потемках личность не видать».

Михаил Зощенко шутил, а в действительности примерно так и выходило: в театр ходили «приобщаться к искусству», в кино — «убить время»или «порадовать»девушку; в театр надевали лучшее платье, в кино — что попало («не в театре, говорю»); в театре пытались соблюдать пристойность в поведении, в кино — соревновались, кто громче свистнет или заорет: «Крути, Гаврила!», «Сапожник!» и т.д.

Это разделение сохранилось и до наших дней. Хотя в 1920-е годы грань между кино и театром на бытовом уровне и была более стерта: состояние залов было одинаково плохим, в кино выступали театральные коллективы, на сценах театров показывали фильмы.

А еще их объединяло повышенное внимание, уделяемое зрелищным предприятиям различными службами безопасности.

И, разумеется, критиками.

 

 

_________________________ 286

 

Читать далее
Подняться к началу

Прим.

 

Примечания:

232 А также темой для театральных постановок. Так, в 1910 г. на сцене Народного театра неоднократно игралась комедия в трех действиях «Герои кинематографа» (авторы Пальмский и Старов).

233 Жанр «трансформации» (мгновенного изменения костюма и внешности в зависимости от того, что за персонаж изображал трансформатор) был очень популярен на эстраде. Приемами трансформаторов, кстати, до сих пор пользуются эстрадные сатирики, блестяще владел ими А. И. Райкин.

234 Точно так же назывался и один из номеров программы Петроградского театра музыкальной комедии А. Н. Александровского, выступавшего в «Олимпе» 25 октября 1923 г.

235 Подобный аттракцион показывался в Пензе и в 1926 г., в цирке. Суть номера «мотофозо» — в различных трюках, проделываемых с человеком, изображающим манекен (или куклу), и его «оживании».

236 Псевдоним Бим-Бом принадлежал первоначально клоунам И. С. Радунскому и Ф. Кортези, затем Радунскому и М. А. Станевскому. Комарро — псевдоним клоуна А. Комарова, Кольпетти — сценическая фамилия братьев Грудзинских; в составе дуэта Бим-Бом в начале 20-х гг. с А. Комаровым работал Петр Кольпетти. Псевдоним Вийс-Вайс принадлежал эксцентрикам В. А. Сидельникову и М. И. Соломенко, а также Соломенко и Дмитрию Кольпетти.

237 «Маски» Пата и Паташона были одними из самых популярных в среде клоунов и эстрадных юмористов в 1920-е — 1930-е гг. В данном случае речь, возможно, идет об артистах цирка и эстрады А. К. Морозовском и Г. Бавицком, выступавших под именами Пата и Паташона в 1920-х гг.

238 В ноябре этого года на Базарной площади появилась и выставка живых феноменов, аттракцион, казалось бы, исчезнувший вместе с дореволюционным бытом. Выставка, правда, состояла всего из двух «экспонатов»: 30-летнего великана Тимофея Бакунина ростом около 2,5 м и 26-летней Полины Новиковой ростом 103 см и весом около 16 кг.

 

239 «ПГВ» №170 от 2 июля 1913 г.

 

 

 

vinietka-10

 

 

 

==================================================
Читать далее:
Безопасность
________________________________________
В оглавление.
==================================================

 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET