Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

«Форте, маэстро!»

      Для ознакомления с содержанием материала необходимо навести курсор на одну из кнопок и нажать на нее
      ↓                                                                            

269


 

 

 

«Экран не скажет того, что живая речь, интонации которой проникают в глубокие уголки нашей души, заставляя ее переживать скорби и радости героев... Впрочем, отчасти аккомпанемент призван восполнить этот недостаток. Но сколько требуется от аккомпаниатора?! Это должен быть импровизатор, из-под пальцев которого вытекают то пламенные, то холодные речи, переведенные на музыку...»

«ПГВ» № 240 от 14 сентября 1913 г.

 

«И в белом ледяном огне,
Под стон убогого рояля,
Идите в ряд на полотне
Мои восторги и печали».

Э. Багрицкий

 

Запоминающийся образ тапера из телефильма Валерия Рубинчика «Последнее лето детства» («Там «ля» западает, форте, маэстро!»), как и удачно найденная мелодия его аккомпанемента — одно из художественных свидетельств о минувшем «беззвучном» времени и об исчезнувшей ныне профессии «музыкального иллюстратора» при кинотеатре.

_________________________ 269

 

Читать далее
Подняться к началу

270

 

Музыкальное сопровождение демонстрации кинокартин должно было не только компенсировать тишину, но и усиливать эффект от увиденного. Для сопровождения коротких, динамичных и простых по сюжету ранних картин аккомпаниаторам приходилось подбирать короткие же и динамичные музыкальные произведения, преимущественно — танцы (собственно, и пришли эти аккомпаниаторы с эстрады, из оркестров, игравших на вечерах и свадьбах и т.п.). В кинозалах звучали польки, галопы, вальсы, мазурки, кэк-уок, «барыня» и множество иных «зажигательных» мотивов. Однако через определенное время, когда картины стали более продолжительными и сложными по сюжету, возникла и необходимость в специальном подборе музыки. А. А. Ханжонков в своих воспоминаниях отмечал:

«Раньше(до 1909 г. — О. С.)никакой потребности в специальной музыке при игре под картины не ощущалось: аккомпаниатор хорошо знал, что под драму надо играть вальс, под комическую — галоп, а под видовую, в зависимости от ее темпа, что-нибудь из других танцев. Теперь этот вопрос, пройдя длинный эволюционный путь, усложнился, и в крупных кино не только подбиралась аккомпаниатором специальная музыка под картины, но кое-где появились небольшие (в 3-5 человек) оркестровые ансамбли...»

А авторы книги «Музыкальное сопровождение в кино», изданной в Москве в 1929 г., — Д. Блок и С. Бугославский — утверждали:

«Серьезная мысль о кино-музыкальной иллюстрации, а не просто музыкального сопровождения фильма возникла тогда, когда кино перестало занимать как технический фокус-новинка, когда на экране появилась связанная единая кинопьеса. Музыка сразу же заняла место эмоционального усилителя зрительных впечатлений. С этого времени можно говорить о кино-музыке...»

Конечно, ставился вопрос и о конкретном прикладном характере музыки для фильмов:

«Поэтому-то при постройке «потрясающих» драм на фабриках лент должна бы создаваться и подходящая музыка. Иначе смешно и нелепо, когда зритель в сильных местах слушает мотивы вальса или, того хуже, кэкуок и т.п.»

(«ПГВ» № 240 от 14 сентября 1913 г.).

И, естественно, определенное внимание уделялось квалификации самого иллюстратора.

Музыка для кино стала создаваться задолго до того, как был найден способ записывать фонограмму на кинопленку. В России наиболее именитым из сотрудничавших с кинематографом композиторов был профессор Московской консерватории М. Ипполитов-Иванов, автор музыки к картине «Понизовая вольница». В 1915-1916 гг. снимались фильмы на сюжеты песен и романсов с учетом воздействия музыки.

«Этим положено было начало музыкальному сценарию (музмонтажу) к кино-пьесе»(226).

В период расцвета немого кино уже утверждалось:

«Развитие кинокомпозиции возможно, полагаем, в том лишь случае, когда композитор войдет не только в театр и будет «делать» музыку, слишком стесненный заказом к готовой картине, но и тогда, когда он будет участником (хотя бы в качестве консультанта) «с правом решающего

_________________________ 270

 

Читать далее
Подняться к началу

271


голоса» коллективного творческого труда над сценарием, может быть, и во время съемки... а главное, при монтаже кадров, при котором будут учтены требования музыкальной формы, ритмические пропорции...»(227).

Разработки «подготовительного периода» позволили потом быстро и органично включить музыку в звуковое кино.

Впрочем, вдали от столиц (да и в них тоже) музыкальное сопровождение картин в кинотеатрах было посредственным: театры побогаче содержали коллектив музыкантов, те, что победнее, — пианиста или обычного тапера, игравшего не по теории, а соответственно дарованию. Пенза, с ее одним из старейших в стране музыкальных училищ и богатыми музыкальными традициями, на общем фоне выглядела очень даже неплохо.

* * *

До этого уже упоминалось о музыкальном сопровождении кинокартин во время коротких гастролей в Пензе П. В. Деринга и демонстратора «примовивонтографа» Беренштейна, а также о пианисте Т. Викснине, сопровождавшем своей игрой демонстрацию картин в «Модерне», «Экспрессе» и «Авансе» (и одно время работавшем заведующим и пианистом в электротеатре «Рекорд»). В мае 1912 г. ряд картин в «Авансе» сопровождались аккомпанементом пианиста Соллогуба.

«Иллюстратор» с именем на заре существования стационарных кинематографов — не такая уж редкость, если учесть, что большинство музыкантов приходили в кино из оркестров или имели немалый опыт работы на эстраде. Впрочем, с самого начала среди таперов было немало и таких вот «специалистов»:

«Отдохнет — и жарит снова,
И по нотам, и без нот,
Инквизитора любого
В этом за пояс заткнет!»
(228)

Однако ремесленники оказывались в проигрыше, когда директору электротеатра нужно было квалифицированное музыкальное сопровождение таких картин, как, к примеру, «Жизнь и смерть Бетховена и его предсмертная симфония», «Кремонский скрипач». Картина «Последние часы Моцарта» («Аванс», февраль 1910 г.) показывалась под аккомпанемент рояля и скрипки (было отмечено артистическое исполнение, но не упомянуто, насколько гармонично оно сочеталось с изображением). Под специальную музыку показывались шедшая в «Эдисоне» в феврале 1911 г. картина «Демон» (по свидетельствам, она сопровождалась также декламацией стихов М. Ю. Лермон-

_________________________ 271

 

Читать далее
Подняться к началу

272


272-grasrofС. Г. Грасгоф. Фото 1920-х гг.това), русская психологическая драма «Пляска смерти» с участием И. Мозжухина в 1917 г. (под музыку Сен-Санса «Dance macabre»), картина «Жизнь и творчество композитора Верди» в 1918 г. (музыка исполнялась струнным оркестром).

Тем не менее основным типом музыкального сопровождения фильмов была не композиция (специально созданное для иллюстрации фильма музыкальное произведение), а компиляция (подбор различных музыкальных фрагментов, соответствующих характеру действия). Однако был в Пензе и убежденный сторонник импровизации (229)Сергей Грасгоф.

Музыкант,    композитор,преподаватель Пензенского музыкального училища Сергей Григорьевич Грасгоф был блестящим импровизатором; его опыты иллюстрации кинофильмов служили образцами того, что немецкими музыковедами называлось «авторской иллюстрацией», эталонами, которым стремились подражать другие. Грасгофа приглашали на работу все крупные пензенские кинотеатры и до, и после революции (начиная с 1913 г.), он был самым известным, самым популярным из иллюстраторов, работавших в городских кинематографах.

В воспоминаниях Е. П. Черняк, учившейся в Пензенском музыкальном училище в 1918-1919 гг., С. Г. Грасгофу посвящены следующие строки:

«Был он композитор и знаменит в городе тем, что замечательно иллюстрировал фильмы. На Московской улице в доме № 1, где теперь театр кукол, был кинематограф (речь идет о «Прогрессе», позже называвшемся «Самолет», «Пролетарий», «Смена», в помещении которого к моменту написания мемуаров (1976 г.) работал Пензенский кукольный театр. — О.С.), в то время немой. Вот там-то каждый вечер, сидя у облезлого пианино лицом к экрану, Сергей Григорьевич совершал музыкально-иллюстративные чудеса. Он так быстро и ловко переключался с одной темы на другую, что музыка совершенно сливалась с содержанием. Были у него и свои штампы. Например, галоп собственного сочинения, всегда один и тот же, употреблялся при всякого рода погоне. И был он так знаменит, этот галоп, как теперь

_________________________ 272

 

Читать далее
Подняться к началу

273


модная песенка из фильма. Его напевали и играли всюду»

(ГАПО, ф. р-2378, оп. 1, д. 345, л. 21).

Музыка звучала в электротеатрах и во время антрактов между частями программы и сеансами. Например, в декабре 1909 г. упоминалось, что в «Авансе» в антрактах играет усовершенствованный электрический оркестрион, заменяющий хороший оркестр. Оркестрионы (самоиграющие пианино с электрическим мотором) и более сложные установки подобного типа (например, «Синема-концерт») пользовались успехом в то же время, что и «поющие картины», но впоследствии были вытеснены обычными оркестрами, оказавшимися и дешевле, и богаче по репертуару. Так, в 1910 г. в новооткрывшемся «Эдисоне» демонстрация картин сопровождалась игрой пианистки (с февраля 1912 г. к пианино добавилась скрипка), а в антрактах играл неплохой оркестр. В начале зимнего сезона 1912-1913 гг. для иллюстрации картин в «Эдисон» был приглашен салонный оркестр. 2 февраля состоялся бенефис этого оркестра (капельмейстером его был А. Г. Шаргородский); как отмечалось, сопровождение было весьма хорошим и соответствующим содержанию картин. А 7 ноября 1913 г. в «Эдисоне» состоялся концерт памяти П. И. Чайковского с участием А. А. Шолохова, М. А. Потемкиной, С. Г. Грасгофа и оркестра электротеатра (однако критики отметили, что мероприятие было организовано «недостаточно серьезно» и произведений собственно Чайковского было исполнено крайне мало).

В электротеатре «Кинемо» музыкальное сопровождение делалось на пиано-гармонии (гибрид фисгармонии и рояля). Аккомпанемент московского пианиста А. Н. Кожевникова был, по отзывам, превосходным:

«Одним словом, все как следует; героиня не умрет под звуки польки, как в старину бывало»

(«ПГВ» № 280 от 27 октября 1913 г.).

Оркестры «Эдисона», «Кинемо», «Олимпа» были одними из самых крупных музыкальных коллективов города; в электротеатрах и садах при них играли и военные оркестры (230). Даже в электротеатре «Бельгия» играл в антрактах струнный бальный оркестр, а на открытии летнего сезона 1917 г. в «Олимпе» — целых два оркестра. В голодные послереволюционные годы игра в фойе кинотеатров приносила музыкантам довольно постоянный заработок. Например, оркестр под управлением скрипача Купферберга играл в 1918 г. в «Луче Свободы» как в фойе, так и в зале, иллюстрируя картины вместе с пианистом Емельяновым. Здесь же иллюстрировали картины скрипач Вилли Шпик и пианист В. Кульков.

Коллективное музыкальное сопровождение фильмов и приглашение оркестров для игры в антрактах продолжало практиковаться и в 20-е гг. В фельетоне-раешнике, опубликованном в «ТП» от 13 января 1923 г., описывались и такие детали сеанса в «Кино-Арсе»:

«Около экрана сбоку на палке тряпка

_________________________ 273

 

Читать далее
Подняться к началу

274

 

мотается, ширмой называется, за тряпкой компания музыкантов скрывается... В одном углу экрана ничего не видать, только желтое пятно, — от света у музыкантов (за тряпкой) происходит оно...»

Во время короткого периода постановки кинокартин в клубе рабис в 1923 г. отдельно упоминалось:

«Перед началом сеансов играет оркестр под управлением и при участии талантливых братьев Минаевых (231)»

(«ТП» № 110 от 22 мая).

В заметке об открытии кинотеатра «Смычка» в январе 1925 г. упоминался «очень недурной духовой оркестр под управлением Назарова»в фойе.

Однако качество музыкального сопровождения по сравнению с дореволюционным резко снизилось.

«Следует отметить существенный дефект местных кино: в обоих театрах города далеко не блестяще поставлено музыкальное «иллюстрирование» картин, выражаясь кино-терминологией, — заявлял критик в «ТП» от 5 апреля 1925 г.Оркестрово-музыкальное сопровождение картины громоздко и даже при приличном, как в «Олимпе», оркестре не подчеркивает нюансов экрана (тонкостей фильма) в впечатлениях кино-зрителя. Чуткий, хороший импровизатор пианист нужнее экрану, чем оркестр...»

Подобный импровизатор, к сожалению, в городе был по-прежнему один. 14 сентября 1922 г., например, в «ТП» отмечалось:

«Композитору-пианисту С. Г. Грасгоф, работавшему весь летний сезон в малом театре имени Луначарского (кинематограф), предоставлен трехдневный бенефис, с 12 по 14 сентября. Идет одна из боевых картин».

Особенно часто отмечалась работа С. Г. Грасгофа над отдельными фильмами в «Олимпе» в 1927 г.:

«Известный пианист-композитор С. Г. Грасгоф прекрасно иллюстрирует своей игрой самую картину[«Интеграл профессора Синклея»]» (10 марта 1927 г.);

«... Пьеса, великолепно иллюстрируемая пианистом С. Г. Грасгоф, смотрится с большим... интересом» (3 мая);

«Музыкальная иллюстрация в исполнении Сергея Грасгоф (восточные мотивы) на редкость гармонизирует «Гюлли», усиливая впечатление»(14 июля).

Импровизации музыканта были порой верхом иллюстративного мастерства:

«Великолепно иллюстрирует картину С. Г. Грасгоф, музыкально отображая не только каждый из ее моментов, но и характеризуя каждое из действующих в ней лиц в отдельности»

(«ТП» № 99 от 1 мая 1928 г.).

В 1930 г. С. Г. Грасгоф иллюстрировал картины в «Олимпе»совместно с оркестром под управлением А. Минаева.

А недочеты в сфере музыкальной работы в кино города периодически отмечались прессой. В декабре 1926 г. в «ТП», например, появилась критическая заметка о том, что советская кинохроника, показываемая в пензенских кинотеатрах, не сопровождается музыкой по примеру Москвы и Ленинграда (№ 278 от 7 декабря 1926 г.). Мишенью для критического «обстрела» оказывался пианист «Смычки» («Не больно ладно обстоит дело и с пианистом,

_________________________ 274

 

Читать далее
Подняться к началу

275

 

275-karikatura-iz-TP-1928«В зале рыдают, на рояле «барыню» играют...» Карикатура из газеты «Трудовая правда» (1928 г.)который играет во время сеансов, — замечал автор заметки «Пляс... сквозь слезы» С. Царев в «ТП» от 28 февраля 1928 г.Не умеет он подыгрывать под картину. Иной раз смотришь — на полотне горе безутешное показывают, а пианист этакое что-то развеселое «наяривает»,так и хочется в пляс пуститься...»).

В протоколе внеочередного заседания правления Пензгубрабиса от 3 сентября 1926 г. записано:

«Постановили:

...Для обслуживания фойе кино-Олимп признать согласованным привлечение струнного оркестра, что по мере возможности желательно провести и по другим кино УЗП»

(ГАПО, ф. р-261, оп. 1, д. 700, л. 144).

В конце 1926 г. детские киносеансы, проводившиеся в «Олимпе», сопровождались игрой квартета из учащихся музтехникума (бесплатно). В начале 1927 г. в фойе «Олимпа» уже работал небольшой оркестр под управлением скрипача Алексея Дмитриевича Попкова. В феврале 1929 г. картины в «Смычке» иллюстрировались дуэтом — пианино и скрипка. В кино «Самолет» в 1928 г. играл духовой оркестр под управлением Назарова, а картины иллюстрировало трио: Попов (скрипка), Баторин (виолончель) и Ареопагитский (фортепиано). Состав коллектива, возможно, менялся, но форма оставалась прежней и в 1932 г. Трио (скрипач — Н. Гудков) сопровождало показ картин и в городском театре в 1930 и 1931 гг.

Кстати, согласно принятому в 1929 г. новому закону об авторских правах, с фактического сбора за каждый киносеанс отчислялся 1 процент автору сценария картины и еще один — за сопровождающую картину музыку и концертную музыку в фойе (прежний закон, изданный ВЦИК СССР 11 октября 1926 г., устанавливал отчисление за музыку в 4%).

27 июня 1932 г., когда уже работала звуковая киноустановка в «Олимпе», в «ТП» появилась категоричная, почти директивная заметка Т. Сазонова «Тапёр» все еще сидит в кино».

«Музыкальная иллюстрация в кино-театрах и клубах поставлена у нас очень плохо, — говорилось в ней. — Руководители кино и клубов, видимо, не чувствуют ответственности перед зрителем и преподносят ему заведомую халтуру... Из рук вон плохо работают кинематогра-

_________________________ 275

 

Читать далее
Подняться к началу

276

 

фические пианисты, аккомпаниаторы. У них все — на глазок, без подготовки. Примеров этому очень много. Для того, чтобы улучшить иллюстрацию — видовое и музыкальное оформление фойе и постановок, — необходимо сделать следующее: знакомиться с картиной перед демонстрацией и предварительно составлять музыкальный конспект... Нужно создать при горкоме союза рабис квалификационную комиссию для проверки иллюстраторов и открыть краткосрочные курсы, чтобы поднять их квалификацию. Без этих мероприятий иллюстрация наших кино-картин будет по-прежнему очень плохой».

«Кино-музыкант,— говорилось в книге «Музыкальное сопровождение в кино», — должен воссоздать зрительные образы фильмы в их связности и расчлененности в сфере музыкального искусства. Это можно назвать «переводом» кино-языка на своеобразный, богатый оттенками язык музыки...»

Естественно, этому надо было учиться. В книге Блока и Бугославского упоминалось, что единственная в то время музыкальная школа, где велось обучение по специальности «пианист-киноиллюстратор», находилась в Москве школа А. Г. Шор. Однако в 1930 г. и в Пензенском музыкальном техникуме на исполнительском отделении существовало специализированное обучение (с третьего курса) основам кино-иллюстрации.

Правда, в 30-е годы у выпускников подобного профиля уже могли возникнуть затруднения с устройством на работу. Обычным музыкантам было проще: оркестры в фойе еще долго продолжали оставаться визитной карточкой кинотеатра, демонстрацией его «солидности» (например, в фойе «Октября» и в 1939 г. играл оркестр под управлением Н. С. Минаева).

Кстати, среди музыкантов, работавших в пензенских кинотеатрах в «немые» годы, было немало женщин-тапёрш (не исключено, что многие из них просто в молодости брали уроки игры на фортепьяно). Так, в апреле 1915 г. в «ПГВ» появилось следующее объявление:

«Пианистка Рутковская ищет место в электро-театре. Согласна на провинцию».

Под словом «провинция» подразумевалось «уезд». Но зачем же было отправляться в уезд, если нет вакансий в городских кинотеатрах? Всегда оставался «запасной вариант» — эстрада.

____________________________ 276

 

Читать далее
Подняться к началу

Прим.

 

Примечания:

226 Блок Д., Бугославский С. «Музыкальное сопровождение в кино». — М., 1929. — С. 14.

227 Блок Д., Бугославский С. «Музыкальное сопровождение в кино». — М., 1929. — С. 10. «Активы» специальной музыки, написанной для сопровождения немых фильмов, в 1926 г. составляли, к примеру, в Германии 47 произведений, в СССР — около 10. Однако влияние композитора на процесс постановки фильма было ничтожным, за исключением редких случаев: так, Рихард Штраус, специально переработавший свою оперетту «Кавалер роз» в сюиту для сопровождения экранизации «Кавалера», настоял на том, чтобы длина одного из эпизодов соответствовала продолжительности музыкальной части.

228 «Из провинциальных типов. Таперша» («ПГВ» № 134 от 24 июня 1908 г.).

229«Импровизация... — свободное, т.е. не фиксированное нотами изобретение киноиллюстратора, базирующееся на его быстрой находчивости и творческой одаренности» (Блок Д., Бугославский С. «Музыкальное сопровождение в кино». — М., 1929. — С. 8).

230 Так, в 1910 г. в саду летнего «Аванса» играл оркестр Оровайского полка, в саду «Модерна»Инсарского полка; в «Кино-Арсе» в январе 1918 г. в фойе играл оркестр 99-го пехотного запасного полка (капельмейстер Михайловский).

231 Четверо братьев Минаевых, талантливые скрипачи, были широко известны в пензенских музыкальных кругах, особенно Николай Сергеевич Минаев, преподаватель Пензенского музыкального училища.

 

 

vinietka-10

 

 

 

 

 ==================================================
Читать далее:
Экран и сцена
________________________________________
В оглавление.
==================================================

 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET