Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Цвет и звук

      Для ознакомления с содержанием материала необходимо навести курсор на одну из кнопок и нажать на нее
           ↓                                                                                                                                        

256-258

 

«Нетрудно согласиться, что цветная кинематографическая лента, соединенная с прибором, дающим возможность стереоскопического рассматривания, и с прибором, воспроизводящим звуки, способна дать полную иллюзию действительности...»

Сборник «Итоги науки в теории и практике», М., 1915 г.

«Картины кинематографа, правда, немы, но они скоро заговорят. И тогда целая отрасль искусства умрет. На пустой театральной сцене будет стоять граммофон, а все представление, восхищая зрителей, быстро пойдет на переднем занавесе...»

«ПГВ» № 275 от 21 декабря 1908 г.

 

Последний прогноз, к счастью для театралов, не сбылся. Даже цветные звуковые стереофильмы, появившиеся, правда, только во второй половине ХХ века, не смогли вызвать упадка театрального искусства. И тем более не добились бы подобного результата первые эксперименты по приданию черно-белой немой киноленте цвета, звуков, стереоскопичности. С каждым из этих качеств в начале века экспериментировали отдельно, добиваясь отдельных же успехов, но до синтеза всех трех было еще далеко.

_________________________ 256

Пензенская публика была знакома с отдельными результатами подобных экспериментов, преимущественно — в области озвучения. Всего одна из попавших в город в первой четверти ХХ века «новинок» кинотехники была связана со стереоскопическим кинематографом: немецкий аттракцион «Чудеса теней», демонстрировавшийся в Центральном рабочем клубе (кинотеатр «Олимп») в середине ноября 1925 г. Упоминание в отзывах очков с синими и желтыми стеклами — четкое указание на то, что «Чудеса теней» должны были создавать стереоэффект по т.н. анаглифическому методу (на пленке запечатлевались рядом два одинаковых изображения, различавшиеся параллаксом, проекция одного вертикального ряда изображений велась через синий светофильтр, другого — через желтый, и при просмотре с помощью очков с со- ответственно синим и желтым стеклами изображение казалось черно-белым стереоскопическим; в Париже, например, в 1935-1939 гг. работал созданный на основе подобного метода стереоскопический кинотеатр Луи Люмьера). Естественно, при установке сложного стереооборудования наспех в провинциальном кинотеатре можно было с уверенностью предполагать, что результат будет отрицательным (стереоустановка не может быть передвижной, поскольку для достижения нужного эффекта требуется очень точная выверка размещения мест, аппаратуры и экрана). Так и получилось:

«Вместо летящих в физиономию зрителя живых крыс размахивали какой-то картонной фигурой, формой нечто среднее между поросенком и кошкой, вместо выползающего из экрана огромного паука... показали привешенный на нитке шарообразный предмет с несколькими воткнутыми в него прутиками; змей и спрутов в помине не было, вместо криков ужаса и смятения в зале раздавались резкие свистки и насмешливое гоготание»

(«ТП» № 268 от 22 ноября 1925 г.).

«Привлеченная многообещающими афишами и яркой рекламой»пензенская публика освистала «мировой аттракцион» и надолго потеряла интерес к стереокино (тем не менее первым в Пензе стереокинотеатром стал в 1982 г. именно «Олимп»«Октябрь»).

Достаточно распространенным и привычным явлением на экранах дореволюционной Пензы (как и на российских в целом) были кинокартины «в красках». Простейшим способом придать черно-белой пленке цвет было вирирование при проявке. Для создания эффекта ночи или, скажем, морского путешествия использовался синий цвет различной насыщенности; дневные сцены окрашивалисьв желтые и оранжевые тона, пожар — в ярко-красный, утро — в розовый и т.п. Производившие кинопленку фирмы нередко окрашивали саму основу ленты, и тогда картина, снятая на такой пленке, приобретала общую тональность, более приятную для глаза, нежели пепельно-серая. Многие режиссеры при монтаже картины пользовались целыми цветовыми партитурами, чередуя по-разному окрашенные эпизоды в затейливой последовательности (иногда той или иной тональностью выделялись сцены с участием определенных героев, наподобие того, как в музыкальном сопровождении картины каждому из персонажей подбирается своя тема-мелодия).

_________________________ 257

Другим распространенным способом создания полноцветных картин была ручная раскраска деталей каждого кадра позитивной пленки. При съемке «фильма-раскраски» костюмы персонажей и предметы обстановки подбирались светлых тонов. Затем художник фирмы делал образец, и по этому образцу девушки-раскрасчицы тонкими кисточками, контролируя качество при помощи увеличительного стекла, расцвечивали пленку (каждая наносила один цвет). Использовались также трафареты по отдельным цветам, сделанные из позитивных копий фильма: это ускоряло процесс окраски, но ухудшало качество — зачастую краска подтекала под края вырезов. Иногда в картине цвет использовался всего в одном-двух эпизодах для придания им максимальной выразительности (например, С. М. Эйзенштейн лично раскрасил флаг в одном из эпизодов «Броненосца «Потемкин» красными чернилами).

Красочные картины неизменно нравились публике, особенно детям. Хотя, конечно, в более поздний период встречались и такие отзывы (речь шла о французском фильме «За что?»):

«Цветные виражи, которыми прельщали публику еще 15-20 лет тому назад, во всяком случае не являются новинкой и виды французской природы, окрашенные в фиолетовые и оранжевые тона, являются ненатуральными, похожими скорее на японские акварели, чем на действительность»

(«ТП» № 142 от 26 июня 1927 г.).

И все же основным качеством, которое стремились множеством спосо- бов придать кинематографу начала века, был звук. Немота нового зрелища, нарушаемая лишь стрекотом кинопроектора, была для публики невыносима, и чем длиннее становились фильмы и программы сеансов, тем невыносимее была тишина в зрительном зале. Поэтому практически сразу в кино появились таперы и «озвучатели» (исполнители шумовых эффектов). Кроме них, совершенно естественно для стран с массовой неграмотностью или иной культурной средой, появились комментаторы действия фильмов, рассказчики (214). В Пензе «рассказчики» работали, например, в театре Троицкого.

«К некоторым картинам делаются служащими театра пояснения,— замечал один из недовольных зрителей в «Суре» от 5 января 1908 г.Нельзя не пожелать, чтобы объясняющие картины были бы более скромны в выражениях и не употребляли бы выражений вроде: «Жена художника закладывает серьги ЖИДУ».

По нашему мнению, пояснение картин вообще излишне: картины говорят сами за себя». Позже, когда фильмы стали в обязательном порядке снабжаться титрами и межкадровыми надписями, объяснения к фильмам давались в основном на киносеансах образовательного и просветительного характера, кинолекциях.

Шумовые эффекты во время демонстрации фильмов применялись П.. Дерингом:

«Для достижения большей иллюзии г. Деринг употребляет во время своих представлений и другие средства(помимо световых эффектов. — О. С.), например выстрелы при охотничьих сценах, звуки церковной музыки

_________________________ 258

 

Читать далее
Подняться к началу

259-260

 

в картинах религиозного содержания (на фисгармонии) и т.п.»

(«ПГВ» № 6 от 9 января 1900 г.).

В 1908 г. «Шведский биограф-театр» Умеркаева и Нельсона предлагал зрителям более «насыщенную» программу:

«При... картинах каждый посетитель нашего Биограф-Театра будет видеть и слышать движения поездов, шум и сигналы свистков, плескание волн и выстрелы из огнестрельных оружий»

(«Сура» № 81 от 9 апреля 1908 г.).

А в программе «The Royal Vio» шумы были едва ли не основным номером (215):

«Гвоздь представлений» — конечно, это воспроизведение всевозможных звуков, соответственно тому, что показывается на картине. Публика слышит пение, поцелуи, плеск воды, треск выстрелов, звон разбиваемой посуды и режущий ухо грохот автомобилей... Эта часть поставлена очень тщательно, но не все звуки производят полную иллюзию»

(«ПГВ» № 173 от 12 августа 1908 г.).

Как язвительно замечал один из критиков, в «звуковом репертуаре»пензенских электротеатров в то время не хватало только блеяния, кудахтанья да мычания. Естественно, добавлял критик, этот недостаток будет преодолен, когда содержатели кинематографов разбогатеют и наймут опытных звукоподражателей, а не любителей, которые к тому же никак не могут выучиться «шуметь» синхронно действию на экране.

Шумовые эффекты сопровождали фильмы, показывавшиеся на пензенских экранах, и в дальнейшем. Так, картина «Оборона Севастополя», шедшая в «Авансе» в мае 1912 г., демонстрировалась «в сопровождении военного оркестра музыки и пушечных выстрелов». Также под аккомпанемент духового оркестра, взрывов и выстрелов показывались картины «Покорение Кавказа» в ноябре 1913 г. и «Русско-германская европейская война» в марте 1915 г. После революции подобная практика прекратилась — видимо, устарела вместе с прежним образом жизни.

До определенного времени киноаппарат и фонограф (или граммофон) были отдельными аттракционами в программе заглядывавших в Пензу зрелищных предприятий. Однако в 1900-х гг. уже существовали комбинированные устройства (216), позволявшие сопровождать кинопоказ более или менее синхронной фонограммой, например, хронофон Леона Гомона для демонстрации «говорящих фильмов», «filme parlante». Синхронизация звука и изображения в нем достигалась примитивно: ставились условные знаки начала на киноленте («красный кадр») и грампластинке. На других устройствах, к примеру, работали два механика: один демонстрировал ленту, второй, слушая фонограмму, вручную «подгонял» звук под изображение. Для усиления звука применялись специальные громкоговорители, работавшие на сжатом воздухе.

Именно так, скорее всего, и выглядела «первая в России франко-американская кинемато-опера», демонстрировавшаяся в ресторане «Эрмитаж» в

_________________________ 259

260-reklamaРеклама «кинемато-оперы» (1908 г.)начале марта 1908 г. Репертуар подобныхустройств состоял из десятка-другого короткометражных (около 100 м) фильмов, на которых были засняты певцы или актеры, исполняющие арию из оперы, песенку или куплеты, и стольких же пластинок с записью этих произведений. Помимо уже упоминавшихся представлений театрофона в электробиоскопе Гальске в 1907 г., неудачного показа «кинемо-оперы» в Зимнем театре в конце марта 1908 г., демонстрации поющих фильмов в «The Royal Vio» и привезенного Троицким в ноябре 1908 г. «биограф-электроконцерта синематографа с пением», стоит отметить и начавшиеся в марте 1908 г. звуковые сеансы в электротеатре «Модерн». В первую программу «Электро-оперы» входили пролог из оперы «Паяцы», «Союзы» в исполнении русской шансонетки М. А. Нишиной, дуэт из оперетты «Микадо», комический дуэт «Пожарные, возвращающиеся с именин кумы».

«В одно и то же время вы видите на экране фигуру артиста и слышите, как он говорит или поет, звуки с движениями прекрасно совпадают, отчего и получается полная иллюзия»

(«Сура» № 49 от 1 марта 1908 г.).

Программа электро-оперы менялась: с 23 по 29 марта показывались фрагмент из «Фауста» (серенада Мефистофеля), «Любовь помешанного» на русском языке, «Полька Гретхен» на ксилофонах в исполнении брата и сестры, «Бердичевский купец» и «Уличные музыканты в Париже»; с 29 марта по 5 апреля — ария Паяца («Смейся, паяц»), «Янки Дудель» (американская капелла с танцами), ария Зибеля («Расскажите вы ей...») из «Фауста», комическая песня на русском языке «Цветики мои калинка-малинка». Затем запас иссяк, и сеансы «поющих и говорящих картин» возродились в «Модерне» только через год и на очень короткое время: первое объявление появилось 8 марта 1909 г., 11 марта упоминались звуковые номера «Ария из оперы Эрнани» и «Русский куплетист Чеботаев». Как сообщалось в «ПГВ» от 3 апреля, при демонстрации озвученных картин киноаппарат и граммофон действовали от одного двигателя, чем якобы достигалась полная синхронность (217). Тогда же попытка включить звуковые фильмы в репертуар «Аванса» не увенчалась успехом из-за неполадок в самодельном оборудовании.

_________________________ 260

 

Читать далее
Подняться к началу

261-262

 

Зато именно в «Авансе» прошли выступления довольно интересного гастрольного аттракциона — «самоиграющих музыкальных картин» в исполнении семейного дуэта Фис-Дис (218). Как сообщалось в «ПГВ» от 26 ноября 1909 г.,

«это последнее изобретение в области кинематографии. Перед зрителем экран совершенно оживает и заполняется звуками...»

Фильмы-номера Фис-Дис представляли собой короткие сценки, изображающие артистов за исполнением простеньких мелодий на колокольчиках и ксилофоне. Синхронное озвучение велось с аппарата, спрятанного в комнате. Представления шли с 25 ноября по 5 декабря. Как утверждала реклама, Фис-Дис впервые демонстрировали свое изобретение в Гамбурге на всемирной выставке кинематографов 18 июля 1908 г. и получили почетную бриллиантовую лиру с дипломами от фабрик «Бр. Патэ», «Люкс», «Синес» и «Гомон».

В декабре 1909 г. «Модерн» продолжил показ «озвученных» картин, продемонстрировав «Фауст в аду» по «Проклятому Фаусту» Берлиоза. Однако крупнейший в Пензе «специалист» по звуковому кино И. А. Ленейс уже сотрудничал с Т. К. Шольцем и обустраивал другой электротеатр. Несмотря на это, очередное его выступление в качестве звукоинженера состоялось не в «Рекорде», а в «Эдисоне»:

«Г. Ленейс и бр. Якушевы 10 января демонстрировали перед посетителями своего кинематографа-театра попытку соединить кинематограф с фонографом...»

(«ПГВ» № 8 от 12 января 1911 г.).

Был показан фрагмент бракосочетания из фильма «Л’Хаим (За жизнь)», и, как отмечалось, иллюзия была впечатляющей — «шли в театр, а попали в синагогу».

В том же электротеатре, в тот же месяц того же года дебютировал на пензенской земле еще один «вид» звукового кино — «живые говорящие картины», или кинодекламация (219). С 23 по 31 января 1911 г. на экране «Эдисона» показывались «Деятельность иеромонаха Илиодора», «Хирургия» по А. П. Чехову, «Мертвые души» по Н. В. Гоголю и в бенефис артиста-кинемодекламатора Я. Д. Брониславского«Смерть Кая Гракха». Живая русская речь с экрана очень понравилась той части публики, которая устала от пошлых «комических» и ненатуральных драм.

Почти сразу на новинку репертуара отреагировал «Модерн», показавший 6 февраля первую серию «говорящей комической картины на злобу дня» в

_________________________ 261

исполнении Т. К. Сидоренко (кинемобалалаечника, знаменитого композитора, автора-куплетиста, рассказчика и бесконкурентного комика-юмориста). Скорее всего, это был пародийный эстрадный номер, «подражание» в духе Козьмы Пруткова, поскольку эстрадные артисты к тому времени уже прочно обосновались на сценах электротеатров.

В начале сентября 1911 г. говорящие картины «Трагик поневоле» и «Хирургия» по А. П. Чехову показывались в «Американском электротеатре».

«Конечно, это не явилось новостью для Пензы,— замечал рецензент в «ПГВ» от 7 сентября, — и текст пьес говорят не те артисты, что показываются на экране, тем не менее, это было хорошо и публика много смеялась».

С этого времени кинодекламация стала практически единственным способом озвучания показывавшегося в Пензе кино (220). Список фильмов, снятых российскими студиями специально для декламаторов, был невелик, хотя на- личие творческой фантазии позволяло взять за основу номера практически любой короткий фильм. Тем не менее следующий кинодекламатор, Березин, выступавший в «Эдисоне» 13 ноября 1912 г., снова показывал чеховскую «Хирургию» и «другие картины с разговором действующих лиц». Картины, использовавшиеся при кинодекламации в исполнении артистки В. П. Пасхаловой («Кинемо» и «Эдисон», 14-17 ноября 1913 г.), были откровенно мелодраматическими: «Дыхание смерти (Последний аккорд)», «Расплата, или Крик жизни».

В 1917 г. в Пензе появились говорящие картины «нового» образца, показанные в электротеатре «Аванс» 22 июня«Прейснер в Калише» и «Исповедь Николая Романова — бывшего царя Российского» в исполнении куплетиста Г. И. Дубровского. В январе 1918 г. в «Луче Свободы» выступал комик-куплетист и рассказчик В. Н. Валентинов с говорящей картиной «История с концертом». А 28 июля 1923 г. в Летнем театре показывалась «говорящая хором картина «Горе сиротское не смоешь слезами», «кошмарная правда-быль в 4-х частях» в исполнении киноартиста А. Аполлонского.

Проводились в Пензе и собственные эксперименты по синхронному «живому» озвучению картин; например, во время демонстрации в ЦРК («Олимп») фильма Э. Любича «Розита» с участием Мэри Пикфорд клуб специально выписал небольшую нотную библиотеку, имея в виду сопроводить фильм вокальным исполнением.

«Картину в вокальном отношении, распевая специальные песенки Розиты,— отмечалось позднее, — удачно иллюстрирует начинающая певица М. Калинина»

(«ТП» № 92 от 24 апреля 1925 г.).

Посетивший Пензу в 1928 г. кинодекламатор Дальский был одним из последних представителей жанра. Привез он с собой... «Хирургию» по А. П. Че-

_________________________ 262

 

Читать далее
Подняться к началу

263-264

 

хову и несколько сцен из «Мертвых душ» Н. В. Гоголя (Чичиков у Бетрищева, Манилова, Коробочки, Плюшкина и Ноздрева). А в марте 1929 года мелькнуло в «Трудовой правде» объявление о демонстрации в кино «Олимп» «последней новинки в области кино»«кино-фона», самоиграющей картины в исполнении Фис-Дис. Большей иронии судьбы и придумать нельзя: с чего началось, тем и заканчивалось...

Потому что в США и Европе уже стремительно развивалось настоящее звуковое кино (221). Об этом пензяки, естественно, слышали и читали, благо факты газетами отслеживались: в апреле 1929 года, например, была перепечатана из центральной прессы заметка о заключении правлением советского кинопредприятия «Межрабпомфильм» и германским акционерным обществом «Прометеус» договора с английской фирмой «Бритиш-фото-тон». Речь шла о совместных постановках, прокате ряда картин и «о снабжении кинотеатров Москвы и Ленинграда аппаратами звуковых фильм».

В это же время в СССР велись собственные разработки систем звукозаписи, что тоже не осталось незамеченным. В июне «Трудовая правда» опубликовала в разделе «Новости науки и техники» две заметки. Первая, «Великий немой» скоро заговорит», в общих чертах информировала о том, что коллективами под руководством инженеров Тагера (Государственный Электротехнический Институт, Москва) и Шорина (Лаборатория слабых токов, Ленинград) начато создание звуковой киноаппаратуры. В заметке «Говорящие фильмы» сообщалось, что группа Шорина добилась успеха и советское звуковое кино стало реальностью.

Осенью 1929 года в Ленинграде был открыт первый звуковой кинотеатр.

15 декабря 1929 г. «ТП» опубликовала заметку С. Кантора «Звучащая фильма на советском экране», посвященную совместному (можно сказать, международному) киносеансу в Первом театре «Совкино» в Москве. Москвичам были показаны звуковые фильмы, американские (выступление симфонического оркестра и певцов, хроника автогонок) и советские (выступления ораторов, «Песня о блохе» в исполнении Журавленко и отрывок из фильма «Бабы рязанские»).

«Советская звуковая фильма родилась и ей предстоит исключительное будущее,— убежденно заявлял автор. — Мощь искусства кино как орудия агитации и пропаганды увеличилась во много раз, ибо звучащая фильма понятна и доступна всем...»

Мастера кинематографа еще только осознавали, что кино обрело голос, а уже намечалось, что и кому оно будет говорить.

В начале 30-х гг. на экраны страны стали выходить первые советские звуковые фильмы. Пензяки же довольно долго утешались «отраженным светом»:

«...По данным американского общества работников говоряще-

_________________________ 263

264-kamentsevМ. Т. Каменцев. Фото 1932 г.го кино, к концу 1930 года аппаратами для демонстрирования говорящих фильм будут оборудованы 5500 кино — три четверти всех кино-театров Соединенных Штатов. Общее число говорящих киноустановок во всем мире, по данным того же общества, составляет 22000»

(«ТП» № 21 от 2 сентября 1930 г.).

Тем не менее на Всесоюзных курсах механиков-установщиков звукового кино в 1931-1932 гг. в Ленинграде обучались сразу двое пензенских киномехаников — Михаил Каменцев и Александр Колоярцев.

Наконец в решении секретариата Пензенского горкома ВКП(б) «О плане культурного строительства и капитального ремонта школ, клубов, кино, детсадов и т.д.», принятом 25 февраля 1932 г., была поставлена задача:

«Переоборудовать одно кино в звуковое...»

Кино, официально объявленное партией «могущественным средством коммунистического просвещения и агитации», должно было подняться на качественно новый уровень.

Преодолеть «звуковой барьер» попытались две пензенские организации.

18 февраля городская газета «Рабочая Пенза» опубликовала заметку «Звуковое кино»:

«Дорпрофсож Московско-Казанской железной дороги разрешил в клубе им. Дзержинского открыть звуковое кино. Средства на оборудование отпущены. Подрайком, райпрофсож и газета «Транспорт на подъеме» устраивают субботник по оборудованию кино».

Однако проект железнодорожников реализовался гораздо позднее. Фото 1932 г.

в «РП» появилась заметка «Фильм начинает говорить»:

«Оборудование «Октября» под звуковое кино в основном заканчивается. Аппаратура уже получена, и не позднее 5 марта мы в Пензе услышим говорящий фильм...».

Тем не менее, хотя решение секретариата устанавливало срок открытия звукового кино не позднее 1 марта, оно не открылось и 5 марта.

Последствия волокиты с выполнением решения партийного руководства были типичны для того времени. Самое активное участие в развитии ситуации приняла редакция «Рабочей Пензы», опубликовавшая на страницах газеты целую серию критических отчетов под одним и тем же заголовком — «За звуковое кино».

«После телеграммы редакции «Рабочая Пенза» и кинокомбината в самарское кинообъединение приехал в Пензу установщик звукового кино тов. Прохоров. 10 марта была осмотрена кино-будка. Оказалось, что усилитель, присланный с аппаратурой, слаб для кинематографа «Октябрь». 10-го же

_________________________ 264

 

Читать далее
Подняться к началу

265-266

 

вечером в Москву выехал тов. Семенов (технический директор Пензенского кинокомбината. — О. С.) за дополнительными частями говорящего механизма и за более мощным усилителем. Сборка аппаратуры звукового кино уже началась, но она частично задерживается потому, что из Самары до сих пор не пришел груз с частями второй очереди. Груз выслан из Самары 5 марта. Просим багажную контору М.-К. ж.д., комсомол дороги в первую очередь проследить за грузом и помочь кинокомбинату получить его немедленно по прибытии в Пензу. Пока груз не пришел, «Октябрь» взял 10 кило эбонитовых труб у «Водосвета».

Открытие звукового кино возможно 22-23 марта...»

(«РП» № 59 от 12марта 1932 года).

«...13 марта тов. Семенов прислал телеграмму о том, что части найдены и требуется 7500 рублей для приобретения их. ГорФО и госбанк должны помочь кинокомбинату изыскать эту сумму, чтобы аппаратура прибыла в Пензу не позднее 15-16 марта. Груз, в котором находится часть эбонитовых труб, еще не получен. Комсомол дороги должен немедленно выяснить, где и по чьей вине застрял груз... Вчера... в Самару выехал зав. кинокомбинатом Сахаров для закупки последнего электрооборудования звуковой будки. Монтаж,сборказвуковой аппаратуры продолжается»

(«РП» № 60 от 14 марта).

265-kinoproektor-TOMPКинопроектор ТОМП-IV, на базе которого монтировалась звуковая установка«Груз из Самары еще не прибыл... Комсомольский сквозной пост должен установить немедленно, кто срывает открытие кино в двадцатых числах марта сего года. Мы обращаемся в управление районного ТООГПУ помочь общественности Пензы получить, на- конец, звуковую аппаратуру.

В кино «Октябрь» ведется монтаж звуковой установки и прокладываются провода в зрительном зале. Закончено оборудование силового щита и зарядка аккумуляторов. Из Москвы т. Семеновым отгружен главный усилитель. В Самару за последними     материалами

_________________________ 265

выезжает т. Прохоров. Руководить работами будет в эти дни помощник Прохорова тов. Недробова»

(«РП» № 63 от 17 марта).

С 22 марта тональность публикаций резко изменилась:

«Наконец прибыл груз из Самары с недостающими частями аппаратуры, и тов. Семенов приехал из Москвы с известием, что 24 марта усилители и репродукторы «Динамик» будут отправлены в адрес кино «Октябрь». Сегодня кончается третий срок, к которому кинокомбинат обещался сдать в эксплуатацию звуковую фильму, но конца затянувшейся подготовки еще не видно. Никаким объективным причинам здесь нет места. Кинокомбинат, его сотрудники не проявили гибкости. Неповоротливость, обломовщина, безответственность — вот что характеризует работу его некоторых товарищей...

Кинокомбинат не реализовал решения горкома ВКП(б) о звуковом кинематографе (оно, кстати, было опубликовано рядом. — О. С.). Нужны жесткие меры, чтобы фильма действительно заговорила».

Полный комплект мер и выводов содержался в постановлении ячейки ВКП(б) УТЗП (Управления театрально-зрелищными мероприятиями), опубликованном 28 марта под заголовком «Почему молчит звуковое кино»:

«Заслушав информацию зав. «Союзкино» тов. Попова и директора кинокомбината тов. Сахарова о ходе работ по установке звукового кино, бюро ячейки ВКП(б) констатирует:

а) Оборудование звукового кино в срок не обеспечено благодаря плохому руководству со стороны ячейки ВКП(б), а главное, потому, что совершенно отсутствовало руководство секретаря ячейки тов. Семенова — киноинструктора и технического директора кинокомбината.

б) У кинокомбината не было твердой сметы на оборудование звукового кино.

в) Командировка тов. Семенова в Москву за недостающими частями звукового кино длилась не 4, а 11 дней и была причиной затяжки в доставке нужного материала, отчего получился простой рабочей силы.

Бюро постановило:

1. За неумелое руководство в производстве — т. Семенова, как коммуниста, работающего киноинструктором и техническим директором в кинокомбинате, с работы снять, предложив ему отчитаться в авансе перед кинокомбинатом...

3. Для усиления оперативности в руководстве по оборудованию звукового кино создать из членов бюро штаб в составе тт. Попова, Недельского и Пахомовой, включив в штаб специалиста тов. Прохорова.

4. Созвать всех партийцев-специалистов, обязав их немедленно установить, каких материалов и частей недостает для полного оборудования звукового кино, расставить технические силы партийцев для скорейшего до- оборудования с таким расчетом, чтобы звукоустановку сделать в срок, т.е. 6/IV с.г.».

_________________________ 266

 

Читать далее
Подняться к началу

267-269

 

267-reklamaРеклама первого звукового фильма, показанного в Пензе (1932 г.)И добавление от редакции «Рабочей Пензы»:

«Мы неоднократно отмечали, что оборудование звукового кино идет черепашьими темпами и что создается угроза срыва всех намеченных сроков для сдачи звукового кино в эксплуатацию.

После двух специальных совещаний, проведенных в редакции, киноработники вынуждены были признаться, что В РУКОВОДСТВЕ ОБОРУДОВАНИЕМ ЗВУКОВОГО КИНО СВИЛ ГНЕЗДО ОППОРТУНИЗМ (выделено в оригинале. — О. С.) и что технический директор кинокомбината СЕМЕНОВ, пропивший производство и попавшийна днях за буйство в психиатрическую лечебницу, не может быть руководителем, тем более секретарем партийной ячейки. Товарищи поступили правильно, сняв Семенова с работы. Но этим ограничиться нельзя. Нужно немедленно осуществить перестройку руководства монтажными работами с тем, чтобы к 6-му апреля в Пензе было открыто звуковое кино».

Злополучное звуковое кино, несмотря на «перестройку руководства» и ликвидацию оппортунизма, начало работать не шестого, а только двадцать пятого апреля. В этот день в «Октябре» была показана звуковая картина «Златые горы», остававшаяся на экране до 13 мая. Следом, с 14 по 26 мая, шел фильм «Снайпер» (222).

«В кино-театре «Октябрь» только недавно начало работать звуковое кино, — отмечал рецензент в «РП» от 18 мая.— Первой была показана звуко-фильма «Златые горы», которая, несмотря на свою растянутость, все-таки привлекла большое количество зрителей, тем более, что идеологическое содержание картины вполне приемлемо. Надо отметить и достижения технического порядка, которыми может гордиться наш первый пензенский звуковой кино-театр. Сейчас на звуковом экране демонстрируется вторая фильма — «Снайпер». Название фильмы понятно не только для красноармейца или члена ОСО (223), но и для трудящегося.

«Снайпер» выгодно отличается от «Златых гор» прежде всего тем, что он короче и ярче. Если в первой картине было только несколько ярких мест

_________________________ 267

(сцена с гармонистом (224), сцена на заводе, когда было получено известие о рождении сына у рабочего), то в «Снайпере» таких ярких сцен значительно больше, причем они щедро разбросаны по всей картине... К числу недостатков этой прекрасной фильмы надо отнести только вопросы техники: частые обрывы и недостаточно отчетливые звуки. Надо надеяться, что администрация кино «Октябрь» примет меры к ликвидации этих недостатков».

С 27 мая в «Октябре» шел звуковой фильм «Механический предатель» с участием Игоря Ильинского, а параллельно шла проверка, результаты которой были обнародованы 4 июня.

«Специальная бригада Госкино, обследовавшая состояние звуковой камеры кино «Октябрь», обнаружила ряд больших недочетов. Фото-каскадам необходимый ремонт был произведен НЕБРЕЖНО (все выделения — по оригиналу. — О. С.), найдено сращивание проводов. Эти провода удлинены без спайки, а местами спаяны с кислотой, которая вызывает окись и отрица- тельно влияет на работу фото-каскадов. Монтаж проводки выполнен тоже небрежно (без предохранения проводов от сырости), вследствие чего часть проводки, несмотря на короткий срок, ВЫШЛА ИЗ СТРОЯ... Эти недочеты привели к плохой слышимости и ясности звуковых фильм. Посетителям кино приходилось ЛИБО ЗАТЫКАТЬ УШИ ОТ СВИСТА И ХРИПЕНИЯ, ЛИБО СОВСЕМ ПОКИДАТЬ ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ. Особенно плохо демонстрировалась картина «Механический предатель».

Нельзя не отметить и отсутствие внимания к работе звукового киномеханика Каменцева. Невнимательность с его стороны, «регулирование» во время хода картин искажала звуковое оформление...

Наше предложение — ЗАКРЫТЬ ВРЕМЕННО ЗВУКОВОЕ КИНО И ПРОИЗВЕСТИ СООТВЕТСТВУЮЩИЙ РЕМОНТ».

Автор этой (и многих предшествующих) заметки Т. Сазонов, член редколлегии «Рабочей Пензы», «тактично» не упоминал, кто именно курировал оборудование «Октября», настаивал на сроках, невзирая на качество, заменял специалистов на партийцев. Виноватым оказался киномеханик, вынужденный постоянно регулировать «ударно» собранную аппаратуру. К счастью, новой обличительной кампании в прессе не последовало. «Октябрь» буднично объявил, что «в целях устранений имеющихся дефектов» временно, с 5 по 15 июня, переходит на демонстрацию немых фильмов, а с 15 июня возобновит звуковые.

Однако «немым» репертуар «Октября» оставался и в июне, и в июле, и в августе. Причины были достаточно вескими: собственными силами Пенза ликвидировать неисправности не могла, а присланные краевым отделением «Союзкино» из Самары сначала один, потом другой механики «оказались не специалистами, и не только не исправили, а ухудшили звуковую киноаппаратуру»(«РП» № 183 от 8 августа). В результате Пензенский кинокомбинат, подав на крайотделение «Союзкино» жалобу в крайисполком, заключил в конце августа договор на переоборудование «Октября» с «Роскино».

_________________________ 268

О работе московских наладчиков в газетах не публиковалось ни слова, но 12 сентября работа звукового кино возобновилась показом фильма «Мертвый дом» по Достоевскому. Ни одна из последующих рецензий на звуковые фильмы не содержала нареканий на качество звука.

А было этих фильмов пока немного: показывавшиеся на детских утренниках «Зимние игры», «Песнь о Казакстане», драмы «Для вас найдется работа», «Одна», «Дела и люди», «15-й парад 1 Мая 1932 года», «Кармелюк». Как отмечалось, звуковое оборудование «Октября» иногда простаивало из-за несвоевременного подвоза фильмов. Например, с середины декабря ожидался звуковой фильм «Процесс промпартии», вышедшийна экран только 29 декабря.

3-5 марта 1933 г. в «Октябре» шел звуковой художественный фильм «Встречный». Лучшее, что было создано советским звуковым кино на старте, уже было на подступах к пензенскому экрану: «Окраина» Б. Барнета, «Путевка в жизнь» (225) Н. Экка, «Томми» Я. Протазанова.

Так звуковое кино обрело в Пензе локальные права гражданства. Остальные киноточки Пензы оставались пока немыми, в ожидании своей нескорой очереди.

И демонстрацию фильмов в них по-прежнему сопровождала музыка.

_________________________ 269

 

Читать далее
Подняться к началу

Прим.

 

Примечания:

214 В Японии, например, были профессиональные комментаторы кинофильмов — бенси (бенши). Существовала подобная практика и в Европе.

215 Показывало «The Royal Vio» и «поющие картины», например, «Биарриц» в исполнении Карузо.

216 Разработка таких устройств велась с конца XIX века, начиная с кинефонографа Эдисона-Диксона (1889 г.).

217 Описание одного из «поющих аппаратов» такого типа, выпускаемого фирмой Жоржа Манделя в 1907 г., приводится в воспоминаниях А. А. Ханжонкова «Первые годы русской кинематографии»:

«Изобретение это заключалось в соединении гибким валом оси обтюратора киноаппарата с осью диска граммофона. Особый циферблат показывал одной стрелкой скорость движения киноаппарата, а другой — граммофона. Механику оставалось лишь следить за синхронизацией между изображением и звуком».

218 Под псевдонимом Фис-Дис выступали музыкальные эксцентрики Кочановские: Франц Иванович (Дис) и его жена Мария Ивановна (Фис). На самом деле озвучение картин, снятых студией Патэ, происходило «вживую», за экраном — ведь публике артисты не показывались. Кстати, в январе 1923 г. в «Те-Ма» («Олимп») вновь прошли выступления «популярных европейских эксцентриков юмористов Фис-Дис, артистов экрана фирмы братьев Пате в Париже». Неизменным руководителем дуэта был Ф. И. Кочановский, работавший после революции с другими партнерами.

219 Наглядное описание процесса кинодекламации приводится в «ТП» № 210 от 12 сентября 1928 г.:

«Сейчас в Пензе находится актер Дальский, демонстрирующий «говорящее» кино... Дальский становится за экраном и читает роли действующих лиц, меняя интонацию и звук голоса в соответствии с характером и личностью каждого из них. Артист сумел так удачно скомбинировать свое исполнение с тем, что показывается на экране, что можно подумать, что говорят именно движущиеся фигуры».

220 Несовершенные кино-фоноустановки постепенно сошли со сцены; даже кинетофон Эдисона (см. «Далекие и близкие») большого распространения не получил (и в Пензу не попал). В мире велись разработки способов соединения киноизображения и фонограммы на одной пленке, подобных изобретенным А. Виксцемским (1889 г.), И. Поляковым (1900 г.) и Ю. Лоостом (1906 г.); эти работы были прерваны первой мировой войной и возобновлены уже в 20-е гг.

221 Первые звуковые фильмы, в которых пленка была носителем и изображения, и фонограммы, вышли в США, Англии, Франции, Швеции и Германии практически одновременно — в 1929 г. В Москве еще осенью 1926 г. демонстрировалась подобная германская система кинозвукозаписи «Три Эргон». Кстати, именно переход к звуковому варианту изменил стандарты скорости демонстрирования кинофильма с 16 кадров в секунду (немое кино) до 24 к/сек.

222 Картина «Златые горы» была поставлена С. Юткевичем в 1931 г. в немом варианте и затем озвучена; так же был озвучен и фильм С. Тимошенко «Снайпер» (1932 г.). Мастер кинорежиссуры Акира Куросава, к примеру, считал звуковое и музыкальное оформление «Снайпера» одним из лучших образцов в истории мирового кино.

223 Общество содействия обороноспособности СССР; рецензент явно был членом ОСО, поскольку больше всего ему понравилось в картине то, что в ней «ярко показаны задача и возможности снайпера». Поэтому он предлагал горсовету ОСО организовать массовые коллективные посещения «Октября» для всех членов общества.

224 Роль гармониста играл Борис Тенин.

 

225 Интересно, что первый раз (с 5 мая 1933 г.) «Путевка в жизнь» прошла в Пензе без звука, под аккомпанемент трио, и лишь потом появилась в звуковом варианте.

 

 

 

vinietka-10

 

 

 

 

==================================================
Читать далее:
«Форте, маэстро!»
________________________________________
В оглавление.
==================================================

 

 

 

Добавить комментарий


хостинг KOMTET